Поделиться Поделиться

I крестовый поход. Боевые действия.

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Социально-Гуманитарный Факультет

Кафедра теологии

РЕФЕРАТ

Крестовые походы

Выполнил

студент 1 курса теологии,

Кузнецов Ф.А.

Научный руководитель:

Р.Н. Евдокимов.

Москва 2012

Введение

Чёрное и белое, лёд и пламя, Восток и Запад – непримиримые противоположности, столкновение которых приводит, подчас, к удивительным последствиям.

Абсолютно все современные историки убеждены, что так называемые крестовые походы являлись одним из главнейших, если не самым главным явлением периода средних веков. Оно оставило неизгладимый след на цивилизациях обеих участвующих сторон – здесь подразумевается не только огромные человеческие жертвы, не только, зачастую, варварское отношение к культурному и материальному отношению предыдущих времён, но и создание чего-то принципиально нового. Взаимное культурное обогащение, факт которого невозможно проигнорировать. Как писал русский историк-византист конца XIX – нач. XX в. Фёдор Успенский:” Тогда западноевропейцы в первый раз большими массами поднялись со своих мест и, познакомившись с неизвестными им народами и странами, частью усвоили их нравы и учреждения, частью передали им свои понятия и воззрения” [2].

Во все времена основная масса населения имела ложное представление о характере крестовых походов: художественная литература окружила их ореолом романтики и величия, рыцарского духа и отваги. Однако рассказы о галантных рыцарях-крестоносцах изобилуют преувеличениями сверх всякой меры.

С одной стороны, мы не можем закрыть глаза на расправы крестоносцев над беззащитным мусульманским гражданским населением. Как писал французский историк Жозеф Мишо (рубеж XVIII-XIX в.) в своём труде “История крестовых походов”: ”Победоносные христиане оказывались безжалостными; кровь врагов почитали они приношением, угодным Господу. Производя губительные опустошения, они считали себя свободными от всякого упрека, так как сарацины, по их мнению, были не что иное, как «нечистые собаки»; истребляя мечом безоружное население мусульманских городов, они радостно восклицали: «Так были очищены жилища неверных!” [4]. С другой стороны, нельзя забывать о тех поучительных примерах, кои представляли собой многие члены крестоносного воинства. Да, большинство историков отмечает позорную распущенность нравов в среде христианских армий, но в то же время, они приводят примеры духа милосердия, доблести и других благородных чувств, одушевлявших пилигримов под знаменами Креста.

Каковы бы ни были истинные цели христиан, шедших на Иерусалим, несмотря на проявленные крестоносцами доблесть и геройство, коварство и подлость, а также воззвания и посулы римских пап и уверенность в правоте своего дела, христианам так и не удалось освободить Святую Землю.

Что касается цели данной работы, то она заключается в том, чтобы донести до читателя всю палитру противоречий этого вопроса. Автор считает невозможным поставить крестовым походам абсолютно положительную/отрицательную оценку. По его мнению, это сложное, многогранное явление, требующее комплексного подхода, который, возможно, будет реализован в данном реферате.

Автором были выполнены следующие задачи:

А) Варианты понятия “крестовые походы”. Что означает данный термин.

Б) Характер крестовых походов, как церковный, так и светский.

В) Непосредственно краткое, сжатое описание основных событий походов.

Г) Официальная позиция Восточного мира по данному вопросу.

Д) Общие итоги крестовых походов.

В качестве источников информации в данном реферате будут использованы следующие научные труды:

1. “Крестовые походы. Взгляд с Востока. Мусульманская перспектива”. Автором книги является современный историк Кэрол Хилленбранд.

2. “История крестовых походов”, написанная Ф.И. Успенским.

3. “Словарь средневековой культуры” за авторством С.И. Лучицкой.

4. “История крестовых походов” – Г. Мишо.

5. “Большая Советская энциклопедия” — использовано 3е издание под редакцией А.М. Прохорова.

Определение понятия

По мнению автора, прежде чем начать разговор о крестовых походах, необходимо уяснить для читателя, что будет подразумеваться под термином “крестовые походы” в данной работе.

Развёрнутое научное определение можно увидеть в “Словаре средневековой культуры”, написанном современным историком-медиевистом Светланой Лучицкой:”...военно-религиозные экспедиции христиан, предпринимавшиеся с кон. XI в. с целью освобождения Гроба Господня и христианских святынь Палестины в соответствии с папской буллой и под эгидой церковной власти, персонифицированной в лице сопровождающего крестоносцев папского легата”[3].

Другое, весьма короткое и чёткое, по мнению автора работы, определение даёт “большая советская энциклопедия”, определяющая эти походы как “захватнические походы западно-европейских феодалов на Восток в 1096—1270, проходившие под лозунгом освобождения христианских святынь в Палестине из-под власти мусульман”[5].

Характер крестовых походов

Современники Крестовых походов смотрели на них как на волю самого Бога. Они были уверены, что успех этих отдаленных походов содействует Его славе. Реакция на поражения была очевидна – средневековый человек, которому всю сознательную жизнь вдалбливали теократическую модель мира, человек, чьё достаточно скромное представление о природе вещей создавалось в стенах монастырских школ, такой человек искренне не понимал причину побед мусульман.

Так, например, св. Бернар, сокрушаясь о бедственном итоге Крестового похода, за успешный исход которого он проповедовал, удивлялся тому, что Богу угодно было осудить вселенную преждевременно:”Когда погибла вся армия германских крестоносцев с вождем своим, души христианские недоумевали и не дерзали испытывать судьбы Господние, так как эти неисповедимые судьбы подобны безднам, среди которых теряется и приходит в смущение разум человеческий. При известии о пленении в Египте Людовика IX многие крестоносцы перешли в торжествующую религию Мухаммеда, и во многих европейских странах многие поколебались в своей вере” [4].

Простой, малообразованный люд (в числе которого было много и мелких феодалов) искренне верил, что причиной всех неудач является их греховность.

В то же время, власть имущие того времени, короли, крупные феодалы, а порой и сама церковь в лице папы римского, тайно преследовали весьма материальные, корыстные мотивы в виде новых земель, контроля

паломнических и торговых путей или же, если не удастся закрепиться, просто разграбить богатые восточные города и вернуться с этой добычей домой.

Ещё один, на первый взгляд неочевидный фактор – возможность избавиться от политических/династических соперниках. Даже самые могущественные короли, вроде Фридриха Барбароссы, погибали в этих походах, что могло менять обстановку уже в самой Европе.

Что же касается возникновения идеи крестовых походов, то она явилась результатом длительной эволюции средневековых представлений о войне. Отношение христианства к ней было весьма сложным. С точки зрения церкви война оправдана, когда она защищает интересы христианства.

Идея священной войны дала крестовым походам и идеологическое, и морально-религиозное обоснование, весьма характерное для средневекового сознания, противопоставлявшего «верных» и «неверных», «рыцарей Бога» Христа и Антихриста, добро и зло [1].

Предпосылки

На Востоке

К VIIIв. Под властью мусульман оказались Азия и Африка, они утвердились на островах Средиземного моря а также в некоторых областях Западной Европы. Уже в 717г. Ими был осаждён Константинополь (как с моря, так и с суши), город подвергался ожесточённым приступам 7раз. Но Византийский император Лев Исавр (ок. 680741 ) сумел объеденить против магометан большие морские и сухопутные силы и нанес им сокрушительное поражение под Константинополем в 718году. Это была первая победа христиан, надолго приостановившая победоносный напор мусульманского мира и спасшая от порабощения им Переднюю Малую Азию. Помимо этого, в 732году магометане потерпели поражение от Австразийского майордома Карла Мартела в ходе, так называемой, битве при Пуатье, заставившее их надолго отказаться от попыток новых завоеваний в Западной Европе. Несмотря на частные успехи магометан на островах Средиземного моря (Крит и Сицилия), несмотря на опустошения, производимые ими в Италии и Южной Франции, можно сказать, что в IXи Xвв. они уже не представляли такой большой угрозы для Западного мира, как ранее.

Это частью объясняется внутренними явлениями, наблюдаемыми в самом мусульманском мире. Когда ослабел первый религиозный пыл, в магометанской среде начались распри, выразившиеся в политическом дроблении халифата и в религиозном сектаторстве. Мало-помалу образовались три халифата: Багдадский, Египетский (Фатимидский), и Испанский (Омайядский). Багдадский халифат разделился к Xв. на множество отдельных княжений. Пользуясь его раздробленностью,

византийские императоры Никифор Фока (ок. 912—969 ) и Иоанн Цимисхий (ок. 925 — 10 января 976г.) отвоевали у него часть Сирии с городом Антиохией и остров Крит. Египетский халифат действовал отдельно от других и направлял свои силы против Сицилии и Южной Франции. Что же касается испанских арабов, то они также заняты были внутренними войнами и борьбой с вестготами (германское племя, представлявшее собой одну из двух главных ветвей племенного союза готов (второй ветвью были остготы).

Но, в XIвеке магометанство начинает отвоёвывать свои позиции и вновь угрожать Христианскому миру. На Востоке магометане приобрели новых союзников в лице туркменов, живших около Каспийского и Аральского морей. Туркмены, получившие впоследствии имя турок-сельджуков, вторглись в области Багдадского халифата, подчинили себе мелких властителей Ирана и Месопотамии и начали принимать деятельное участие в делах самого халифата, занимая места приближенных советников и администраторов халифа и составляя его военную стражу. Скоро турки-сельджуки перенесли на себя весь интерес истории магометанского мира. Они завоевали почти всю Малую Азию, образовали могущественный султанат со столицей в Иконии и угрожали самому Константинополю. Один из ключевых моментов этого явления произошёл в 1071году, когда султан Альп-Арслан одержал блестящую победу над византийскими войсками при Манцикерте, в Армении, взяв в плен императора Романа Диогена. Это поражение имело значение не для одной Византии, но и для всего христианского мира. Сельджуки теперь имели свободный доступ к Мраморному морю и Босфору, они могли без особенных затруднений осадить Константинополь.

В период с 1070по 1081год сельджуки отняли у египетских Фатимидов (средневековое шиитское (исмаилитское) арабское государство с центром в Каире) Сирию и Палестину (Иерусалим — в 1071—1073годах, Дамаск в 1076году), а к 1081году — всю Малую Азию у византийцев. Никея стала их новой столицей. Затем, уже в 1085 году, турки захватили и Антиохию. Вновь, как и в VIIIвеке, враги были под самыми стенами Константинополя. В то же время европейские провинции империи подвергались (с 1048года) беспрерывным вторжениям печенегов (союз кочевых племён, сложившийся предположительно в VIII—IX веках), которые производили страшные опустошения и разрушения.

Особенно тяжёлым был для империи 1091год: турки готовились атаковать Константинополь с моря, а печенежское войско — с суши. Правившей в то время Византией мператор Алексей Комнин (1056/1057 — 15 авг. 1118 г. ) не мог рассчитывать на успех, ведя борьбу одними лишь своими войсками: его силы были в значительной степени исчерпаны за предшествующие годы в войне с итальянскими норманнами, пытавшимися утвердиться на Балканском полуострове. Так в 1071году, после поражения

при Манцикерте (Манзикерте), Византия утратила большую часть Малой

Азии (пределы современной Турции)Ю лишившись тем самым территории всегда служившей для империи главным резервом живой силы — здесь набирались армии по 120 тысяччеловек и больше.

На Западе

На Западе к концу XI века целый ряд причин создал настроение и обстановку, благоприятные для призыва на борьбу с неверными, с каким обратился туда император Алексей IКомнин в 1094году, что уже само по себе доказывает критическое положение сложившейся ситуации, учитывая раскол христианской церкви 1054года, итогом которого стала взаимная анафема католиков и православных.

То время характеризуется сильным развитием папской власти, глубоким влиянием духовенства (которое часто не отвечало пропагандируемым им же самим идеалам праведности, нестяжания, смирения и.т.д.) и тяжким экономическим и социальным положением народных масс. Всё это создало идеальные условия для развития паломничества — огромные людские массы нищих, бедняков и обездоленных шли в святую землю, в Палестину, ко Гробу Господню, надеясь реализовать себя там.

Утверждение в Палестине турок сделало паломничество христиан в эти земли куда более затруднительным, дорогим и опасным: теперь пилигримам гораздо чаще приходилось становиться жертвами мусульманского фанатизма. Те, кому удавалось вернуться на Родину, рассказы развивали в религиозно настроенных массах западного христианства чувство скорби о печальной участи святых мест и сильное негодование против неверных. Кроме религиозного одушевления, были и другие мотивы, могущественно действовавшие в том же направлении. Утверждение феодального строя создавало в рыцарском классе значительный контингент лиц, не находивших на родине приложения своим силам (например, младшие члены баронских семей) и готовых идти туда, где была надежда найти что-нибудь лучшее — новые земли, несметные богатства, слава в ратных подвигах и.т.д. Тягостные социально-экономические условия увлекали в крестовые походы множество людей из низших слоев общества. Так, в некоторых странах Запада (например, во Франции, которая и давала наибольший контингент крестоносцев) к XIвеку целый ряд стихийных бедствий, вроде эпидемий, наводнений, частых неурожаев сделал положение народных масс ещё более тягостным.

Кроме крупных и мелких феодалов, в Крестовых походах приняли участие также и представители купеческой верхушки многих городов.

Особенно большую роль сыграли купцы итальянских городов Генуи и Венеции, стремившиеся к захвату территорий в Передней Азии, к ликвидации торгового соперничества Византии и к укреплению своей роли

посредников между Востоком и Западом.

После церковного раскола 1054года стремление западной церкви подчинить себе восточную составляло один из главных пунктов в программе папства, желавшего поставить власть римского папы выше всякой иной светской и духовной власти.

Удачными крестовыми походами на Восток католическая церковь рассчитывала также увеличить количество епархий (церковных областей, обязанных уплачивать ей десятину) и повысить таким путем свои доходы. Кроме того, уходившие в поход лица зачастую жертвовали свои сбережения церкви или отдавали под ее покровительство свое имущество.

Клермонский собор

Урбан II( ок.104229 июля1099) , 159-ый папа римский, находившийся в то время у руля католической церкви, не мог оставить без внимания просьбы о помощи из Константинополя, лелея надежду встать во главе движения и, может быть, получить духовную власть на Востоке.

Папа римский освободил имп. Алексея IКомнина от отлучения, лежавшего на нём, как на схизматике, стал принимать его послов, для обсуждения вопроса о взаимопомощи.

В марте 1905 года в Пьяченце по данному вопросу был созван собор. На нём присутствовали и послы от императора Алексея, на которых возложили миссию представить папе картину бедствий на Востоке. Всего в нём участвовали 200 епископов и архиепископов, 4000духовных лиц и 30.000 лиц светского звания. Но ничего существенного так и не было решено.

Великое решение было вынесено в ноябре 1095года на новом соборе, более торжественном и многочисленном, — Клермонском, который проходил в Оверни (Франция). После долгих совещаний о преобразовании духовенства, об установлениях относительно порядка, справедливости и человечности, был поднят вопрос о Святой земле. Совещание, на котором раздалось слово об Иерусалиме, было десятым на соборе. Оно происходило на большой Клермонской площади, целиком забитой народными толпами, где для папы был воздвигнут престол.

Затем начал говорить папа Урбан. Он прекрасно знал, как мыслят его слушатели. Сам был сыном мелкого дворянина из Шампани и перед тем, как попасть в Ватикан, служил в Реймсском соборе и в бургундском аббатстве Клюни. Происхождение Урбана II позволяло ему прекрасно понимать светскую религиозность. В своей речи он представил зрелище наследия Христова в позорном порабощении, Божиих верных сынов — терпящими гонения и преследования, Европу христианскую — под угрозой победоносных варваров. Папа призывал государей и народы послужить Богу Живому. При его словах слышны были общие рыдания, на его призыв к мужеству воинов толпа отозвалась пламенным рвением. Перед

благочестивыми душами в словах папы открывалось Царствие Небесное, которое предстояло завоевывать, а перед честолюбивыми — земные блага и царства Азии. И подобно грому огласил Клермонскую площадь крик, вырвавшийся из сердец несметной толпы: «Этого хочет Бог! Этого хочет Бог!».

Теперь у мирян (и в первую очередь у военной элиты, чьи грехи были наиболее многочисленны и печально известны) появилась возможность совершить духовный подвиг и искупить грехи. Можно сказать, что миряне получили надежду заслужить “спасение”, не отказываясь от присущего им социального положения.

Первый крестовый поход

Подготовка к походу. Состав войск.

Желая как можно тщательней подготовиться к военной кампании, получившей впоследствии название “первого крестового похода”, папа Урбан II оставался во Франции вплоть до 1096года. Он не только сам призывал к военной экспедиции на Восток, но и просил церковных деятелей поддержать идею крестового похода в своих проповедях, а также рассылал письма и посольства и за пределы Франции, приглашая принять участие в крестоносном движении. В агитационных целях Урбан IIпосетил многие провинции во Франции, созвал соборы в городах Руане, Анжере, Type и Ниме; толпы народа следовали за ним, и воинственный энтузиазм охватил всю страну. Епископы всех епархий были заняты освящением крестов, оружия и знамен.

Религиозное рвение и разные привилегии, предоставленные крестоносцам, содействовали увеличению числа пилигримов и воинов. Неожиданно, желание посетить Святые места, а также попутно завоевать и разграбить Восток сделалось основным интересом народных масс. Можно было наблюдать массовую продажу земель по низкой цене, многие земледельцы, купцы и ремесленники оставляли предмет своего заработка и уходили добровольцами в формирующиеся армии. Туда же вливались и казалось бы такие категории общества, которые в любой другой ситуации представить вместе было бы никак невозможно – например, уголовные низы и монашество, так же пополнявшие ряды “войска Христова”. Неудивительно, ведь им отпускались все прегрешения, церковь принимала под свое покровительство и крестоносцев, и их семейства, и имущество, они освобождались от податей и налогов и от преследования своих кредиторов во

все продолжение похода. Нетрудно догадаться, что вскоре под знамёнами церкви оказалась огромнейшая для того времени армия.

По мнению Урбана II , крестоносное войско должно было состоять

лишь из рыцарей и других боеспособных частей. Однако, по мере того как весть о походе на Восток распространялась по Западной Европе, все больше мужчин и женщин из всех социальных слоев населения принимали крест. Выражаясь современным нам языком, можно сказать, что Урбан потерял контроль над кадрами. А это, в частности, привело к возмутительным актам насилия против евреев в северной Франции и в ряде городов близ Рейна в западной Германии (то есть к первым проявлениям тех антисемитских выступлении, которые впоследствии так и сопровождали крестоносное движение). Многие (хотя, конечно, не все) участники этих погромов принадлежали как раз к тем социальным группам, которые Урбан II хотел удержать от присоединения к экспедиции, а именно – к городской и сельской бедноте.

Второй крестовый поход

Предпосылки

Главной ошибкой, сопровождавшей политику христианских властей на Востоке, являлось уничтожение византийского господства в Азии и ослабление греческого элемента, на который естественно нужно было рассчитывать в деле уничтожения мусульман. Её итогом стало новое

усиление мусульман в районе Месопотамии, куда они были вынуждены

отступить после Iкрестового похода.

Один из наиболее сильных мусульманских эмиров, Мосула Имад ад-Дин Занги, начал весьма серьёзно угрожать передовым христианским княжествам. В 1144году он организовал решительное наступление, которое окончилось взятием Эдессы и падением Эдесского княжества.

Такой удар было сложно оставить без внимания: Эдесское княжество

составляло форпост, о который разбивались волны мусульманских набегов, это был оплот, защищавший весь христианский мир.

В то же самое время, другие христианские княжества находились или в стесненном положении, или были заняты вопросами чисто эгоистического характера и поэтому как не могли ни оказать помощи Эдесскому княжеству, ни заменить для христиан его стратегического и символического значения.

Незадолго до этих событий скончался Иерусалимский король Фульк. Его место главы королевства заняла вдова, королева Мелисенда Иерусалимская, опекунша Бодуэна III. Князья, находившиеся в вассальных отношениях с Фульком, категорически отказались подчиняться королеве, тем самым отняв у неё какие бы то ни было шансы для защиты собственных владений — Иерусалим сам находился в опасности и не мог оказать никакой помощи Эдессе. Что касается Антиохии, то князь Раймунд завязал войну с Византией, кончившуюся для него сокрушительным поражением, т.е. с его стороны Эдессе ждать помощи так же не приходилось.

Но при всём этом, в результате ряда причин, возможности поднять новый крестовый поход в Западной Европе не было.

В 1144году римский престол занимал папа римский Евгений III . Казалось бы, его прямым долгом было, пользуясь непререкаемым авторитетом церкви, принять под свою руку дело защиты восточно-азиатских княжеств. Однако к этому времени положение папы, даже в самой Италии, было далеко не властное: межпартийные разборки за римский престол и деятельность Арнольда Брешианского, возглавлявшего новое демократическое течение, боровшееся против участия церкви в светской власти серьёзно пошатнули положение ЕвгенияIII .

Германский король Конрад III также был поставлен в затруднительные обстоятельства борьбой с Вельфами (Вельфы (нем. Welfen) — одна из старейших европейских династий франкского происхождения, представители которой занимали престолы ряда европейских государств, в частности различных германских и итальянских княжеств, а также России и Великобритании).

Учитывая всё это, надеяться, что папа римский либо король Германии примет на себя инициативу нового похода было нельзя.

Королём Франции в тот период был Людовик VII . Будучи “рыцарем в душе”, он чувствовал себя связанным с Востоком и был склонен предпринять крестовый поход. Прежде чем решиться на такой важный шаг, как поход в

Святую землю, он спросил мнения у аббата Сугерия, своего воспитателя и советника, который, не отговаривая короля от доброго намерения, посоветовал принять все меры, чтобы обеспечить должный успех предприятию. Евгений IIIодобрил план короля и поручил святому Бернарду проповедь о крестовом походе, снабдив его воззванием к французскому народу.

В 1146году святой Бернард Клервоский присутствовал на

государственном собрании в Везеле (Бургундия). Он сел рядом с королем Людовиком, надел на него крест и произнес речь, в которой предложил вооружиться на защиту Гроба Господня против неверных. Таким образом с 1146 года вопрос о крестовом походе был решен с точки зрения французов. Южная и средняя Франция выдвинула многочисленную армию, которая была вполне достаточна для того, чтобы дать отпор мусульманам.

Идеи Второго Крестового похода дошли не только до Франции, но и сами собой распространились в Германии, что вызвало волну антисемитских настроений. Бернарду Клервоскому пришлось лично явиться за Рейн, чтобы порицать священнослужителей, которые позволили появиться таким настроениям. Во время своего визита в Германию, накануне 1147года, Конрад IIIприглашает Бернарда на празднование первого дня Нового года. После торжественной мессы Папа Римский произносит речь, которая убеждает германского императора принять участие во Втором Крестовом походе.

Решение Конрада IIIучаствовать во Втором крестовом походе нашло живой отклик среди всего германского народа. С 1147года и в Германии началось такое же одушевленное общее движение, как и во Франции.

Ход боевых действий

Во главе со своим королём Франция смогла выставить значительные силы. Как сам король Людовик VII , так и феодальные французские князья выказали много сочувствия делу Второго крестового похода. Численность отряда достигала около 70 тысяччеловек.

Его главной задачей было ослабление муссульского эмира Занги и возвращение города Эдессы. По оценкам историков, одной лишь французской армии, состоявшей из хорошо обученных и вооружённых воинов, было бы вполне достаточно (особенно если учесть, что по мере продвижения, оно увеличилось почти вдвое, благодаря вливавшимся добровольцам). Но, под давлением союзной германской армии, это ополчение было вынужденно выдвинуться более длинным и опасным путём, чем если бы оно действовало водиночку.

Сицилийский король Рожер IIи французский король находились в дружественных отношениях. Вследствие этого, для французского короля было разумнее избрать путь через Италию, откуда он мог бы, воспользовавшись норманнским флотом и флотом торговых городов, удобно и скоро прибыть в Сирию. Кроме того, путь через южную Италию имел за собой ещё то преимущество, что к ополчению мог присоединиться и сицилийский король.

Когда поднялся вопрос о пути и средствах движения, германский король предложил избрать тот путь, которым шли и первые германские крестоносцы, — на Венгрию, Болгарию, Сербию, Фракию и Македонию.

Германцы настаивали на том, чтобы и французский король двинулся этим путем, мотивируя свое предложение тем, что лучше избегать разделения сил, что движение через владения союзного государя вполне обеспечено от всякого рода случайностей и неожиданностей и что с византийским царем начаты по этому вопросу переговоры, в благоприятном результате которых Конрад не сомневался.

Летом 1147года крестоносцы двинулись через Венгрию: Конрад IIIшёл впереди, месяцем позже шёл за ним Людовик.

Рожер IIСицилийский, ранее не заявлявший желания участвовать во Втором крестовом походе, но который однако не мог оставаться равнодушным к его исходу, потребовал от Людовика исполнения заключенного между ними договора — двигаться путём через Италию. После долгих колебаний, Людовик выбрал точку зрения Германского короля.

Рожер IIпонял, что если он теперь не примет участия в походе, то положение его станет изолированным. Он снарядил корабли, вооружился, но не для того, чтобы оказать помощь общему движению. Он начал действовать сообразно норманнской политике относительно Востока: сицилийский флот стал грабить острова и приморские земли, принадлежащие Византии, берега Иллирии, Далмации и южной Греции. Опустошая византийские владения, сицилийский король завладел островом Корфу и, дабы с успехом продолжать свои морские операции против Византии, заключил союз с африканскими мусульманами.

Византийский император Мануил IКомнин боялся, что Конраду IIIне удастся обуздать своё буйное и непокорное войско, способное грабежом и насилием вызвать беспорядки в столице империи. Поэтому Мануил старался отстранить крестоносное войско подальше от Константинополя и советовал Конраду переправиться на азиатский берег Галлиполи.

Но надежды Мануила не оправдались: уже в сентябре 1147года у стен Константинополя стояли раздраженные германцы, предававшие все грабежу, через две-три недели нужно было ожидать прибытия французских крестоносцев, которые также не отличались любезностью. В то же время до византийского царя доходили известия о взятии Корфу, о нападениях норманнского короля на приморские византийские владения, о союзе Рожера IIс египетскими мусульманами.

В итоге от был вынужден заключить союз с турками-сельджуками, который имел целью обезопасить империю и пригрозить латинянам на

случай, если бы последние вздумали угрожать Константинополю. Оберегая свои личные интересы, Мануил умывал руки, предоставляя крестоносцам действовать собственными силами и средствами.

Таким образом против крестового ополчения составилось два христианско-мусульманских союза: один — прямо враждебный крестоносному ополчению — союз Рожера II с египетским султаном, другой — союз византийского царя с иконийским султаном — был не в интересах

крестового похода.

Германская армия была вскоре перевезена через Босфор. Крестоносцы дали себе первый отдых в Никее, где пятнадцатитысячный отряд отделился от немецкого ополчения и на собственный страх направился приморским путем к Палестине. Конрад с остальным войском избрал тот путь, которого держалось первое крестоносное ополчение, — через Дорилей, Иконий и Гераклею.

Уже первая битва, произошедшая в Каппадокии, близ Дорилея 26 октября 1147 года, немецкое войско, застигнутое врасплох, было разбито наголову. Весьма немногие вернулись с королем в Никею, где Конрад стал поджидать французов.

В это же время Людовик VIIприближался к Константинополю. Чтобы поскорее отделаться от них, царь Мануил употребил хитрость. Между французами был пущен слух, что немцы, переправившиеся в Азию, быстро подвигаются вперед, шаг за шагом одерживают блистательные победы. После этого французы требовали переправить их поскорее через Босфор. Здесь уже, на Азиатском берегу, они узнали об участи немецкого войска. В Никее Людовик и Конрад решили продолжать путь вместе, в верном союзе.

Так как путь от Никеи до Дорилея был покрыт трупами, оба короля желали избавить войско от тяжелого зрелища и потому отправились обходным путем, на Адрамитий, Пергам и Смирну. Путь этот был чрезвычайно трудный, замедлявший движение войска. Турецкие наездники держали в постоянном напряжении крестоносную армию, замедляли путь, грабили, отбивали людей и обозы. Кроме того, недостаток съестных припасов и фуража заставил Людовика бросить массу вьючных животных и багажа. Французский король, не предвидя всех этих затруднений, взял с собой многочисленную свиту, в числе которой была и его супруга Элеонора. Крестоносное ополчение двигалось очень медленно, теряя на своем пути массу людей, вьючного скота и багажа.

Провал похода

В начале 1148года оба короля прибыли в Эфес с жалкими остатками своего войска. В Эфесе короли получили от византийского императора письмо, в котором последний приглашал их в Константинополь отдохнуть. Конрад отправился туда мореи, а Людовик, добравшись до приморского города Анталии, выпросил у византийского правительства кораблей и с остатками войска в марте 1148года прибыл в Антиохию. В итоге громадные армии королей растаяли под ударами мусульман. Короли, — французский и немецкий, соединившиеся для одной цели, скоро разошлись и стали преследовать противоположные задачи.

Раймунд Антиохийский принял французов очень радушно. Вскоре стало известно, Элеонора вступила в связь с Раймундом. Само собою разумеется, Людовик чувствовал себя оскорблённым, униженным, он

потерял энергию, воодушевление и охоту вести начатое дело.

Пребывание Конрада IIIв Константинополе в зиму 1147/48годов сопровождалось охлаждением отношений между ним и византийским императором. Весной 1148года Конрад отправился из Константинополя в Малую Азию прямо в Иерусалим. Как для Раймунда, так и для Людовика было в высшей степени неприятно известие, что Конрад оставил задачи крестового похода и предался интересам Иерусалимского королевства.

Балдуин III , король Иерусалима, побудил Конрада стать во главе 50-тысячного Иерусалимского войска и предпринять поход против Дамаска. Это была ошибка.

Поход этот закончился весьма печально. В Дамаске, правда, находилась довольно грозная сила, но весь центр тяжести мусульманского Востока, вся сила и опасность для христиан сосредоточивалась в это время не в Дамаске, а в Мосуле, во главе с Нур ад-Дин Махмудом, сыном умершего Занги.

Наступление германского короля привело к образованию анти-христианской коалиции: Дамаск заключил союз с Нур ад-Дином.

После кровопролитной и изматывающей осады, и узнав о приближении Нур ад-Дина, Конрад и Балдуин IIIбыли вынуждены снять осаду Дамаска

Энергия и рыцарский энтузиазм Конрада вскоре ослабли, и он решил вернуться на родину. Осенью 1148года на византийских кораблях он прибыл в Константинополь, а оттуда в начале 1149года возвратился в Германию, не сделав, в сущности, ничего для дела христиан на Востоке, а, напротив, обесславив себя и немецкую нацию.

В начале 1149годаЛюдовикVIIна норманнских кораблях переправился в южную Италию, где имел свидание с норманнским королем и осенью 1149года прибыл во Францию.

Третий крестовый поход

Подготовка к походу

Вести о захвате Иерусалима дошли на Запад не сразу, до 1188года никакой реакции в стане христиан не наблюдается. Первой об этом узнали в Италии. Мириться с такой потерей папа римский не мог. Поэтому невзирая ни на какие затруднения и препятствия, папа поддержал идею нового крестового похода.

Дабы привлечь как можно большее количество воинов из всех сословий, он сделал распоряжение о прекращении внутренних войн, рыцарям облегчена была продажа ленов, отсрочено взыскание долгов, объявлено, что всякое содействие освобождению христианского Востока будет сопровождаться отпущением грехов.

В нем принимали участие три коронованные особы — император германский Фридрих IБарбаросса, французский король Филипп IIАвгуст и английский — Ричард Львиное Сердце.

Введённый в Англии и Франции налог под названием “Саладинова десятина”, распространявшийся в том числе и на духовенство, к удивление был довольно успешно собран и дал значительные средства для похода.

Выступление в поход

В 1190году короли выступили в поход.

← Предыдущая страница | Следующая страница →