Поделиться Поделиться

Йа! Шуб-Ниггурат! Йа! Ньярлатхотеп! Йа! Хастур!

ПРЯДЬ ОДИННАДЦАТАЯ

О ВЕЛИКОМ ТРОКЕ И СУМРАЧНОЙ ДОЛИНЕ ПНОТ

Ужасные и зловещие, легендарные вершины Трока высятся в мрачном колодце бессолнечной вечной Бездны, вздымаясь выше, чем дано постичь человеку, стоя на страже ужасных долин, где ползают и роют свои норы отвратительные дхолы.

В этих мрачных гранитных глыбах в краю вечных Сумерек никто не живет. В более же низких пределах Трока пляшут языки мертвого огня и разверзается Черная Бездна.

У подножия трока раскинулась проклятая долина Пнот. Там ползают и роют норы исполинские дхолы, но никому из людей не доводилось их видеть. О них известно лишь по невнятным легендам: об их присутствии можно догадаться лишь по шелесту, который они издают, двигаясь между холмов костей, да по липкому прикосновению, когда они проползают мимо.

Долина Пнот это безбрежное море костей и костяных холмов и это то самое место, куда все упыри явного мира сбрасывают объедки своих пиршеств. Там также никто не живет, кроме отвратительных дхолов.

ПРЯДЬ ДВЕНАДЦАТАЯ

О ПОДЗЕМНЫХ СКЛЕПАХ ЗИНА

Между долиной Пнота и предгорьями древнего Трока находятся подземные заповедные Склепы Зина, где обитают мерзкие гхасты. Это твари, размером с жеребёнка, они копаются в земле и прыгают по кенгуриному в серых сумерках. Их морда имеет странное сходство с человеческим лицом, несмотря на отсутствие носа и лба, и это тем более отвратительно. И никто не осмеливается проникать в Подземелья Зина, кроме дхолов из долины Пнот, которые охотятся здесь на гхастов.

ПРЯДЬ ТРИНАДЦАТАЯ

О СУМЕРЕЧНОЙ СТРАНЕ ИНКВАНОК

Инкванок — это холодная сумрачная страна, находящаяся за морями, и, как говорят, этот край лежит неподалёку от хмурого Лэнга, смутные тени которого тревожат малодушных по ночам. И жители Инкванока несут на себе ту самую Печать Древнего Лика, хотя все они предпочитают молчать о том, что находится за северными границами их страны.

Сам же Инкванок знаменит своими ониксовыми каменоломнями, коих множество, ибо весь город Инкванок выстроен из оникса, и огромные отполированные ониксовые блоки продаются на базарах этого города. Удивительное зрелище являет город Инкванок, высящийся над своими стенами и причалами, весь из черного камня, с фантастическими узорами и резными окладами из золота. Дома здесь высокие и со множеством окон. Иные дома увенчаны крутобокими куполами, заостряющимися наверху конусом, иные представляют собой уступчатые пирамиды, где теснятся минареты самых причудливых и невообразимых форм.

Городские стены низкие, со множеством ворот, под громадными арками, увенчанными изображением Неведомого Бога. Изукрашенные золотыми узорами дома, резные балконы и хрустальные окна — всё сверкает хмурой и безукоризненной красотой. То и дело на пути попадаются небольшие площади с черными колонадами и изваяниями диковинных тварей.

Виды открывающихся улиц зловещи и прекрасны, но ничто не может сравниться по красоте с исполинским Храмом Старцев. Храм располагается посреди обнесённого стеной сада на огромной круглой площади, от которой лучами, точно спицы колеса, расходятся улицы. В центре высится шестнадцатигранная башня с островерхой колокольней и она несравненно больше всех соседних построек. С регулярными интервалами над ониксовым городом плывёт рокот старинного колокола.

И время от времени расставленные на парапете вокруг высокого купола Храма треножники взрываются огненными языками, ибо жрецы и обитатели этого города были посвящены в древнейшие таинства и вечно хранят ритмы Древних Богов, что записаны в свитках, кои древнее рукописей Пнакта.

И когда большой колокол в Храме громогласно возносит над городом свой гулкий зов, все песни и шум замолкают и люди, склонив головы, остаются в безмолвии, пока не стихнет последнее эхо. Ибо в сумеречном городе все испытывают некий чудесный страх и трепет и боятся нарушить местные суровые Ритуалы, дабы не стать жертвой Гнева Богов.

На Севере, за пределами Инкванока находится безжизненная пустыня, испещренная ониксовыми каменоломнями. Там, как граница, высится громадная гряда, у подножия которой вырыт циклопический овраг, уводящий, кажется, в саму Бездну. Здесь, очевидно, были вырублены блоки для нечестивой Башни Кадафи — проклятого Монастыря, где одинокий Жрец в Жёлтой Маске возносит молитвы Древним Богам.

В этих пограничных областях у Потаённого Лэнга обитают легендарные Птицы Шантак. Это крылатые жужжащие твари размером более слона с головами, похожими на лошадиные. Крылья их перепончатые и полны хладом и смрадным зловонием Бездн. И вместо перьев у них скользкая чешуя. Клёкот же их подобен скрежету толчёного стекла.


ПРЯДЬ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ЧАСОВЫЕ ГРАНИЦЫ

На горной гряде, у самых границ Потаённого Лэнга, присели полукругом, точно волки и упыри, гигантские безмолвные Часовые. Здесь, на этой Вершине Мира они стали вечными сторожами тайн Севера. Они сидят полукругом, эти собакоподобные горы, превратившиеся в чудовищные изваяния Дозорных и угрожающе поднявшие десницы над всем человечеством. И в мерцающем свечении набрякших облаков их каменные двойные головы как будто чуть-чуть покачиваются.

Эти гигантские горгульи были некогда каменным хребтом, пока чья-то титаническая рука не вырезала в девственных скалах эти ужасные изваяния. Гигантские часовые, чьи ноги впечатались в песок, а митры пронзили сияющие облака, восседают пугающим полукругом, зловещие, похожие на двуглавых волков с мордами, искажёнными яростью и с поднятыми правыми руками, они мрачно и злобно взирают на окоём человеческого мира на границе тайн Севера.

ПРЯДЬ ПЯТНАДЦАТАЯ

О ПОТАЁННОМ ЛЭГНЕ

В бесплотной пустыне, далеко на севере за хребтом часовых, раскинул свои пределы потаённый Лэнг. Ещё издали виднеются тусклые костры и разбросанные в беспорядке каменные хижины без окон. Из этих хижин и деревень доносится пронзительное пение рожков и тошнотворный грохот барабанов, а вокруг костров, точно призраки, пляшут черные фигуры. Плясуны неуклюже и медленно подпрыгивают, непристойно извиваясь и изгибаясь.

Жители Лэнга не носят одежды, они покрыты густой шерстью, хвостаты, копытны и имеют широкие пасти. И они кружатся в своих адских плясках посреди позабытых городов.

Летописи Лэнга рассказывают о сражениях с алыми пауками из соседних долин и о древнем городе Саркомонде, чьи рутины обветрились и выветрились за миллионы лет до появления на Земле первого человека.

← Предыдущая страница | Следующая страница →