Поделиться Поделиться

Частная собственность на спектр

Прежде всего, это модель частной собственности на спектр. В ее рамках предлагается отказ от государственного лицензирования использования радиопередающих устройств. Взамен государство специфицирует права на вещания по определенным параметрам (время, частота, мощность) и распределяет их тем или иным образом, например, путем аукциона или передачи уже существующим владельцам лицензий. При этом, создаваемые права будут делимыми (divisible) и получат возможность обращения на вторичном рынке (tradable, marketable).

Эта модель позволяет решить перечисленные проблемы из второй группы, но не предполагает ликвидацию основного источника проблем - естественно-монопольной модели регулирования радиоизлучений. Ее реализация принесла бы определенную пользу и для решения некоторых специфических российских задач.

  • При появлении у спектра рыночной стоимости военные, которым в России принадлежит 95% спектра, стали бы заинтересованы в продаже части «своих» частот или были бы вынуждены платить за получение лицензий на акционе;
  • Стала бы менее острой проблема свободы слова – вместо борьбы за контроль над обладателями лицензии появится возможность купить на свободном рынке еще одну лицензию.

Достоинства этой модели ведут к растущему ее принятию различными странами. Системы близкие к частной собственности были созданы в Новой Зеландии, Гватемале Сальвадоре.

В тех случаях, когда государство не готово отказаться от права распределения спектра в пользу системы свободно обращающихся прав, ряд стран пошли по пути развитие вторичного рынка, предполагающего в т.ч. дезагрегирование лицензий. Так, начиная с 1996 года США ввели меры, направленные, с одной стороны, на разделение и дезагрегирование лицензий, а с другой, на развитие лизинга радиочастотного спектра. Первый вид мер означает, что владельцы лицензий могут их делить по частотам, а также географически. Правда, данная практика касается не всех частот, и только 0,1% выданных лицензий допускает проведение процедур разделения и дезагрегации.

Среди возможных причин столь малой распространенности этого способа передачи лицензий можно назвать то, что данную практику отчасти заменяет лизинг радиочастотного спектра. Другой причиной являются достаточно высокие бюрократические издержки, когда процесс получение разрешения на передачу прав занимает не менее 3 месяцев. Для дальнейшего развития рынка производится смягчение технических требований до минимальных ограничений на излучение, а также постепенное снятие общественных обязательств по использованию спектра, что делает передачу прав более вероятной. Длительный срок действия «аукционных» лицензий (10 лет) и возможность их продления по сути дела приближает их к правам собственности (пятый вариант из перечисленных выше), введению которых препятствует прямой запрет в Телекоммуникационном акте 1934 г.

Законодательство Канады также позволяет дезагрегирование и передачу контроля по заявительному принципу. Условием передачи прав на лицензию является параллельная передача вытекающих из оригинальной лицензии условий. Срок действия лицензии также составляет десять лет с очень высокой вероятностью продления на такой же срок. Подобный подход характерен также для Австралии и Новой Зеландии.

Законодательство стран Европы также позволяет осуществлять передачу прав при отсутствии «изменения использования» (change of use). При этом, сам термин «изменение использования» не определен, что позволяет осуществлять вторичную передачу прав в широких пределах, ограниченных толкованием данного термина и исполнением требований норм антимонопольного законодательства.

Таким образом, можно констатировать значительное сближение существующей практики с фактической частной собственностью на радиочастотный спектр: «удлинение» лицензий, возможность их передачи и дезагрегирования.

Открытый (нелицензируемый спектр)

Кроме того, растущую поддержку со стороны теоретиков и регуляторов получает модель «открытого (нелицензируемого) спектра» («open spectrum»), другими словами, системы, в рамках которой любой гражданин имеет право свободно использовать принадлежащее ему радиопередающее оборудование.

В основе концепции открытого спектра лежит признание физического факта – конкурирующие сигнала не «портят» и не «повреждают» друг друга, а смешиваются в принимающем устройстве. В этой ситуации реальным дефицитным фактором является не спектр, а возможности принимающих устройств, которые не всегда могут идентифицировать искомый сигнал. Соответственно, решение - не во введении прав на спектр, а в полной реализации прав на приемо-передающие устройства, что и позволит создать должные стимулы для инвестирования в них и, следовательно, их развитие.

В отличие от предыдущей модели, этот подход решает проблемы не только второй группы, но и первой, реализуя в сфере радиопередач принцип свободной конкуренции. В то же время, как и в любой другой сфере, неограниченная конкуренция вызывает ряд (отчасти обоснованных) опасений.

  • Опасение обесценивания существующей аппаратуры и технологий, которые приспособлены для действия в рамках традиционной парадигмы регулирования (stranded cost problem). Ведь, действительно, появления рынка нередко связано с процессом «созидательного разрушения», которое нередко воспринимается как просто разрушение.
  • Опасение невозможности выделить необходимый сигнал среди заглушающих конкурирующих сигналов при предположении фиксированной частоты приема-передачи. Здесь факт же состоит в том, что наиболее вероятно, что вещание перестанет быть узкополосным – сигнал будет ловиться не «на определенной частоте», а просто слушаться «по радио». Кроме того, одновременное вещание на одной частоте оставляет широкие возможности для принимающих устройств отличать отдельные сигналы – ведь наряду с такой характеристикой сигнала как частота, имеют значения и время, направление, интенсивность, поляризация. (См. Приложение. Перспективные технологии связи).

Результат свободной конкуренции в области радиовещания, как и в любой другой области, в принципе невозможно предугадать. Однако существующий опыт и развитый экономико-теоретический анализ процессов конкуренции позволяет сказать, что конкуренция пойдет по одной из предложенных ниже схем, либо их сочетанию.

Схема 1. «Война».

Рынок, как и сейчас, в основном продолжает пользоваться узкополосными технологиями вещания, но появляются новые игроки. Хотя некоторые из них могут вещать не мешая существующим вещателям (напоминает занятие неиспользованных частот), другие пытаются перекрыть их сигнал своим. Для этого им потребуется более мощный передатчик, который может окупиться либо благодаря особой субъективной важности для вещателя донести свою информацию, либо благодаря особому качеству программ, которое принесет расположение аудитории и рекламодателей. В случае, если государство сразу установит ограничения на мощность, то эта схема конкуренции потеряет немалую часть своей значимости и конкуренция пойдет по схеме «Этикет».

Схема 2. «Сговор».

Рынок как и сейчас в основном продолжает пользоваться узкополосными технологиями вещания. При этом, существующие игроки договариваются о недопущение на рынок новых. Договор может предусматривать частоты вещания участников, мощность их передатчиков, время вещания и другие параметры. Таким образом, участники сговора в определенной степени стандартизуют товар - появляется некоторое количество стандартных кусков товара: те самые параметры, по которым спектр делится между собой.

Компания, которая захочет действовать войти на рынок вопреки действиям такого картеля будет иметь несколько возможностей.

Во-первых, она может выпускать нестандартный сигнал ("товар"). Например, сигнал с "метками" о своем авторстве, что позволит сигналу не затеряться даже на фоне мощных передатчиков. Как и дифференциация на любом другом рынке, эта стратегия требует некоторых издержек, которые окупятся, если тем или иным образом будут покрыты потребителем.

Во-вторых, может начаться локальная «ценовая война», когда новая компании начинает глушить сигнал одного из членов картеля своим сигналом. Здесь можно представить четыре возможных исхода: победа "нарушителя, победа "жертвы", договор "жертвы" (и картеля в целом) с "нарушителем" о переделе, сосуществование "нарушителя" и "жертвы" при попутном совершенствовании аппаратуры по распознаванию сигналов (модификация варианта дифференициации).

Вполне очевидно, что возможность реализации этой схемы зависит от способности и готовности участников картеля накладывать санкции на его нарушителей.

Схема 3. «Этикет».

Преобладают широкополосные технологии передачи информации. Участники рынка и производители устройств вырабатывают неформализованный этикет вещания, предусматривающий взаимодействия устройств. Например, устанавливается время, после которого новый вещатель может использоваться для передачи частоту после прекращение предыдущей передачи. В силу особенностей развития технологии на данном этапе (преобладание широкополосных подходов) наиболее вероятна реализация именно этой схемы.

«Третий путь»

Кроме «частной собственности» и «открытого спектра» возможен и вариант «третьего пути», т.е. сосуществования двух систем.

На сегодня мировая практика предлагает несколько способов обеспечения такого сосуществования.

Во-первых, сосуществование лицензируемых и нелицензируемых диапазонов частот (unlicensed, open spectrum). В общемировой таблице распределения радиочастот диапазоны 2400–2483,5 МГц и 5725–5875 МГц отведены для использования "высокочастотными установками, предназначенными для промышленных, научных и медицинских целей" (Industrial, Scientific, Medical – ISM). Эти установки были выделены по тому признаку, что все они создают маломощный широкополосный сигнал. Позже, когда началось развитие широкополосных систем передачи данных, производители устройств связи быстро освоили ISM-диапазоны и, в частности, стали выпускать для них оборудование стандарта 802.11 (RadioEthernet), предназначенного для организации беспроводных коммуникаций на ограниченной территории в режиме локальной сети. Таким образом сложилась практика, в соответствии с которой WLAN работают именно в диапазонах 2,4 и 5 ГГц.

Во многих странах использование ISM-диапазонов широкополосными средствами связи официально является безлицензионным, но при этом на устройства накладывается ограничение по мощности излучения (так, в США она может быть не больше 1 Вт, в Западной Европе – не больше 100 мВт). Благодаря этому сети, даже если они находятся рядом, не мешают (или почти не мешают) друг другу. Отсутствие необходимости получать разрешение на частоты существенно упростило процесс развертывания сетей, и в результате WLAN получили на Западе широчайшее распространение.

В России полностью безлицензионного использования радиодиапазонов до самого недавнего времени не было вообще. Но в марте 2003 года ГКРЧ (Государственная комиссия по радиочастотам) разрешила его для аппаратуры, поддерживающей стандарт Bluetooth (она также работает в диапазоне 2,4 ГГц), с максимальной мощностью 2,5 мВт – расстояние между устройствами при этом не может превышать 10 м. Более мощная аппаратура этого же стандарта (на которую разрешение не распространяется) позволяет связываться на расстояниях до 30 м.

Для внутриофисных сетей в полосе частот 2400–2483,5 МГц ГКРЧ весной 2002 года ввела упрощенную процедуру регистрации. Эта процедура не предусматривает ни проверку электромагнитной совместимости сети, ни согласование частот в Министерстве обороны. Разрешения на использование частот выдаются непосредственно ГРЧС, благодаря чему срок рассмотрения заявок сократился до 30 дней. (Ранее ГКРЧ отменила и оформление по каждой заявке частного разрешения на работу в данном диапазоне.)

Внутриофисные сети, лицензируемые в упрощенном порядке, должны отвечать техническим требованиям, при выполнении которых они не будут создавать помех за пределами здания офиса. Владельцы сетей не могут предъявлять претензий по поводу помех от другого радиооборудования, работающего в том же диапазоне, и должны решать эту проблему своими силами. Применение такой схемы сделало возможным строительство WLAN в тех городах, где частотный ресурс был полностью исчерпан и разрешения поэтому не выдавались.

Во-вторых, разрешение вещания нелицензируемых передатчиков в лицензируемых диапазонах при условии того, что они не будут мешать деятельности существующих устройств (underlay, overlay), например, если интенсивность из сигнала на отдельных частотах не превышает интенсивности «белого шума». Именно так регулируется в США нелицензированное использование устройств, излучающих в диапазоне от 3 до 10 GHz.

Таким образом, в рамках этой схемы новые «умные» устройства не только распознают сигналы друг друга в условиях отсутствия законодательной защиты от помехового взаимодействия, но и остаются невидимыми для «не-умных» устройств, для которых их сигналы фактически не существуют.

В-третьих, организация частных «свободных радио-зон», предполагающая продажу владельцем лицензии прав на свободное вещание в рамках своего диапазона.

В-четвертых, оппортунистическое вещание, когда передающие устройства находят временно неиспользуемые владельцами лицензий диапазоны и используют их для вещания.

Похожие статьи