Поделиться Поделиться

Формирование представлений об информационном обществе

Выше уже отмечалось, что переход к информационному обществу представляет собой достаточно сложный и многогранный процесс, развитие которого тесным образом связано с определенной перестройкой общественного сознания. В России такая перестройка началась существенно позднее, чем в передовых странах Запада. И причина здесь кроется не столько в технологическом отставании России, сколько в гуманитарной сфере.

Подобно тому, как наша марксистко-ленинская идеология длительное время игнорировала успехи развития кибернетики, называя ее «лженаукой» и «наукой мракобесов, поставленной на службу реакции», точно также эта идеология не воспринимала и концептуальные идеи глобальной информатизации и формирования информационного общества, которые появились на Западе в конце 70-х и начале 80-х годов XX века.

Концепция построения информационного общества также была объявлена антинаучной и в нашей стране в тот период времени не только не разрабатывалась, но и решительно пресекалась. Идеологическая близорукость отечественной философии обернулась для России 5—7 годами потерянного времени в период начального развития процесса глобальной информатизации общества и научного осмысления закономерностей и возможных последствий этого развития.

Однако публикация на Западе работ Э. Тоффлера, И. Масуды, Кинга, Дж. Мартина, Д. Лайона [78], в которых рассматривались социально-экономические аспекты информатизации общества и выдвигалась концепция формирования новой, информационной цивилизации, которая должна прийти на смену индустриальному обществу, не прошла для российской науки бесследно. И уже в конце 80-х годов в нашей стране также начали появляться научные публикации по важнейшим философским и социально-экономическим проблемам информатизации общества. Этим мы обязаны, в первую очередь, профессорам А.И. Ракитову, А.П. Ершову и А.Д.Урсулу [6, 8, 23, 33].

Хорошим стимулом для обсуждения проблем и возможных последствий процесса информатизации общества явилась проведенная в 1988—89 гг. крупномасштабная компания по разработке и обсуждению Концепции информатизации советского общества [72]. Проект этой Концепции разрабатывался на конкурсной основе по специальному решению Политбюро ЦК КПСС от 15.06.1988 года. В конкурсе приняли участие ряд институтов Академии наук СССР и Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике (ГКВТИ).

В течение года проект этой концепции был разработан, обсужден на совместном заседании Бюро НТС ГКВТИ и Бюро Отделения информатики, вычислительной техники и автоматизации АН СССР и представлен в Комиссию по вопросам транспорта, связи и информации Верховного Совета СССР.

Весьма примечательно, что концепция определила основные цели и направления работ по решению задач информатизации различных сфер не только народного хозяйства СССР, но также и его социальной сферы, науки, образования и культуры, системы здравоохранения, решения проблем демократизации общества.

Впервые на уровне общегосударственного программного документа давались следующие оценки стратегической роли информатизации в дальнейшем развитии общества: «Информатизация — одно из наиболее

значимых направлений мирового научно-технического процесса, важнейший фактор развития современного общества»; «Информатизация как объективная закономерность неизбежна и для нашей страны, и для нашего общества и является необходимым условием для решения задач его социального развития».

И тем не менее, несмотря на приведенные выше правильные целевые установки, системная направленность Концепции информатизации советского общества по своему содержанию все-таки оставалась технократической. И это понятно, ведь, как отмечалось в концепции, наше отставание от передовых стран Запада по объемам и качеству производства средств информатизации в тот период времени уже достигало 10— 100-кратного размера и продолжало увеличиваться, что становилось стратегически опасным.

Особенно серьезные опасения вызывала надежность отечественной техники, которая была ниже зарубежных образцов на 2—3 порядка. Бедственное положение наблюдалось тогда и в уровне телефонизации страны (один телефон приходился на 10 горожан и 30 сельских жителей). В стране практически полностью отсутствовало кабельное телевидение, а такие средства информационного взаимодействия, как телетекст, видеотекст и факсимильная связь применялись еще крайне ограниченно.

Главными причинами такого положения в стране являлись:

• недостаточно развитые социально-экономические условия, которые определяли бы жизненную необходимость информатизации общества и ее результатов для массового потребителя;

• технологическая отсталость страны, особенно в области производства сверхчистых материалов и химреактивов, необходимых для развития микрорадиоэлектроники;

• недостатки в кадровой политике страны, которая не обеспечивала се потребности в квалифицированных специалистах по вопросам информатизации ни по количеству, ни по качеству.

• в обществе отсутствовала система психологической подготовки людей к осознанию необходимости информатизации, оценки ее значимости для перестройки и демократизации всего жизненного уклада общества.

В Концепции указывались основные приоритетные направления информатизации. При этом в качестве одного из них определялась информатизация сферы образования. Ставилась задача к 2005 году довести парк ЭВМ в сфере обучения до 8 млн штук, создать локальные сети учебных ПЭВМ, которыми оснастить кабинеты, классы и аудитории в общеобразовательных школах, техникумах и вузах .

В Концепции были определены необходимые темпы роста объемов производства средств информатизации на долгосрочный период (до 2005 года). При этом предполагалось, что:

• объем производства средств вычислительной техники и информатики за 15 лет должен увеличиться в 5 раз (с 10 до 50 млрд рублей);

• разработка программных средств увеличится в 8 — 9 раз;

•доля затрат на НИОКР в области информатики составит 10—12% от объема ее производства, что соответствует мировым нормативам в этом секторе экономики.

В области развития инфраструктуры информатизации, систем связи и передачи данных были поставлены следующие задачи:

• перейти на новую технологическую базу, основанную на электронизации технических средств, освоении волоконно-оптических, лазерных и спутниковых каналов связи, цифровизации процессов передачи и коммутации сообщений;

• обеспечить достижение к 2005 году такого состояния развития интегральной цифровой системы связи, при которой доля ее каналов достигнет значения 95% на внутризоновых сетях и 65% — на магистральных первичных сетях.

Легко убедиться, что все эти задачи остаются актуальными и для современной России.

← Предыдущая страница | Следующая страница →