Поделиться Поделиться

Глава 4. Слезы психотерапевта

DITMAR BRYNZA

Безумие Стива

Глава 4. Слезы психотерапевта

Нейт возвращался с работы пешком, погода была дождливая, воздух свеж, на асфальте можно было видеть отражения проезжающих автомобилей – была ночь. У Нейта выдался довольно тяжелый день, работать психотерапевтом не такая уж и легкая задача, тем более если у твоего клиента случился рецидив и он продырявил себе череп из дедовского ружья. Узнав об этом, Нейт просидел в офисе неподвижно, смотря в пустоту до самой ночи. Время ехать домой все же наступило. Подъехала такси, за рулем был бородатый человек, в машине пахло сладкой мятой и играла сладкая, но тошнотворная музыка. Нейт попросил приглушить, сказал адрес и они уехали.

Нейт работал психотерапевтом уже 20 лет, у него был свой личный офис в центре города и около 20 постоянных клиентов. С некоторыми из них он работает уже многие годы, среди них есть и семьи. Устроить себе отпуск Нейт не мог, но ему было тяжело прийти в себя после случившегося. Бутылка Jack Daniels после работы спасала его уже 2-ю неделю, но отрезвев, Нейт все продолжал винить себя за то, что случилось с пациентом. Нейт не смог его спасти... может, стоило лишь позвонить и сказать пару слов, но он предоставил проблему полностью пациенту: поверив в его силы, возложив надежды на его самостоятельность. Нейт знал Стива последние 3 года, парень был умен, красив, иногда заносчив. Его что-то губило, с каждым годом становилось все хуже. Стив не говорил о своей личной жизни – чем он занимается, он рассказывал только о своих страхах, навязчивых идеях и спрашивал совет как с этим бороться. После сеансов со Стивом Нейту иногда было не по себе, неуютно, казалось, что в комнате становилось прохладнее, волоски на руках подымались, не хватало только пара изо рта для полной картины хорора. Что-то в этом парне Нейта притягивало, его некая скрытность, недосказанность – Стив был темной личностью. Нейту его так и не удалось узнать полностью за 3 года сеансов. Пожалуй, это был самый загадочные пациент.

Приближался конец четвертой недели запоя Нейта, он все-таки решил устроить себе отпуск. Нейт скинул с себя белое одеяло с бардовыми сердечками и побрел сквозь свалку пакетов из-под чипсов, бутылок и недоеденных кусков пиццы, и рыбы в ванну. В зеркале Нейт видел опухшего с синяками под глазами человека в месячном запое. Вернувшись из дачного домика Нейту предстояло выслушать несколько горячих лекций от жены и почти взрослой дочери, а затем вызывать такси и ехать на работу, ведь в последний раз он решил прогуляться пешком под дождем и оставил машину на работе. Сегодня у Нейта было три пациента: молодая девушка с проблемами в личной жизни, парень с проблемами в определении себя в этом мире и нахождением собственного пути и новый пациент – дед лет 65, его звали Колан, хотя он сказал, что ему всего 40. Дедушка попросил продолжить сеанс у себя дома, вечером, так как ему стало плохо. Он сказал: "Проспект мира, дом 32, квартира 80, 20:00, не стучать, дверь будет открыта". После чего заплатил Нейту за сеанс и еще за 2 вперед и удалился.

Солнце было в закате, Нейт подъезжал к пункту назначения, тени от листвы деревьев гуляли по салону автомобиля. В доме лифт оказался нерабочим и пришлось подниматься на восьмой этаж пешком. Нейт поднимался по лестнице и наблюдал красочные рисунки граффити на каждом лестничном пролете. На 5-м этаже датчики звука перестали реагировать на шаги и света не было. Нейт достал из кармана телефон, благо на нем был фонарик. Этого было достаточно, чтобы дойти до 8-го этажа, где уже было светло. Нейт вошел в 80-ю квартиру, дверь была действительно открыта. Из прихожей было еще 2 двери, из одной из них раздался хриплый голос Колана: "Входите сюда". Нейт дернул деревянную ручку двери, та заскрипела и он вошел. Это была кухня, за столом сидел Колан и что-то курил и пил. Вся комната была в дыму. "Присядьте" – вежливо указав своей морщинистой рукой на стул, сказал Колан и выдохнул густое облако дыма. Нейта поразил горький запах, он попросил Колана не курить, сел, а затем сказал: "Давайте продолжим сеанс, мистер Колан". Дед начал говорить: "Нет, со мной все хорошо, вам придется поговорить кое с кем другим, он в той комнате. Но не забывайте, док, опасайтесь, опасайтесь его". Глаза Колана побледнели, он выдохнул очередную порцию горького дыма, встал и пошагал в сторону выхода. Идя к дверям Колан растворялся в накуренном дыму, сам превращаясь в него, за двери силуэт так и не вышел – растворился. Нейт списал тремор в руках, легкий страх и зрительные галлюцинации на последствия длительного запоя. Затем он поспешил в комнату, перебирая варианты, кто же там может быть, может, сын или внук Колана... В комнате было темно, лишь немного освещал кровать тусклый розовый торшер. На ней лежала собака породы хаски и поскуливала. Вдруг зашевелились шторы около окна и из угла встал силуэт мужчины лицом к окну, облокотившись на подоконник. "Привет, док" – сказал, мужчина. Это был голос Стива. Нейт вспотел, ноги подкосились, его руки начали судорожно искать на стене кнопку света.

Человек от окна развернулся, хлопнул в ладоши и свет зажегся. Собака спрыгнула с кровати и спряталась под нею. Да, это несомненно был застрелившийся месяц назад Стив. Он улыбаясь шел к доку, крепко обнял того и помог усесться на кровать. Пока Нейт приходил в себя, он сделал вывод, что собака тоже была удивлена появлению Стива. "Док, прости, мне нужно было инсценировать свою смерить, так было надо", – сказал Стив. "Ты... ты представляешь, что мне пришлось пережить? Моя карьера... Мои состояние... в газетах писали, что у именитого психотерапевта пациент покончил с собой".

"Прости, док, так было надо", – Стив откинул подушку, отбросил матрас с кровати и достал оттуда пачку денег. "Это тебе, док, спасибо за все", – продолжил Стив, –"У меня для тебя есть работа. В коридоре стоит лопата, тебе нужно откопать меня". Стив нырнул в очередной раз в разобранную кровать, достал оттуда ружье, вставил себе в рот и спустил курок. Потолок залило красным. Нейт забился в угол и сидел в тихом ужасе, наблюдая как с потолка падают капли на пол, последняя не ударилась об труп Стива, а прошла сквозь него. Нейт наблюдал за ней как будто в замедлении, она ударилась о пол, словно, никакого трупа на нем и не было. Раздался женский истерический крик, из-под кровати вылезла голая девушка и начала на кого-то кричать, давать пощёчины, словно перед ней была не пустота, а кто-то. Нейта она не замечала. Он вскочил, забрал пакет с деньгами, и выбежал долой из квартиры, минуя взглядом лопату в коридоре с блестящим мокрым наконечником и кусочками земли с листвой на нем. Нейт поспешил покинуть дом 32. Выйдя на улицу, машину свою он найти не смог, возможно, забрали на штраф стоянку? Нейт пошел к проспекту и остановился на светофоре, трамвайная остановка была рядом. Крепко сжимая в внутреннем кармане пиджака пакет с деньгами, другой рукой Нейт вытирал с лица пот, слезы и дождь. Загорелся желтый светофор, зеленый и Нейт шагнул на переход. Остановившиеся машины начали взрываться, яркое желтое пламя обжигало лицо Нейта. Небо стало красным, раздался грохот. Нейт поспешил к ближайшему подъезду, но прямо перед ним дом раскололся на части и из трещины полился яркий желто красный свет, земля стала трястись, машины продолжали взрываться. Где-то в дали раздался сильный скрежет, Нейт заметил, как кусок города поднялся до небес, а затем плита, на которой он был построен поплыла в низ и исчезла в лаве. Трещины начали образовываться повсюду, из них вылетали бесформенные огненные силуэты и пролетали сквозь Нейта, издавая высокие пронзительно кричащие звуки – "Ты не такой!". Все это прекратилось так же неожиданно, как и началось. Нейт сидел в трамвае весь мокрый и от дождя и от пота, от него воняло так, как будто он не мылся долгие месяцы.

Проспавшись дома, Нейт решил съездить на кладбище к Стиву. Все случившееся Нейт списал на белую горячку. Могила Стива все еще оставалась свежей. На ней лежали новые венки и стояли цветы. Нейт вспомнил один из сеансов, на котором Стив говорил, что никогда в жизни не хочет быть похороненным, только кремация. Это был одним из его страхов. Так же Стив не мог позволить кому-то отпевать себя, он не верил в бога и ненавидел попов. Воспоминания Нейта прервали шаги сзади. "Не захотел откопать? Я тебе решил помочь." – хлопнув дока по плечу, сказал Стив. Он был одет в черный плащ, темные очки и такого же цвета туфли и шляпу. В руках у него была лопата. Рядом с Нейтом упала вторая. Стив принялся по среди белого дня раскапывать свою могилу. "Не волнуйся ты так, нас никто не увидит." – подбодрил Нейта Стив. Доку ничего не оставалось как помочь восставшему второй раз из мертвых.

К середине дня они докопали до крышки гроба, Стив вскрыл ее, там была большая спортивная сумка. Нейт не задал ни одного вопроса Стиву за время всех раскопок. "Док, закопаешь? Я спешу. Спасибо. Это тебе." – сказал Стив, открыл сумку, достал оттуда коробку и удалился. Нейту ничего не оставалось как закончить начатое, нельзя же оставлять раскопанную могилу. Закончив работу Нейт выбросил лопату в кусты, взял пакет и пошел прочь. Была середина дня, но начало темнеть, темнеть очень быстро. Нейт прибавил шаг, ощутил на себе волну нахлынувшего страха, а затем переключился на бег, чтобы успеть выбежать с территории кладбища. Неожиданно перед ним прямо из земли выскочил белый прозрачный силуэт, Нейт Врезался в него и упал. "Посмотри на себя" – раздался голос с неба. Взгляд Нейта направился на памятник, на нем он видел свой портрет и имя. "Ты увидишь всю суть своей жизни" – продолжил голос с неба.

Земля около памятника принялась разлетаться в стороны. Гроб сам собой принялся наезжать на памятник. Каркали вороны, одна из них села на крышку гроба, но тот, открывшись, прогнал ее. Гнилостный запах ударил Нейта в лицо, внутри гроба было полно пирующих червей. "Узнаешь в них себя? Ты занимаешься всю свою жизнь тем же, чем и эти черви." – Продолжил голос с неба. Нейт поднял лицо к небесам, к белому просвету среди мрачных туч и спросил: "Господь?"

Капли дождя залили лицо Нейта. Вороны продолжали кричать. Ответа не последовало. Нейт поднялся с земли, в гробу было полу съеденное лицо, принадлежавшее ему. Нейта стошнило.

Стошнило его еще раз и в трамвае, в котором он ехал домой, мокрый и грязный, опять не нашедший свою машину, стошнило прямо на пакет, что ему оставил Стив. Тогда только он и увидел его содержимое, отряхивая от переварившегося завтрака. Там было 2 теннисных ракетки, шарик и еще плюшевая игрушка. Нейт в детстве мечтал стать теннисистом, у него получалось. Родители же его хотели, чтобы он, как дедушка, стал медиком. Плюшевой игрушкой был Томми. Дочь доктора потеряла его, будучи еще 12 летней девочкой, прошло 10 лет... Нейт достал игрушку и вдохнул ее запах, да, она пахла в точности как Томми. К горлу Нейта подкатил ком и на глазах пробились слезы...

– Так, что вы еще можете рассказать о Стиве, доктор Нейт? – спросил интервьюер, – вы его с тех пор видели еще когда-нибудь?

– Нет, не видел, он мне здорово помог разобраться в своей жизни. Был бы очень рад его снова увидеть. И я больше не доктор, не называйте меня так, пожалуйста, – ответил Нейт.

– Хорошо, на этом с вашим интервью можно закончить. Спасибо. – попрощался с Нейтом интервьюер.

Нейт удалился из кабинета, а интервьюер сделал заметку: "Галлюциногенные вещества, хранимые Стивом и путь, которым они попадают в организм к жертвам остается до сих пор неизвестным".

Похожие статьи