Поделиться Поделиться

Мне самому это нужно. Оставь окно открытым. Дверь закрой на ключ.

Прищурившись, смотрю на экран телефона. Нужно ему самому?

Я не могу быть с ним, когда только ему вздумается. Разве не так?

И пусть в последнее время моя логика давала сбой, но я же не могу перестать думать об этом. Ладно, тогда почему я встаю с кровати, чтобы открыть окно. Потому что… Чувствую, что я необходима ему сейчас.

Я открыла окно, после спустилась вниз на кухню, взяла бутылку воды и один стакан.

- Я спать… - крикнула я, оповестив домашних и быстро начала подниматься по лестнице. Войдя в комнату, закрыла за собой дверь. Уже после того, как поставила бутылку и стакан на письменный стол, вернулась к двери, чтобы закрыть ее на ключ. Проверила, чтобы убедиться, что закрылась. Так, все нормально. Теперь можно успокоиться. Немного.

Когда он вошел, выглядел слегка напряженным. Я не двигаюсь с места, просто наблюдаю за ним. Он молча снимает с себя футболку, бросает ее на пол и ложиться на кровать. Достает из кармана сигарету и прикуривает ее. Когда он медленно затягивается, я наконец решила подойти к кровати. Подняв с пола его футболку, повесила ее на стул. Он не смотрит на меня, только медленно выдыхает сигаретный дым.

- Что с тобой! – спрашиваю я.

Я думала, что он хотел увидеть меня, потому пришел в это время. Глупости… Со мной это никак не связано. Что-то расстроило его. В эту секунду поняла, что ненавижу все то, что расстраивает его.

- Я не говорить сюда пришел!

Я села на кровать рядом с ним. После встав на коленки, подползла к нему. Он в это время делал очередную затяжку. Я протянула руку, что коснуться его подбородка, он резко отвернул голову. Моя рука так и зависла в пустоте. Убрав руку, я заговорила вновь.

- Что я могу сделать?

Он ничего не говорит, но уголки его приподнимаются вверх. На его лице появляется хитрая улыбка. Он дразнит меня. Да еще и тогда, когда я думаю над тем как помочь ему. А я еще винила Неше, за ее поведение, а виновата в этом я. А еще я виновата в том, что винила Семиха за его поведение.

Но главное, я сейчас виновата в том, что я хотела помочь Меричу.

- Теперь доволен, что довел меня?! – сказала я и резко повернулась к нему спиной.

- А что мне нужно пойти к кому-то другому?

- Как насчет того, что пойти к черту (*в ад)? – пробурчала я. Почувствовала как он встает с кровати, стиснула зубы. Раз, два, три… Быстро встала и повернулась к нему.

- Куда ты собрался? – тянусь к нему я.

- К черту… - отвечает, брови его взлетают вверх, словно я задала ему вопрос, на который ответ вполне очевиден.

- Ты что, издеваешься? Зачем тогда пришел, если собираешься уходить, Мерич?

Он тянется за своей футболкой, я же, боясь моргнуть, широко раскрытыми глазами смотрю на него. Ну уж нет! Я не позволю ему вот так просто взять и уйти. Я подошла к нему, вырвала у него из рук футболку, спрятала ее себе за спину.

- Что пытаешься сделать?

- Нет, это ты, что пытаешься сделать? Я тебе говорю, что не хочу разговаривать , а ты нет, ты продолжаешь настаивать. Так еще и дуришь. Ты себя считаешь какой-то особенной из-за того, что я открылся перед тобой?

Не отрывая от него взгляда, я немного отступила назад.

- Какая же я дура.

- Еще какая.

- Если так, почему ты пришел ко мне? – не унимаюсь я.

Спросить-то я спросила, но испугалась услышать ответ на этот вопрос.

- Стой. Не отвечай. Не хочу… - быстро выпалила я. Не уверена даже, что я правильно произношу сейчас слова, да это и не имеет значения.

Так, минутку. Я веду себя как идиотка. Правда. Сначала я представляла себе его с другими девушками и разозлилась на него за это. После решила, что раз он идет ко мне, значит, он хочет только меня. И повела себя как идиотка. Правда в том, что у него была какая-то проблема и она пришел сюда, пришел ко мне.

Не важно, в чем причина, не важно, что случилось, главное, он выбрал меня, а я пытаюсь еще с ним цапаться. Веду себя как дура. Наконец, я снова повесила его футболку на стул.

- Пусть будет так, как хочешь ты. Я прямо сейчас закрою рот. Пожалуйста, не уходи… - говорю я.

Он ничего не отвечает. Но спустя несколько секунд снова ложится на кровать.

Прошел час, мы не произнесли ни слова. Мерич просто глядел в потолок. Он ни разу даже не взглянул на меня. Я же смотрела на него, не переставая, пока не уснула.

Утром, проснувшись, нашла от него записку. В ней было только одно слово и многоточие: «Спасибо…»

К полдню эффект от сна Мерича прошел.

В этот день папа забыл дома важную папку с бумагами. Он позвонил домой и сказал, что у него важная встреча и он не сможет заехать за ней домой. Я предложила привезти ее ему в офис. Пока Нурсене ханум вызвала такси, я быстро одела одно из своих платьев и собрала волосы в конский хвост. Сев в такси, я долго мучилась сообщить об этом Меричу или нет, в конце концов, отказалась от этой мысли. Во-первых, еще очень рано, а во-вторых мое дело много времени не займет.

Пока еха в такси, долго разговаривала с мамой. Говори так увлеченно, что я даже не заметила, когда мы подъехали к офису. Мне нужно было закончить разговор, чтобы посмотреть, сколько мне нужно заплатить за поездку. Офис отца представлял себе двухэтажное здание. Перед входом располагалось большое стеклянное панно. По размерам оно было примерно как автобусная остановка, но более впечатляюще. На ней была надпись в серых тонах большими буквами КАЙЯ-Эр. Когда я подошла к лестнице, ведущей к входу с вертящейся дверью, мне на встречу вышел мужчина в костюме.

- Кайла ханум? – спросил он, по тому, как он быстро шел ко мне навстречу и как он был взволнован, я поняла, что его прислал отец и дело довольно срочное. Я быстро вбежала по лестнице. Протянула ему папку с бумагами.

- Мне нужно это быстро отнести в переговорную. Вурал бей предупредил, что может Вы заходите что-нибудь выпить… - выпалил он это все буквально на одном дыхании.

Я помотала головой из стороны в сторону.

- Мне нужно вернуться домой. Просто передайте это отцу… - сказала я.

Мужчина кивнул в ответ, после развернувшись, быстро ушел. Видно, совещание было очень важным.

Я начала спускаться по ступенькам, чтобы отправиться домой. Я только по машине отца, по дому, в котором мы жили, могла судить о его финансовом положении. После сравнивали с тем, как жили мы с мамой, точнее с тем, чего лишилась она в свое время. Нет, конечно, моя мама была довольна своей жизнью. Но понимать то, что я сейчас живу в гораздо более шикарных условиях чем она, немного раздражало меня. А еще, если честно, мне хочется походить по его офису, чтобы еще больше узнать о состоянии отцы. Хотя бы чисто по внешнему виду.

Возле будки охраны остановилась, чтобы узнать, где стоянка автобуса. Узнав, быстро перешла через дорогу. Надеюсь, что я правильно поняла куда идти. Услышала, как зазвонил мой телефон, в это самое время проходила мимо магазина игрушек. Увидев впереди автобусную остановку, немного успокоилась. Я уже устала теряться в этом городе. Начав доставать телефон из сумки, остановилась, потому что делать эти два дела одновременно, было для меня дело непростым. Наконец приложила телефон к уху.

- Слушаю… - с замиранием произнесла я.

- Кинь мне где ты находишься и не двигайся с места, Кайла! Не вздумай!

Он просто бросил трубку. Нахмурившись какое-то время просто смотрю на экран. Только я собралась открыть меню сообщений, как увидела не отвеченный вызов от Нурсене ханум, но первым делом отправила сообщение Меричу. Не дожидаясь его, пошла в сторону остановки, при этом набрала Нурсиш ханум.

- Ягненочек, только что приходил какой-то твой друг. Он был немного раздражен. Вот я и решила тебе сообщить об этом.

- Спасибо, Нурсиш. Не волнуйся, ничего важного. Папе я передала его бумаги. Ас этим другом… Я увижусь с ним. Ты не волнуйся. Ладно, мне нужно отключаться.

Села на лавочку на остановке. Не прошло и пяти минут, как передо мной остановился черный Мерседес Мерича. Я спокойно направилась к нему, села на пассажирское сидение рядом с ним. Он спокойно подождал, пока я пристегнула ремень безопасности. После резко нажал на газ.

- Почему ты так сердит? – только спустя минут семь я смогла набраться храбрости, чтобы задать этот вопрос. Когда он краем глаза посмотрел в мою сторону, я поняла, что Мерич сейчас способен метать пламя из глаз. Я почувствовала себя виноватой, еще сильнее вдавилась всем телом в спинку сидения. Он снова начал смотреть вперед, на дорогу. Я поймала себя на мысли, что он теперь, даже на совсем немного, не пугает меня.

Не важно куда мы едем, я посчитала, что самым разумным будет ни о чем его не спрашивать. И я прислушалась к голосу разума. Дорога в полном молчании, в гнетущей тишине продолжилась до тех пор, пока мы не остановились на берегу моря. Мерич отстегнул ремень, вышел из машины. Мне не очень-то и хотелось, но я последовала за ним.

- Каким бы ты не был взбешенным, мне все равно, но вламываться ко мне домой и пугать Нурсене ханум у тебя права нет, Мерич.

- Я тебя набирал пятнадцать раз, твой телефон все время был занят, Кайла. Вот это и дало мне право поехать к тебе домой, чтобы спросить где ты… - ответил он. Я уже готова была рассмеяться, но Мерич, стоящий передо мной выглядел таким сердитым, что я решила лучше прокусить губу, чем сделать это.

- Так ты волновался обо мне?

- «Волноваться» это ничто по сравнению с тем, что я чувствовал, Кайла. У тебя есть хоть малейшее представление о том, что значит жить0 с мыслью о том, что с тобой из-за меня может что-то случиться?

Ох, ладно. Кажется, кому-то надо немного успокоиться.

- Прости. Я просто разговаривала с мамой.

Но вместо ожидаемого успокоения, Мерич начал еще сильнее сердиться.

- Но прежде чем начать вести такие долгие разговоры с мамой, ты не посчитала нужным предупредить меня по каким важным делам ты поехала, Кайла? Я помниться тебе говорил: ты не должна ездить куда-либо в одиночку. Ты обязательна должна сказать мне об этом.

Скрестив руки на груди, посмотрела на него. Сердитый, раздраженный, опасный и напуганный - вот так сейчас выглядел Мерич.

- Ты не в ответе за меня, Мерич. К тому же, нет никого, кто бы хотел причинить мне вред. Даже если…………

Когда в следующую секунду он встал передо мной, стерев все расстояние между нами, внутри меня эхом отразились миллионы голосов. Миллионы голосов кричащие внутри меня «заткнись». Словно если я не замолчу, все сейчас станет гораздо хуже. То, что от его близости у меня перехватило дыхание, только помогало мне сейчас держать рот на замке. Когда он обхватил ладонями мое лицо, я подняла голову и посмотрела на него.

Мы очень близко. Он очень красив. И как всегда прежде, он меня пугает.

- А если с тобой что-то случится? Кайла, ты говоришь такие глупости, которые беспокоят меня, что я подумываю над тем, что тебе не помешало бы полечиться в психиатрической лечебнице.

- Я только говорю о том, что тебе не стоит бояться за меня, Мерич. С со всеми может что-то случиться. Но не надо становиться параноиками.

- Кайла, я не позволю тебе вести себя, как безответственный подросток. Забудь об этом. Я серьезно говорю тебе: ты будешь говорить мне где ты находишься. Во сколько бы это не было.

Вай бе! Он серьезен. Даже отец не требует от меня такого. Вот к примеру, сейчас он не знает где я и с кем. А вот Мерич требует, чтобы я сообщала ему о том, что я поехала в офис к своему папе. Он параноик!

- А если мне захочется все-таки стать безответственным подростком?

- Я сказал тебе, забудь об этом. Пока ты со мной, у тебя не будет такой возможности. Ты возьмешь себя в руки… - сказал он. Я не удержалась, захихикала. Это его еще больше разозлило. Он нахмурил брови. Я слегка наклонила голову в сторону, словно пытаясь уложить ее на его ладонь, которая лежала на моей щеке. Какие же у него мягкие ладони. Закрыла глаза, чтобы насладиться этим чувством. Когда он начал меня целовать, я закрыла глаза и руками обхватила его.

- Кайла, я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, Кайла. Делай так, как я сказал.

- Ты просто превращаешься в очень хорошего человека, Мерич. Не стоит волноваться… - говорю я.

Он при этом слегка потерся кончиком носа об мою шею, после отодвинулся, посмотрел на меня.

- Что? – спрашиваю его я, улыбаясь.

Он медленно качает головой из стороны в сторону. Прищуривается.

- Ты считаешь это все игрой? – спрашивает он.

Я замолчала, пытаясь понять, что могло в один момент изменить его настроение. А он будто решил воспользоваться этим, чтобы сильнее надавить на меня.

- Ты думаешь это все игра такая, Кайла? Да, ты очень хорошая, Кайла. Да, ты заслуживаешь, чтобы я вел себя с тобой как должно. Я стараюсь вести себя так. Но пойми, это меня не изменит. Не обманывайся, думая о том, что я тебе рассказывал о себе. То, что ты принадлежишь к какой-то части моей жизни, не делает тебя незаменимой.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Если ты продолжишь и дальше обманывать себя мыслью, что я могу стать хорошим, ты будешь в итоге только разочарована. Иногда то, что ты считаешь шагом назад от тебя, другие бы посчитали, что я сделал два шага навстречу к ним. Пойми, ни ты, ник то либо другой не изменит меня. Моя жизнь стала такой не за один день, на это ушли годы. И я не позволю никому изменить это.

- То есть ты хочешь сказать….. – я пару минут молчала, словно обдумывая своя слова, только после этого продолжила… - … когда ты нормально ведешь себя со мной, ты поступаешь абсолютно наоборот с другими. Так?

Он медленно кивнул в ответ головой. После достал сигарету и прикурил ее. Значит, он не хочет меняться. Не знаю, почему он так боится измениться, но воли он себе не дает. Словно он создал новое тело для себя. Словно войдя в это тело, он ведет некую игру. Будто, только ему хочется поступить так, как велят ему его чувства, как в тот же миг, ему путь преграждает это тело, в котором он живет.

Когда мы ехали обратно домой, я продолжила думать обо всем этом. То, что он стал редко появляться в школе, готов был сразу полезть в драку, начал вести себя безрассудно, все это словно только подтверждало мои подозрения.

В тот же день, ближе к вечеру. Мы сидели у нас дома с Неше и Джансу. Послушав от них, что рассказывали Омер и Бора, поняла как я ошибалась.

Мерич все чаще ввязывался в драки, стал более грубым.

Я думала, что общение со мной идет ему на пользу, что я хорошо влияю на него, но оказывается он становился только хуже.

И мне нужно было со всем этим что-то сделать…………………………

Плохой парень 2. Глава 5

Сконцентрироваться.

Как героиновому наркоману во время ломки, мне надо на чем-то сконцентрироваться, чтобы отвлечься от мучающих меня мыслей. Я обещала маме, что не стану ни при каких обстоятельствах запускать уроки. И я держала это слово до сегодняшнего дня. Вот за него и стану держаться сейчас.

Да. Моя мама, которая могла из-за меня поругаться с охранником в магазине, контролером на ярмарке, которая никогда не давала меня никому в обиду, готова была объявить мне войну. Я как никто знаю, какой она бывает отчаянной и беспощадной в своей войне. Я бы точно не хотела противостоять ей. Но коль она сейчас готовиться к битве, мне стоило тоже не уступать своему противнику. Самым важным во всем этом было – не запустить учебу. В любом случае, если я совершу даже самую маленькую ошибку – вся вина за это падет на Мерича.

На того, кто даже не потрудился быть хоть немного вежливым с моей мамой, того, кто при знакомстве вместо того, чтобы быть шелковым, выпустил свои иголки, на того, для которого я еще не понимаю, кем являюсь – другом или возлюбленной. Вот этого Мерича от греха подальше мне и надо держать на расстоянии от моей мамы. При малейшей попытке мамы обвинить его в чем-либо, он, не задумываясь, пойдет напролом, а та найдет способ, как создать нам проблемы. Нет уж, этого я не могу позволить. Вот потому, вместо того, чтобы наблюдать, как он зубами сжимает карандаш, между своими ярко-розовыми губами, я должна заниматься уроками.

Так, сконцентрируйся!

- Прекращай это делать! – говорю я, отведя от него взгляд и открывая книгу по философии. Вот думать сейчас о философии – это как попасть в десятку! Когда ты собираешься к нему домой под названием делать уроки, и при этом присутствует фактор под названием «Мерич», я не нашла ничего лучше, чтобы прихватить именно книгу по философии, лучшего способ отвлечь свой мозг я и придумать не могла!

Учитывая, что именно по философии у меня не самые лучшие оценки, то как я сейчас изображала увлеченное чтение было достойно премии Оскар.

Когда влажным карандашом он коснулся моих губ, я рефлекторно снова посмотрела на него. И не просто с так, а не отрываясь, с широко раскрытыми глазами. Он знал, что делал, он специально коснулся именно тем концом карандаша моих губ. И все он не забыл сопроводить хитрой улыбкой.

- Ты хоть представляешь, как давно я никого не целовал? – спросил он.

Конечно же, у меня есть одна мысль. Вот уже четыре дня он не зажимал меня в каком-нибудь углу и уже четыре дня его мягкие губы не касались моих. Мамины чертовы предостережения дали свои ростки: я только и делала, что бегала от него. Так, я должна найти то, что будет для меня лучше, чем он. Мне это просто необходимо. А еще, мне нужно держаться подальше от его губ. А еще от его рук. Бегая от него, я пыталась сфокусироваться именно на этих мыслях. А он немного… Эммм… Бесился. Потихоньку…

Уперлась локтем на стол, положила подбородок на ладонь. Нахмурила брови.

- Я уверена, что в мире миллионы людей спокойно живут, не поцеловав никогда пару дней… - говорю, надув губки.

- Ровно четыре дня… - говорит он, положив карандаш на стол и откинувшись на стуле.

Значит считал! Осознание того, что он считал, стало причиной глупой радости внутри меня. Он прекрасно знает, что он делает. Еще бы, ему обидно что его губы, действующие как наркотик, столько дней оставались без дела. Если карма застигнет меня, за это я точно понесу наказание. Подавив в себе те части, которые давали вечеринку словно мне уже есть восемнадцать, я откинулась на стуле как он.

- Некоторые живут годами, никого не целуя… - говорю, пожимая плечами.

- Я думал, тебе нравится стонать под моими губами… - говорит он с победной улыбкой на губах.

Понять не могу, он, будто, не слышит меня, спорит сам с собой и сам же побеждает в этом споре. Главное в том, что мне и надо с ним бороться, мне бы надо попробовать сопротивляться ему. Может, через его руки прошли десятки, сотни девушек? Да ладно! Что я несу, как он мог спать с таким количеством девушек? В любом случае, в этом деле он явно был профессионалом. А я воспитанница детского садика, знающая только поцелуй в щечку, после нашедшая себе друга, и решившая попробовать что-то новое. Но из всех событий, я поняла для себя только одно: если ты не собираешься идти дальше – беги!

- На самом деле, это просто такая непроизвольная реакция. Это никак не связано с тобой, Мерич… - сказала я, встала с места и направилась на кухню.

Надеюсь, что я успела встать со стула, пока мое лицо окончательно стало пунцовым.

- Воду будешь? – крикнула я ему уже оттуда.

- Это подождет… - слышу его мурлыкание прямо за спиной.

Резко повернувшись, встретилась с ним лицом к лицу.

- Прекрати так делать, Мерич.

Он как приведение, появляется всегда внезапно, словно из ниоткуда.

Его руки медленно спускаются с моих плеч до запястий. Словно снова брал в плен. Сейчас мне нужно, что то придумать, чтобы спастись от него. Причем, нужно это немедленно. Над моей головой словно горят большие буквы SOS.

Отвела от него взгляд, начала смотреть на шкафы, на стены, на что угодно.

- Ай! – закричала я, сама того не понимая, руками обхватила его за талию, голову положила ему на грудь.

- Что? – говорит он, злясь за то, что я его лишила возможности поцеловать меня.

- Там паук! – пропищала я.

- Ах! Значит после собак, еще и пауки?

- Он такой маленький, пушистый и быстро побежал… - говорю, надув губки.

Сердитого парня, стоящего передо мной, словно не тронул вид напуганной невинной девочки. Он просто повернулся и начал разглядывать столешницы. Я не очень горжусь своим поведением, но мама же запустила в меня свой яд. Типа того, что «чем быстрее будешь торопить события, тем сильнее будет удар». Вот я и стараюсь последние четыре с половиной часа изо всех сил не торопить события. А учитывая, что речь идет о Мериче, парне который очень быстро выходит из себя, которому все довольно быстро может наскучить, следовать совету мамы становится труднее вдвойне. Но я должна, как бы это не злило его.

- Трусиха, выводящая из себя и заноза в заднице.

Прислонившись к стене, плотно сжала губы. Он еще пару минут разглядывает шкафы на кухне.

- Нет здесь ничего!

Ну, конечно же, нет. Это был просто такой способ спасения.

С того самого дня, когда он меня поцеловал под влиянием увиденного им сна, между нами не было никакой близости. Да что там близости, даже наши губы слегка не касались друг друга.

Мерич прошел мимо, бросив на меня косой взгляд, направился в гостиную. С хитрой улыбкой на лице, последовала за ним. Начала собирать свои тетради и учебники на столе. Уроков я тут сделать не смогла. Если подумать, у меня нет такого места вне дома, где бы я могла их сделать.

Неше со мной не разговаривает. Я попробовала, но она злится на меня, потому надо еще подождать, когда это пройдет. А Семих… Он ведет себя так, словно меня не существует. Джансу и Бора не видят никого кроме друг друга. Ведь если подумать, кроме Мерича мне и пообщаться не с кем. Я не говорю, что меня стоит пожалеть, но все это немного выводит из себя.

- Я пойду.

- Я тоже ухожу… - отвечает он, натягивая черную футболку.

Я, кажется, знаю, куда он собирается. Туда, в этот бар, набитый этими ужасными людьми.

- Это обязательно туда идти?

- Ты что, решила присматривать за мной? – говорит он с сарказмом.

Прищурившись, взглянула на него, схватила свою сумку.

- Я иду с тобой… - говорю ему.

Он взъерошил руками волосы, при этом у него довольно поползли вверх уголки губ.

- Хорошо… - ответил он. Кто его знает о чем он думает в этот момент.

- Папаша (*Педер) по мне наверное соскучился… - говорю я, а от моих слов его улыбка становится только шире.

- Смотрю, у тебя круг общения начал меняться.

Над этой его фразой я подумаю чуть позже. Может, даже и не стоит над ним думать. Мы оба знаем, что Педер мне не друг. Да и Мерич мне тоже не друг. Я не знаю, кто он мне. Да, в моих отношениях с друзьями сейчас такой некий перерыв, но круг общения свой я не меняю.

- Изменения – это всегда к лучшему, Мерич… - говорю я, он в это время берет ключи и кладет их в карман. Кажется, этот парень даже не задумывается о том, чтобы замыкать двери этой квартиры, когда уходит отсюда. Он просто захлопывает ее и думает, что так и надо. Пардон! Но, парень, который рисует картины, выигрывающие конкурсы, мог и подумать о сохранности своих вещей.

Да, он подарил ее мне, ту картину. Но из-за реакции моего отца, я решила, что будет лучше если она останется у Мерича. К тому же, я довольно часто бываю здесь. А еще… я не против, чтобы он смотрел на меня, когда меня нет рядом. Я как-то даже подумала о том, а если или у него в телефоне мои фото. Но я ни разу туда не заглядывала, не выдавалось случая, оттого и не знала есть они у него или нет. В моем телефоне был целый альбом, но его никому не показывала и не рассказывала. Хотя у меня было готово оправдание на случай, если кто-то увидит этот альбом: «я люблю смотреть на него». Это были фото, которые я сделала, когда он спал… На них на всех невинный Мерич.

- Так ты идешь, Кайла?

***

Я в самом деле терпеть не могла это пыльный, прокуренный и воняющий потом бар. Здесь словно было некое безвоздушное пространство. Нельзя было понять, что тут лучше, вовсе не дышать или вдыхать этот тяжелый смрад.

- Ба, строптивая девочка пришла.

Увидев Перде и его неопрятную бороду, я улыбнулась. Немного ухода ему точно бы не помешало.

- Привет... – сказала я и помахала рукой.

Мерич схватил мою руку, повисшую в воздухе, и повел к месту, где обычно сидел в баре. Он даже среди толпы не знал никаких границ приличия. Педер не стал обращать внимания на грубое поведение Мерича.

- Ты очень груб… - прошептала я.

К нам подошел официант и поставил перед нами апельсиновый сок и содовую.

- Не помню, чтобы мы что-то заказывали… - говорю я.

Официант непонимающе посмотрел на меня и пожав плечами, быстро ушел.

- Он прекрасно знает, кто и что будет пить… - говорит Мерич.

То есть, Мерич очередной раз дает мне понять, что все у него под контролем. Что я в его руках. А я искала возможность доказать ему, что это не так. Поэтому я отодвинула от себя стакан с апельсиновым соком и потянулась за бутылкой содовой. Начала пить прямо с бутылки.

Он улыбается, молча берет у меня бутылку, тянет ее к своим губам, медленно делает пару глотков.

- Ты только посмотри… Какие люди здесь…

Это какой-то парень за соседним столиком. На нем кожаная куртка, рукава которой оттянуты до локтя. Он внимательно смотрел на нас. О том, что у человека, надевшего в такую погоду кожаную куртку не может быть хороших намерений и сомневаться не приходилось. Мерич, спокойно отпил еще немного содовой. После поставил бутылку на стол, при этом он даже на секунду не взглянул в сторону этого парня.

- А может твоя новая сучка не настолько невинна, какой кажется на первый взгляд? – говорит он, слегка наклонив голову на бок.

Чувствую, как от злости у меня потеют ладони. Сердито складываю пальцы в замок. Прищурившись, смотрю на этого урода в кожаной куртке. Он в это время водил указательным и средним пальцем по своей шее.

- Может мне попробовать тебя на вкус, не дожидаясь пока Мерич бросит тетя, эм… - произносит он, а у меня заканчивается лимит моего терпения.

- Пошел вон! – крикнула я на него, подскочив с места.

Мерич же хватает меня за запястье и грубо усаживает обратно на место.

- Что ты делаешь? – прошептала я со злостью. Я знаю, что он не любит, когда я веду себя так. Но этот урод в кожаной куртке просто вывел меня из себя. А теперь он самодовольно ухмыляется вместе со своими дружками. Придурки! На первый взгляд он выглядит довольно крупным. Я это к тому, что не хочу, чтобы Мерич дрался с ним.

- Что такое, Мерич? Неужели она что-то значит для тебя? Не смеши меня, мой друг. Для тебя же все одинаковы. Зачем ты держишь эту сучку при себе? У тебя должен быть какой-то интерес в этом.

Я так крепко сжала зубы, что еще секунда и они разлетятся на мелкие осколки. Я знала, что обо мне думают окружающие. Но в первый раз кто-то говорит об этом так открыто, глядя мне в лицо. Это очень унизительно. Это намного хуже, чем просто догадываться о том, что обо мне думают.

Значит, у Мерича есть какой-то интерес, что он так настойчиво держит меня при себе. К тому же, он и сам говорил, что мы вместе из-за того, что у каждого из нас в этом свой интерес. Но даже это не меняет тот факт, что я шла ему на пользу. Я одна из всех девушек, что были до меня, шла ему на пользу. И это полный идиотизм со стороны тех, кто отказывается принять этот факт. Да мне и наплевать на то, принимают они это или нет. Просто, он другой, не такой как все. У него тоже есть право чувствовать что-то хорошее. Он не заслужил того, что перенес в детстве. Он такой, только из-за своей семьи. И я не собираюсь бросать его. Пусть кто-то думает, что это в этом есть какой-то интерес, какая-то корысть, пусть скажут, что он использует меня… Пусть что угодно говорят, это мой выбор.

- Давай пойдем… - говорю я.

- Джанер, давай ты будешь устраивать драки в другом месте.

Услышав голос Педера, почувствовала, что немного успокаиваюсь. Просто я знаю, случись что, здесь никто в драку вмешиваться не будет

- Чуть позже… - отвечает мне Мерич, спокойно достает из кармана сигареты. Ну да, сейчас самое время покурить!

Достав зажигалку, поднимается с места. Я думала, он собирается курить здесь, но раз он собирался выйти, так даже лучше. Я сама с нетерпением жду, чтобы уйти отсюда. Встаю следом за ним.

- Ты убегаешь, Мерич? – говорит это урод по имени Джанер.

Мерич прикуривает, делает глубокую затяжку. Я задерживаю дыхание. Я знаю, как он не любит когда я встреваю в его разговоры, но я себя еле сдерживаю, чтобы снова попросить его уйти отсюда. Вытащив сигарету изо рта, он медленно выдыхает дым. Теперь не только я, все находящиеся здесь, смотрят на него.

- Нет, хочу тебе дать то, что ты просишь, Джанер… - говорит Мерич.

Нет!

Нет!

Я знаю, он не отдаст меня ему. Нет, это просто невозможно. Просто, я не знаю, что он собирается делать, потому мне так страшно. Он взял меня за запястье, вытащил вперед. Теперь это урод напротив самодовольно смотрит на меня.

НЕТ!

Не знаю как мне еще удается молчать. Неужели я была настолько наивна, доверяя Меричу? Как я могла так доверять этому чертовому парню?!

Я ТЕБЯ ПРИДУШИТЬ ГОТОВА, МЕРИЧ!

Он подносит сигарету к моим губам. Его взгляд вполне ясно говорит мне: затянись. Отчего я не оттолкну его руку и не уйду отсюда? Меня всю трясет, но я послушно делаю, что он хочет. Когда он вытащил из моего рта сигарету, я медленно выдохнула сигаретный дым. Сделав всего один шаг, он оказывается прямо передо мной.

- Ты ее хочешь, так ведь? – спрашивает Мерич.

- Ты что повторяешь игру, Мерич? – непонимающе спрашивает этот парень.

- Просто хочу убедиться… - говорит Мерич. У меня поддергивается нога в желании врезать этому Меричу. Может так и надо, а после просто убежать отсюда? Я думала, что доверяю или что могу доверять Меричу. Просто я до сих пор не совсем уверена в происходящем здесь, среди этой толпы полных придурков. Все происходящее сейчас довольно изнурительно Я так боюсь, что он меня бросит. А теперь этот страх перешел в разряд «я боюсь, что он меня бросит одному из придурков». Я сейчас хочу одного: уехать к маме, прочь из города и прочь от всех этих уродов.

Этот парень, которого назвали Джанером, бросил на меня еще один красноречивый взгляд.

- Я получу ее!

Ублюдок!

Мерич спокойно поднимает руку и гасит сигарету об его шею. Пытаясь убрать руку Мерича, парень упал на колени. Ни Педер, ни кто-либо из дружков Джанера в этот момент даже с места не двинулся.

- Единственное, что ты получишь – вот это. Кстати, ты теперь мне должен за этот подарок… - говорит Мерич.

Он бросает на пол сигарету, погашенную об шею Джанера, выпрямил медленно спину.

- И впредь, прежде чем посмотреть в сторону девушки, что рядом со мной, подумай еще раз! – говорит Мерич. Не глядя мне в лицо, он требовательно взял меня за запястье и направился к выходу.

Парень в след нам начал громко ругаться, меня непроизвольно начало трясти.

Мерич опасен, он очень опасен. Все в том баре знают и понимаю это. Потому никто из них даже не сдвинулся с места за все это время. А я становилась свидетелем того насколько Мерич опасен с каждым новым днем.

Я старалась сделать его лучше, но в то же время, именно из-за он становился таким… таким опасным.

Хорошо ли это, или плохо, я не знаю. Просто я боюсь одного: чтобы он не стал еще более плохим, чем был.

Мерич был взбешен. Я знаю, что это значит. Я и прежде видела его таким. Обычно он был поспокойнее. Обычно, но не сейчас. Когда мы вышли на улицу, я споткнулась об камень. Просто я так торопилась поспевать за ним, что не смотрели под ноги. Мерич успел схватить меня за локи, не дав упасть.

- Будь внимательнее! – отрезал он, настолько же грубо, насколько в глазах его читалась обеспокоенность за меня.

- Ты не должен был так себя вести. Ну не знаю. Мог просто дать ему по роже, как обычно поступал с другими… - говорю я, высвобождаясь из его рук и поправляя свои растрепавшиеся волосы. Глубоко вздохнула… - Зачем это нужно было делать: тушить сигареты о его шею?

Мерич рассмеялся мне в лицо. Я ошарашено смотрела на него. Почему он смеется? Сделанное им только то что, до дрожи пугает меня, а он самодовольно улыбается.

- Не смейся! – пытаюсь привести его в чувство я.

Начинаю непонимающе мотать головой из стороны сторону.

- Поверить не могу, что ты такое сделал!

- У всех происходящего есть одна причина. И это ты. Сначала даешь повод, а после выражаешь недовольство последствиями. Что ты думаешь, Кайла? Ты думаешь мне нравится то, что я только что сделал? Думаешь мне нравится быть садистом? В твоих глазах я такой?

Я сложила руки на груди. Опустила плечи. Опустила голову, словно пытаясь спрятаться.

- Мерич, ты только что погасил сигарету на шее того парня. Я не знаю, что мне думать. Ты просто меня пугаешь.

- Это ты превращаешь меня в бомбу, готовую взорваться. Это ты ответственна за мой выбор… - произнес он и, развернувшись, пошел прочь.

Так, значит, я делаю таким? Я побежала за ним.

-И что это, все только из-за того, что я не позволила тебе целовать себя пару дней?

Он останавливается, спокойно засовывает руки в карманы. После снова не глядя на меня, начинает идти.

- Это я тебя довела до такого, Мерич?

Он снова остановился, на этот раз повернулся ко мне лицом. Он так смотрел на меня, что у меня перехватило дыхание. Облизав губы, я стояла и ждала.

- Годами со мной рядом было много разных девушек. И да, мои губы не оставались без дела даже пары дней. Если я вдруг кого-то убью, знай, что причина тому та часть тебя, которую я не могу понять! – говорит он, а я только кусаю губы.

С одной стороны, его слова довольно обидны. Но с другой стороны, я понимаю, насколько я для него особенная. Я словно не могу до конца вникнуть в смысл его слов. Он ждал, ждал меня. Да, он был с множеством девушек. Я сейчас говорю «был» в полном смысле этого слова. Не как мы с ним, касаться друг друга, целовать друг друга. Я о другом. Чувствовать Мерича в полном смысле этого слова…

Я…

Я точно не девушка Мерича.

Я не знаю, как мне реагировать. Я не знаю, что я чувствую. Словно я оказалась в какой-то пустоте.

- Хей, только никого не убивай… - говорю я, подняв на него глаза.

- Не беспокойся… - отвечает он, а у самого вверх взлетают уголки губ.

- И еще, я не твоя девушка.

Он хмуро смотрит на меня. Я и сама не пойму, к чему я это сказала. Может, просто чтобы поменять тему. А он продолжает смотреть так, будто пытается понять смысл моих слов.

- В принципе, я никогда ею и не была… - продолжаю я, будто пытаясь помочь ему разобраться во всем.

- Что ты несешь?

- Будет лучше, если я пойду домой… - не успела я это сказать, как он схватил мою руку.

- Пока не скажешь, что за хрень творится в твоей голове, ты никуда не уйдешь

- Какая разница? То, что ты и так всегда знал. Я никогда не была твоей девушкой. Все думали, что это так, вот я и вела себя соответственно. Ведь никто же не знает, почему ты на самом деле так защищал меня. Может, если бы они знали, что я не твоя девушка, все это было бы не так важно для остальных. Никто бы даже не стал обращать на меня внимания. Подумай над этим… - произнесла я. Встав на цыпочки, поцеловала его в щеку.

- Прекрати… - произнес он. Схватив меня, отрезал мне все возможности уйти оттуда.

Он резко прижался губами к моим губам. Его пальцы требовательно блуждали по моей шее. Он будто пытался жестко втянуть в себя мою губу.

- Тебе не идет на пользу держаться от меня подальше... – сказал он и рассмеялся.

Когда он посадил меня в такси, я себя почувствовала так, будто провалилась в черную пустоту. Подняв руку, я слегка помахала ему. Никакая я не особенная для него. Даже не такая особенная как те девушки, что были у него до этого. Я ему никто. Я - лучшее лекарство для него? Абсолютно бесполезное лекарство для него, вот кто я. Просто ничего не значащая некто…

Достала телефон, нашла номер Неше, позвонила и стала ждать ответа.

- Слушаю?

- Прости меня.

- Ты в порядке?

- Нет… - ответила я. После шмыгнув носом, добавила… - Может завтра увидимся?

- Ладно.

- Если тебе надо увидеться с Омером…

- Он меня бросил. Я виновата перед тобой. Я из-за этого вчера была немного груба с тобой. А теперь я уже успокоилась.

- Что?! Почему?!

Это, и правда, очень странно, что Омер мог ее бросить. Да и причины для этого никакой нет. Неше такая полная жизни девушка. И я уверена, что они нравятся друг другу.

- Видно, ему не понравилось то, что я думаю про его Мерича… - говорит Неше. Я морщусь.

Не думала, что Неше так сильно не нравится Мерич. Ну да, может ей кое-что не нравилось в поведении Мерича. Но как это могло так повлиять на их отношения с Омером.

- Из-за Мерича?

- Да. Он им дорожит гораздо больше чем мной. Ладно, я все могу понять. Он твой друг, ты будешь заступаться за него. Но уж этот не воспитанный хам точно не нуждается ни в чьей защите. А Омер ведет себя так, словно этого Мерича надо оберегать и во всем ему потакать. А знаешь кого надо пожалеть? Вас. Вы так трясетесь над этим парнем, так цените его. А он вертит вами как хочет. А сам даже пальцем не пошевелит ради вас. Ах! Ну да ладно. Ты все равно ничего не поймешь. Ладно, завтра поговорим… - выпалила она все это на одном дыхании.

- Ты просто его не знаешь… - сказала я, тяжело вздохнув.

- Ну да, конечно. Кайла, давай, завтра поговорим. Я сейчас снова вспомнила про Омера и готова своими руками придушить этого Мерича. понимаешь?

- Увидимся завтра… - отключилась я и убрала телефон в сумку.

Понятно, что она сердится на него, но вины Мерича в том, что они расстались с Омером нет. И вообще, человек же не может всем нравиться. Просто мы должны принимать людей такими какие они есть, разве нет? К тому же, она просто не знает Мерича. Не знает какой он самом деле.

Я вышла из такси и направилась к дому. Увидев машину Семиха, резко остановилась. Посмотрела еще раз на номер машины, пытаясь убедиться. Только после этого снова направилась в ту сторону. Отец еще не вернулся с работы. Может, он как раз и должен вернуться вместе с его отцом. Значит, Семих специально приехал раньше, чтобы поговорить со мной.

А я думала, что он избегает меня.

Когда Нурсене ханум открыла дверь, я прошептала:

- Привет…

- Добро пожаловать, дочка. К тебе Семих пришел.

Я повесила сумочку на вешалку. Семих еще до меня был вхож в этот дом, оттого он хорошо ладил с Нурсиш. Можно даже сказать, что они были даже ближе чем мы с ней. Я просто жила в своем собственном мире. Потому как бы не было, между мной и Нурсине ханум были некие границы.

- Ладно… - ответила я ей и прямиком направилась в гостиную. Мне было любопытно, о чем он собирается говорить. То, что он решил заговорить со мной спустя столько дней, не предвещало ничего хорошего. Он точно что-то придумал в своей голове. У него есть какой-то план, а мне придется импровизировать. Сделав глубокий вдох, шагнула в гостиную.

Еще примерно пару минут мне пришлось ждать, пока Семих заговорит. Эти две минуты спазмом скрутили мне живот. Я рассматривала свои оранжевые чулки с рисунком панды на них. Это мои любимые чулки. Их мне привезла бабуля, когда ездила в Эдирне. Они все время мне напоминают мне ее, когда я их надеваю.

- Извини меня… - сказала я.

- За что?

- Из-за меня…

Он не дал мне закончить, встал с места.

- Давай выйдем в сад… - говорит он.

Я кивнула головой и тоже поднялась. Пошла за ним. Он выглядел раздраженным и явно не хотел, чтобы Нурсене ханум слышала наш разговор. Мы ведь с ним так хорошо подружились. Но я не думала, что все это может так далеко зайти.

Просто я прежде не задумывалась о том, что все это значит для Семиха. Тот кто вел себя грубовато и по-хамски со всеми окружающими, мог быть совершенно другим с друзьями. С девушками встречался только ради развлечения. Да, вот мне семнадцать и я учусь в одном классе с этим маньяком, зацикленным на сексе. Но в отношении этого вопроса все нормально. Но вот Мерич и Семих… Учитывая, вот этих двоих, мне стоило дважды подумать, прежде, чем что-то делать. Может этот вопрос стоило обсудить с родителями, но если подумать, в обеих семьях были свои проблемы.

- Я видел Мерича… - говорит он.

- Что-то случилось? – спросила, спустя пару секунд. Если бы Мерич подрался с ним, Семих бы не преминул мне рассказать об этом. И не просто так рассказал бы, а со злостью, не стесняясь в выражениях. Или Семих нашел какой-то тайный способ погрузиться в спокойствие.

- Другие, может, не понимают, что ты с ним делаешь. Но я не они. Я знаю его. Ты даже представить не можешь насколько хорошо. Я и тебя знаю. Я не знаю, идите вы друг другу на пользу или нет, но что вы превращаетесь в плохих людей – это точно.

- Что ты хочешь этим сказать, Семих?

- Ты прекрасно поняла о чем я, Кайла. Черт возьми. Может ты и пытаешься сдержать его, но если так будет продолжаться и дальше, ты станешь ничуть не лучше, чем эти его шлюхи…

Звук пощечины почти заглушил конец его фразы. Повернулась, сжав горячую от боли ладонь, меня всю трясло . Меня бесило, что такие слова я слышала от кучи придурков, но услышать это от него…

Он схватил меня за руку и повернул к себе.

- Отпусти! – закричала я.

Несмотря на то, что его пальцы, привыкшие сжимать баскетбольный мяч, крепко вцепились в меня, боли я не чувствовала.

- Я это говорю, чтобы защитить тебя. Мерич не ценит никого, кроме себя самого. И не будет ценить! Он бросит тебя, также как и других до тебя. Ты этого хочешь?

- Отпусти меня, Семих!

- Ты думаешь, что знаешь его лучше меня? – говорит я. Я резко дергаюсь и высвобождаюсь из его рук. Сложила руки на груди, словно собираясь защищаться от него.

- Я понимаю, ты злишься на него, за то, что он сказал о твоей маме. Мне очень жаль, что он так поступил. Я все понимаю. Но и ты пойми, Семих, не вмешивайся в наши отношения… - говорю я. Он запрокинул голову и начать хохотать. Когда он снова посмотрела мне в лицо, черты его лица были напряжены.

- Я не сержусь на него за это, Кайла. Мы оба слегка перегнули палку. Мы ударили по больному. Сейчас я говорю о тебе. Ты меняешься. И отрицаешь это. Скажи, остался кто-нибудь в твоем окружении кроме Мерича? Нет. Как твои отношения с семьей? Плохо или очень плохо? А твоя учеба? Сколько часов ты по ночам думаешь обо всем этом?

- Замолчи!

- Я прекрасно знаю, что значит быть с ним. Да, у него был есть очень болезненное воспоминание, но это превратило его в того, кто не испытывает жалости ни к кому в этой жизни. Да, стоит тебе увидеть его нутро и он тебя больше не отпустит. Ты захочешь помочь ему. Ты захочешь, чтобы весь твой мир вертелся вокруг него. Ты еще не то захочешь сделать для него. Ты будешь готова сделать, что угодно, только бы он был счастлив. Не ожидая ничего взамен. Да он и не даст ничего взамен. Ты просто забьешь на себя. Совсем как Омер. Так же как я в свое время. Ты себя забудешь, Кайла. Перестанешь быть самой собой., Кайла. Это будешь уже не ты. Ты будешь только тем, кто живет, чтобы помочь ему.

Сжав зубы, я направилась в сторону дома.

- Удачного дня, Семих.

Быстро вошла в дом, поднялась к себе. И войдя в комнату, сразу закрылась на ключ и прислонилась спиной к стене.

Будь проклято, что я так отношусь к нему. Сама того не понимая, я дорожу только им. Но было и кое-что другое: я не просто расстраиваюсь или жалею его, как думает Семих… Я хочу только одного, чтобы он был рядом. . Конечно, я проживу и без него. Но ведь есть разница между проживу и живу, ведь так? Без него это будет просто «дышу», «ем», «чему-то улыбаюсь». Если плакать, значит жить, я смогу жить без него. Но в чем я уверена, без него я не смогу чувствовать себя счастливой каждой клеточкой своего существа. До него я порой чувствовала себя таковой. Но после знакомства с ним, я поняла одно: без него мне не быть прежней Кайлой.

Потому что…

Потому что это так…

Бросилась на кровать. Тяжело выдохнула. Потянулась за тем, что могло пойти мне сейчас на пользу. Вставила в ухо наушники, нажала на проигрывание музыки. Просто слушала. Потихоньку просто отдалась этой мелодии.

После одиннадцатой песни, стала чувствовать себя намного лучше, чем перед этим.

Почти не открывая глаза, встала с кровати. Начала медленно двигаться в такт мелодии. Покачивая головой из стороны в сторону, продолжила танцевать, будто я это делала со своей душой. Музыка на секунду прервалась, я, открыв глаза, посмотрела на экран. Звонил Омер. Пусть это меня и удивило немного, но я ответила на звонок.

- Слушаю?

Привет, Кайла. Эммм… Как ты?- голос его звучал очень странно.

Нахмурив брови, уселась на кровать.

- Привет, Омер. У меня все нормально. А как ты?

Наверное он позвонил, чтобы поговорить о них с Неше. Ах! Он, наверное, сожалеет о случившемся. Неше будет довольна, правда, она еще его помучает. Она уж точно легко его не простит. Хотя, я уверена, что она влюблена в него и обязательно простит.

- Я в порядке. Ну… Секундочку милая… да я иду! – крикнул Омер. По тому, что он говорил со мной словно я Неше, поняла, что рядом Мерич и Омер не хочет, чтобы тот знал, что он говорит со мной. Так, значит он сейчас с Меричем. И говорить он со мной собирался не о Неше. Значит, тема разговора другая и довольна серьезная, коли он позвонил при Мериче.

- У тебя какие-то проблемы?

- Эххх… Да, на самом деле есть… Мерич подрался. Знаю, что ему это точно не понравится, но на самом деле он не подрался, его избили.

- Где он? – спросила я, уже начав собираться.

- Мы у него. Я сказал тебе, вдруг ты захочешь приехать. Но если что, не переживай, я могу и сам справиться. Ну, то есть, тебе не обязательно приезжать. Я просто чтоб ты знала…

- Ладно, я уже еду. Увидимся там. Спасибо, Омер. Люблю тебя… - быстро положила телефон в карман.

Спустилась по лестнице, схватил сумочку с вешалки.

- Я ухожу, Нурсиш. Я позвоню папе. Целую тебя! – крикнула я и выскочила на улицу.

Подрался… Или нет, избили…

Главное я уверена в одном - это снова все из-за меня. Кусаю губы, иду в сторону остановки.

Я и так не ждала, что урод по имени Джанер стерпит все. Вспомнив как выглядели те парни, что сидели с ним, почувствовала удары, которые они могли нанести Меричу так, словно это меня сейчас били по животу. Почему никто не помогает Меричу? Обязательно ему так легкомысленно лезть в драку одному? Какой же ты дурак, Мерич!

Сев в минибус, быстро прошла к пустому месту возле окна. Девушка, что сидела впереди меня, пальцем водила пальцем по стеклу, при этом что-то объясняла по телефону маме. Даже несмотря на то, что я ее прекрасно слышу, я не понимаю ничего и того, что она говорит.

Это все случилось из-за меня… А если они были с ним также жестоки, как он с тем парнем? Ах, нет! Проведя рукой по волосам, лбом прижалась к стеклу. Нет, я этого не переживу. Я, правда, этого не переживу.

Пожалуйста, пусть они не навредили ему!

Пожалуйста!

Уговорить папу оказалось не сложно. Увидев Мерича, я так смогла подобрать слова, чтобы дать понять отцу, что мне просто необходимо быть сегодня ночью вне дома. Точнее, я даже не дала отцу возможности возражать. Даже если бы отец не разрешил, я бы все равно осталась. Все произошло только из-за меня. И теперь я не смогу оставить его так здесь и пойти к себе домой. Не смогу лечь и спокойно спать в своей кровати. Наверное, чувство вины в голосе тоже помогло мне в том, чтобы убедить отца, что сегодня мне можно не приходить домой.

Я чувствовала себя сейчас как приговоренная судом совести навсегда быть с Меричем. Ну, в пору было бежать в полицию и сдаваться. Вот арестуйте меня, я всему этому виной. Все лицо его было сплошным синяком, на все тело его было покрыто синяками разных оттенков от зеленоватого до сизого. Словно и не было живого места, или, может, я не видела его.

- Успокойся. У той стороны ущерб гораздо хуже. Можешь мне поверить… - говорит Омер. Я ставлю горячую кружку на столик, стоящий посреди гостиной.

- А что может быть хуже?

Омер проводит рукой по волосам, закинув ногу на ногу, говорит:

- Несколько человек из них сейчас в больнице.

Мне наплевать на них. Меня сейчас волновал только один человек.

- Надеюсь, он это сделал не один?

- Когда они напали на Мерича, часть из них, встала на сторону Мерича. Ну вот. Несколько ударов по телу и по голосе.

Снова взяв кружку и не обращая внимания на то, какая она горячая, я сделал несколько больших глотков. Когда горячий кофе обжег мне горло, я поставила кружку обратно на стол. О чем я вообще думала? Неужели я могла поверить, что он не вернется туда, после того как уеду? Или, как я могла подумать, что тот парень стерпит то, как Мерич поступил с ним? Конечно же, он захочет отомстить.

- Что вообще у него в мозгах происходит? – спрашиваю я. Омер подходит ко мне.

- На самом деле, этот вопрос и меня волнует. Его будто злит все и вся. Он стал еще более вспыльчивым. Перестал вовсе отвечать на звонки родителей. Со мной и Борой он стал еще грубее. Все время влезает в какие-то драки. Даже этот мужчина, Педер, спросил нет ли у Мерича каких-то проблем… - говорит Омер, точнее сказать тихо шепчет. Поэтому я понимаю, что он не хочет, чтобы это слышал Мерич.

- Что значит, все время влезает в драки? Это все произошло за последние четыре дня? – спрашиваю я, а внутри меня только растет чувство вины за все происходящее.

- Четыре дня? Да нет, он стал таким, как только переехал в эту квартиру. Он даже пары дней провести не может, чтобы не влезть в драку.

- Почему ты об этом мне не сказал?

- Потому что решил, что это не важно. Думал, что то между вами не так, оттого он и бесится…

Снова взяла кружку, сделала большой глоток, после поставила на стол. А у нас все было наоборот… Даже лучше, чем нормально. А он, выходит, напротив, вел себя гораздо хуже, чем прежде. А еще более обидно, что я не знала и видела всего происходящего с ним.

- Омер!

Это Мерич громко крикнул из спальни. Омер сразу подскочил с места.

- Ну вот, сейчас еще и на меня накинется… - говорит он.

Я быстро встала с места и преградила Омеру дорогу. Рукой уперлась ему в грудь, не давая пройти.

- Ты можешь идти. Я все решу. Серьезно.

- Нет, Кайла, я тебя не кину одну в эту преисподнюю.

- Ну, где ты? – голос из спальни стал еще громче.

- Давай, уходи… - шепчу я Омеру.

Я провела Омера до выхода. После быстрыми шагами направилась в спальню. Мне было больно видеть его таким. Все лицо его было в синяках. Омер сказал, что та сторона выглядит еще хуже, но меня это не успокаивает.

Я даже не вошла в комнату, только просунула голову в открытую дверь. Одна рука лежала у него под головой, он просто смотрел в потолок. Из одежды на нем были только боксеры. Синяки на его теле от самого живота до груди были словно карта. Просто представлять как ему наносили эти удары делало мне больно. Стиснув зубы, сделала глубокий вдох.

Наконец, взяв себя в руки, я вошла в комнату. Он повернул голову и посмотрел на меня, проворчал какое-то ругательство в адрес Омера. Он явно был недоволен видеть меня сейчас.

- Что ты тут потеряла?

- Нет никаких причин для того, чтобы мне не быть здесь.

- Где эта сволочь Омер? – говорит он, приподнимаясь на локтях. Мерич будто собирается встать с кровати и пойти искать Омера.

Я упираюсь ему в плечи, пытаясь остановить.

- Ты что и с ним подерешься?

- Да нет, просто изобью.

- Так, как тебя избили?

Он резко оттолкнул мои руки.

- Таковы правила. Если с кем-то ругаешься, должен быть готов ко всему… - говорит он.

То есть, он хочет сказать: если с кем-то ругаешься, то должен быть готов к тому, что тебя могут избить. Думаю, эту мысль мне нужно вбить себе в голову. Знать это пойдет всем на пользу.

- Омер ушел. Можешь зря не звать его. Я его отправила. А теперь ложись и спи.

- И ты уходи… - говорит он, сжав зубы. Снова ложится.

- Нет… - прошептала я. Обойдя кровать, подошла к окну. Задернула большую черную занавес, свисающую до самого пола.

- Я не собираюсь возиться с твоими глупыми мыслями, Кайла.

Полностью задернув занавес, обернулась к нему.

- Что будешь кушать? Я собираюсь заказать что-нибудь из еды… - говорю я.

Он непонимающе смотрит на меня, хмуриться, у него даже едва заметно подергивается подбородок.

- Пиццу будешь? – продолжаю я.

Теперь он переводит с меня взгляд и просто смотрит в потолок. Когда он начинает нервничать, он выглядит таким милым. Я люблю Мерича. Возможно, мне уже пора взять под контроль тот момент, что я умудряюсь в каждом его состоянии находить нечто, за что я его люблю.

- Я сейчас вернусь… - говорю и выхожу из спальни.

Взяла телефон, что оставляла в гостиной, заказала еду. После снова вернулась к Меричу. Начала собирать разбросанную по комнате одежду. Подобрав футболку, запачканную в крови, и брюки, лежащие на кровати, направилась к стиральной машинке. Его вещи стирала я. Мерич в этом деле ничего не понимает, или не хочет понимать. Вернувшись в его комнату, начала наводить порядок на его письменном столе.

- Держись оттуда подальше! – тут же окриком остановил он меня.

Ладно. Я спокойно отошла от стола. Ну да, мне ли не знать, как он дорожит своими рисунками.

- Так зачем ты туда пошел? – спросила я будто между делом, продолжая наводить порядок в комнате.

- Что ты хочешь знать?

Я оторвала взгляд от подушки, которую взбивала руками, посмотрела на Мерича.

- Ххе? Так. Просто. Чтобы поддержать разговор… - пробурчала я… - Да не важно. Не отвечай, если не хочешь…

- Если будешь пробовать сбежать от чьей-либо мести, она тебя обязательно настигнет и будет только хуже. Я не убегаю. Я знал, что хочет отомстить… - закончил он. Я снова посмотрела на него. Кивнула понимающе в ответ.

Ты ведь ничего не боишься, Мерич.

- Уверена, им сейчас гораздо хуже… - говорю я, а саму всю потряхивает. Я ведь не стану его сейчас ругать, парень подрался с кучей народа. И пусть я хочу его отругать, но не стану этого делать, ведь я его не обижу, я хочу, чтобы он себя чувствовал хорошо. Все это мне сейчас напомнило те слова, что мне сказал Семих. Я едва заметно помотала головой, будто стараясь выкинуть эти мысли из головы.

- Какое-то время ты не будешь никуда ходить без меня. Чтоб я был в курсе всего.

Я и так это делала в последнее время. Ну разве что, когда куда-то ходила с Неше или Джансу, тогда я ему не звонила и не ждала его.

- Я подумаю об этом… - сказала я в ответ и пошла в сторону двери. Направилась на кухню, закинув остатки собранной одежды в стиральную машину, включила ее. В этот момент позвонили в дверь. Забрала пакет с пиццей, расплатилась и снова вернулась в комнату к Меричу.

- Пицца прибыла! – сказала и самоуверенным видом уселась рядом с ним. Когда я открыла упаковку с едой, он лениво приподнялся и уселся на кровати.

Себе взяла кусочек без грибов, ему протянула другой. Он с аппетитом откусил кусочек. Я могла бы целую статью написать о том, какой он привлекательный, когда ест. Ну уж нет… мне в полно объеме не передать это словами.

Он уже доедал второй кусок пиццы, сделала большой глоток колы и снова уставилась на него. Это очень плохо, смотреть на него и эти синяки на его лице и думать о том, какой он привлекательный. Опустила голову, постаралась сконцентрироваться на пицце. Он взялся за третий кусок. Я еще не осилила свой кусок, а он уже взялся за следующий. Так незаметно он съел пять кусков. И при этом он такой худой… У меня аж голова закружилась. Это вообще нормально, что он столько ест?

- Ты наелся? – спросила я у него, почти не поднимая головы.

- Да. А ты сама?

Я постаралась изобразить на лице одну из своих улыбок милой девочки.

- Я оставила место для другого… - сказала я. Встала с места, собрала упаковки из под еды и отправилась на кухню. Убрала остаток пиццы в печь, да-да, у него в квартире есть даже печь. А в это время не умолкал мой телефон. Я ответила звонок.

- Кайла, если мы тебе что-то позволяем, это не значит, что ты можешь пользоваться этим все время!

Закатив глаза, уселась на стул.

- Он болен… - пробурчала я. И это же правда, я не вру. Бросила взгляд на деревянный стол, такого же цвета, как и вся бель на кухне, спокойно потянула к себе тарелку, полную орешков и сухофруктов.

- Для этого существуют больницы! – не унималась мама.

Раскусив зубами фундук, попыталась объяснить:

- Мама, ну, он не то, чтобы болен. Но лучше будет, если с ним кто-то побудет рядом.

Эммм… а вот этот орешек очень вкусный.

- Ты хотя бы подумала над моими словами?

- Подумала и можешь быть уверена, я буду вести себя так, как ты и сказала. Серьезно… - сказала я, закинув в рот грецкий орех.

- Ах! Если бы я могла в это поверить, я была бы очень счастлива… - сказала она. Мне послышалось что-то неуловимое в ее голосе. Недовольство что ли? Может быть…

- Мама, завтра и Неше придет ко мне в гости. Может, и ты приедешь? Поговорим. Правда.

Как по мне, я уже давно хотела, чтобы она сняла жилье неподалеку. Это было бы довольно разумно, учитывая, как часто они приезжает ко мне. Но моя мама не такая, она ни за что не сделает этого.

- Это ты так вежливо пытаешься мне сказать «отключай телефон»? – говорит она, я улыбаюсь.

- Я люблю тебя, мама.

- Не говори с набитым ртом.

- Целую.

Улыбнулась. Встала с места и приставила стул к столу. Когда я вошла в спальню, Мерич что-то разглядывал в телефоне. Я подошла к шкафу, открыла его.

- Ты не беспокойся, я посплю в гостиной… - отвечает он.

Не убирая руку с полки, оборачиваюсь и удивленно смотрю в его сторону. Он бросил телефон в выдвижной ящик прикроватной тумбочки.

- Если бы мне нужна была просто сиделка, я бы кому-нибудь позвонил. А раз ты здесь, будешь рядом со мной.

Делаю вид, что ищу что-то в шкафу. С ухмылкой, спрашиваю его:

- А если бы Омер был здесь, он был бы твоей сиделкой?

- Поверь, мне он такой дотошный, что всю ночь сидел бы у моего изголовья, вдруг что-то случится… - говорит Мерич, я хихикаю.

Наконец достаю с полки футболку цвета облаков и штаны от купленной им специально для меня пижамы.

- А если бы он мне не позвонил? Я бы ждала тебя и ты…

- Я бы позвонил тебе сам, заноза в заднице.

Довольно улыбаясь, направилась в ванную. Переодевшись в пижаму, почувствовала себя гораздо комфортнее. Собрав волосы в пучок на затылке, вернулась в комнату и легла рядом с ним.

- Мне так жаль… - говорю, медленно проводя пальцами по синякам на лице.

Не успела я ничего понять, как он убрал мою руку со своего лица, а в следующую секунду он уже был на мне.

- Что было поводом твоего глупого поведения сегодня? – спросил он.

Значит, он не забыл. Значит, после всех сегодняшних событий, он еще спрашивает об этом. У него очень странные мозги. И как же они тянут меня к себе.

- Забей… - говорю, теперь дотрагиваясь до ссадины на его груди.

Когда он нагнулся и начал целовать мои губы, я готова ответить ему на этот поцелуй, но в моей голове слышались предостережения мамы. Я оторвалась от его губ.

- Кого уложил первым?

- Того, которому по ходу погашенной сигареты оказалось мало… - отвечает он и снова начинает целовать меня. Я снова отрываюсь от его губ.

- А это тоже он сделал с тобой? – спрашиваю, теперь дотрагиваясь до синяка на животе.

- Их было примерно пять человек… - ответил и снова нагнулся ко мне.

- Мы вообще нормальные? Мерич, вы что и правда устроили уличную драку, как показывают в фильмах? Это слишком легкомысленно… - говорю, а сама понимаю, что в моем голосе уж слишком отчетливо слышится восхищение.

В этот раз он просто лег рядом.

- В следующий раз, я обязательно заранее сообщу тебе, чтобы ты онлайн посмотрела на это.

Я положила голову ему на грудь. После сразу подняла ее, чтобы посмотреть ему в лицо.

- Не уверена, что могу поспеть на все твои драки. У тебя же руки все время чешутся.

- Я стараюсь соблюдать баланс… - говорит он, наклонив голову.

- Что?

- Спи, Кайла.

Этот ответ значил только одно: разговор окончен. Может быть стоило возразить, но я не стану этого делать. Из этого все равно ничего не выйдет.

- Но я…

Я приподнялась на локтях. Правой рукой провела по его волосам. А голос внутри меня кричал «Ты что, забыла, о чем говорила мама?!».

- Бурчит… - сказала я, надув губы.

Он, не понимая, хмурит брови. Снова кладет руку под голову, чтобы лучше видеть меня.

- Что бурчит?

- Помнишь, я оставила место, чтобы поесть чего-нибудь после. Вот… Теперь и бурчит живот.

- Что такая, монашка, или ты решила согрешить?

Он что, теперь разозлился и потому решил держаться от меня на расстоянии? Да мне наплевать. Можно подумать, я прям мечтала, чтобы он меня целовал. Просто, может я сегодня хотела увидеть фильм, из которого он раньше показывал только фрагменты.

- Дурак, ты мой Рай! – сказала я, приподнявшись, начала целовать его. Как только его губы начали отвечать на мой поцелуй, я сразу оторвалась от него, начала губами касаться каждого синяка на его лице. Когда я добралась до его лба, он схватил меня и уложил на себя. Да, мне так гораздо удобнее, но ведь так ему будет больно. Ведь на теле у него столько синяков. Я слегка приподнялась на руках и поцеловала его в шею.

Он положил руку мне на затылок, поднял голову и буквально вцепился в мои губы. Когда его рука оказалась под моей футболкой, я легкими поцелуями касалась его подбородка. Я он медленно целовал кончик моего носа. После просто взял меня за бедра и аккуратно уложил на спину, спустя секунду уже он лежал на мне.

- Теперь немного я.

Он медленно шел языком от моей шеи до самого уха. Я была способна издавать только едва слышный смех с примесью стона.

- Ладно, что-то меня клонит ко сну… - сказала я, пытаясь зевнуть. Последний слог я произнесла так протяжно, что он успел поднять голову.

- Надо будет проверить твои гормоны. И немедленно, прямо завтра… - говорит он серьезно.

- С чего бы это? – спрашиваю с улыбкой.

- Если будучи со мной, тебя одолевает сон, ты явно не в порядке… - говорит он и снова ложится рядом.

Я снова наигранно зевнула, хихикнула и после положила голову ему на грудь.

- Спокойной ночи, Мерич.

- Спокойной ночи, заноза в заднице…………………………………

← Предыдущая страница | Следующая страница →