Поделиться Поделиться

Избавься от мышления нищего

Мышление нищего возникает от представления, что ты недостоин любви. Если ты не чувствуешь себя достойным любви, тебе в этом мире всегда будет чего-то не хватать. Ты будешь видеть стакан наполовину пус­тым, вместо того чтобы видеть его наполовину полным.

Если ты видишь стакан наполовину пустым, то не удивляйся, если вскоре в нем не останется ничего. Чувство обделенности — это результат негативного восприятия. Разумеется, тот же принцип работает и в обратном на­правлении.

Постарайся увидеть стакан наполовину полным — и вскоре он окажется заполненным до краев. Зная, что ты достоин любви, ты обретаешь склонность видеть в словах и поступках других людей проявление любви.

Тебя трудно обидеть. Если кто-то груб, ты допускаешь возможность, что у этого человека выдался неудачный день. Ты не чувствуешь себя жертвой или несправедливо обиженным.

Отношение к жизни зависит от того, чувствуешь ли ты себя заслуживающим любви, достойным или недостойным.

В любом случае, окружающую тебя ситуацию ты форми­руешь так, чтобы она укрепляла твое мнение о себе.

Неуемное стремление запастись впрок свойственно то­му, кто живет в прошлом. Чувство обделенности — это просто воспоминание о старых ранах. Такие вещи очень легко проецируются в будущее.

Чтобы избавиться от мышления нищего, нужно отпус­тить прошлое с миром. Каким бы оно ни было, теперь это не имеет значения. Ты дал ему уйти, и оно больше не оказывает никакого влияния.

Ты чувствуешь себя ущемленным? Если да, то ты будешь проецировать эту обделенность на свою жизнь. Ущемлен будет лишь тот, кто чувствует себя обделенным.

Чтобы избавиться от мышления нищего, осознай спер­ва, что чувствуешь по отношению к себе несправедливое обращение. Осознай, что причиной является твое глубин­ное чувство собственной неполноценности. Пойми, что ты не чувствуешь себя достойным любви прямо сейчас.

Не пытайсяизменить свои мысли. Не повторяй: «Я достоин любви прямо сейчас» в надежде, что это поможет изменить твою ситуацию.

Просто осознай : «Я не чувствую себя достойным любви прямо сейчас. Я чувствую себя недостойным. Я чувствую, что со мной плохо обращаются. Я боюсь, что плохое, случавшееся со мной в прошлом, повторится снова».

Просто осознай , как сжалось и напряглось твое сердце. Осознай, как замерли все твои чувства. И спроси себя: в большей ли ты теперь безопасности?

Ты получил информацию, и у тебя был выбор: воспри­нимать ее как негативную или как позитивную. Ты решил увидеть стакан наполовину пустым. Ты выбрал роль жер­твы.

Ладно. Не нужно стыдиться . Не нужно напрягаться еще больше. Не нужно терзать себя. Просто осознай то, что выбрал и что в результате почувствовал. Увидь это и отпусти с миром.

«Я вижу, какой выбор сделал, и вижу, что мне от этого плохо. Я не хочу быть несчастным, поэтому сделаю другой выбор. Я увижу стакан наполовину полным».

Если ты сможешь произнести такие слова, сохраняя эмоциональную целостность, то отпустишь от себя про­шлое, а с ним уйдет и боль раны. Попробуй. Это сраба­тывает.

Ты уже немало попрактиковался в том, чтоб быть жертвой, и хорошо усвоил эту роль. Не думай, что несги­баемость приходит без практики. Просто осознай свой выбор быть жертвой и пожелай от него избавиться. Этого будет достаточно.

Мышление богача — это когда ты чувствуешь себя любимым и достойным прямо сейчас.

Сейчас ты можешь сказать, что чувствуешь себя именно так, но если вдруг зазвонит телефон и ты узнаешь, что потерял кучу денег или что жена бросает тебя, сохранишь ли ты чувство собственного достоинства? Будет ли тогда стакан наполо­вину пустым или наполовину полным?

Даже простое осознание того, что твое мышление ос­новано на страхе, играет огромную роль на пути его изменения. Духовный рост невозможен без эмоциональной честности.

Ты не можешь заставить себя мыслить позитивно, но можешь осознать свою негативность. Признание собствен­ной негативности — это акт любви . Это жест надежды. Он означает: «Я вижу, что происходит, и я знаю, что существует лучший путь. Знаю, что могу сделать другой выбор».

Предоставляя себе возможность другого выбора, ты занимаешься делом индивидуального искупления . Прощая былое и отказываясь от него, ты подготавливаешь почву для того, чтобы сделать иной выбор.

Сколько бы раз ты ни повторял одну и ту же ошибку, у тебя всегда есть новая возможность простить себя.

Без прощения невозможно избавиться от мышления нищего. А чтобы простить, ты должен осознать, что и как у тебя болит. Ты должен осознать рану. И тогда ты сможешь простить ее.

Скрытые раны таят в себе программы, которые удер­живают нас заложниками прошлого. Глубокие раны, воз­можно, следует сначала бинтовать, но чтобы завершить процесс исцеления, их надо открыть воздуху и солнечному свету. Ясное осознание должно коснуться всех подспуд­ных убеждений и предпосылок.

Обделённость— важный учитель. Любое ощущение неполноты в том, что тебя окружает, служит отражением внутреннего чувства недостойности, которое необходимо вынести на свет осознания.

Не думай, что чувство обделенности — это Божья кара. Это ты демонстрируешь сам себе убеждение, кото­рое следует исправить.

Ты обладаешь способностью любить себя. И для того, чтобы начался подлинный духовный рост, эту способность необходимо в себе пробудить.

Когда ты отдаешь отчет в том, что отказываешь себе в любви, ты, тем самым, учишься себя любить. И, нередко, ты обнаруживаешь это, когда замечаешь, как отказываешь в любви другим.

Изобилие приходит в твою жизнь не потому, что ты выучился каким-то шаманским заклинаниям, а потому, что научился направлять любовь на раны своей души.

Любовь излечивает все раны, связанные с ощущениями отделенности и конфликта, и восстанавливает изначальное чувство целостности, свободной от греха или вины.

Как только ты увидишь себя таким, какой ты на самом деле, то поймешь, что отнять у тебя любовь невозможно. Любовь принадлежит тебе навечно — лишенная формы, но вездесущая, безусловная, но чуткая к существующим условиям.

Помни об этом всякий раз, когда случается то, что кажется неприятным. Может ли Бог преподнести тебе сомнительный подарок? Не дай себя обмануть оберткой, а распакуй коробку с открытым сердцем. И если ты всё еще не понимаешь смысла подарка, сохраняй спокойствие и жди. Бог не преподносит сомнительных даров.

Нередко бывает так, что смысл подарка останется непонятен тебе до тех пор, пока он не начнет оказывать воздействие на твою жизнь. Это может разочаровать, но это неизбежно.

Божьи дары не идут на поводу ожиданий твоего Я. Их ценность более высокого порядка. Они помогают тебе открыться твоей истинной природе и предназначению.

Иногда кажется, что они запирают дверь, и ты не можешь понять, от чего это происходит. И только когда открыва­ется нужная дверь, ты понимаешь, почему ненужная была заперта.

Твой путь — союз с Божественным Разумом. Не пытайся, пожалуйста, возлагать ответственность за изоби­лие только на себя или только на Бога. Ты нуждаешься в Нем, а Он нуждается в тебе.

Прояви желание посмотреть на свои страхи и чувство недостойности, и Он поможет тебе увидеть божественную искру, которая живет в тебе.

Если ты будешь стремиться полюбить себя, то откро­ешь канал, по которому к тебе придет Божья любовь. Впусти изобилие в свой разум и узри дары любви, разли­той вокруг.

И не суди, пожалуйста, об их ценности или о той форме, которую они принимают в твоей жизни. Ведь ценность этих даров несомненна, а форму слишком легко истолковать превратно.

Благодарность

Говоря об изобилии, нельзя тут же не вспомнить о благодарности. Благодарность возникает из чувства полноценности и укрепляет ощущение изобилия. Небла­годарность же и обида, наоборот, возникают вследствие ущербности и усиливают чувство нехватки.

И то, и другое образует замкнутый круг. Чтобы войти в круг благодати, ты должен нести лю­бовь и себе, и другому. Чтобы войти в круг страха, нужно отказывать в любви себе или другому.

Когда ты находишься внутри одного из кругов, то начинаешь сомневаться в реальности другого. Именно поэтому у тебя иногда возникает такое чувство, будто существуют два взаимоисключающих мира.

Благодарный человек не может себе представить, что с ним обходятся несправедливо. Обидчивый человек не может вообразить, что любим Богом. В каком мире ты хотел бы обитать? Выбирай сам.

Каждую секунду ты должен решать, играть ли тебе роль жертвы или же помнить о том, что с тобой невоз­можно поступить несправедливо.

В первом случае, подарок будет казаться тебе наказанием; во втором — ты будешь принимать то, что встречается на пути, зная, что это принесет благо, которого ты пока не можешь увидеть.

Благодарность— это когда ты предпочитаешь во всём видеть Божью любовь. Ни один человек, делающий такой выбор, не может быть несчастным.

Ведь решение ценить обретаемое ведет к счастью столь же верно, как решение принижать его ведет к несчастью и отчаянию. Первое поддерживает и возвышает. Второе сводит всё на нет и разрушает.

Выбранный тобой способ реагировать на жизненные события надолго формирует твое восприятие. Если в твоей жизни царит отчаяние, это происходит от того, что ты выбрал умалять тебе дарованное.

Всякий живущий на земле пожинает плоды посеянных им мыслей. И если он хочет изменить характер следую­щего урожая, он должен изменить свои нынешние мысли.

Мысленно поблагодари хотя бы раз, и ты увидишь, на сколько справедливо это простое утверждение. В следу­ющий раз, прежде чем принизить полученный тобой дар, немного погоди и открой свое сердце, чтобы принять его с благодарностью.

А потом, обрати внимание, как изменит­ся твое восприятие этого подарка и отношения с тем, кто его преподнес.

В следующий раз, прежде чем осудить кого-то, на миг остановись и впусти этого человека в свое сердце. Благо­слови, вместо того, чтоб осуждать. Не суди, и радуйся, что не судил. Почувствуй облегчение, которое наступает, ког­да ты избавляешь другого человека от узости своего вос­приятия.

Призывая подставлять другую щеку, я хотел научить тебя, как показать брату, что ему не под силу тебя обидеть. Раз так, он не может быть виновен в нападении на тебя. А если он не виновен, то не должен себя нака­зывать.

Подставляя другую щеку, ты не предлагаешь брату снова тебя ударить. Ты напоминаешь ему, что он не может причинить тебе никакого вреда. Ты говоришь ему, что знаешь: с тобой невозможно обойтись несправедливо.

Ты демонстрируешь ему свой отказ принять нападение, по­скольку знаешь, что в этот момент ты достоин и любим. А сознавая собственное достоинство, ты не можешь не видеть и его достоинства.

Насилия и прегрешения этого мира кончатся, когда ты откажешься быть жертвой или мучителем. Тогда ты вый­дешь из круга страха, и всё, что говоришь или делаешь, будет исполнено милосердия. Это испытает каждый из вас.

В тебе родится Христос, как он родился во мне. Но сначала ты должен отбросить все представления о недостойности, все обиды, отказаться от нищеты в мыслях, от потребности в нападении или защите. Научись, сперва, подставлять другую щеку.

Кажется, будто существуют два мира, но, на самом деле, мир один. Страх— это всего лишь отсутствие любви . Нехватка — это всего лишь отсутствие изобилия. Оби­да — всего лишь отсутствие благодарности.

Не может чего-то не хватать, если прежде этого не существовало в изобилии. Отсутствие не имеет смысла без наличия.

Это напоминает игру в прятки. Кто-то должен спря­таться первым. Кто это будет? Ты или я? Возможно, это будет Сам Создатель.

По правде говоря, это не имеет значения. Когда придет очередь, ты спрячешься, а брат найдет тебя, как я нашел его. Каждому приходит очередь прятаться, и каждого, в конце концов, находят.

Мир двойственности возникает из целостности и к целостности возвращается. То, что сложено, разделяется и соединяется вновь. Это просто танец. Его не нужно бояться.

Я приглашаю тебя поучаствовать в этом танце, не принимая себя слишком всерьез. Никто из вас не является профессиональным танцором. Но выучить несколько фи­гур способен любой.

Когда ты наступаешь кому-нибудь на ногу, достаточно просто сказать «извини». Все вы учитесь одновременно, поэтому ошибки неизбежны.

Свобода от привязанностей

Те люди, которые умеют материализовывать свои идеи, привыкают ставить реальные цели и, сооб­разуясь с существующими условиями, проявлять гиб­кость, претворяя их в жизнь.

Если ты хочешь понять, что такое гибкость, понаблю­дай за молодым деревцем на ветру. Его тонкий и нежный ствол обладает удивительной прочностью и стойкостью. Объясняется это тем, что он движется с ветром, а не против него.

При благоприятных условиях, всё совершается без осо­бых усилий. Если же условия неподходящие, то даже большие усилия не увенчаются успехом. Чтобы двигаться с ветром, надо чувствовать наличествующие условия. Иногда следует бездействовать и отступать, а иногда — энергично продвигаться вперед.

Чтобы знать, когда двигаться, а когда нет, нужно обладать здравым смыслом и интуицией. Одно лишь абс­трактное мышление не может привести к правильному восприятию. Оно должно сочетаться с эмоциональной чуткостью.

Чтобы правильно видеть вещи, ты должен понимать не только то, как выглядит со стороны и как меняется ситу­ация, но и собственную эмоциональную вовлеченность в эту ситуацию. Нужно принимать во внимание как внеш­нюю, так и внутреннюю реальность.

Некоторые люди считают, что внутренняя реальность определяет внешнюю. Другие утверждают, что внешняя реальность определяет внутреннюю. И те, и другие правы. Курицы не было бы без яйца и наоборот.

Причина и следствие не прямолинейны и не последовательны. Они проявляются одновременно. Они цикличны. Не только причина определяет следствие, но и следствие определяет причину.

На вопрос, что появилось раньше, яйцо или курица, можно ответить только «ни то, ни другое» или «оба». Яйцо и курица сотворены одновременно.

Точно так же надо отвечать на все вопросы «или — или», иначе ответ будет неверным. Высшую Реальность нельзя измерить дуалистической меркой. Она включает как внутреннюю, субъективную реальность, так и внеш­нюю, объективную, а также, их спонтанное взаимодейс­твие. Она заключает внутри себя все противоположности.

Высшая Реальность — воплощение полного принятия, полного отказа от себя, полной всеобъемлющей любви. Нет ничего, что существовало бы отдельно от нее. Даже, когда поток выворачивает с корнем и уносит деревья, в том нет трагедии. Ибо нет разницы между деревом и потоком.

Наряду с потоком Высшей Реальности существует Сопротивление, которое порождает всевозможные усло­вия. Возникают различия, сравнения, суждения, и естест­венный поток прерывается.

Природа Высшей Реальности такова, что она говорит «да». Она обладает естественным изобилием и вдохновен­ностью. И может вместить всё. Она олицетворяет счастье — ибо принимает всех и всё, как самое себя.

Сопротивление всегда говорит «нет». По самой своей природе оно приносит конфликты и борьбу. Оно проти­вится всему и олицетворяет несчастье.

Там, где нет сопротивления, нет несчастья. Несчастье всегда сопротивляется каким-то условиям. Оно зиждется на том или ином истолковании «за» или «против». При­чина несчастья — привязанность.

Я отнюдь не прошу тебя отказаться от всех привязан­ностей. Это, друг мой, невыполнимая задача. Я просто прошу тебя осознать свои привязанности, свое восприятие, свои интерпретации «за» или «против».

Я просто прошу тебя обратить внимание на то, как ты сделал собственное счастье обусловленным.

Если же ты хочешь понять, что такое необусловлен­ность, то посмотри на качающееся под ветром дерево. Лучшей метафоры не найти. У дерева глубокие корни и широкая крона. Внизу оно неподвижное, а вверху гибкое. Это символ силы и податливости.

Ты можешь развить такую же силу характера, гибко откликаясь на все ситуации твоей жизни. Встав во весь рост, крепко укоренись в настоящем. Осознавай свои потребности, но позволь жизни удовлетворять их по-сво­ему.

Не настаивай на том, чтобы твои потребности удов­летворялись каким-то определенным образом. Иначе ты будешь оказывать ненужное сопротивление. Когда дерево пытается противостоять ветру, оно ломается.

Пусть ветер несет тебя. Твоя жизнь — танец. Это ни хорошо, ни плохо. Это — движение, это — непрерыв­ность.

Альтернатива проста. Ты можешь танцевать или не танцевать. Если решишь не танцевать, тебя не выведут из зала. Танец будет продолжаться вокруг тебя.

Танец продолжается, и ты принимаешь в нем участие. В этом есть некое простое величие. Я призываю тебя наслаждаться простой милостью быть живым.

Если ты ищешь в жизни какой-то больший смысл, то будешь разочарован. За танцем не кроется никакого смысла.

Необусловленность естественным образом доступна в любых условиях. Просто будь открыт и чуток, и ты окажешься в руках Бога. Но стоит тебе хоть на миг оказать сопротивление, и ты очутишься в созданном тобою же хаосе, без которого вполне можно было бы обойтись.

Люди не могут быть свободными от обусловленной реальности, ибо она создана человеческим сознанием. Не пытайся убежать от сотворенного тобою же самим. Прос­то прими это, как дерево принимает ветер.

Твое достоин­ство заключается в том, чтобы окончательно стать чело­веком, полностью восприимчивым к собственным нуждам и нуждам других людей.

Сострадание приходит не тогда, когда ты изолируешь себя от эмоциональных пережива­ний, а когда полностью их разделяешь.

Кто-то сказал, что этот мир — пренеприятное место. Это абсурд. Этот мир ни приятен, ни неприятен — или, скажем так, и то и другое одновременно. Этот мир — место рождения эмоционального и ментального тела.

Фи­зические рождение и смерть просто способствуют развитиюмыслящего и чувствующего сознания , несущего ответ­ственность за то, что им создано.

Нелепо отрицать важность этого рождения. Так же нелепо превозносить его. Любой человек, который участ­вует в этом путешествии рождения, испытывает как ра­дость, так и боль.

Неужели и то и другое необходимо? Абсолютно необходимо. Без боли мать не смогла бы вытолкнуть ребенка из родовых путей. Но без радости новорожденной жизни боль была бы бессмысленной.

Но не говори: «это юдоль печали» или «это обитель радости». Не стремись превратить свою жизнь в то, чем она не является. Избегай интерпретаций, которые позво­ляют охватить только один оттенок ее спектра.

Мой опыт здесь ничем не отличался от твоего. Я не победил боль. Я уступил ей. Я не преодолел смерть, а добровольно прошел через нее. Я не превозносил тело, но и не осуждал его. Я не называл этот мир ни раем, ни адом, а учил, что и то, и другое ты создаешь сам.

Я, как и ты, принял участие в танце жизни, чтобы расширить понимание и принятие, чтобы от обусловленной любви прийти к переживанию любви без всяких условий.

Вы, дорогие братья и сестры, не чувствовали и не переживали ничего такого, чего не испробовал я. Мне известно каждое желание и каждый страх, ибо я прошел через все это. И мое освобождение от них пришло не по какому-то особому соизволению.

Как видишь, я не оказался лучшим танцором, чем ты. Я просто выразил готовность принять участие в танце и учиться. И это всё, о чем я прошу тебя. Прояви желание. Прими участие.

Прикасайся и пусть прикасаются к тебе. Почувствуй всё. Раскрой жизни свои объятия, и пусть она коснется твоего сердца. Ты здесь именно для этого.

Когда сердце открывается, его заполняет любовь. И с этого момента его способность давать и принимать больше не основывается на чем-либо внешнем.

Оно отдает, не думая о возврате, потому что отдавать — это величайший дар. И принимает оно не только для себя, но и чтобы другие тоже могли вкусить этот дар.

Законы этого мира больше не ограничивают человека, чье сердце открыто. Вот так и происходят чудеса — не в результате каких-то особых действий, а лишь как продол­жение самой любви.

Линейное, последовательное мышление не может стать источником чудес. Их невозможно планировать. Никто не может научиться совершать или наблюдать их.

Чудеса спонтанно являются открывшемуся сердцу и разуму, кото­рый отказался от потребности контролировать или знать.

Ведь Божье Сознание непорочно и совершенно в своей щедрости. Оно не может перестать питать тебя, потому что ты — его часть. Оно не мыслит тебя чем-то отдель­ным. Оно относится к тебе, как родители относятся к единственному ребенку, — с любовью и привязанностью, которые ничто не может поколебать.

«Протяни руку и возьми дары», — взывает Оно к тебе. Но ты не обращаешь внимания на этот зов. Из-за неверия в собственные силы ты не слышишь обращенного к тебе Божественного голоса. Жалуясь на условия жизни, ты не сознаешь, что окружен не ограниченной никакими условиями любовью Бога.

Но, каким бы далеким ни казался тебе Бог, ты нахо­дишься от Него на расстоянии только одной мысли. И именно сейчас — миг спасения.

Запомни это, дорогой друг. Прямо сейчас, в это мгно­вение ты либо прислушиваешься к голосу Бога, либо бессмысленно путаешься в сетях собственной психологи­ческой драмы.

Прямо сейчас ты либо счастлив, либо сетуешь на свои жизненные обстоятельства. Обратись же к собственным мыслям и спроси себя: «Осознаю ли я не ограниченную условиями любовь Бога ко мне прямо сей­час?»

Если ответом будет «да», ты почувствуешь тепло Бо­жественного Присутствия в своем сердце. Если же отве­том будет «нет», твое осознание заставит тебя вспомнить об этом Присутствии и привлечет его к тебе. Эта простая практика всегда срабатывает. Попробуй сам и убедись.

Научившись быть открытым настоящему моменту, ты начнешь всё яснее осознавать Божественное Присутствие в твоем разуме и твоей жизни. В этом расширившемся сознании раскроется твое собственное предназначение, благодаря чему ты поймешь, как лучше помочь себе и другим.

Обстоятельства будут оживать у тебя перед глазами. Иной раз, они могут показаться совершенно непонятными, но ты не станешь судить. Ты не будешь искать недостатки в себе и других.

Ты научишься подчиняться сложившейся ситуации, делая всё от тебя зависящее и пребывая в силе собственной мягкости. Обретенное таким образом, ты бу­дешь всё больше и больше вверять Богу, понимая, что дарованное тебе надо всегда принимать как есть. Его всегда достаточно.

Таким образом, время самобичевания подойдет к кон­цу, и в твое сознание вернется покой. Тогда ты увидишь меня таким, каков я на самом деле, потому что уже породишь Христа в себе.

Я жду этого момента с огромной радостью и уверен, что он наступит. Ведь это момент истины. Это конец всякой отчужденности. Это конец всех страданий.

Слава Божия внутри нас

Бог — это не абстракция. Это живое присутствие — всеблагое, абсолютно щедрое, счастливое, целостное и свободное.

Я знаю, тебе трудно это представить. Тем не менее, я прошу тебя напрячь разум. Освободись от выдуманных тобой пределов возможного. Бог вне этих пределов, ибо Он не имеет формы. Будучи бесформен, Он обитает во всем. Не существует такого места, где нельзя было бы обнаружить Его присутствия.

Бог не мужчина и не женщина, так как у него нет тела, а, следовательно, нет и пола. О Боге часто говорят «Он», потому что во взаимоотношениях с нами Он мужчина. Мы — это чрево, вынашивающее его Дух, питающее и производящее на свет.

Но, хотя мы, в этом смысле, для Него то же, что невеста для жениха, никакой «мужской» образ не объемлет Бога. Он не воин, не шаман, не спаситель. Он не седовласый мудрец, равно как и не мудрая женщина. Все эти образы антропоморфны.

Бог есть любящее присутствие, сочетающее все поло­жительные мужские и женские качества. Он питает и защищает. Он нежный и добрый, сильный и уверенный в себе.

Богу присуща рассудительность старого мудреца и не­винность малого ребенка. Он обладает силой воителя и чуткостью молодой матери. Он — всё это и многое, многое другое.

Для Него не годятся никакие определения. Он не может быть ограничен нашими представлениями о Нём.

Будучи неограниченным присутствием, Его Дух про­низывает наши умы и переживания. Из этого присутствия мы извлекаем саму свою Сущность. Это то, что мы есть, хотя мы не часто осознаем свою Сущность.

Дух, или Божественная Сущность, не рождается и не умирает. Он существует до физического рождения и после физической смерти. Эта Сущность не подвержена взлетам и падениям умственно-эмоциональных переживаний. Это неизменное любящее присутствие, к которому мы возвра­щаемся, когда перестаем распинать себя или нападать на других.

Божественная Сущность в тебе не отличается от Бо­жественной Сущности в твоем брате или сестре. Это единая сущность, единый Дух. Из-за наличия у вас тел вам кажется, будто вы отделены друг от друга, но Божес­твенная Сущность объединяет вас.

Умы могут не согла­шаться, осуждать или нападать друг на друга, но Божес­твенная Сущность объединяет их все в простой гармонии.

Отождествляя себя с телом или с мыслями о разделённости, ты забываешь о своей Сущности. Ты забываешь, кто ты такой. Ты думаешь, что отделен от своего брата. Ты думаешь, что отделен от Бога. Иначе, ты не мог бы осуждать или нападать.

Помня о собственной Сущности, ты помнишь и о своей духовной связи со всеми людьми. Когда ты помнишь, кто ты есть, нападать невозможно.

Ты не можешь познать славу Божию, пока не оценишь Божественной Сущности внутри себя. Это не имеет ника­кого отношения к твоему полу, расе, материальному поло­жению, национальности или религии. Это не имеет ника­кого отношения к тому, что ты думаешь о себе или что думают о тебе другие.

Божественная Сущность внутри тебя — всецело лю­бящая и достойная любви. Когда ты соприкасаешься со своей Сущностью, то понимаешь, что угоден именно таким, какой ты есть.

Знаешь, что в тебе нет ничего, что нужно было бы улучшать или приводить в порядок.

Зна­ешь, что твоя Сущность требует, чтобы ты отбросил самоосуждение и критику. Она требует, чтобы ты перестал осуждать своего брата или сестру.

Чем лучше ты научишься пребывать в этом состоянии, тем легче будет твоя жизнь. Вот почему многие духовные пути включают в себя регулярные практики медитации и молитвы.

Единение с Богом полезно для нервов. Оно крайне важно для общего здоровья — физического, пси­хического, эмоционального и умственного.

Я не предлагаю тебе медитировать или молиться по часу в день, хотя в этом нет ничего плохого. Я просто прошу тебя вспоминать о своей Божественной Сущности ежечасно в течение пяти минут или посвящать этому каждую десятую мысль.

Чтобы не дать мыльной опере жизни тебя поглотить, постоянно вспоминай о Боге. Пусть девять твоих мыслей будут о необходимости устроить свои или чьи-то дела, а десятая — о том, чего не нужно «устраивать». Пусть десятая мысль будет о чем-то пол­ностью приемлемом, полностью достойном любви.

Именно такой ритм должен был устанавливать день субботний. В течение шести дней тебя могли поглощать перипетии работы и борьбы, но на седьмой — надо было вспомнить о Боге. Седьмому дню следовало быть днем отдыха, днем обращения внутрь себя.

Пусть мудрость дня субботнего войдет в твою повсе­дневную жизнь. Тогда ты не будешь забывать слишком надолго, кто ты есть или кто есть твой брат. Совершай ритуал вспоминания, и твои дни, часы и минуты преобра­зятся.

Когда ты будешь принимать пищу, Бог будет сидеть за твоим столом. Когда будешь говорить с братом, Бог напомнит тебе, чтобы ты сказал ему слова ободрения.

А если ты забудешь обо всем этом и снова станешь кричать на мужа или на жену, Бог протянет руку, осторожно коснется тебя и беззлобно скажет: «Добро пожаловать в мыльную оперу!»

И ты научишься смеяться над собой и не принимать слишком всерьез создаваемые тобою же самим драмы.

Всё это — игра в воспоминание. Когда ты это пой­мешь, смысл ритуала для тебя полностью изменится. И тогда ты сможешь выбрать ту его форму, которая поможет тебе вспоминать. Какой будет эта форма, значения не имеет. К счастью, выбирать есть из чего, так что, каждый сможет найти что-нибудь наиболее подходящее для себя.

Терпимо относись к выбору, который сделал твой брат, даже если его выбор существенно отличается от твоего. Знай, что если он помогает вспоминать ему, то может помочь и тебе. И не спорь о различиях в форме, потому что это несущественно.

Ничто не расстраивает меня больше, чем пустые споры о форме. Слова и верования, которые разделяют людей, следует отбросить в сторону. Если хочешь идти путем Благодати, не обращай внимания на видимые различия, но находи то, что у тебя общего с другим человеком, и сосредоточивайся на этом.

Истина обретает любые формы, но остается, при этом, единой простой истиной. Ты можешь научиться видеть истину в любом обличье, в любой ситуации. Именно это должен делать человек, в душе которого мир.

Вы входите в эпоху, когда культурные и религиозные барьеры будут преодолены. Люди, говорящие на разных языках, научатся понимать друг друга.

Вместе с терпи­мостью к несходству придет осознание универсальных ценностей, которые могут быть восприняты всеми. Это очень важная эпоха. Каждому из вас предстоит сыграть серьезную роль в разрушении преград на пути к миру.

Поэтому, я призываю тебя найти внутри себя такую точку, где ты целостен и совершенен. Из этой точки ты будешь приветствовать и принимать всех людей, входящих в твою жизнь. Из этой точки внутреннего мира ты ста­нешь миротворцем для мужчин и женщин. Это мое учение. Таким оно было всегда, во все времена.

Иные измерения

Плоскость твоего опыта — не единственная из су­ществующих. Таких школ много, и программа в каждой из них своя.

Основной предмет в твоей школе — равенство . Ты находишься здесь для того, чтобы понять: все люди равны, независимо от видимых обстоятельств. Мужчины и жен­щины, черные и белые, последователи индуизма и католи­ки равны в самой идее земного существования.

Любое неравенство создаешь ты сам, и оно должно быть уничто­жено. Многие из вас уже какое-то время учатся по этой программе. Я не стану говорить, как долго! Вы проявляете массу изобретательности, чтобы исказить ваше подлинное духовное равенство с другими людьми.

Некоторые из вас живут в нищенских условиях, тогда как другие владеют огромными состояниями. У одних избыток пищи, другим ее недостает. Поймите, пожалуйста, что, если бы вы уже усвоили здешний учебный курс, этого неравенства не су­ществовало бы.

Итак, ты находишься здесь для того, чтобы преодолеть глубоко укоренившееся убеждение в том, что одни люди достойнее других. Как же этого достичь?

Во-первых , ты должен признать для себя истину о равенстве. Если же ты чувствуешь себя выше или ниже любого другого человека, значит, ты не принял истины о своей духовной сущности.

Во-вторых , ты должен признать равенство тех, кто тебя окружает. Признание равенства означает, что, если ты имеешь больше, чем они, ты готов поделиться этим. А если ты имеешь меньше, то готов попросить их о помощи.

Ты здесь также для того, чтобы научиться уважать право каждого решать за себя. Если ты решаешь за другого или позволяешь ему решать за тебя, то не призна­ешь вашего взаимного равенства.

Может показаться, что такое вмешательство одного человека в дела другого дает тебе право возлагать ответ­ственность за те решения, которые ты принимаешь или отклоняешь, на своего ближнего. Но это не так.

Со временем ты поймешь, что можешь причинить вред и помочь только одному человеку — себе самому. Пока ты не научишься брать на себя ответственность за принима­емые решения и предоставлять ближнему возможность делать то же самое, ты не постигнешь правды о себе и о нем.

Все просто, не так ли? И, тем не менее, осуществление равенства на практике — вещь фундаментальная. Оно может совершенно изменить твой мир и позволить тебе завершить учебный курс вместе со всеми твоими братьями и сестрами.

Когда ты покинешь тело, то будешь продолжать обу­чение в нефизическом классе. Этот курс будет ускорен­ным, поскольку там нет ни времени, ни места, чтобы модулировать созидательную силу мысли.

В твоем мире для того, чтобы мысль превратилась в видимый результат, требуется время. В нефизических из­мерениях это превращение происходит само собой.

Напри­мер, стоит только подумать: «Мне хотелось бы проведать моего друга Боба», — и ты мгновенно окажешься в его гостиной. Твой путь не занял никакого времени, и ты не пересекал никакого пространства.

Некоторые из вас имели опыт общения с существами в нефизических измерениях. Безусловно, такое общение происходит только с помощью мысли. Общаться, находясь в разных измерениях, хоть и трудно, но не невозможно. Поупражнявшись, ты сможешь развить способность выходить за пределы своего ограниченного пространственно-временного мира.

Поскольку в нефизических классах обучение происхо­дит быстрее, многие люди, покинув тело, овладевают спо­собностью управлять своими мыслями. В результате у них возникает уверенность, что они могут вернуться в ваш мир и показать свое мастерство.

Но из миллионов тех, кто пытается это сделать, лишь очень немногим удается про­демонстрировать такое умение в плотной физической среде.

Это нетрудно понять. Согласно вашей науке, когда человек покидает гравитационное поле Земли, он стано­вится практически невесомым и может совершать спортив­ные подвиги, которые на Земле были бы ему не под силу.

Наука также утверждает, что вне плотной земной атмос­феры процесс старения замедляется. Многие физические законы, действующие на Земле, изменяются за ее пре­делами.

Когда человек покидает тело, происходят аналогичные явления. Он испытывает творческую свободу, мыслимую на Земле разве что в состоянии сна, когда внимание направляется внутрь и происходящие в теле процессы замедляются. Состояние сна — хорошая метафора для описания расширения сознания, которое имеет место, ког­да тело оставлено.

В снах ты создаешь новую реальность совершенно непринужденно. Ты убиваешь и тебя убивают, ты лю­бишь, кого пожелаешь, преодолеваешь невероятные опас­ности и чудесным образом избегаешь гибели.

Мало кто рискует совершить наяву то, что так легко творит в сно­видениях. А переживания в нефизическом состоянии ока­зываются еще более захватывающими, чем во время сна. Творческие способности здесь беспредельны.

Итак, земная школа— это среда для проверки навы­ков, приобретенных тобой в сопряженных с этим миром нефизических классах. Ты не можешь закончить земную школу, пока не продемонстрируешь, что полностью овла­дел программой.

Это знают все существа, и поэтому они стремятся воплотиться в физических телах, чтобы проде­монстрировать, как хорошо они выучили свои уроки.

Почему это их так беспокоит? Давай вернемся к мета­форе с гравитацией. Спортсмену в среде с нулевым тяго­тением ничего не стоит прыгнуть в высоту на пятнадцать футов.

Он может даже летать по воздуху. Но верните его на землю, и он с трудом преодолеет высоту в семь-восемь футов. А мысль полетать вообще вряд ли придет ему в голову.

Физическая жизнь в условиях высокой плотности да­ется нелегко. Чтобы развиться физически, требуется вре­мя. Ты приступаешь к этому в утробе матери, будучи полностью от нее зависим.

На свет ты появляешься физи­чески беспомощным. Ты должен учиться есть, ходить, говорить и манипулировать тем, что тебя окружает.

От­кровенно говоря, для человека, недавно побывавшего в нефизическом мире, где немедленно осуществляется любая мысль, это сущая пытка.

Но, со временем, сознание сужа­ется и прочнее обосновывается в физическом теле, отсекая память о других измерениях с их творческими возмож­ностями.

Проще говоря, сознание поглощается плотной физичес­кой средой. Здесь оно чувствует себя жертвой, попавшей в ловушку. Оно забывает о том, как находилось в менее ограниченном состоянии, забывает, что не является телом.

В особо редких случаях сознание, входя в физический класс, сокращается не полностью. Такие люди обитают в телах, но, при этом, сохраняют память о нефизическом измерении. Они понимают, что не являются жертвами мыслей и действий других людей. Они знают, что могут создавать реальность силой своих мыслей.

Эти люди становятся духовными учителями. Я был одним из многих таких учителей, воплотившихся на физическом уровне, чтобы помочь своим братьям и сестрам вспомнить их подлинную нефизическую сущность.

Без этих учителей плотность земной среды затуманила бы коллективное сознание и заблокировала большую часть связей с духовными знаниями. В человеческой истории случались времена, когда земная жизнь была поистине мрачной.

Вы сами называете один из таких периодов «темным средневековьем». Другой, совсем недавней тем­ной эпохой были первые две трети двадцатого столетия.

Тебе довелось оказаться в физическом классе в пере­ходное время. Ваши технические средства позволяют се­годня многократно уничтожить физическую окружающую среду. Но, несмотря на это, сейчас на планете больше светлого, чем в любой другой исторический период.

Почему же я не присоединился к вам в этом физичес­ком воплощении — спросишь ты. Многие из вас ожида­ют, что я опять появлюсь в человеческом облике, но этого не произойдет. Моя работа здесь почти завершена. И мое физическое присутствие сейчас среди вас могло бы только задержать то превращение, к которому вы уже готовы.

Сегодня большинство из вас уже должны понимать природу этого превращения. Ты здесь находишься для того, чтобы перестать, наконец, чувствовать себя жертвой. Ты здесь для того, чтобы обрести творческую способность формировать свою собственную реальность и помочь об­рести ее твоему ближнему.

Вы все готовы к этому. И я здесь для того, чтобы помочь вам это сделать. Благодаря нефизическому общению со мной и другими учителями вы научитесь избавляться от обстоятельств, которые усугуб­ляют ваши страдания, и пробудитесь к осознанию своей Божественности.

Для завершения моей земной миссии мне нужна по­мощь каждого из вас. Именно ты ежеминутно будешь демонстрировать мое учение. Вот почему пора отказаться от слов, которые разделяют людей. Пора перейти к непо­средственной демонстрации принципов любви и прощения.

Ваша индивидуальная и коллективная настройка на нефизическую реальность — важный шаг в процессе пла­нетарной трансформации. Если бы я присутствовал физи­чески, история с распятием повторилась бы.

Оглянись вокруг, и ты увидишь, что людей, бросающих вызов общепринятым идеям, по-прежнему порочат, оскорбляют и преследуют. Единственный способ избежать этого — пробудиться вам самим.

Не осуждай своего брата на смерть, даже если он выступает против твоих самых священных убеждений. Ведь осудить его — значит осудить меня. Но и не возноси его на пьедестал, даже если считаешь его непогрешимым. Ибо непогрешимых людей не бывает. Никому не удается жить, не совершая ошибок.

Я тоже, мой друг, сделал много ошибок. Я отказался и от моего брата, и от моего Бога, и я обвинял обоих в том, что они оставили меня. Не делай меня каким-то особенным. Не делай особенным никого из твоих братьев. Вы все учите одни и те же уроки.

Учись радоваться своему равенству с братьями и сест­рами. Ибо так ты устанавливаешь равенство со мной. А когда ты станешь относиться ко мне как к равному, наше общение значительно облегчится.

Всякий раз, когда ты принимаешь ближнего в свое сердце, ты открываешь дверь и мне. Нет брата или сест­ры, которые не были бы мне дороги. Ведь я вижу душу как преступника, так и его жертвы. Я вижу, что оба они жаждут любви и признания, и не откажу им. Не удивляй­ся, что я прошу того же от тебя, служащего мне руками, ногами и голосом в этом мире.

Будьте терпеливыми и стойкими, братья и сестры. Наша работа не закончится до тех пор, пока не исчезнут мучители и жертвы. Наше странствие будет продолжать­ся, пока мы не признаем любовь Бога к нам и не переда­дим эту любовь каждому, кого встретим на жизненном пути.

Исключений быть не может. Каждый должен быть принят таким, как есть, чтоб он мог освободиться от страхов и потребности мстить другим людям.

Идти со мной — значит одновременно быть слугой Бога и человека. Ты служишь человеку, показывая ему, что Бог его помнит и заботится о нем. Ты приносишь ему еду и питье, утешаешь в страданиях.

Обнимаешь его и позволяешь склонить голову на твое плечо. Даёшь ему выплакаться. Ведь он чувствует себя покинутым родите­лями, детьми, возлюбленными и Богом. А пока он плачет, ты утешаешь его. Потому что давно ли ты сам тоже чувствовал себя брошенным и ручьями проливал слезы печали и сожаления?

Такова природа человеческого опыта. Сострадать ближнему совершенно естественно. Ибо его страдание и облегчение — также и твои.

Когда на земле будут выучены уроки равенства, элек­тромагнитное поле планеты изменится, и появится новая, еще более прекрасная программа обучения. Семена этого превращения уже брошены в почву. Твоя задача — поли­вать и взращивать их.

Диктатура согласия

В основе эгоистической идеи любви лежит согласие . С ее точки зрения, любовь немыслима, если между двумя людьми нет согласия. И, тем не менее, пока ты не будешь свободен соглашаться или не соглашаться со своим ближним, в той или иной ситуации, ты не сможешь любить его.

Если, например, твой брат утверждает, что он — жертва направленных против него чьих-то дейс­твий, согласишься ли ты с ним? Конечно, нет. Даже если он станет умолять тебя поддержать его в этом заблуж­дении, ты скажешь: «Извини, брат, мне все это пред­ставляется иначе».

С другой стороны, если твой ближний счел нужным занять неоднозначно воспринимаемую позицию и просит о поддержке, разве ты откажешь ему? Возможно, это будет рискованно и для тебя, но ты не лишишь ближнего своего благословения потому лишь, что он ведет себя не так, как все.

Стоит ли напоминать тебе, что приверженность правде непопулярна? Очень часто это означает, что ты должен говорить «да», когда другие сказали бы «нет», и говорить «нет», когда другие сказали бы «да».

Многие из вас не представляют себе, что «нет» иногда может стать проявлением любви. А между тем сказать «нет» с любовью очень легко.

Если твой ребенок тянет руку к горячей плите, ты говоришь «нет!» быстро и решительно. Ты не хочешь, чтобы он причинил себе вред. А после этого обнимаешь его и повторяешь, что лю­бишь его.

Сколько раз ты встречал брата, положившего руку на плиту? Ты не можешь поощрять поведение, которое на­верняка будет губительным для другого человека. И ты не хочешь, чтобы твои друзья поощряли тебя в подобных вещах.

Друг— это тот, кто волен соглашаться или не согла­шаться. Друг будет говорить тебе правду. Он может воспринимать ситуацию правильно или неправильно, но он не боится высказать тебе свое мнение. Друг говорит тебе правду, а потом напоминает, что ты волен сделать соб­ственный выбор.

Такова любовь в действии. Друг любит тебя одинаково и когда говорит «нет», и когда говорит «да». Он не отказывает тебе в совете, но и не пытается навязать свое мнение. Друг хочет быть полезным. Он относится к тебе с уважением, поэтому говорит правду.

Ты не можешь быть другом, если не готов говорить правду. Это не означает, что ты непременно прав. Быть правым и быть честным — не обязательно одно и то же.

Когда ты честен, то даешь лучшее, что можешь дать исходя из того, что тебе известно. Это всё, чего от тебя можно ожидать. И не имеет значения, правильным ока­зался твой совет или ошибочным.

Но одной честности недостаточно. Честность должна идти рука об руку со скромностью. Твоя скромностьговорит брату: «Я понимаю это так. Я могу быть прав, а могу и ошибаться. А что думаешь об этом ты? В конце концов, решать тебе».

Скромный человек соблюдает должные границы. Он никогда не посягает на право другого делать собственный выбор и не стремится взять на себя ответственность, которую тот несет.

Постоянно стремясь к согласию, вы редко испытываете любовь, не ограниченную условиями. Согласие является первостепенным условием, а потому именно в нем, в пер­вую очередь, коренится ваша взаимная зависимость или неписаная договоренность. Она гласит: «Если твое Я будет согласно с моим, то я поддержу тебя».

Когда два Я согласны, это должно настораживать. Ведь по своей природе человеческое Я разъединено с другими Я, конфликтует с ними. Так что если два Я пришли к согласию, можно быть уверенным — они объединились, чтобы противостоять третьему Я.

Это не искреннее согласие, а временный союз. Как только общий враг побежден, союз становится ненужным и каждое Я возвращается к собственной программе.

Искать любовь в согласии — не слишком мудрое ре­шение. Это обязательно принесет разочарование. Гораздо лучше искать ее в несогласии.

Помнишь, я говорил вам: «Любите врагов ваших »? Я сказал это не из духа противоречия. Тому было несколько веских причин. Во-первых, любить друга легко. В боль­шинстве случаев друг соглашается с тобой и поддерживает тебя. Так что любить его нетрудно.

А вот твой враг с тобой не согласен. Он уверен, что ты не прав. Он видит твои слабости и сделает всё воз­можное, чтобы ими воспользоваться. Если у тебя есть слабое место, можешь быть уверен, что он об этом знает. Проще говоря, врагне станет трактовать сомнение в твою пользу. Потому он — твой лучший учитель .

Враг проливает свет на то, что тебе больше всего в себе не нравится. Он точно показывает, где таятся твои страхи и неуверенность. Если ты прислушаешься к тому, что говорит тебе враг, то совершенно точно узнаешь, что именно в тебе необходимо исправить. Лишь тот, кто вот так противостоит тебе, может быть столь хорошим учи­телем.

Почему я говорю: люби своего врага? Потому, что если ты не будешь его любить, то не оценишь того подарка, который он тебе делает.

Никто не может прожить жизнь без союзников и противников. Хороший союзник готов тебе противостоять. А хороший противник является лучшим союзником.

Учась любить врага, ты, тем самым, проявляешь жела­ние заглянуть во все темные закоулки своего сознания. Твой враг — зеркало, в которое ты смотришь до тех пор, пока отражающееся в нем гневное лицо не начнет улыбать­ся в ответ .

Чтобы помириться с врагами, ты должен научиться на всё смотреть не только своими собственными, но и их глазами. Тогда у тебя появится сострадание, и ты прео­долеешь конфликт.

Помни, что для примирения с врагами не обязательно с ними соглашаться. Но надо научиться любить их.

Мир не наступает в результате согласия двух Я, по­скольку Я не способны прийти к согласию. Мир наступа­ет, когда присутствуют любовь и взаимное уважение.

Любящий враг становится похож на друга, который не боится не соглашаться с тобой. И ты не изгоняешь его из сердца лишь за то, что он видит вещи не так, как ты. Ты внимательно прислушиваешься к тому, что он скажет.

Когда ты слушаешь врага так, как слушал бы друга, это делает не твое Я. Это Дух в тебе прислушивается к Духу, который в нем.

Причина всех конфликтов между людьми проста: каж­дая из сторон обесчеловечивает другую. Каждая считает другую менее достойной.

Пока каждая сторона восприни­мает другую подобным образом, невозможно договориться даже о простейших мелочах. Но стоит проявить к другой стороне уважение и понимание, как даже самые сложные вопросы разрешаются без труда.

Источником чудесслужит любовь. Решения, найден­ные любящим сознанием, не знают границ. Готовность любить , то есть, считать друг друга равными, — сутьвсего чудотворства .

Из разнообразных точек зрения рождается одна, кото­рая учитывает точку зрения каждого. Но она не может возникнуть, пока не будут услышаны все мнения. Ваша задача, друзья мои, — беспристрастно выслушивать каж­дого человека.

В этом сущность демократии, которая представляет собой не только духовный идеал, но живой, движущийся, дышащий процесс.

Когда процесс прерывается, идеал искажается. Но по­ка он сохраняет силу, — сколь бы неуклюжим и громоз­дким он порой ни казался, — идеал не может не проя­виться.

Общество, допускающее разнообразие точек зре­ния, — это общество, основанное на практическом прояв­лении любви и равенства.

Те, кто стремится к согласию , строят тоталитарные системы , где индивидуальные свобо­ды приносятся в жертву, а целое никогда не выигрывает от мудрости своих составляющих. Такие системы обрече­ны на крах .

Для того чтобы не соглашаться, требуется смелость. Чтобы сохранять обстановку равенства, где могут быть учтены все точки зрения, требуются мудрость и преду­смотрительность.

Путь к истине никогда не был легким. И уж точно никогда не бывало, чтоб это был путь, основанный на практической целесообразности.

Целесообразное разрешение конфликта — это уничто­жить всех тех, кто с тобой не согласен. В данном случае, целью является не любовь, и даже не понимание, а только истребление врагов. Именно такие системы ценностей пре­обладали на вашей планете на протяжении всей ее истории.

Демократический подход — это новый смелый экспе­римент. Его девиз: «Пусть все голоса будут услышаны». Он приветствует разнообразие и верит в фундаментальную ценность каждого человека. Он призывает всех любить, уважать и учиться у оппонентов.

Он признает, что ум и сердце человека достаточно глубоки и обширны, чтобы вместить все точки зрения. По существу, он вверяет свой успех вашей способности учитывать различные взгляды и, когда надо, изменять свои решения.

Тоталитарные и фундаменталистские идеи подыгрыва­ют вашим страхам. Они всегда создают врагов и стремятся их победить. Они предполагают, что существует хорошая сторона и сторона плохая.

Они исходят из слишком упрощенного, дуалистическо­го восприятия мира. А путь сострадания, которому учу я, предлагает любить и признавать всех людей равными. Он не делает исключений, так как знает, что осудить одного человека — значит осудить всех.

Это нелегкий путь, ибо твоя приверженность равенству будет подвергаться непрерывным испытаниям. И если ты хочешь доказать истину, то должен преодолевать каждое испытание со всей своей решительностью.

Многие употребляют мое имя всуе. Они приписывают мне идеи жестокости и осуждения, используя их для оправдания всякого рода гнусности. Это вынуждает меня открыто заявить вам: не употребляйте мое имя всуе .

Не используйте мое имя, осуждая кого бы то ни было. Я никогда не становился на сторону одного брата, выступа­ющего против другого. И никогда бы не потребовал этого от вас.

Я просил вас установить мир в собственном сознании. И я просил вас установить мир со всеми братьями и сестрами. Как вы можете искажать столь простое учение?

Если ты услышал меня в сердце своем, ты поймешь, что эти идеи нельзя использовать для оправдания каких бы то ни было осуждений или нападок на любое челове­ческое существо. Когда ты соберешься осудить другого человека, загляни в себя и спроси: «А осудил бы я за это себя

Ибо, любое осуждение ближнего — это также и осуж­дение себя самого. А любое осуждение себя самого — это осуждение меня.

Ведь я не отделен от тебя. Как ты относишься к себе или своему ближнему, так ты относишься и ко мне. Мы неразделимы. Наши судьбы неразрывно связаны.

Пойми, друг мой, что ты не найдешь любви, если ищешь согласия. Любовь лежит значительно глубже. На­учившись любить того, кто противостоит тебе, ты найдешь Источник, который пребывает за пределами осуждения и страха.

В этом Источнике мы все объединены, как равные и способные свободно думать и действовать, согласно сво­им склонностям.

Я поддерживаю тебя в твоей свободе выбора, даже когда ты делаешь не такой выбор, какой сделал бы я. Потому что я доверяю тебе. Я доверяю Божьему замыслу о твоем пробуждении. И я знаю, что ты никогда не сделаешь ошибки, которая отделила бы тебя от Божьей или моей любви.

Преступление и наказание

Если бы мысли могли убивать, многие ли из вас были бы сейчас живы? Я хотел бы напомнить тебе: семенавсех действийнаходятся вваших мыслях . Если ты думаешь: «Я терпеть не могу такого-то», ты напада­ешь на этого человека.

То, что начинается с мысли, быстро превращается в речь . Если ты поносишь кого-то перед другими людьми или плетешь интриги за его спиной, ты нападаешь на этого человека.

То, что превратилось в речь, быстро становится дейс­твием . Если твои слова зажигают других, тех, кто поддер­живает твое нападение, тебе может показаться вполне оправданным избить или даже убить человека.

Общество утверждает: «Предосудительно только фи­зическое действие. Словесные нападки прискорбны, одна­ко, они неизбежны. И нет такого глупца, который попы­тался бы привлечь человека к ответственности за его мысли».

Итак, вас возмущает совершение убийства, однако мысль об убийстве вы считаете вполне приемлемой. Всех вас она посещала. Вас возмущают акты изнасилования или сексуальной жестокости, но не слишком беспокоят мысли о них.

Я прошу тебя помнить: всё, что ты думаешь, говоришь или делаешь в отношении другого человека, отражает то, что ты думаешь о себе. Негативные мысли о ком-то другом показывают, как ты видишь себя.

Сплетни или словесное оскорбление другого человека говорят о твоем собственном чувстве стыда и эмоциональной неустроен­ности. А физическое насилие над другим, указывает на твой собственный суицидальный импульс.

В этом нет ничего загадочного. Только травмирован­ный человек набрасывается на других. А много ли среди вас не травмированных? Многие ли из вас, так или иначе, не набрасываются на других?

Разница между тобой и тем, кто насилует и убивает, не так уж велика, как ты думаешь. Я говорю это не для того, чтобы ты почувствовал себя скверно. Я говорю это, чтобы помочь тебе пробудиться к осознанию ответствен­ности перед ближним.

Если ты способен прощать себе мысли о мести, то почему ты не можешь простить того, кто мстит? Ведь он, всего лишь, делает то, о чем ты думаешь.

Я не оправдываю акт отмщения. Я не могу оправдать никакого нападения и не предлагаю это делать тебе. Я просто спрашиваю тебя, почему ты исторгаешь этого брата из своего сердца? Возможно, он еще больше нуждается в любви и прощении, чем ты. Почему же ты его лишаешь этого?

Твой брат был глубоко травмирован. Он рос без отца. С девяти лет он пристрастился к наркотикам. Он прожил жизнь в районе, где никогда не чувствовал себя в безопас­ности. Разве ты не испытываешь никакого сострадания к травмированному мальчику в этом человеке, совершившем преступление?

Если бы ты оказался на его месте, неужели ты вел бы себя намного лучше? Будь честен перед собой, друг мой. И в этой честности ты найдешь сострадание — если не к этому человеку, то хотя бы к тому мальчику, который им стал.

И я говорю тебе, что сейчас нажимает на курок не этот мужчина, а тот мальчишка. Тот, кого подавляли и запуги­вали. Малыш, не чувствующий любви и никому не нужный. Наносит удар травмированный мальчик, а не взрос­лый мужчина.

Друзья мои, никакого мужчины нет. Есть только маль­чик. Не позволяйте себе обмануться при виде его озлоб­ленного, надменного взрослого лица.

За жестокой внеш­ностью кроется непреодолимая боль и самоосуждение. За маской разнузданной храбрости и порочной злобы скры­вается мальчик, который не верит, что он достоин любви.

Если ты не можешь принять в нем мальчика, как ты можешь принять мальчика или девочку в себе? Ведь его страх не так уж сильно отличается от твоего.

Давайте, перво-наперво, снимем с себя маску морально­го превосходства. А затем позволим живущему в нас мальчику или девочке взглянуть на мальчика в нем. Вот здесь и начинается любовь и признание. Здесь-то и коре­нится способность прощать.

Преступники — всего лишь одна из групп неприкаса­емых в вашем обществе. Вы не желаете видеть их жизни. Вы не желаете слышать их боли. Вы хотите спрятать их туда, где не придется иметь с ними дела.

Точно так же вы поступаете со стариками, душевнобольными, бездомными.

Как видишь, друг мой, тебе не хочется возлагать на себя бремя любви к ближнему. Но, не любя его, ты не сможешь научиться любить и принимать себя. Твой брат — ключ к твоему спасению . Так всегда было и всегда будет.

Точно так же, как человек отрицает и подавляет нега­тивные тенденции, которые не хочет принимать в себе, так и общество отрицает и прячет в больницы и тюрьмы те проблемы, которых оно не хочет знать.

Как индивидуаль­ное, так и коллективное подсознание испещрено потаенны­ми травмами. И на обоих уровнях поведение обусловлено безотчетной болью, а также, сопряженными с этими трав­мами, чувствами вины и страха.

Прощение, словно луч прожектора, освещает тьму, тайные уголки в личности и в обществе. Оно говорит твоему чувству вины, твоему страху: «Выходи и стань видимым. Мне необходимо понять тебя».

А преступнику оно говорит: «Выходи, встреться с жертвами своего пре­ступления, изменись к лучшему, начни исцеляться».

Признание травмы — первый шаг на пути исцеления. Если вы — каждый в отдельности и все вместе — не готовы встретиться лицом к лицу со страхом, который стоит за любой травмой, процесс исцеления не начнется.

Тебе трудно взглянуть на свою боль, вытесненную в подсознание. Обществу трудно взглянуть на боль своих изгоев. Но сделать это необходимо.

Пока человек не осознаёт собственных травм, он пре­бывает под гнетом своей агрессии. За тюремной решеткой находится не только преступник. Те, кто посадил его туда, обитают в такой же камере.

Если ты не вытащишь на свет находящееся в подсознании, оно проявится само в собс­твенных извращенных формах. Если вы не будете целе­направленно работать с преступником, чтобы помочь ему полюбить и принять себя, он вернется в общество, испол­ненный той же злобы и мстительности.

Строительство новых тюрем или увеличение числа по­лицейских на улицах не сделает твой район более безопас­ным. Подобные действия лишь усугубят ситуацию, повы­сив уровень страха.

Если вы хотите улучшить положение дел, начните с прощения тех, кто находится в тюрьмах, и тех, кто живет по соседству. Увеличьте число учителей, воспитателей, социальных работников.

Накормите людей , укажите им эмоциональные и духовные ориентиры. Дайте им ощутить надежную эмоциональную связь. Дайте им надежду . Дай­те им признание . Дайте им любовь .

Это и есть трудмиротворца. Это и есть служение . Это значит — принимать своего брата как самого себя.

И, пожалуйста, не забывай, что, давая другим, ты даешь себе. Нельзя давать любовь, не получая ее взамен. Нельзя сделать подарок, который тут же не возвратил­ся бы.

Пора перестать наказывать грешника в себе и преступ­ника в обществе. Наказание только усиливает неприятие. А нужно совершенно противоположное. Чувство неприя­тия надо смягчать и успокаивать. Осуждение и нападение необходимо вывести на свет осознания. В чувстве вины и страхе нужно увидеть то, чем они являются на самом деле.

Дело перевоспитания — это вопрос интеграции. Всё темное должно быть вынесено на свет. Всё неприемлемое нужно сделать приемлемым, чтобы мы смогли смотреть на него без страха. Семена поступков следует искать в мыс­лях и обращаться к ним. Нельзя изменить поступки, не изменив мысли.

Если ты наложишь табу на те или иные мысли, ты станешь их бояться. Это неконструктивно. Будь готов взглянуть на жестокие мысли в душе, чтобы не пришлось хоронить их в своем подсознании.

Помогай людям брать на себя ответственность за то, что они думают, и за последствия их мыслей. Личная сила и достоверная самооценка начинаются с осознания того, что ты волен выбирать о чем думать, что говорить и как поступать.

Тот, кто нападает на других, чувствует, что у него нет выбора. Человек, знающий, что у него есть выбор, не нападает на других людей.

В этом ключ . Покажи человеку, что у него есть выбор, и он не совершит преступления. Преступление — разно­видность самонаказания, безотчетно выбранная для избав­ления от подсознательной вины.

Преступник совершает злодеяние, поскольку он всё еще пытается наказать себя. И общество помогает ему в этом, наказывая его и усили­вая чувство вины.

Единственный способ для общества разорвать пороч­ный круг — это отказаться от остракизма и наказания и заняться исцелением.

Всякого, кто испытывает боль, надо попросить помочь самому себе. Ему нужно помочь созна­тельно определить собственное чувство недостойности и вины, помочь преобразовать эти негативные эмоции и самооценки в позитивные.

Прокаженные вашего общества ничем не отличаются от прокаженных моего времени. У них на коже те же язвы, что и у всех. Они отважно переносят ту боль, с которой вы не хотите иметь дела.

Общество должно быть благо­дарно им, ибо они — проводники. Они указывают путь исцеления, по которому должно пойти всё человечество.

Способность и мастерство

Противодействуя законам природы, выжить невоз­можно. Но существуют и другие, нефизические законы, или первоначала сознания, которые помогают упорядочить вашу земную жизнь.

Так, мыслительная деятельность сознания питается тем, что человек смотрит вокруг и принимает участие в делах этого мира. Когда сознание обращается внутрь, чтобы взглянуть само на себя, мышление замедляется и, в конце концов, останавливается. Наблюдатель и наблюдае­мое становятся едины.

Практика самонаблюдения — очень действенная вещь. Она разрушает барьеры между субъектом и объектом, создавая новые возможности для близости. Прошлое и будущее подчиняются настоящему моменту — вечному «сейчас», в котором сосредоточены все творческие воз­можности.

Способность существует как потенциальная возмож­ность. Как только она проявляется внешне, в виде силы, ей приходится преодолевать сопротивление окружающей среды. В результате она ослабевает. Наиболее полно спо­собность сохраняется, когда ею управляют и не демонс­трируют ее внешне.

Когда ты действуешь, то связываешь себя определен­ной последовательностью действий. И когда деятельность набрала ход, изменить эту последовательность становится трудно.

Поэтому, прежде чем приступить к действию, внутрен­не спроецируй предполагаемое действие на имеющуюся ситуацию и присмотрись к отклику на него людей, которых оно затрагивает. Отвлекись от ожиданий и внимательно прислушайся. Умение заглядывать за пределы твоего эго­центричного восприятия поможет тебе узнать много важ­ного и полезного.

Концептуальный разум ожидает от любого предприня­того действия линейных результатов. Но линейные резуль­таты редки. Как только сила встречает сопротивление, ее направление изменяется. Она поворачивает вверх, вниз или в обход препятствия. Часто она отклоняется от исход­ной траектории.

Несмотря на это, всё ваше планирование предполагает линейные результаты. Неудивительно, что вам так часто приходится испытывать разочарование.

Поскольку большинство решений принимаются непра­вильно, их приходится перерабатывать. Чувство вины за­ставляет их идти по кругу. Вина подобна магнитному полю, которое держит каждое решение открытым для постоянных сомнений и новых истолкований.

← Предыдущая страница | Следующая страница →