Поделиться Поделиться

Москва Июль 2009 — февраль 2010 7 страница

Я прекрасно понимаю: если поблизости разорвется снаряд, то накроет всех без разбора. Слепому псу ясно: порядок передвижения в цепочке не играет решительно никакой роли в распределении количества осколков на квадратный метр моего бесценного тела. И все-таки в плане психологического комфорта ощущать за спиной не пустоту, а надежного человека как-то спокойней. Фикция, ну и на том спасибо.

Когда мы углубились в поросшее старым бурьяном поле и отошли от трассы метров на сто, Гост споткнулся и едва не соскользнул в яму, оставшуюся от давнего разрыва снаряда. Котлован был неглубоким и не представлял бы опасности, если б не плотное облако «кислотного тумана», затопившее его наполовину.

Лёвка поддержал сталкера, не дав съехать в едкую взвесь, и Гост поблагодарил его сдержанным кивком.

Перед нами раскинулся курящийся кислотными испарениями массив. В гуще аномалий было видно, как истлела и скукожилась трава, попавшая в зону действия этой дряни. Между проржавевшими ребрами упавшей опоры ЛЭП торчал голый ствол молодого деревца, которому так и не суждено было окрепнуть — кора слетела, тонкие веточки превратились в тлен, сердцевина омертвела и потемнела. Зона не привечала слабость и наказывала строго.

В кислотных облачках имелись просветы, но в поисках безопасного прохода петлять по ним можно было бесконечно: ведь этот лабиринт постоянно менял очертания. Оставалось надеяться на то, что мы сумеем найти более-менее разреженные места в мутной массе и ткань комбезов выдержит.

Главное, попутно не вляпаться в какую-нибудь вторичную аномалию. Увы, такое уже случалось. Сам видел, как сталкеры — опытные ходоки, не первогодки — миновали скопления «кислотного тумана» практически без повреждений, а под занавес, когда, казалось бы, все напасти оставались позади, угождали в притаившуюся меж сгустками «электру» или в «трамплин». Пиф-паф, дыщ-дыщ — и фарш.

Детекторы в таком месиве зашкаливали и становились бесполезным набором микросхем, поэтому полагаться нужно было на опыт, интуицию и всем известные механические средства системы «болт обыкновенный». Увы, ничего надежней для обнаружения аномалий пока не изобрели.

Гост запустил железку по пологой дуге, дождался, пока она благополучно пролетит сквозь марево и стукнется о землю, после чего резво побежал вперед. Мы рванули следом. Всё. Теперь думаем четко, действуем быстро.

Кислотные испарения сглотнули нас, как приманку. Серо-зеленая муть ударила в лицо, заставив невольно зажмуриться на миг, несмотря на то, что стекло надежно защищало глаза. Голые участки скул и шеи неприятно обожгло. Я прижал подбородок к груди, внимательно глядя под ноги, чтобы не запнуться о кочку в самый неподходящий момент.

— Ой, твою ж душу! — зашипел Зеленый через фильтры маски. Он сбился на шаг и рывком подтянул портупею. — У меня, кажись, комбез в паху сифонит.

— Втяни яйца, — посоветовал Дрой из арьергарда.

— Некуда, панцирь в баре забыл. Мне становится некомфортно…

— Потом расскажешь, плоть тебя дери! Шевели веслами!

Зеленый ускорился, и мы вновь припустили трусцой по равнине. Гост периодически снижал темп, вглядывался в коварную муть, швырял очередной болт и лишь после этого продолжал движение.

Минометный обстрел прекратился: скорее всего военные пустили пехоту и технику.

По левую руку, за редколесьем, угадывались очертания насыпи, впереди виднелся горб холма, который железнодорожное полотно огибало с северной стороны. Обычно по этому пути ходили бродяги в рейды к Темной Долине, но в последнее время бандиты вконец озверели: выдавили форпосты «Свободы» глубже в лес, окопались возле старого элеватора и нагло отстреливали проходящих путников, если те не желали платить.

Через несколько минут блуждания в мерзком мареве Зеленый принялся скакать, словно сайгак, не в состоянии терпеть боль. Его комбинезон пропускал то ли в молнии, то ли по шву и, видимо, доставлял долговязому зануде серьезные неудобства. Сначала он крепился и только шумно пыхтел, но затем тормоза слетели. Зеленый возвестил на всю округу, что проклянет наши семьи до какого-то там колена, если агрессивная внешняя среда разъест его мини-сталкер. Затем он стал выкрикивать неприличные лозунги о враждебных химических процессах. Особенно поэтично звучали непечатные эпитеты к терминам вроде «коагуляция аэрозолей».

О звуковой маскировке можно было смело забыть: вопли проплавленного в паху Зеленого, наверное, до Киева долетели. Его лопатки ходуном ходили под курткой, а заброшенный за спину арбалет мотался прямо перед моей рожей, и пару раз я едва успел увернуться от пролетевшего по дуге приклада.

Как только мы выскочили из «кислотного тумана» на заросшую травой тропинку и Зеленый перестал голосить, я моментально осознал, насколько прекрасна тишина. Знаете, братцы, я много громкой фигни на своем веку слыхивал — и взрывы разные, и вой турбин, и хрип издыхающего пси-дога, и оглушительный треск молнии, бьющей в соседний столб, — но сей короткий концерт оставил сильные впечатления.

— Мощно ты задвинул, — выразил общее мнение Дрой, помогая Зеленому достать из аптечки герметик и обработать комбез. — Интересно, все мутанты Зоны уже готовятся отужинать нами или до подземелий песнь скорби все же не долетела?

— Если хочешь понять остроту ощущений, сунь…

— Стоп, дальше я сам додумаю.

— Додумай.

Мы остановились перевести дух возле разбитой подстанции, внутренности которой давным-давно выгорели, о чем свидетельствовал треугольник копоти над входом. На стене красовалась выцарапанная острым предметом фраза: «Приходи без судьбы».

Концептуально. Надо будет на досуге тоже чего-нибудь этакое накалякать для потомков. Я стянул шлем и почесал лысину через плотную ткань капюшона. Да уж, в этом смысле бабушка надвое сказала. Если угольники продолжат свои опустошительные походы во внешний мир, власти разбомбят тут все к чертям собачьим, и потомки останутся без пищи для ума. Так что я, пожалуй, поберегу силы и повременю с наскальной живописью.

Вдалеке послышался рокот мотора, напомнив нам, что на юге вовсе не спокойно и военные могут начать прочесывать местность с минуты на минуту.

— Какой тропой ты предлагаешь идти в Гавань? — спросил Гост Лёвку. — Через крайний могильник?

— Нет, — покачал тот головой. — Слишком длинный крюк.

— Но пробираться мимо элеватора — самоубийство. Там нынче целый рассадник бандюганов. Днем все полотно простреливается, а ночью либо на мину наступишь, либо мутант в кусты утащит. — Гост машинально потрогал шрам на шее, который ему оставила на память болотная тварь. — Не пойдет.

— Есть третья тропа.

— Ты же не собираешься вести нас по улице Миражей?

Лёвка не ответил. Лишь пожал плечами и поежился от налетевшего ветерка.

— Если это то, о чем я подумал, мне проще сотню бандюганов забороть, — нахмурился Дрой.

— Малой, а в своем ли ты уме? — осторожно поинтересовался я. — Без разбору легендам верить — себя не уважать, но статистика наука точная. Насколько мне известно, еще никому не удавалось пройти по улице Миражей от начала до конца и остаться в живых.

— У тебя ошибочные сведения. — Лёвка посмотрел мне в глаза. — Мне удалось.

— Доказательств в данном случае требовать глупо, — усмехнулся Гост. — Поэтому я просто не поверю в этот бред.

Шум двигателей стал отчетливей. Какая-то машина приближалась к нам со стороны Кордона.

— У меня есть доказательство. — Лёвка повернулся и, ловко засучив рукав, продемонстрировал Госту правую руку.

— И? — не понял тот, уставившись на гладкую кожу.

— Следи внимательно за суставом, — сказал наш проводник и стал потихоньку сгибать руку в локте.

Мы смотрели как заговоренные. Умом я понимал, что парень городит чушь и тянет время вместо того, чтобы скорее двинуться по просеке и добраться до окраины Темной Долины через пустыри крайнего могильника, но что-то на уровне инстинктов заставляло не отводить взгляда от его тела в ожидании чуда.

Чуда не произошло, но то, что я увидал, заставило на секунду оцепенеть. Знаете, бывает так, когда все вроде бы знакомо — очертания, движения, — а при этом легкая нестыковка в анатомических линиях пугает похуже открытого перелома.

Локоть Лёвки немного сместился, и рука согнулась под необычным углом. Неправильно. Он побледнел, засипел от боли и рывком вернул конечность в исходное положение.

— Ёпт, — обронил Дрой.

Зеленый автоматически отступил на шаг и навел на Лёвку арбалет. Я прислушался к птичке-интуиции, которая, казалось, тоже пришла в замешательство и не решилась выразить мнение. А вот Гост, умничка, не поддался эмоциям.

— Выбит сустав, бывает, — сдержанно отметил он. — В чем фишка?

— Я сам его вывернул, под воздействием суицидальной аномалии. Можешь верить, можешь нет, но я прошел через улицу Миражей и остался жив. Только руку повредил.

Гул двигателя теперь настолько отчетливо разносился над равниной, что я без труда определил движок.

— БМП. Валить надо отсюда.

— Мы готовы поверить ему и рискнуть пойти через улицу? — быстро спросил Гост у всех членов команды. — Или огибаем холм через могильник?

— Сколько времени можно выгадать, если… довериться малому? — уточнил Зеленый.

— Десять, может быть, двенадцать часов, — прикинув в уме, ответил Гост и развел руками: — Но никаких гарантий.

— Полсуток — это немало. — Дрой задумался. — А через элеватор точно не проще? Я понимаю, что меряться пипирками с полусотней вооруженных бандюганов, когда на хвосте вояки, — не лучшая затея. Но ведь можно попробовать им заплатить.

— У тебя есть бабло? — оживился я.

— При себе нет, но…

— Чего тогда воду мутишь, тело. Живо голосуем и выдвигаемся. Я не доверяю Лёвке, но ему бессмысленно врать нам на этом этапе. Устраивать ловушки на улице Миражей — дебильно. А на самоубийцу он не похож. Я готов попробовать выиграть время. За.

— Не считаю риск оправданным, — высказался Зеленый. — Против.

— Я за прогулку по улице Миражей, — неожиданно сказал Дрой и натянул маску, не желая, видимо, аргументировать свой выбор. Все повернулись к Госту.

— Веди, родной, — решил он. — Но если облажаешься, я тебе остальные суставы выверну.

— Все это закончится печально, вот увидите, — проворчал Зеленый.

— Держи яйца бодрячком, — напутствовал Дрой. — Не отдавай их больше на растерзание агрессивной среде.

Лёвка быстро обогнул сгоревшую подстанцию и зашагал по высокой траве, поглядывая на экран ПДА. Мой детектор аномалий пока молчал, но местность здесь лукавая: правильно юный проводник делает, что держит ухо востро. Мы двинулись за ним. Ступая след в след, я машинально оглядывался по сторонам, оценивая каждую кочку и тень от кустарника взором опытного ходока, а про себя думал: почему он перчатки не снял? Ведь неудобно было засучивать рукав и показывать свой вихлявый чудо-локоть. Ерунда, конечно, и надуманные подозрения, но Зона учит нас подмечать каждую деталь, иначе потеряешь бдительность, и — пиф-паф! — твои мозги уже ненавязчиво украшают окрестности, а хребет висит гирляндой на сучьях.

Изменилась тональность звука, дрожащего где-то за спиной, — водила перевел двигатель на холостой ход. БМП, по всей видимости, остановился возле подстанции, а пехотинцы начали шерстить округу. И у меня тут же мелькнула очередная волнительная мыслишка: уж больно целенаправленно вояки идут, а не слил ли им кто-то из нашей группы маршрут? Я мотнул головой, отгоняя навязчивую паранойю. Скоро с такими темпами роста подозрительности начну на самого себя косо глядеть.

— Не принято торопить ведущего, но неплохо бы поднажать, — сказал Гост. — Военные ищейки, кажется, взяли след. И вырубите наладонники! Палитесь ведь, как дети.

Я погасил ПДА, кивком признав правоту сталкера. Остальные молча последовали моему примеру. Лёвка оставил включенным только маленький автономный детектор и прибавил ходу.

Вскоре идти стало легче: мы миновали вершину холма и теперь топали под горку, петляя между болотистыми рытвинами и торчащими огрызками древесных стволов. Когда-то здесь росла березовая роща, но то ли аномалии так постарались, то ли шедшие в гон мутанты неслабо зацепили этот склон, но от исконно славянских деревьев остались лишь пестрые кочерыжки.

Лёвка сделал знак рукой, но я уже и сам заметил фосфоресцирующий сюрприз. Между двумя пнями чуть в стороне от нашего пути воздух слегка колебался, время от времени в нем вспыхивали голубые искорки.

Я аккуратно приподнял краешек маски. Втянул воздух. Сквозь запах сырости и гнили в ноздри скользнул знакомый аромат озона и приторный душок горелого мяса.

Разлапистая «электра» обосновалась на склоне всерьез и надолго. Давненько я таких раскоряк не видел. Аномалия, судя по едва заметному дрожанию воздуха, разбросала «щупальца» метров на десять. Возле дальней границы валялся обугленный до костей труп кабана. Тупой боров, видимо, не успел остановиться и влетел в убийственное поле на полном скаку — за основательно пропеченной тушей мутанта тянулась взрыхленная полоса.

— Мента с рулеткой не хватает, — подмигнул мне Дрой, указывая в сторону стихийного ДТП. — Тормозной путь бы замерил, и — бах! — штраф покойничку за нарушение скоростного режима.

— Белый господин изволит шутить?

— Жрать уже охота. Вот и пробивает на ремарки.

— На привал даже не рассчитывай.

— А если я себе башку камушком разобью на улице Миражей?

— Сдохнешь голодным. Сам проголосовал за то, чтобы срезать путь.

— Иногда алчность во мне соперничает с чревоугодием.

— Заметь: оба этих греха смертны.

Некоторое время мы шли молча. Наконец Дрой многозначительно хмыкнул, придя про себя к какому-то выводу.

— Ну? — поинтересовался я. — Чего надумал?

Он пожал покатыми плечами и выдал:

— Все мы грешны и смертны.

— Утверждение сомнительной философской ценности, — тут же прокомментировал Зеленый. — К тому же оно банально.

— Зато — правда, — насупился Дрой. — А если не можешь придумать умнее, не фиг других учить. Поохоться вон лучше на дичь из волшебного стрелоплюва…

— Может, завалите уже хлеборезки свои, — зло шикнул Гост, вставая позади Лёвки и глядя через его плечо. — Что там?

Парень предупреждающе поднял руку. Он долго всматривался в сумеречную мглу уходящего за поворот овражка, прежде чем обронить:

— Показалось.

— По моим прикидкам, до объекта, через который нам предстояло пройти, оставалось еще с полкилометра. У подножия холма мы взобрались на заросший осокой склон распадка, чтобы обогнуть большую лужу, затянутую ряской.

— Места здесь были малохоженные и пользовались дурной славой как у вольных бродяг, так и у группировок. Даже отмороженные на всю башню бандиты и ренегаты не совали сюда свои поганые рыльца. Байки про заблудших осужденных вкупе с официальной статистикой суицидов для этого сектора отпугивали почище минных нолей или гарнизонных блокпостов.

— Мы выбрались из пролеска и приблизились к жилому кварталу, который весьма непривычно смотрелся на фоне рощ, лугов и прочих творений природы. Казалось, он по какому-то недоразумению вдруг отпочковался от ближайшего ПГТ и приютился на выселках, связанный с цивилизацией асфальтовой кишкой шоссе.

— Задом к нам на постаменте красовался загаженный до неузнаваемости Ильич.

— Матерый ворон повернул голову, гаркнул, но и не подумай улетать с удобной бронзовой кепки. Вождь мирового пролетариата безмолвно терпел пернатого паразита, гнездившегося на зажатом в руке головном уборе. За памятником светлел замусоренный плац, а по обе стороны возвышались бараки. Хлипкий забор из строительных плит с обрывками «колючки» по верхней кромке да неказистый КПП. Меж треснувшими тротуарами — газончики с контурами давно погибших клумб. Никаких пулеметных вышек, никаких стальных «ежей». Колония-поселение не нуждалась в строгой охране.

Улица Миражей. Не зря, ох не зря к этому объекту приклеилось такое, на первый взгляд, романтичное название.

Уже после аварии 1986-го на Чернобыльской АЭС, когда район стал не то чтобы запретным, но не рекомендуемым для посещения, местные власти решили перенести сюда кое-какие объекты пенитенциарной системы, которые не нуждались в особо строгом контроле: цех ковки металла, свиноферму и пару колоний-поселений — благо, осужденных по легким статьям хватало. Здесь располагалась одна из таких зон для женщин, где даже работала небольшая швейная мастерская. Шили себе провинившиеся тетки простынки под присмотром начальницы да дюжины вертухаев и никого не трогали. Но в ночь накануне рокового выброса 2006 года случилась беда.

Одному из вольнонаемных охламонов, дежуривших в столовой, показалось, будто организованный косяк девок решил посягнуть на кухонные запасы, и он вызвал охрану с КПП. Трое бравых солдатиков, прибывших на выручку, оказались в сильном подпитии и стали чинить беспредел: прицепили «браслетами» к варочным котлам нескольких обалдевших от такого расклада девок и решили позабавиться с ними по-взрослому. Осужденные, понятное дело, подняли вой на всю округу, но бухие солдатики окончательно разошлись: принялись избивать и насиловать прикованных пленниц. Они считали, что сила и оружие на их стороне, а начальница, отбывшая в служебную командировку, не прознает об инциденте. А инцидент меж тем случился знатный. Когда одна из прикованных девок от полученных побоев сыграла в «жмурика», а у трех других на теле места живого не осталось, ситуация стала выходить из-под контроля. Кончилась рабочая смена, и второй женский отряд в полном составе нагрянул в столовую. От зрелища бойни прекрасный пол пришел в неистовство. Солдафоны струхнули и открыли огонь на поражение, но не успели опомниться, как оказались скручены по рукам и ногам. По сигналу тревоги не спеша выдвинулась группа спецназа из центрального управления охраны, полагая, что их вообще зря оторвали от вечерней партии в домино. Солдатиков-беспредельщиков девки затащили в швейную мастерскую и в буквальном смысле слова прострочили по всем швам. Наживую. Маньяк из «Молчания ягнят» позавидовал бы четкости стежка на стыках кожных лоскутов. Вольнонаемный поварешка, по вине которого начался сыр-бор, попытался сдристнуть из лагеря, но осатаневшие девки изловили его и линчевали в разделочной. Спецназовцы прибыли под занавес кровавого спектакля и обнаружили прямо на въезде пригвожденного к шлагбауму полуживого водилу, а в разгромленной караулке останки начальника охраны. Сами девки уже поняли, что наворотили дел на полноценный «строгач», заперлись в бараке и сдуру пальнули из трофейных стволов по офигевшим от подобной прыти спецназовцам… Когда бунт был подавлен, оказалось, что из осужденных не выжил никто. Ни одного раненого, сплошные трупы. Женщины заживо сгорели во вспыхнувшем от плотного обстрела бараке. Полыхало так, что пришлось поднимать два пожарных расчета. Ну а прибывшим из мед управления врачам и бригаде «неотложки» оставалось только выругаться и констатировать факт смерти двадцати восьми осужденных с тремя детьми и семи сотрудников уголовно-исполнительной системы при исполнении ими служебных обязанностей. Эксперты из Главка разводили руками: случай, мол, неординарный, нужно вдумчиво разбираться. Начальнице, попавшей под горячую руку, впаяли выговор, а дело передали в прокуратуру, где оно моментально заросло макулатуркой и получило известный статус «висяк».

Если быть до конца честным, эксперты лукавили. Происшествие вовсе не относилось к разряду уникальных — таких на просторах развалившегося СССР по десятку в год случается: запаниковавший остолоп, пьяная охрана, массовое буйство, кучка трупов. За исключением одного нюанса.

На следующее утро случился выброс, породивший Зону, и вот этого как раз спрогнозировать не мог никто.

События завертелись с умопомрачительной скоростью, люди надолго забыли о жуткой бойне.

Армейские кордоны, правительственные комиссии, вездесущие умники из ООН и натовские шпики — все, как положено…

Но время текло. Тридцатикилометровая территория отчуждения постепенно превращалась в полузакрытый объект, появились первые сталкеры, началась охота за хабаром. И вот, когда дело дошло до попытки создать общую карту местности с нанесением аномальных полей, топографы обратили внимание на одно из белых пятен в юго-восточной части Зоны. Подняли логи, и оказалось, что научная экспедиция из этого района не вернулась, а военные патрули старательно обходят местечко стороной. Прояснить ситуацию решил ходок по кличке Шуруп. Говорят, он был известным раздолбаем, постоянного дохода не имел, изрядно заливался спиртным на досуге. В общем, когда терпила добрался до заброшенного квартала, связь оборвалась, а через полчаса на общий сталкерский сервер пришло сообщение: «Миражи!» Больше Шурупа никто и никогда не видел. Поползли слухи, будто он стал одним из Призраков Зоны, но впоследствии они не подтвердились.

Слово за слово, с шутками прибаутками легенда о поселении, состоявшем из единственной улицы, обрастала слоистыми подробностями.

Ученые обратили внимание на то, что даже вездесущие мутанты сторонятся гиблого места — в радиусе километра не наблюдалось никакой живности, кроме воронья. Пернатые быстро сообразили: здесь практически нет межвидовой конкуренции, а значит, вить гнезда безопасно и выгодно. То ли на них не действовала аура смерти, источаемая выгоревшим бараком, то ли не было на самом деле никакой ауры в те времена, а Шуруп налакался до белой горячки да сверзился в ближайший подвал. И висят-качаются до сих пор его кости на арматурном штыре. В Зоне часто случается, что легенды возникают на непроверенных фактах, но суеверия тут имеют иную силу, нежели в обычном мире, и люди предпочитают обходить за версту окутанные нехорошими поверьями районы.

Но без брюшного спазма, как водится, и муха не нукает. Когда через несколько лет после судьбоносного выброса сталкеры избороздили всю Зону вдоль и поперек, обнаружилось, что на территории погорелой колонии появились необычные аномалии. Первыми заразу обнаружили «долговцы», совершая штатный обход владений возле крайнего форпоста. Один шибко внимательный сталкер обратил внимание на странное расположение отметин от лап псевдогиганта: словно чудовище не просто двигалось с вершины холма, а целеустремленно шло по идеально прямой линии. Командир патруля принял решение выяснить, что же привлекло внимание мутанта. «Долговцы» пошли по следу и вскоре увидели бредущего псевдогиганта. Тот не замечал ничего вокруг, топал напролом через кустарник, таращился в одну точку словно загипнотизированный. Когда сталкеры зашли мутанту в тыл и собрались дать залп из РПГ, то оставшийся поодаль командир заподозрил неладное. Его подопечные вдруг застыли на местах, будто углядели нечто настолько шокирующее, что повергло их в ступор. Командир не мог видеть притаившуюся за памятником Ильичу ловушку. Он окрикнул подчиненных раз, другой, но те уже топали вслед за гигантской тварью, окончательно попав в зону действия одной из самых коварных и малоизученных аномалий Зоны. Командир, прежде чем броситься наутек, успел заснять на камеру ПДА фрагмент происшедшего дальше, и эта запись стала визитной карточкой улицы Миражей на долгие годы.

Псевдогигант, бредущий первым, внезапно остановился и огласил округу страшным ревом отчаяния. Он вознес передние конечности и обрушил их себе на голову. Страшный удар расплющил бы любого человека в блин, но псевдогигант — существо со шкурой-броней, и проломить его череп не так-то просто.

Тем ужаснее выглядело со стороны самоубийство, которое совершил мутант. Исполин неуклюже вскарабкался на памятник и принялся пожирать руку вождя. Но даже его могучие челюсти не могли справиться с зажатой в пальцах бронзовой кепкой. Пообломав зубы до десен, он с ревом продолжил грызть конечность Ильича. Через какое-то время взрыкивание прекратилось: чудище само себе порвало голосовые связки. Оно сумело добраться разбитыми в кашу губищами аж до плеча статуи, прежде чем издохло от разрыва внутренних органов. Истлевшая и дико смердящая туша гиганта еще несколько месяцев висела на равнодушном вожде, прежде чем кто-то из ушлых сталкеров не снял ее с помощью длинных багров и рычагов. Сидорович с Фолленом долго торговались за добычу, в конце концов, победил хозяин «№ 92» и моментально перепродал трофей куда-то за Периметр. Теперь огромный скелет наверняка украшает подвал какого-нибудь богатенького коллекционера причуд Зоны.

Патрульные «долговцы» после самоубийства мутанта вышли из ступора и сурово оборвали собственные жизни. Изгалялись кто во что горазд. Один ничтоже сумняшеся снял шлем и с разбегу врезался башкой в постамент. Сломал шею. Второй прошагал до раздолбанной будки КПП и осколками стекла вскрыл обе яремные вены. Третий же поступил еще мудреней: взобрался по телеграфному столбу на самый верх и умудрился повеситься на обрывке провода.

Командир вернулся к форпосту «Долга» полуседой, бормочущий о проявлении кары за дела негожие и пожаловавших в невидимой оболочке Демонах Зоны. В кулаке он сжимал ПДА, все еще работавший в режиме видеозаписи. Так Зона узнала о «миражах».

Под гипнотическим воздействием их пси-поля люди и мутанты совершали жуткие самоубийства, и лишь воронье не чуралось нагло зыркать на загадочные аномалии — этих пернатых падалыциков зараза не брала.

Впоследствии «миражи» стали появляться на Болоте, а через какое-то время на южной его границе образовался настоящий заслон. Там до сих пор висит сплошная цепочка из этой дряни, преграждая путь охотникам срезать десяток-другой километров.

Одиночные блуждающие «миражи» встречаются редко, но полгода назад нам с Гостом довелось наблюдать, что такая гадость может сотворить с взглянувшей на нее болотной тварью. До сих пор помню мерзкий хруст насаживаемого на вентиль черепа и брызнувшие мозги. Не лучшее, с позиции эстетики, зрелище.

— Надеюсь, ты знаешь, что «миражи» завораживают даже через сомкнутые веки? — поежившись, уточнил Зеленый.

— Разумеется, — кивнул Лёвка. — Иначе любой дурак мог бы пройти это скопление аномалий с закрытыми глазами, швыряя болты да ориентируясь на писк детектора.

Он разложил саперку, подошел к тыльной стороне постамента, отмерил несколько шагов в сторону и стал быстро окапывать прямоугольник, осторожно приподнимая дерн и подковыривая сегмент бордюра. Четкие действия и холодный взгляд парня внушали уверенность. Спустя минуту он подозвал нас и попросил помочь.

В схроне под целым ворохом пакли и гнилых тряпок обнаружились несколько довольно больших плоских предметов, обернутых в промасленную бумагу и перевязанных бечевкой.

— Осторожно, хрупкие, — предупредил Лёвка, когда мы приняли свертки.

— И тяжелые, — хмыкнул Дрой. — Что здесь?

— Разворачивайте скорее. Солдаты близко.

Я обернулся. Со стороны распадка и впрямь донеслось шлепанье шагов. Под чьими-то каблуками захрустели ветки, хрипло гавкнула собака. Преследователи не особо заботились о маскировке, предпочитая высокую скорость скрытности передвижения.

— Это… — Гост отбросил бумагу и озадаченно посмотрел на прямоугольный предмет высотой почти в человеческий рост. — Это зеркала?

— Да.

— Ты хочешь сказать, что по улице Миражей можно пройти, прикрываясь… зеркалами?

— Можно, если знать — как именно.

— И ты знаешь?

— Угу.

Я закинул «калаш» за спину, аккуратно взял за края интерьерное зеркало с полустертым штампом ОТК-84 на амальгаме и почувствовал, как птичка-интуиция зашевелилась в затылке. Ну спасибо, конечно, милая, что б я без тебя, блин, делал. Будто сам не знаю, что с одной стороны приперли вояки со злобными псами, с другой маячит рассадник смертельных аномалий, а в руках чудо-зеркало.

Хотя стоп. Я закрыл глаза, прислушался к ощущениям. Мой тайный внутренний попутчик вовсе не паниковал. Птичка-интуиция будто бы нетерпеливо переминалась с лапки на лапку на вымышленной жердочке в ожидании, когда хозяин перестанет тупить.

— Ты, братец, либо сумасшедший, — сказал я, открывая глаза, — либо очень умный сукин сын, который ведает о вещах, незнакомых даже сталкерам-ветеранам.

— Вы готовы? — осведомился Лёвка, оставив мою реплику без внимания.

— Говори живее, что делать, — поторопил Гост.

— Следите внимательно. — Бывший отмычка приподнял зеркало перед собой на манер щита так, что верхняя кромка оказалась сантиметров на пятнадцать выше глаз. — Берите так же. Нам нужно пройти через площадь: возле торца одного из бараков есть слепая зона — там перегруппируемся. А пока идем шаг в шаг за мной и держим обратные стороны зеркал как можно ближе к лицу. Смотреть только на носки собственных ботинок.

— Не лучше встать в круг? — предложил Дрой.

— Нет, так по нам легче будет попасть. Сунуться за постамент солдаты не рискнут, а вот из-за кустов пострелять могут.

— О, ты умеешь поднять моральный дух отряда в трудную минуту.

— Чушь какая-то… — помотал головой Зеленый. — Не верю, что обыкновенные зеркала экранируют пси-поле «миражей».

— Решение большинства задач очевидно, если знать, под каким углом смотреть, — проговорил Лёвка. — Научного объяснения предоставить не могу, но я уже так делал.

Я почувствовал холодок в груди. Вспомнился миг, когда мы с Датой стояли у темных граней кристалла под Саркофагом, гадая, как применить сплавившиеся в причудливую конструкцию «бумеранги». Лёвка прав: некоторые загадки Зоны решаются просто. Отбрасываешь лишние варианты, и остается один. Правильный.

Отрывистый лай повторился уже ближе. Нужно торопиться. Наш проводник дал последнее указание:

— Если кто-нибудь из вас все-таки попадет под гипнодействие «миража», ни в коем случае не отворачивайтесь, не жмурьтесь, не пробуйте закрыть глаза руками — бесполезно. Постарайтесь задержать дыхание. Кажется, недостаток кислорода замедляет реакцию воздействия этой пакости на сознание.

← Предыдущая страница | Следующая страница →