Поделиться Поделиться

Н.В. Забабурова. Перевод, статья, примечания, 2012 5 страница

3624 Друг друга яростно разят, Как те, кто в ненависти слеп. Был каждый их удар свиреп, Как видно, промах не знаком им: 3628 Бьют по кольчугам и шеломам.

Из лат кровавый ток бежал, Один другого поражал Жестоко, грубо, беспощадно.

3632 Ударов яростных изрядно

Друг другу нанесли они,

Так что попробуй уясни, Кто в преимуществе пред кем.

3636 Однако было ясно всем,

Что тот, кем мост преодолен, Ослаблен очень, утомлен.

Покрыт был ранами воитель.

3640 В ошеломленье каждый зритель, А паче – логрцы, так как зрят, Что ослабел ударов град.

Так страшно за него народу, 3644 Что уж предвидели невзгоду: Вот­вот погибнет он от ран, А победит Мелеаган.

И пленное роптало племя.

3648 Но в башенном окне в то время Явилась девушка одна.

И молвила себе она,

Что рыцарь не из­за неё

3652 В бою сломил своё копьё, Не ради всех на бой смотрящих, Толпой на площади стоящих.

Он подвиг свой, по мненью девы, 3656 Предпринял ради королевы. И если б ведал, что она

Стоит и смотрит из окна, Как бьётся раненый и слабый, 3660 В нём сила духа возросла бы.

Узнать бы имя удальца,

Она б окликнула бойца, Чтоб глянул вверх он поскорей. 3664 И молвит госпоже своей:

«Во имя Господа, мадам,

Во имя нас взываю к вам,

Мне имя рыцаря скажите,

3668 Коль вам известно, сообщите, Ему помочь тем удалось бы».

И королева ей: «От просьбы,

Которой я сейчас вняла,

3672 Не вижу никакого зла, Скорей, совсем наоборот.

Сие Озёрный Ланселот63, Так он зовётся, сколько помню».

3676 «Мой Бог, как на сердце легко мне, Как мне отрадно!» – отвечала. Затем вскочила и вскричала, Как можно громче возгласив, 3680 И все услышали призыв:

«О Ланселот! лик оберни,

Кто смотрит на тебя, взгляни!»

И Ланселот на этот клик

3684 Оборотил немедля лик, Увидев над собою ту Особу, кою, как мечту,

Он видеть вожделел всецело.

3688 Та в башне на скамье сидела.

И рыцарь с этого момента

Недвижно, вроде монумента,

Глаз не сводя с неё одной, 3692 К Мелеагану стал спиной. Тот в спину рыцаря толкал,

Как только случай выпадал,

Исполнен радости, он мнил, 3696 Что Ланселот лишился сил. Ликуют Горра уроженцы,

А логрцы, словно отщепенцы,

Едва ли сдерживают стон,

3700 И уж несчастных целый сонм,

В отчаянии без границ,

Пал на колени или ниц.

Тот плачет, этот веселится.

3704 И вновь окликнула девица Из башни рыцаря того:

«О Ланселот, ах, отчего Ты поступаешь не на благо?

3708 Доныне мужество с отвагой Тобой владели. Ныне что? Не знаю и не верю в то,

Что создавал когда­то Бог 3712 Такого, кто сравниться мог С тобою честью, славой шумной.

Теперь, как видим, неразумно

Из­за спины ты бой ведёшь, 3716 К врагу лица не повернёшь.

Так повернись и будь бесстрашней, А взоры упокой на башне, С неё сводить не должно глаз»64.

3720 И рыцарь, сам себя стыдясь, К себе в душе познал презренье,

Ведь понял, что через мгновенье

Падёт и проиграет бой, 3724 Что все поймут само собой. И вот он отступил нежданно И оттеснил Мелеагана,

Чтоб тот пред башней оказался.

3728 Но обойдённый попытался

Повторно вырваться вперёд, Да не позволил Ланселот.

Всей силой тела и меча

3732 Обрушился он сгоряча, И тот никак не увернулся,

На месте раза три крутнулся Невольно полным оборотом.

3736 Любовь владела Ланселотом, В нём храбрость с силой нераздельна

И ненавидит он смертельно

Врага надменного сего,

3740 Что вышел супротив его. Любовь и ненависть, сплотясь,

(Сильней не знал он отродясь), Внушили рыцарю бесстрашье.

3744 Похолодело сердце вражье, Мелеагану бой не шутка,

И чтобы гневались столь жутко, Ещё не видел он вовек.

3748 Нет, ни единый человек Его не ранил так, как этот.

Он нападенье, тот же метод,

В ответ пытался применить, 3752 Дабы удары отстранить. Но Ланселот, и не грозя, С двойною силою разя, Пригнал его к стене заветной.

3756 Он предан даме беззаветно И потому пред башней той

Стоял на месте как влитой, Ведь отшагни он вправо, влево, 3760 Не мог бы видеть королеву. Так Ланселот за ходом ход Мелеагана взад­вперёд

Ведёт, где только пожелает,

3764 И всё ж на месте застывает, На госпожу направив взор. На даму смотрит, и костёр

В геройском сердце полыхает,

3768 И ненависть не потухает По отношению к врагу.

На каждом может он шагу

Разить и гнать его на поле,

3772 А тот влечётся против воли,

Как будто он слепец, хромец. И видит Бадмагю­отец, Что сын его в бою слабеет.

3776 Мелеагана он жалеет, Он всё б уладил, если можно. Однако королеву должно Ему для этого просить.

3780 И с ней он начал говорить:

«Мадам, я даровал вам дружбу, Служил я вам любую службу С тех пор, как вы в плену моём.

3784 Я и не ведаю о том, Чего не сделал бы тотчас, Дабы умилостивить вас.

Мне возвратите долг, поскольку

3788 О милости прошу я только,

Вы отказать мне не должны, Когда со мною вы дружны.

Мне очевидно, признаю,

3792 Что сын мой побеждён в бою, Но к жалобе я не взываю,

А об одном лишь умоляю –

Дать Ланселоту пощадить

3796 Того, кого б он мог убить, Будь лишь на то у вас охота.

Конечно, вас и Ланселота

Он поведеньем огорчил

3800 И милости не заслужил.

Но прекратите бой, молю, Явите милость к королю.

За сына моего вступитесь.

3804 Поймёте, если согласитесь, Что мною сделано для вас».

«Сир, вы не встретите отказ.

Я б согласилась, – молвит дама, –

3808 И даже ненавидя прямо Того, кто мне противен столь.

Вы так внимательны, король,

Что ради вас желаю я, 3812 Чтоб схватка кончилась сия». Негромко сказанную фразу Услышали, однако, сразу Мелеаган и Ланселот.

3816 Тот, кто влюблён, способен тот Принять тотчас беспрекословно То, что любимой, безусловно, Весьма придётся по душе.

3820 И он покорен госпоже,

Ведь любит крепче, чем Пирам65, Когда сие под силу нам.

Речь королевы слыша вдруг,

3824 Лишь излетел последний звук Из уст прекрасных на свободу,

Мол, «я желаю вам в угоду,

Чтоб он удары прекратил»,

3828 На месте Ланселот застыл.

Не тронет он Мелеагана,

Пусть даже смерть грозит иль рана.

Стоит, прикован к даме взглядом,

3832 А тот удары сыплет градом, Исполнен гнева и стыда, Поскольку понял он тогда, Что под чужой защитой он.

3836 И дабы сын был присмирён, Покинул Бадмагю оплот. Протиснувшись через народ, Он так изрек Мелеагану:

3840 «Пристойно ль рыцарскому сану Разить того, кто не ответит? Ты так задирист, всяк отметит, Когда не к месту сей задор.

3844 Определённо видит взор, Что он сильней и ты повержен». Мелеаган, в стыде не сдержан, Ответил королю­отцу:

3848 «Вы уподобились слепцу? Ни зги не видите, отец.

Вообразит один слепец

То, что не я здесь сильный самый».

3852 «Удостоверь сие, упрямый. Мне все порукой будут сплошь

И скажут, прав ты или лжёшь, О правде судят по заслугам».

3856 Сказал и дал веленье слугам Заставить сына отступить.

И слуги изъявили прыть, Спеша приказ исполнить рьяно, 3860 Став позади Мелеагана. А удержать им Ланселота Невелика была забота.

Не в шутку бы понёс урон, 3864 Ведь не давал отпора он.

И молвил отпрыску король: «Теперь мириться с ним изволь И возврати­ка королеву.

3868 Довольно предаваться гневу, Пора тебе забыть раздор».

«Вы только что сказали вздор И полный бред, сказать по правде.

3872 Уйдите, бой нам предоставьте, Не вмешивайтесь в брань постыдно».

Король на это: «Очевидно,

Что Ланселот тебя убьёт, 3876 Коль бой никто ваш не прервёт».

«Меня убьёт он? Возражу, Скорей победу одержу,

Когда, отец, вы устранитесь.

3880 Позвольте биться нам, уймитесь». И тот: «Пусть мне поможет Бог, Все уговоры здесь не впрок».

«Почто же?» – «Потому что я

3884 Не допущу, чтоб спесь твоя

Вела к погибели тебя же. Безумец лишь, забывшись в раже, Как ты, свою торопит гибель.

3888 Но как бы ты обижен ни был,

Я от беды тебя спасу, Ведь смерть твою я не снесу.

Бог не допустит, свято верю.

3892 Как пережить сию потерю?»

Не втуне было уверенье, И заключили соглашенье.

Мелеаган отцу в угоду

3896 Даст государыне свободу C одним условьем: Ланселот,

Как только даму обретет,

Оттоль спустя годичный срок

3900 Сразится вновь, подняв клинок Мелеагана супротив.

Тот согласился. Изъявив

Единодушное согласье, 3904 Все порешили в одночасье: Король Корнуэлла, Бретани, Артур узрит сие ристанье, Что при дворе его случится.

3908 Коль королева согласится И Ланселот заверит всех,

Что если враг одержит верх, Монархиня уйдёт с ним в Горр – 3912 И навсегда уж с этих пор.

Одобрен договор такой И рыцарем и госпожой.

Тогда противников смирили, 3916 Обезоружив, отдалили.

А в Горре был обычай принят: Лишь кто­то плен страны покинет, То все избавятся от гнёта.

3920 Благословляют Ланселота, И вы поверите легко, Сколь счастье было велико, Так было и на самом деле.

3924 Все логрцы вмиг повеселели, Спасителя превознося.

И все воскликнули, глася:

«Мессир, нам счастье полной чашей,

3928 Едва узнали имя ваше, Поскольку убедились мы, Что вскоре выйдем из тюрьмы».

Здесь суматоха началась,

3932 И каждый ринулся, стремясь К освободителю пробиться,

А тот, кто близ него теснится, От счастья не находит слов.

3936 И грусть, и радость меж рядов, Средь ликовавшего народа, Которому дана свобода.

Мелеагана ж люди хмуры, 3940 Унылы, мрачны и понуры.

Мелеаган в унынье, в горе.

Король покинул площадь вскоре,

И Ланселота не забыл – 3944 Идти с собою пригласил.

Тот с королевой жаждал встречи. «Что ж, это будет недалече, Законно просите, друг мой.

3948 И предоставлю сей порой Вам также сенешаля Кея».

Тот прянул на ноги скорее, Душой от радости расцвёл.

3952 И Бадмагю его повёл

В просторный зал, куда пришла Та, что воителя ждала.

Как вежливость повелевала,

3956 Пред Бадмагю она предстала. Был Ланселот при короле. И вот с печалью на челе, Потупив лик, она молчит.

3960 «Мадам, – король ей говорит, – К вам Ланселот пришёл с визитом. Вам восхищаться предстоит им».

«Им восхищаться, сир? Нисколько. 3964 Приму визит его – и только»66. «Ответ ваш неожидан столь, – Так куртуазный рек король, – Вы недовольны? Отчего?

3968 Мала награда для того,

Кто вам служил примерно, честно,

Кто странствовал и повсеместно

Своею жизнью рисковал,

3972 С Мелеаганом воевал И спас вас ратными трудами От ненавидимого вами».

«И всё же действовал впустую.

3976 Признаюсь вам, что никакую Не заслужил награду он».

И рыцарь был ошеломлён, Но всё ж хранил смиренье с виду.

3980 Как любящий, простил обиду: «Мадам, хоть боль терплю большую, Вас ни о чём не вопрошу я».

Он мог бы долго ей пенять,

3984 Но не изволила внимать, А чтоб усилить скорбь его,

Она, не молвив ничего,

Отправилась в соседний зал,

3988 И тот её сопровождал Горящим взором до порога, А было там идти немного, Ведь рядом комната была.

3992 Мечта его за ней влекла, Но не дерзнул пойти воитель.

А Сердце, истинный властитель,

В нём было дерзко и сильно, 3996 Идти за ней оно вольно.

Недвижно тело, а глаза Туманит горькая слеза67.

И пропустил её король, 4000 Промолвив гостю: «Не чудно ль!

Не понимаю, в чём же дело, Почто она не захотела

Вас видеть, с вами речь вести?

4004 И будь вы у неё в чести, Не в этот миг она ушла бы И выслушала вас хотя бы, Чего достойны вы вполне.

4008 Известно ль вам, скажите мне, Какие недоразуменья

Служили поводом презренья?»

«Не ждал такого оборота,

4012 Что дама презрит Ланселота,

Беседой не почтит меня, Жестокой мукою казня».

Король ему: «Она ошиблась.

4016 С врагом, рискуя жизнью, сшиблись, Из­за неё вступая в бой. Идите же сюда, друг мой, Вас к сенешалю отведу».

4020 И рыцарь: «С радостью пойду». Вот сенешаль предстал обоим,

И оказавшись пред героем, Он первый речь к нему повёл, 4024 И рыцарь слышит сей глагол: «Ты посрамил меня!» – «Ужели Я посрамил вас, в самом деле?

Скажите», – молвил Ланселот.

4028 «Да, посрамил, – ответил тот, – Ты совершил с отваги пылом То, что мне было не по силам».

Король, оставив их двоих,

4032 Покинул комнату в тот миг,

И Ланселот спросил, сильна ль Та боль, что терпит сенешаль.

И Кей ответствовал: «Безмерно.

4036 Как никогда досель, наверно. И я давно б уж в мёртвых сгинул,

Когда б король, что зал покинул,

Меня бы не утешил, к счастью,

4040 Как должно дружбе и участью, Поскольку был меня не чужд. При нём не знал я вовсе нужд И не испытывал лишенья:

4044 Всё мне давал без промедленья, Знал все желания мои.

Но извращал блага сии Рожденный им Мелеаган.

4048 Злодейства жаждой обуян, Он слал ко мне врачей, которым

Велел губительным раствором

Мои раненья врачевать,

4052 Дабы во гроб меня вогнать.

Благой отец, а сын предатель!

Король, как истый врачеватель,

На раны клал мне пластырь нужный,

4056 Чтоб исцелился я, недужный, Как только можно поскорей,

Меж тем как гибели моей

Желал злодей Мелеаган,

4060 Велев снимать повязки с ран, Чтоб яд на раны налагать.

И я могу предполагать,

Что государь о сем не ведал,

4064 Иначе бы он ходу не дал Сыновней подлости такой. Но как он с нашей госпожой Любезен был, я повествую:

4068 И башню так сторожевую Не охраняли от набега,

Пожалуй, со времён Ковчега,

Как он её берёг, хранил

4072 И даже сыну возбранил Он лицезренье сей особы. И оттого­то жаром злобы Украдкой проникался тот.

4076 Король ей воздавал почёт И был её слуга усердный, Блюститель долга милосердный По государыни уставу.

4080 Иных арбитров он по праву,

Опричь неё, не знал дотоль. За это чтил её король, Платила верностью она.

4084 Но правда ли молва верна, Что вы ей ненавистны стали

Так, что при всех она едва ли

Вам слово молвила сейчас?»

4088 «Молва верна, заверю вас, – Не дрогнул голос Ланселота, – Но, Боже правый, отчего­то Днесь виноват я перед ней».

4092 Но отчего – не ведал Кей, Лишь выразил недоуменье.

«Пусть всё решит её воленье, –

Сказал, смирившись, Ланселот, –

4096 Проститься нам пришёл черёд, Найти Гавэйна нужно мне.

Теперь он в этой же стране.

Я знаю, путь его непрост,

4100 Ведь он избрал Подводный мост». Затем он комнату покинул

И отпроситься не преминул У государя в этот путь.

4104 Тот не противился ничуть, Но те, кого он спас дотоле, Избавив от тюрьмы­неволи, Спросили, чтó им предстоит.

4108 «В дорогу,– молвил,– поспешит Тот, кто захочет быть со мною, А кто не хочет, с госпожою Пускай останется в стране:

4112 Он вовсе не попутчик мне». Кто пожелал, тот с ним пошёл, И всяк от радости расцвёл.

Оставшись в свите королевы,

4116 Тому обрадовались девы, И рыцари, и дамы тоже.

Но не было меж ними всё же

Того, кто б страстно не хотел 4120 Вернуться в свой родной надел.

Их королева удержала,

Она Гавэйна ожидала, Сказав, что будет в этом месте, 4124 Пока о нём не придут вести. Уж облетела весть страну,

Что королева не в плену,

И все, кто был в плену досель,

4128 Вольны уйти из сих земель

Куда хотят и уж не страждут.

Все убедиться в этом жаждут.

О чём­либо ином едва ли,

4132 Собравшись, люди толковали И уж не гневались на то,

Что здесь дороги невесть что,

По ним все ходят как попало, 4136 Ведь нынче по­иному стало.

Узнали люди края Горр

(Все, кто не видел бранный спор)

О Ланселотовом отъезде

4140 И собрались в том самом месте, Куда ушёл он, как им мнилось.

Надеялись монарха милость

Снискать себе, его пленив 4144 И государю возвратив. А те, что с Ланселотом были,

С собой оружье взять забыли,

И потому­то люди Горра,

4148 С оружьем прибывшие, скоро Его схватили без труда

Под брюхо скакуна тогда Герою ноги привязали.

4152 Тут логрцы с гневом им сказали: «Вы понапрасну столь упрямы, Все под защитой короля мы».

Им отвечали: «Так ли, нет,

4156 Вы наши пленники и след Вам ко двору вернуться вновь». Дошла до государя молвь О том, что взяли Ланселота 4160 И обрекли на смерть за что­то. Он весть воспринял сам не свой,

Поклялся не своей главой,

А тем, что для него дороже,

4164 Казнить убийц; мол, ждать негоже:

Едва их шайка попадётся,

Им только выбирать придётся Между петлёй, водой, огнём.

4168 Коль не сознаются ни в чём, Не станет верить оправданьям,

Ведь сердце полнится страданьем,

И ввергнут он в такой позор,

4172 Что будет презрен с этих пор, Не отомсти им непременно.

Но отомстит им, несомненно.

Повсюду ложный слух проник 4176 И государыни достиг.

Она за трапезу садилась.

Чуть было жизни не лишилась, Как только весть о верном друге 4180 Она услышала в испуге. Когда же новости вняла,

Всё вмиг на веру приняла, Чуть речи дар не потеряла, 4184 Но окружающим сказала:

«Печалюсь об умершем я,

И справедлива боль моя,

Из­за меня вступил он в бой, 4188 И скорбь мою поймёт любой». Но про себя она сказала

Так, что не слышали средь зала,

Что пищу, воду предлагать ей

4192 Теперь напрасное занятье,

Раз умер тот, который ей При жизни был всего милей.

И вскоре встав из­за стола,

4196 Она в покои отошла, Тая от всех и боль, и муки.

Уж к горлу прижимала руки,

Чтобы убить себя, она, 4200 Но сердцу исповедь нужна. И каялась в своем грехе

По отношению к слуге,

Который так ей предан был,

4204 Что век бы преданно служил, Будь жив ещё на этом свете.

Её во все страданья эти

Жестокость собственная ввергла,

4208 Часть красоты её померкла, Ей не до пищи, не до сна.

И множила грехи она,

Их в памяти перебирая, 4212 Из сердца пени изливая:

«Несчастная, как это вдруг Сурово был мной принят друг?

Его и слушать не хотела

4216 И на него не посмотрела, Не поприветствовав его.

Вот плод безумья моего!

Безумья иль измены скверной,

4220 Жестокости моей чрезмерной, Что называла я игрой? Не понял этого герой И не простил измену мне.

4224 И я уверена вполне:

Погублен он моей ошибкой.

Ко мне явился он с улыбкой,

Решив, что радостью приветной

4228 Должна воздать ему ответно,

Но с глаз его я прогнала, Удар смертельный нанесла.

С ним отказавшись говорить,

4232 Ему пресекла жизни нить, Велела сердцу замереть.

Что оставалось: только смерть!

И не брабантцы в ней виновны68.

4236 Прости, Господь, мой дух греховный,

Не искупить убийства ввек, Скорее и морей и рек

На всей земле иссохнет влага.

4240 Увы! Какое это благо И как могла б возликовать я, Пред смертью хоть бы раз в объятья Его, любимого, приняв!

4244 Как? Все свои одежды сняв, Упиться негою счастливой. Но умер он, а я труслива, За ним уйти я не могу.

4248 Но чем же другу помогу,

Продлив бессмысленную жизнь, В мученьях вечных укоризн Скорбя о милом непрерывно?

4252 После него мне жить противно, А видел бы он боль мою, Возликовал бы, сознаю.

Убив себя, бежать от боли –

4256 Не это ль признак слабой воли? А я страданий долгих жажду

И наслаждаюсь тем, что стражду,

Предпочитаю жить тоской, 4260 Чем в смерти обрести покой». Так мучилась она, скорбела И не пила два дня, не ела.

Известье разнесла молва, 4264 Что государыня мертва. У скорбных слухов скор полёт – В великом горе Ланселот,

Узнав о гибели любимой, 4268 Страдает, верьте, нестерпимо. И понимают все вокруг, Какой гнетёт его недуг.

И вы бы поняли, конечно,

4272 Как он горюет безутешно, Как проклинает жизни участь, Как призывает смерть он, мучась В стенаниях на грани сил.

4276 Из пояса, что он носил,

Петлю связал он и в слезах Сказал в отчаянии: «Ах!

Как Смерть меня схватила вдруг, 4280 Здоровье превратив в недуг! Лишаюсь чувств, едва дышу

От груза, что в себе ношу;

Моё страданье беспредельно,

4284 Надеюсь, что оно смертельно, Ведь от него, Бог даст, умру. Иную ль долю изберу, Коль Бог мне это воспретит?

4288 Нет, Он ко мне благоволит, И даст продеть мне в пояс шею. Я так принудить Смерть сумею Забрать меня, хоть и не хочет.

4292 Она на тех лишь косу точит, Кого страшит её приход. Однако пояс этот вот Велит ей предо мною пасть.

4296 Когда простру над нею власть, Я от неё возьму что нужно. Она подходит, но натужно,

А я хочу её сейчас!»

4300 Итак, он, умереть стремясь, В петлю главу продел скорее И пояс затянул на шее.

Дабы петля не подвела,

4304 Он крепит к ленчику седла

Конец своей удавки тайно, Чтоб не увидели случайно.

Затем он наземь соскользнул

4308 И сделал так, чтоб конь тянул, До вздоха смертного волок:

Он часа больше жить не мог.

Те, кто с ним шёл стезёй единой,

4312 Его падения причиной Внезапный обморок сочли, Зане не видели петли, Сдавившей горло Ланселоту.

4316 И проявили все заботу, Его подняли, взяв на руки,

И вдруг узрели средство муки,

Которым он душил себя, 4320 По доброй воле жизнь губя. Тотчас разрезали шнурок,

А пояс затянуться смог И так сдавил бедняге горло, 4324 Что у того дыханье спёрло. На шее, в горле вены вздуты,

Но не порвались. С той минуты,

Хотел он этого иль нет, 4328 Не мог себе нанесть уж вред. Но неудачу сей попытки

Переживал он горше пытки,

Иначе, будь сейчас один,

4332 Свёл счёты б с жизнью паладин, Будь у него судьба другая.

«О Смерть, жестокая и злая69! Ах, ты бессильна, стало быть,

4336 Меня, не даму, погубить Во имя Господа благого!

Ты милосердия такого

Свершить, я знаю, не дерзнёшь,

4349 Из подлости ко мне нейдёшь, И нет иного объясненья. Ах, вот какое снисхожденье Явила ты, избрав её!

4344 За всё участие твоё

Глупец признательность лишь явит.

Но что сильнее душу травит –

Жизнь, что меня желает столь,

4348 Иль Смерть­ беглянка? Только боль По­своему чинят они! Прости мне, Господи, но дни Себе продлил я поневоле.

4352 Я должен был не жить уж боле, Лишь понял истину из истин:

Я королеве ненавистен.

И это, верно, неспроста –

4356 Не без причин суровость та. Но чем я провинился, чем?

О, знал бы это перед тем,

Как Небеса её прияли,

4360 Я бы как следует вначале

Вину всю искупил сполна, Простила б, может быть, она.

Но в чём же преступленье, Боже?

4364 Ей стало ведомо, похоже, Что я проехался в телеге.

Всё дело в этом лишь огрехе, Ведь то единственный мой грех.

4368 Коль он причиной бедствий всех, Почто же гибель он привлёк?

Не страшен для любви упрёк.

И кто способен упрекнуть

4372 Меня за то, на что толкнуть

Смогла Любовь меня когда­то, И справедлива ли расплата?

Любовь с куртуазией вместе –

4376 Вот милой дар, достойный чести.

Но я им не воздал подруге!

И в чём пред ней мои заслуги?

Назвать подругой госпожу,

4380 Нет, это дерзость, я сужу, Но что­то о любви я знаю, И будь я мил ей, полагаю, Меня не стала б презирать.

4384 Я счёл достойным всё отдать, Велению любви покорный. Как знак любви моей бесспорный, Она принять сие могла б.

4388 Не так ли страсти верный раб Распознает искус Любви? Но что ей все труды мои!

Я убедился, как она

4392 Ко мне сурова, холодна, И я за верное служенье

Познал одно пренебреженье,

Упрёки и позор в миру,

4396 Но всё играл в её игру.

Так сладость сделалась мученьем.

Кто не знаком с любви ученьем,

Тот омывает честь всегда

4400 Водой солёною стыда, Не отмывая честь тем самым, А пачкая, как грязью, срамом.

Невежды, что Любовь не чтят,

4404 Её ругают и чернят, Любви при этом сторонятся, И власть её познать боятся.

Но совершенствует себя

4408 Лишь тот, кто чтит Любовь, любя, И он не может быть греховен, А трус в предательстве виновен».

Шёл Ланселот в раздумьях сих

4412 Средь грустных спутников своих, Которым жизнью был обязан. Тут весть пришла; узнал тотчас он, Что госпожа не умерла.

4416 Душа героя ожила,

Он смерть оплакивал её,

Тая мучение своё, Но радость от известья вскоре 4420 Превысила стократно горе. Приют покинули с отрадой,

Прошли шесть лье пути до града,

Предстали перед Бадмагю

4424 И передали королю О Ланселоте весть благую. Тот выслушал её, ликуя На радости, что рыцарь жив.

4428 Он был изысканно учтив, Весть королеве сообщая. И та: «Поверить Вам должна я, Раз говорите, сударь, вы.

4432 Но если умер он, увы, Не быть счастливой мне ни дня.

Покинут радости меня, Когда из преданности мне 4436 Умрёт он по моей вине». На том король простился с нею, А дама радостью своею Мечтала с другом поделиться.

4440 Ей недосуг уже сердиться И впредь являть ему суровость.

Напротив, радостная новость,

Что шла направо и налево,

4444 Оповестила королеву,

Что Ланселот, её любя, Чуть было не убил себя.

Теперь она повеселела

4448 И ни за что бы не хотела, Чтоб горе с ним стряслось такое. Вот Ланселот вошёл в покои И торопился сколько мог.

4452 Едва вступил он за порог, Король облобызал его И рад был гостю до того, Что и летать готов он был.

4456 Умерил он восторга пыл, Сказав связавшим Ланселота, Пусть ждут сведенья с ними счёта И мёртвыми себя считают.

4460 Ему на это возражают, Мол, думали, что он велел.

Король им: «Перейдён предел.

Здесь правда вами мне открыта.

4464 Сей рыцарь под моей защитой,

И значит, не ему урон, А мне, ведь мной отпущен он.

Но тем не хвастайтесь потом, 4468 Когда покинете мой дом». Услышав речь негодованья, Воитель приложил старанья, Чтоб мир наладить сей же миг. 4472 Когда успеха он достиг,

Введён к монархине был прямо.

И взор не опустила дама;

Напротив, радостно навстречу

4476 Пошла к нему, любезной речью Почтив желанный ей визит, Затем с собою сесть велит.

Легко беседа потекла,

4480 Обоих сразу увлекла, Поскольку тем у них хватало – Любовь давала их немало.

Тут стало рыцарю понятно,

4484 Что государыне приятно

С ним говорить, и не без вздоха

Сказал он так: «С тех пор, как плохо

Меня вы приняли, мадам,

4488 Себе ответа я не дам, Почто причину утаили?

Меня вы чуть не погубили,

Но не осмеливался я

4492 Спросить вас, в чём вина моя И каково же прегрешенье.

Днесь искуплю я преступленье,

Но в чём оно, мне надо знать, 4496 Чтоб непокой души унять».

И королева говорит:

«Ужель телега вам не в стыд?

В неё садились вы, страшась

4500 И сожалением крушась,

Что не было пути иного. И потому­то вам ни слова, Ни взгляда не послала я».

4504 И рыцарь молвил: «Судия Грешить мне не позволит боле И поразит, коль вашей воле Я что­то поперек свершу.

4508 Но, заклиная вас, прошу Дать искупить мне прегрешенье, И если заслужу прощенье, Мне сообщить, что я прощён».

4512 «Мой друг, ваш промах искуплён, Вы ничего мне не должны И мной всецело прощены».

Он: «Благодарствую за милость,

4516 Но всё, что на сердце скопилось, Не здесь мне выразить словами, А только с глазу на глаз с вами, Когда позволите мне вы».

4520 И плавным жестом головы Она на окна указала.

«Сегодня вечером, – сказала, – Придите к этому окну, 4524 Когда все отойдут ко сну. Вы проберётесь через сад, А здесь искать вам запретят Подругу на ночь, верьте мне.

4528 Внутри я буду, но извне

Сюда пройти не суждено вам, Прикосновеньем рук и словом Дано общаться будет нам.

4532 Коль по душе такое вам, Останусь до утра в том месте,

Но всё ж мы быть не сможем вместе,

Поскольку в спальне у меня

4536 Кей­сенешаль лежит, кляня Свои бесчисленные раны, А на двери, что под охраной, Не отпереться в ночь замку.

4540 Придёте – будьте начеку – Везде расставлены шпионы».

«О госпожа, – в ответ влюблённый, –

Шпионам не по силам я –

4544 Не дремлет бдительность моя». Так обусловивши свиданье, Они простились в ликованье.

И Ланселот, покинув зал,

4548 Всю боль, что прежде испытал, Смог позабыть и превозмочь. Была ещё далёко ночь,

И день ему казался дольше,

4552 Чем сотня дней иль даже больше, Казалось, год не столько долог. Спусти уж ночь туманный полог, У госпожи б он был давно.

← Предыдущая страница | Следующая страница →