Поделиться Поделиться

DSM-IV и учет влияния культуры

Последние издания МКБ-10 и DSM-IV способствовали распространению стандар­тизированных систем диагностики по всему миру (Mezzich, Farberga, Mezzich & Goffman, 1985). Основными критериями включения определенной модели поведе­ния в DSM-IV являлись недомогание (distress) и нетрудоспособность (disability). Помимо двух этих критериев современное определение психического расстройства включает также «угрозу смерти, боли, потери трудоспособности или существенных ограничений свободы» (American Psychiatric Association, 1994, p. xxi). Ограничи­вая психические расстройства перечисленными дисфункциями, которые проявля­ются прежде всего у отдельных людей, названные критерии призваны разграни­чить психическое расстройство и* отклонение от социальных норм.

Чтобы расширить кросс-культурную применимость DSM-IV, его авторы ввели несколько новаций: а) представление информации в тексте с учетом культурных вариаций, касающихся клинических проявлений расстройств; б) описание 25 куль-туро-специфичных синдромов в приложении; и в) схема описания культуры для оценки культурного контекста, в котором находится индивид. Описание культуры предназначено для рассмотрения: а) определяемых культурой условий, в которых находится индивид, б) принятой в данной культуре трактовки заболевания индивида, в) культурных факторов, связанных с психологической обстановкой и уровнями функционирования, г) культурных аспектов взаимоотношений индивида и клиници­ста, и д) детальной культуральной оценки, необходимой для диагностики и лечения.

Данные изменения позволяют надеяться, что процесс диагностики станет бо­лее восприимчивым к культурным факторам, более достоверным и содержатель­ным. Однако возможность кросс-культурного применения DSM-IV по-прежнему нуждается в проверке (Thakker & Ward, 1998). В действительности, как утвержда­ют Кляйнман (Kleinman, 1988), Роглер (Rogler, 1999) и многие другие авторы, стан­дартизация диагностических категорий сама по себе является формой «подавле­ния» культурных факторов, поскольку содержание категорий определяется в про­цессе принятия рациональных решений, которое осуществляется в соответствии с нормами, принятыми в науке и профессиональной практике, а не с учетом мест­ных норм, обладающих определенной культурной спецификой.

Чтобы исправить это положение, журнал Culture, Medicine and Psychiatry ввел рубрику «Клинические случаи», помещая в нее материал для исследования фак­тора культуры, поскольку при описании заболевания первоочередное внимание уделяется идеографической оценке больного в связи с соответствующими социаль­но-культурными условиями окружения. Опираясь не только на жесткую структу­ру DSM-IV, журнал способствует развитию метода повествовательного изложения (Lewis-Fernandez, 1996). Повествование включает информацию по а) истории бо­лезни, б) описанию культуры, в) культурной идентичности, г) интерпретации бо­лезни с точки зрения культуры, д) культурным факторам, связанным с психосоци­альным окружением и уровнями функционирования, е) культурным аспектам вза­имоотношений врача и больного и ж) общей оценкой с точки зрения культуры. В разделе представлен детальный анализ случаев заболевания среди афроамери-канцев, североамериканских индейцев, американцев азиатского происхождения и латиноамериканцев. Безусловно, такие публикации будут полезны для всех кли-

ницистов, которым приходится сталкиваться с больными, представляющими раз­ные культуры (Mezzich, Kleinman, Faberga & Parron, 1996).

Помимо критики DSM-IV за пренебрежение культурной спецификой, открыты­ми остаются некоторые общие вопросы диагностики (Tanaka-Matsurai & Draguns, 1997), например: а) каковы определяющие критерии нормального и отклоняюще­гося от нормы функционирования индивида в различных культурных контекстах и б) каким образом диагност может определить, являются ли отклонения в поведе­нии клинически значимыми в рамках данного культурного контекста? DSM-IV не обеспечивает базового комплекса принципов принятия решений, который был бы применим ко всем диагностическим категориям. Таким образом, авторы DSM-IV открыто признают, что при диагностике в кросс-культурном аспекте по-прежне­му на первом месте стоит мнение клинического врача,£)5М-1У, судя по всему, не дает универсальной схемы диагностики, которую можно было бы использовать в разных культурах. Об этом говорит все, что известно на сегодняшний день о кросс-культурном проявлении большинства психологических расстройств (Canino et al., 1997; Draguns, 1990).

Подводя итог, можно сказать, что разработка стандартных инструментов диаг­ностики резко изменила характер кросс-культурных исследований за счет попы­ток применения единых критериев идентификации в разных культурах. Далее я перехожу к рассмотрению важнейших данных, касающихся кросс-культурных исследований в области психиатрии, уделяя основное внимание шизофрении, депрессии и тревожности.

← Предыдущая страница | Следующая страница →