Поделиться Поделиться

Развитие детерминируется разнородными группами факторов

Пятое и шестое положения всевозрастающего подхода (историко-культурная обусловленность, контекстуальность) расширяют спектр влияний, детерминирующих развитие поведения. Была разработана новая таксономия групп влияний, включающая факторы, не рассматривавшиеся в более ранних работах в рамках всевозрастного подхода.

Онтогенез и исторические факторы. Положение об историко-культурной обусловленности трактует взаимосвязь между онтогенезом и историческим развитием. Процесс развития индивида одновременно регулируется законом онтогенеза и факторами, связанными с историко-культурными изменениями. Онтогенетические закономерности и историко-культурные изменения образуют две основные системы, формирующие прижизненное развитие человека.

При изучении различий между возрастными когортами во всевозрастном подходе предпочтение отдавалось изменяющимся социальным факторам в индивидуальном развитии. Позже значение этого вопроса еще более увеличилось в связи с теоретическими изысканиями в области диалестичности и контекстности развития. При исследовании когорт-эффектов проводился сравнительный анализ возрастного развития нескольких когорт разных дат рождения, включавший как срезовый, так и лонгитюдный аспекты. Прекрасный обзор этих работ был сделан Labovie, Nesselboade.

Было исследовано множество возрастных групп и когорт. Применялись различные системы оценки. Первоначально были проанализированы периоды взрослости и старости, а затем постепенно захватывались завжди более ранние периоды жизненного пути. По отношению к взрослости и старости удалось показать, что вариативность выявленных в срезовых исследованиях возрастных различий в интеллектуальной деятельности связана в основном не столько с чисто возрастными, сколько с историко-временными факторами.

Что касается подросткового возраста, то данные, полученные в работе, свидетельствуют о том, что уровень и направленность развития личности подростка в равной степени зависят как от исторического контекста (связанного в рассмотренном случае с войной во Вьетнаме), так и от собственно возрастных факторов. Следует также упомянуть исследования по лонгитюдному изучению развития детей и подростков, начиная с периода Великой депрессии. Результаты ясно свидетельствуют о влиянии исторических условий, в которых проходило детство, на развитие личности во взрослом возрасте.

По отношению к младенчеству Forges показал, что противоречивость данных о развитии новорожденных и младенцев может быть объяснена главным образом происшедшими изменениями в пренатальном и постнатальном уходе. Впоследствии влияния историко-временных различий (когорт-эффектов) были изучены на весьма разнообразном материале развития в младенческом и детском возрасте (например, при рассмотрении структуры и функций семейного воспитания, в частности изменения роли отца в семье).

В контексте данной статьи особое значение имеет 28-летнее исследование интеллекта взрослых, проведенное Schaie. Его данные говорят о первостепенном значении историко-культурных условий для интеллектуального развития. Интеллект меняется не только в связи с возрастом. Он меняется также с изменением исторического периода, в котором живет та или иная когорта. Например, когортные различия между 50- или 60-летними людьми были такими же значительными, как и возрастные изменения одних и тех же людей. Уровни выполнения заданий были подсчитаны Schaie отдельно по пяти элементарным умственным способностям (числовая комбинаторика, пространственные зависимости, логическая индукция, значения слов и беглость речи). Первые три (из пяти) способности претерпевали положительные историко-временные изменения, одна (четвертая) способность оставалась одинаковой у разных когорт, пятая имела тенденцию к негативным изменениям с течением исторического времени. Таким образом, изменения в умственных способностях являются разнонаправленными не только в возрастном, но и историко-временном аспектах.

Есть основания полагать, что основными источниками межкогортных различий в развитии умственных способностей на протяжении жизни выступают три группы факторов: связанные с образованием, здоровьем и профессией. Например, более поздние поколения демонстрируют в среднем более высокий уровень систематического образования, а также таких навыков и опыта, которые связаны с внедрением телевидения и компьютеров. Можно сказать, что и в профессиональной жизни поколений недавнего времени в целом завжди более усиливается акцент на познавательной стороне деятельности. Значимые изменения произошли и в здравоохранении. Например, более эффективным стало лечение гипернапряжения - явления, лежащего в основе снижения умственных способностей у стариков. Завжди эти примеры показывают, насколько разнообразны социокультурные изменения, оказывающие влияние на общий уровень и показатели умственной деятельности. Однако и в настоящее время основные факторы, определяющие когортные различия в умственном старении, должным образом еще не проанализированы.

Всегда ли когортные различия и биокультурные изменения являются значимыми для изучения психического развития? Скорее всего нет. Когортные различия важны при анализе таких сторон развития, которые еще не стабилизировались в процессе генетической и культурной эволюции. Поэтому не удивительно, что в развитых странах - в силу высокой степени биокультурной стабильности с ранних лет жизни - когортные вариации познавательного развития в детском возрасте сравнительно невелики и сводятся главным образом к количественным различиям.

В связи с тем, что когортные различия могут иметь разное практическое и теоретическое значение, Bakes, Cornelius и Nesselroade выделили несколько вариантов рассмотрения этих различий в возрастной психологии (например, как ошибки, как результата исторических сдвигов, как количественного различия в частоте и степени и т. д.). На основе такого теоретического анализа авторы пришли к заключению, что исследователи должны заранее решать, какой логический статус они будут придавать в своей работе когортным различиям. Это может повлиять и на планирование исследований, в которых участвуют разные когорты, и на анализ полученных результатов.

Другие факторы среды и контекстность развития. Обнаружение когорт-эффектов и роли других факторов среды имело еще одно - методологическое - следствие. Под влиянием работ Riegel и одновременного усиления интереса к марксистской и гегелевской традициям представители всевозрастного подхода стали уделять больше внимания методологическим вопросам изучения развития, подчеркивая его внутреннюю диалектичность и контекстность (т. е. обусловленность прижизненной средой. - Прим. пер.). Наиболее радикальная методологическая позиция сводилась к через те, что универсальных законов онтогенеза психики в принципе не существует и индивидуальное психическое развитие строится каждый раз заново для данной когорты и конкретной культурной среды.

Вместе с этой крайней точкой зрения возникли и более умеренные и в то же время более проработанные подходы. Следует сказать, что методологическое положение всевозрастного направления о контек-стуальности развития на теоретическом уровне не обязательно совпадает с известным экологическим подходом в других исследованиях развития. Так, Bronfenbrenner всегда подчеркивал важность условий среды развития. Однако его понимание этих условий не всегда соответствует методологическому принципу контекстности. Принцип контекстности во всевозрастном подходе предполагает определенное представление о развитии, которое Lernen и Kaufman назвали динамически вероятностным взаимодействием. То, что использование одного и того же понятия (такого, как "роль среды") не означает тождества методологических взглядов, хорошо видно на дискуссии Kendler с Lernen и Kaufman.

Таксономия факторов развития. Сказанное о межиндивидуальной вариативности и когорт-эффектах, а также о других воздействиях среды требует нового понимания факторов развития. Основная цель представителей всевозрастного подхода заключалась в доказательстве того, что разнообразие и сложность наблюдаемой формы развития соответствует разнообразию и сложности сочетаний каузальных факторов и механизмов этого развития.

Для систематизации множества различных факторов психического развития была предложена трехфакторная. В ней отражены три категории влияний, которые испытывает (и на которые должен реагировать и действовать) развивающийся индивид в ходе жизни: возрастные, историко-временные и индивидуальные факторы. Они действуют на протяжении всей жизни, их влияние со временем аккумулируется, и от них зависит ход всего развития.

Группа возрастных факторов - это те самые факторы, которые большинство детских психологов и геронтологов считают основными направляющими развития. Они определяются как такие биологические детерминанты и факторы среды, которые а) прочно связаны с хронологическим возрастом и поэтому достаточно предсказуемы в своих временных характеристиках (возникновение, продолжительность) и б) являются сходными по направленности для разных индивидов. Примером возрастных факторов могут служить органическое созревание или связанные с возрастом ступени социализации.

Группа историко-временных факторов также включает биологические детерминанты и факторы среды. Однако данная группа связана с историческим временем и образует более широкий биокультурный контекст, в котором происходит развитие человека. По-видимому, существуют два основных типа историко-временных факторов: те, которые действуют на протяжении длительного времени (например, в "наши дни"), и такие, которые возникают в определенные специфические периоды (например, во время войны).

Группа индивидуальных факторов также состоит и из биологических факторов, и из воздействия среды. Основная характеристика, их время возникновения, вид и последовательность различны у разных людей, ни в историко-временном, ни в онтогенетическом измерении они жестко не привязаны ни к какому определенному моменту развития и поэтому нс могут быть предсказаны заранее.

Остановимся на двух возможных ошибках в понимании этой трехфакторной модели. Во-первых, она может быть воспринята как статическая. Однако в действительности она направлена на временную динамику, в ней также заложено представление о том, что индивиды, развивающиеся совместно (например, бабушки, дедушки, родители и дети), являются "участниками" и проводниками различных групп воздействий. Во-вторых, может сложиться впечатление, что в модели большое внимание уделяется "нормативным", общим для всех факторам развития, чем межиндивидуальным различиям. Поэтому важно подчеркнуть, что межиндивидуальные различия присутствуют в каждой группе факторов. Например, Baltes и Nesselroade в дискуссии с Dannefer указывали, что в макроструктурных процессах стратификации (по признаку пола, социального класса, этноса и т. д.) индивидуальные различия имеют место внутри всех групп воздействий.

Подытоживая сказанное, нужно еще раз подчеркнуть, что представители всевозрастного подхода дают комплексные и многофакторные толкования развития человеческого поведения. Через признание исторической обусловленности развития и обнаружение значительной индивидуальной вариативности старения они пришли (вместе с другими исследователями развития) к признанию большой роли факторов среды и уникальности комплекса воздействий, придающих рассматриваемому развитию тот или иной вид. Некоторые сторонники данного направления пошли дальше утверждений о важности факторов среды и подняли парадигму контекстности на уровень основного методологического принципа понимания сущности человеческого развития.

← Предыдущая страница | Следующая страница →