Поделиться Поделиться

Некоторые вопросы теории восприятия

...Проблема первичных образов оказывается на этой основе составной частью проблемы перехода от трансформации внешних воздействий в факты сознания; проблема вторичных образов становится составной частью не менее значительной проблемы перехода от ощущения к мысли.

...Исследованием Р. Я. Абрамович-Лехтман было показано, что в первые месяцы переход от низших недифференцированных движений к координации движений и "преддействиям" связан с моторным торможением на дистантный (зрительный или слуховой) раздражитель. На этой основе формируется специфическая ощупывающая функция руки, в свою очередь способствующая превращению движений в действие.

Как показано этой работой, уже в зародыше предметного действия ребенка в первом полугодии жизни имеет место комплексирование сенсорных реакций и сочетание ряда свойств отображаемого предмета. Во втором попугодии жизни младенца отмечаются уже повторные результативные действия, направленные на обнаружение потенциальных свойств предмета.

...Наши наблюдения над первым годом жизни ребенка, подтверждая данные Р. Я. Абрамович-Лехтман, позволяют выделить еще несколько существенных генетических фактов.

а) В индивидуальной предыстории восприятия, как целостного предметного образа, весьма важным моментом является формирование (начиная с третьего месяца) зрительно-пространственного различения движущихся объектов: именно взаимодействие ребенка с движущимся объектом (приближающаяся и удаляющаяся игрушка) формирует готовность ребенка к первоначальному восприятию пространства.

б) Дифференцировка глазодвигательных функций и других механизмов пространственного различения является предпосылкой для формирования осязания, которое, в свою очередь, в предметном действии способствует опредмечиванию зрения, образованию зрительного восприятия.

в) Со второго полугодия жизни решающим фактором является взаимовлияние не только зрения и осязания, но и зрения и слуха.

Расширение поля зрения и активизация зрительного восприятия связаны со слуховой ориентацией в пространстве, с формирующейся установкой на невидимое (а отсюда распознавание потенциальных свойств видимого предмета).

г) 6 последние месяцы первого года ясно обнаруживается тенденция на отделение предмета от других предметов и в связи с этим - выделение фигуры из фона. Первым признаком отделения, видимо, является телесность, особенно объем, рельеф, контуры предмета, а не цвет или форма, которые приобретают детерминирующее значение позже.

...Завжди эти новейшие данные подтверждают основное теоретическое положение о формировании зрительных предметных образов в процессе предметной (игровой) деятельности.

Таким образом, эти данные вскрывают процесс и условия образования восприятия как целостного предметного образа.

...Одним из важных генетических приемов в экспериментальном изучении вопроса о соотношении между ощущением, восприятием и представлением является изучение случаев агнозии, особенно зрительной. В исследовании расстройств узнавания и сложных форм восприятия (при сохранении остаточных элементов чувствительности и простейшего различения) возможно проследить условия восстановления предметных образов, их "обратное развитие".

...Завжди... случаи свидетельствуют о различии между процессами ощущения и восприятия. При наличии относительно сохранных ощущений больной завжди-таки не воспринимает адекватно предмет, а в более легких случаях, при наличии восприятия предмета, не отражает ситуации, в которой функционирует предмет и которая изменяет смысл предмета.

Таким образом, эти данные свидетельствуют о том, что нормально практическое зрение основывается не на абстрактно-зрительной функции, а на предметности и ситуативности зрительного образа, разрушаемых при затылочном синдроме, что снижает зрение на элементарно сенсорный уровень и делает человека практически "слепым", несмотря на наличие зрительной чувствительности. Эти данные вполне подтверждают наше предположение об условиях образования восприятия в процессе развития ощущения на основе предметной деятельности.

Уже в данных детской психологии можно установить тенденцию в развитии восприятия от предметности к предметной ситуативности образа. Вместе с тем эти данные позволяют ставить вопрос о том, что образ, формирующийся в процессе предметной деятельности, вычленяется из этой деятельности, связывается смысловыми и ассоциативными отношениями с другими образами и развивается по некоторым внутренним закономерностям.

Тем более нужно думать, что взаимоотношения предметного и предметно-ситуативного образов с предметной деятельностью еще более сложны в развитии зрелого сознания.

...Можно подумать, что процесс восприятия не только формируется предметной деятельностью, но и ограничивается ею, если только;

а) этот процесс не опосредствуется мыслительными процессами и не становится, таким образом, наблюдением как единством восприятия и мышления;

б) если не образуется особая познавательная деятельность в форме наблюдения.

...Вскрывая генетическую роль предметных действий в формировании восприятия, нужно, таким образом, учесть и другую сторону взаимосвязи образа и действия - снятие предметного действия "теоретической" деятельностью созерцания и размышления, что и раскрывается в активных и дифференцированных формах восприятия.

Дальнейший анализ восприятий оказывается, таким образом, невозможным без анализа их взаимоперехода и взаимопроникновения со вторичными образами, мыслью и словом.

...С точки зрения советской психологической науки всякий акт чувственного познания является 4 фазным процессом, начальный момент которого составляет ощущение, как отражение отдельного качества или свойства предметов окружающего мира. Восприятие, как форма отражения предмета, в отличие от парциального, частичного знания об отдельных свойствах и качествах предмета, есть целостный образ предмета. Естественно, что это целостное отражение предмета возникает из частичного знания о его качествах и свойствах и, следовательно, включает в себя эти знания. Таким образом, ощущение и восприятие правильнее всего было бы рассматривать как два разных момента, две различные ступени единого процесса чувственного познания. Однако,... ощущение может и не перейти в восприятие (на известном уровне организации процесса чувственного познания), может существовать и как вполне самостоятельная, хотя и более элементарная форма. Восприятие же, как можно предполагать, невозможно без ощущений и возникает лишь на их основе, в процессе их дифференциации и развития.

...Было показано, что основным источником возникновения у человека целостного предметного образа является предметная деятельность, предметные действия самих людей. Именно поэтому типичными формами слухового восприятия признавались некоторыми советскими психологами лишь восприятия музыки и речи, опредмечивающих в самой деятельности людей их чувственное познание: типичными формами зрительного восприятия признавались лишь те или иные формы эстетического восприятия изображений и т.д.

Такое понимание объясняет источники возникновения ряда сложных форм восприятия. Оно заключается в установлении единства сознания и деятельности в структуре восприятия, в установлении причинной зависимости предметно-чувственного знания от предметной, практической деятельности и т. д. Ряд конкретных исследований в этом направлении действительно показал, как при изменившейся структуре деятельности (труда, учения, игры) функционально преобразуется структура самого восприятия; эти исследования вскрыли причинное основание предметных образов внешнего мира в предметной деятельности.

С этой точки зрения "идеальное" вычленение предмета как целого (в человеческом сознании) возможно постольку, поскольку такое вычленение происходит материально, практически в самих предметных операциях с вещами внешнего мира.

...Между тем ясно, что лишь единство природы самого объекта и структуры субъекта, в их взаимодействии, может объяснить действительные источники генезиса восприятия как целостного предметного образа.

Очень важную роль в генетическом решении этого серьезнейшего вопроса призвана сыграть психология раннего детства. Именно в этом периоде зарождаются самые ранние, первичные формы восприятия, которые с самого начала есть нерасчлененное восприятие предмета и пространства, в котором он находится.

...Наше наблюдение показало, что движение объекта есть самое первое, исходное и самое основное объективное условие для образования восприятия.

...Наблюдение привело нас к выводу, что движение объекта раньше и первичнее становится источником сенсорного развития и перестройки сенсорных функций, нежели, например, хватательное движение субъекта.

В последующем (со второй половины первого года) движение субъекта в форме хватания и далее - манипулирования является источником движения объекта, и обе эти формы движения совместно развивают сенсорные механизмы.

...Как показывает наблюдение, именно движение объекта выделяет его как какой-либо определенный предмет из аморфной для ребенка и сплошной массы окружающего пространства, являющейся своего рода нерасчлененной непрерывностью. Фиксация взгляда, поворот головы, движение рук и другие специфические, повторяющиеся в этих условиях реакции свидетельствуют о том, что движущаяся вещь становится для нервно-психической деятельности ребенка объектом ощущения, внимания и стимулом для движения.

...Эти наблюдения убедили нас в том, что поле зрения ребенка формируется именно движущимися объектами, в число которых, конечно, входит прежде всего и сам взрослый человек.

Прерывно движущаяся в руках взрослого человека вещь есть один из важнейших источников формирования зрительного восприятия. Это положение легко раскрывается при изучении того, что является генетически самым ранним носителем формы предмета для формирующейся психики ребенка. Таким генетически наиболее ранним носителем является контур предмета, своего рода перерыв непрерывности, которым является первоначально для младенца пространство внешнего мира. Первоначально восприятие не есть расчлененная субъективная форма предмета как такового, т. е. обособленного от других вещей тела. Первоначально восприятие есть именно отражение границ, перерывов между сплошной пространственной массой и отдельным предметом, выделившимся из него посредством движения. Лишь в последующем, уже к концу первого года жизни, можно наблюдать дифференциацию восприятия на две формы: восприятие ситуации и пространственных отношений и восприятие предмета как структурного единства. В этой дифференциации уже сравнительно более Позднего и сложного порядка завжди большую роль играют преддействия и предметные (игровые) действия ребенка, а также и особенно самостоятельное передвижение ребенка и завжди расширяющаяся зона его практического овладения пространством.

...Итак, первый вывод из нашего наблюдения заключается в установлении формирующей роли движения объекта в сенсорном развитии и первоначальном образовании восприятия.

Не меньшее значение, на наш взгляд, имеет и другое наблюдение, которое влечет за собой также определенное заключение. Начиная с третьего месяца, когда поле зрения ребенка становится более или менее объемным и устойчивым, особую роль в развитии зрительного восприятия пространства начинает играть звук и слуховая ориентировочная реакция. Пока не определилось поле зрения и оно не приобрело более или менее устойчивого характера, всякие звуковые раздражения, вызывавшие ориентировочные реакции ребенка, имели чисто случайное значение, не входили ни в какую постоянную систему сенсомоторной деятельности ребенка. До известного периода зрение и слух разобщены в психологическом отношении, причем это не значит, конечно, что звук не сенсибилизирует зрения и т. д. Но когда мы указываем на новую роль звука и слуховых реакций для зрительного восприятия пространства, то вовсе не имеем в виду эту субсенсорную форму взаимодействия органов чувств Факт, впервые отмечаемый именно здесь нами в этих наблюдениях, заключается в том, что звук и слух становятся стимуляторами и формирующим началом самого зрительного восприятия пространства.

Первоначально (до трех-четырех месяцев) для ребенка существует лишь пространство как видимая масса и вычленяющиеся из нее предметы. Звук и слух создают на протяжении нескольких месяцев новую, очень существенную для развития установку на невидимое пространство. Субъективное "поле" перестает быть с этого момента только полем зрения, а знание о пространстве - только визуальным. Переключение поля зрения связано с более пластическими двигательными ориентировочными реакциями головы и туловища на звуковые раздражители, находящиеся за пределами данного поля зрения. С этим моментом связано и самое первичное условие образования представпений, первоначально являющихся образами вещей данной наличной ситуации, находящейся за пределами непосредственного оптического поля.

...Изменяющееся соотношение между зрением и осязанием является одним из важнейших внутренних моментов становления восприятия.

...Сеченов показывал общность этих сенсорных систем в познании внешней действительности. За исключением специфики зрительного механизма восприятия цвета и восприятия глубины и за исключением специфически осязательного механизма восприятия плотности, проницаемости, сопротивления материала, завжди остальные качества предмета параллельно распознаются как зрением, так и осязанием (форма, контур, величина, объем и др.). Взаимный контроль и взаимное подкрепление опытом со стороны зрения и осязания играют огромную роль в развитии восприятия. Мы видели раньше, что взаимоотношения зрения и осязания изменяются на разных ступенях развития так же, как изменяется структура самого зрительного и самого осязательного восприятия.

...Осязание в собственном смысле слова нужно отличить от того неопределенного комплекса представлений о кожной и мышечно-суставной чувствительности, которой обычно обозначалась вся область кожных ощущений и проприоцепции Осязание, или гаптика, есть действительно сложная форма восприятия, т. е. формирование целостного предметного образа. Осязательный образ как таковой формируется далеко не любым участком кожной рецепции и не любым аппаратом кинестезии. Осязание имеет особый орган - руку, являющуюся продуктом и естественным органом труда, органом познания, особенно знания о пространственных и механических качествах вещей.

...Л. А. Шифман пришел к выводу, что осязание не сводится ни к тактильной, ни к кинестетической чувствительности, из которых оно возникает. Особенно разительны различения, которые получаются при сравнении тактильной и кинестетической чувствительности различных поверхностей тела и двигательных систем человека со структурирующей и воспринимающей деятельностью осязающей руки.

Л. А. Шифман пишет в этой связи, что "рука, как орган осязательных восприятий, ближе к глазу, чем к остальной коже, в том числе и к коже тыльной поверхности руки, предплечья и т. д., так как, подобно глазу, он дает отображение пространственной формы объекта, в отличие от кожи, расположенной вне руки, сигнализирующей главным образом о месте контакта с внешним миром, о температуре предмета, вошедшего в контакт с нашим телом, - о степени его "колкости" и т. д. По данным Л. А. Шифмана, активное осязание (движущейся, манипулирующей руки) является средством образования адекватного предмету восприятия, в то время как пассивное осязание (прикосновение предмета к бездействующей руке) порождает множество иллюзорных представлений. При активном осязании восприятие предмета представляет собой решение определенной задачи, а именно нахождения пространственных координат, нахождения соотношения данного предмета с каким-либо другим, играющим для него роль твердой оси.

Как указывает Л. А. Шифман, зрительное восприятие какого-либо объекта всегда охватывает не только данный объект, но и определенную часть фона. В осязательном восприятии этот фон не дается вместе с объектом, его приходится искать и определять в системе известных пространственных координат. Из этого следует, по Шифману, что, в отличие от симультанности зрительного восприятия, осязательное восприятие всегда сукцессивно и неизбежно фрагментарно. Но то, что дано сенсорно, как известная последовательность тактильных и мышечно-суставных ощущений, может превратиться в целостный образ благодаря деятельности воображения и мышления. Впрочем, как указывает Л. А. Шифман, зрительное восприятие также становится сукцессивным и фрагментарным, когда объектом его являются предметы, неумещающиеся в поле зрения наблюдателя. С другой стороны, когда объекты осязания невелики и вполне умещаются в "осязательном поле" руки, то возможен "концентрический" способ осязательного восприятия, значительно сокращающий путь к образованию целостного образа. Преодоление фрагментарности и сукцессивности осязательного образа Л. А. Шифман видит в опосредствовании осязательного восприятия зрительными представлениями.

...Между тем, очевидно, что в гаптике мы имеем ту же двуединую сенсорную систему, что и в зрении, и в слухе.

...Можно без преувеличения сказать, что вся современная теория восприятия строится главным образом на изучении динамики феноменов целостности, структурности, константности, апперцепции в зрительных восприятиях.

...Еще И. М. Сеченов указывал на то. что контур предмета есть то первоначальное и общее качество, которое является исходным как для зрительного, так и для осязательного восприятия. Сеченов имел в виду при этом, прежде всего, отправной момент в восприятии формы предмета, как известного материального единства, единства явления и сущности, отражающегося в сознании.

...Вычленение фигуры (предмета) из фона (окружающего его пространства) является характернейшим феноменом; зрительного восприятия. Однако в этих исследованиях наименьшее внимание уделяется именно через те, что создает возможность такого выделения фигуры из фона, т. е. контуру.

...Таким образом, если рассматривать восприятие контура процессуально, в связи с изменением пространственных условий восприятия, то симультанность зрительного восприятия является весьма относительной, так как с ней взаимодействует сукцессивный характер его образования.

...Восприятие контура определяет возможность дифференцированного восприятия формы, как известного единства строения, пропорции и взаимосвязи частей, выражения во внешней структуре смыслового содержания и пространственных отношений.

...Очень важным наблюдением в ... исследовании является неравномерный и асимметричный характер "становления" восприятия формы. При объемности и хроматизме форм сложность всех этих явлений неравномерности и асимметричности значительно увеличивается. К этому следует добавить усложнение структуры зрительного восприятия за счет взаимодействия различных оптико-пространственных качеств предмета, отражаемых восприятием (формы, цвета, величины, положения и т. д.).

...Известно, что зрительное восприятие всегда адекватно отражает взаимодействие фигуры и фона. Хотя оно по своему содержанию конкретно-предметно, и именно эта предметность составляет основной источник константности восприятия, тем не менее зрительное восприятие одновременно и ситуационно, как отражение всех вещей и отношений, которые наглядно даны в оптическом поле.

В процессе развития структура зрительного восприятия постоянно изменяется, прежде всего в отношении динамических взаимоотношений отражаемых а) предмета и б) окружающего его ближнего и дальнего, "горизонтального" и "вертикального" пространства. Именно с этим изменением структуры восприятия и приходится иметь дело при изучении так называемых стадий наблюдения и формирования наблюдательности, как определенного единства восприятия и мышления в наглядном суждении.

Объектом наглядного суждения в процессе восприятия всегда является и остается воспринимаемый предмет в его объективно-пространственном бытии.

...Нормальная деятельность анализаторов составляет первый механизм ощущений и восприятий.

Вторым является механизм временных связей, т. е. условных рефлексов как отражения связи организма с внешней средой. Замыкание временных связей, происходящее в коре головного мозга, обеспечивает синтез и высший анализ внешних раздражителей, тонкое и подвижное, постоянно изменяющееся приспособление организма к изменяющимся условиям среды.

Иначе говоря, условно рефлекторный механизм определяет пороги ощущения, а также их изменчивость, сдвиги, что представляет собой особое значение для умственного развития детей.

В единстве с анализаторами этот наиболее пластичный механизм составляет общий, весьма сложный, но вполне управляемый на основе знания законов высшей нервной деятельности физиологический механизм ощущений и восприятий.

Итак, можно полагать, что в основе ощущений и восприятий лежит взаимодействие двух механизмов - анализатора и временных связей. Ведущим в этом взаимодействии является механизм временных, связей. Именно от взаимной индукции возбуждения и торможения зависит адаптация органов чувств, функциональное состояние анализаторов в целом. От образования условных рефлексов на определенные сигналы зависит расширение для организма среды, в которой завжди более тонко и разнообразно этот организм ориентируется. Смена постоянных связей на переменные, временные делает анализаторы наиболее совершенным орудием приспособления к условиям внешней среды.

Особенно ясно раскрывается зависимость работы анализатора от системы временных связей в явлении так называемой различительной, или разностной, чувствительности. Различение разностей может происходить как одновременно, так и последовательно, во времени. Порог различения определяется по минимальной величине прироста раздражителя (при последовательном различении) или по минимальному различению в качестве и интенсивности двух раздражителей (при одновременном различении).

Максимальное различие между двумя объектами (или предметом и фоном) образует контраст, усиливающий общий ход различения.

Установлено, что в основе различения или разностной чувствительности лежит механизм дифференцирования условных рефлексов или, если говорить об условиях различения, дифференцировки сходных раздражителей (сигналов).

Анализатор бывает способен к такой дифференцировке лишь благодаря развитию временных связей, т. е. дифференцирования условных рефлексов.

Поэтому можно считать, что чем сложнее работа анализатора, тем более определяющую роль играет механизм временных связей. Этим объясняется тот первостепенной важности факт, что у детей 7-15 лет разностная чувствительность возрастает во много раз по сравнению с ростом абсолютной чувствительности. Сравнительно с детьми 3-7 лет, т. е. дошкольниками, школьники обнаруживают завжди возрастающую разностную чувствительность, особенно в области зрения и слуха.

Этот факт, свидетельствующий о действительном расширении физических и умственных границ ребенка в ходе его воспитания и развития, объясняется тем, что с образованием системы временных связей резко усиливается дифференцировка сходных объектов в процессе обучения, анализаторы ребенка и подростка завжди время развиваются, совершенствуются, изменяют свой способ деятельности.

Особый интерес представляет факт увеличения разностной чувствительности с возрастом детей в связи с той ролью, которую приобретает вторая сигнальная система в развитии первой сигнальной системы.

Непрерывное развитие разностной чувствительности у школьников свидетельствует о том, что именно язык и связанный с ним механизм второй сигнальной системы обусловливает этот прогресс. Известно, что замена словом реальных условных раздражителей ускоряет дифференцирование временных связей, повышает уровень ориентировки в окружающей среде.

Ананьев Б. Г. Психология чувственного познания. - М.: Издательство Академии педагогических наук РСФСР, 1960.

← Предыдущая страница | Следующая страница →