Поделиться Поделиться

Нарушение пищевого поведения человека

Пищевое поведение человека оценивается как гармоничное (адекватное) или девиантное в зависимости от множества параметров, в частности, от места, занимаемого процессом приема пищи в иерархии ценностей индивида, от количественных и качественных показателей питания, от эстетики. Существенно влияние этнокультуральных факторов на выработку стереотипов пищевого поведения, особенно в период стресса. Извечным вопросом о ценности питания, становится вопрос о связи питания с жизненными целями (“есть, чтобы жить или жить, чтобы есть”), учета роли пищевого поведения окружающих для становления некоторых личностных характеристик (например, гостеприимство).

Под пищевым поведением понимается ценностное отношение к пище и ее приему, стереотип питания в обыденных условиях и в ситуации стресса, ориентация на образ собственного тела и деятельность по его формированию.

Учитывая существенное влияние на оценку адекватности пищевого поведения транскуртуральных особенностей человека, значимость приема пищи в различных культурах и у людей разных национальностей различается. Так в соответствии с дифференциально-аналитической концепцией, питание является одной из основных составляющих восточной психологической модели ценностей, в рамках которой вырабатывается собственный образ красоты тела (как правило, привлекательней и здоровее рассматривается полный, упитанный человек с хорошим аппетитом) и отношение к тому, как и сколько ест ребенок и взрослый. Нормальным поведением в период стресса рассматривается повышение аппетита и усиленное питание (“сначала поешь – потом поговорим о проблемах”) и т.н. феномен “заедания стресса”. На уровне бытовых отношений оценка высшей степени гостеприимства сопряжена с предоставлением большого количества продуктов питания. В западной психологической модели ценностей питание само по себе не является ценностью и гостеприимство не включает в обязательном порядке процесс питания. Ценностью является контроль за приемом пищи, ориентация на иные стандарты красоты и эстетики – стройность, худоба, спортивность в противовес упитанности в рамках восточной модели. В связи с подобными транскультуральными разночтениями девиантное пищевое поведение в обязательном порядке должно учитывать этнокультуральный стереотип пищевого поведения окружения человека.

Основными нарушениями пищевого поведения считаются: нервная анорексия и нервная булимия. Общими для них являются такие параметры, как: озабоченность контролированием веса собственного тела, искажение образа своего тела, изменение ценности питания в иерархии ценностей.

Нервная анорексия представляет собой расстройство, характеризующееся преднамеренным снижением веса, вызываемым и поддерживаемым самим индивидом. Отказ от пищи связан, как правило, с недовольством своей внешностью, избыточной, по мнению самого человека, полнотой.

Нервная булимия– характеризуется повторяющимися приступами переедания, невозможностью даже короткое время обходиться без пищи и чрезмерной озабоченностью контролированием веса тела, что приводит человека к принятию крайних мер для смягчения ”полнящего” влияния съеденной пищи.

Еще одной разновидностью нарушений пищевого поведения является стремление поедать несъедобные предметы.Как правило, такой тип поведения встречается лишь при психических заболеваниях или грубой патологии характера, хотя не исключено его появление в рамках делинквентного поведения с целью симуляции соматической болезни и достижения какой-либо цели.

Извращение вкусакак нарушение пищевого поведения встречается при многих физиологических состояниях человека. В частности, при беременности у женщины появляется тяга к острой, соленой пище или определенному конкретному блюду. Изменение отношения к ряду продуктов с формированием измененного пищевого поведения возможно при заболеваниях головного мозга.

К патохарактерологическим типам девиантного изменения пищевого поведения относится неэстетичность ( неэстетичный прием пищи – чавканье, причмокивание при еде; неаккуратность и нечистоплотность; повышенная брезгливость даже по отношению к родственникам).

К стереотипам пищевого девиантного поведения относят также скорость принятия пищи. Отмечаются две крайности: очень замедленное принятие и сверхбыстрое торопливое заглатывание пищи, которые могут быть обусловлены семейными традициями или свойствами темперамента.

Фанатизм

Увлечение какой-либо деятельностью, достигающее крайней степени выраженности, с формированием культа и созданием идолов, с полным подчинением человека и «растворением» индивидуальности носит название фанатизма .

Наиболее частые формы фанатизма – религиозный, спортивный, музыкальный. Человек подчиняет собственные интересы интересам конфессии, команды, музыкального коллектива. Такой человек не способен критично относиться к высказываниям кумира и осознавать отклонения собственного поведения (отрыв или уход из семьи, игнорирование работы). Наиболее выраженные социально-психологические последствия вызывает религиозный фанатизм, при котором происходит разрушение семей, разрыв дружеских и родственных связей, резкая смена стереотипа жизни.

Наиболее благоприятной почвой для формирования религиозного фанатизма является сектанство. Тоталитарные религиозные секты применяют в своей практике жесткие психологические методы воздействия, создающие в сознании человека состояние повышенной внушаемости за счет физического и психического истощения, социальной депривации, использования трансовых состояний.

Характерные особенности воздействия тоталитарных сект на личность:

Ø установление жесткого контроля над волей, сознанием и чувствами членов секты (жесткая дисциплина, внушение чувства вины перед организацией, психологическое давление на тех, кто хочет порвать с сектой);

Ø формирование психологической зависимости от лидера и организации (подавление способности к критическому мышлению, требование разрыва с критически настроенными людьми, ограничение круга общения только с членами секты, отсутствие свободного времени, личной жизни вне секты).

Особую группу риска в становлении религиозного фанатизма представляют личности, занятые интенсивными духовными поисками, стремящиеся к «полной и абсолютной Истине», а также индивиды с художественным типом ВНД.

Различные мотивы отрывают человека от реальности и подчиняют его идее и лидеру группы. Это могут быть психологические проблемы, с которыми он не может самостоятельно справиться. Уход в группу фанатики объясняют снятием с себя ответственности за принятие решения. Другим мотивом фанатичного поведения в группе является стремление уйти от однообразной, не вызывающей радости реальности.

К сверхценным психологическим увлечениям относится деятельность, посвященная проповедованию тех или иных мистических традиций, эмоциональная поглощенность и следование традициям экстрасенсорики и эзотерики, сутью которых является убежденность в том, что действиями, переживаниями и даже сознанием человека управляют «неведомые силы».

Созависимость. Люди, страдающие различными формами зависимости редко живут в полной изоляции, обычно они живут с родственниками. Зависимость одного из членов семьи неизбежно нарушает внутрисемейные взаимоотношения. Нередко кто-то из членов такой семьи становится созависимыми. Созависимый человек – это тот, кто поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека и совершенно не заботится об удовлетворении своих собственных жизненно важных потребностей. Это зависимость от зависимого.

Для созависимых характерны следующие особенности:

Ø Низкая самооценка – в сознании и лексиконе созависимых доминируют многочисленные «я должна», «ты должен», «как я должна вести себя с моим мужем?». Созависимые стыдятся поведения своих зависимых родственников. Низкая самооценка определяет их стремление помогать другим, чтобы быть нужными и любимыми.

Ø Желание контролировать жизнь других людей – созависимые считают, что только они знают, как должны себя вести другие члены семьи. Контроль над другими они осуществляют различными средствами – уговоры, угрозы, принуждение, советы, подчеркивая беспомощность окружающих.

Ø Желание заботиться о других, спасать их. Забота о других приобретает нередко гротескные формы, выходя за разумные рамки. Они считают себя ответственными за чувства и мысли, действия и даже за судьбу зависимых членов семьи.

Многие поступки созависимых мотивированы страхом столкновения с реальностью, быть брошенной, что случится самое худшее, страх потери контроля над жизнью, страх сковывает свободу выбора. Кроме страха созависимые испытывают и другие чувства: тревогу, стыд, вину, отчаяние, негодование, иногда ярость.

Отрицание помогает созависимым жить в мире иллюзий, поскольку правда настолько болезненна, что они не могут ее вынести. Так, мать наркомана, который принимает наркотики много лет, уверена, что он может самостоятельно бросить наркотики, верит его обещаниям и раскаяниям.

Созависимые отрицают у себя наличие признаков созависимости, что мешает мотивировать их на преодоление собственных проблем, попросить помощи, затягивает и усугубляет зависимость у близкого, держит в дисфункциональном состоянии.

Психологические аспекти СУИЦИДАЛЬНОСТИ, ТАНАТОЛОГИИ И ЭВТАНАЗИИ

Суицидальное поведение. Суицид - умышленное самоповреждение со смертельным исходом. Исключительно человеческий акт, суицид встречается во всех культурах. Люди, совершающие суицид, обычно страдают от сильной душевной боли и находятся в состоянии стресса, а также чувствуют невозможность справиться со своими проблемами

Самоубийство и покушение на самоубийство составляют объект особой междисциплинарной области знания - суицидологии, которая в последние годы интенсивно развивается во многих странах мира. Еще в начале века известный русский правовед А.Ф.Кони заметил, что самоубийство стало превращаться «в недуг, все более и более надвигающийся на людское общежитие». Справедливость этих слов подтвердилась после второй мировой войны, когда рост суицидальных показателей обнаружился в большинстве промышленно развитых стран.

В конце ХХ столетия самоубийства заняли четвертое место среди наиболее часто встречающихся причин смерти. В течение года в мире совершается около 500 000 суицидов, ежедневно более 1 тысячи человек на планете лишают себя жизни. Наибольшую тревогу вызывает резкое увеличение количества самоубийств среди молодых людей в возрасте 18-19 лет. В настоящее время число суицидов в этой возрастной группе составляет 50% всех зафиксированных самоубийств.

Самоубийство, если дать ему краткое определение, есть осознанное, самостоятельное лишение себя жизни. Психология самоубийства есть, прежде всего, психология безнадежности. Вопрос о самоубийстве есть вопрос, о том, что человек попадает в темные точки, из которых не может вырваться. Человек хочет лишить себя жизни, но он хочет лишить себя жизни именно потому, что он не может выйти из себя, что он погружен в себя. Выйти из себя он может только через убийство себя. Как бы ни были многообразны жизненные события и конфликты, приводящие к самоубийству, у всех у них есть один общий этический аспект: на уровне морального сознания все они апеллируют к нравственным ценностям: именно в этом качестве выступают все представления о счастье, добре, справедливости, долге, чести, достоинстве и т.п. Иными словами, суицидогенные события - это мощные удары по моральным ценностям личности.

Само суицидальное решение - это акт морального выбора. Отдавая предпочтение самоубийству, человек соотносит его мотив и результат, принимает на себя ответственность за самоуничтожение или перекладывает эту ответственность на других. Так или иначе, когда человек выбирает этот поступок, он видит в самоубийстве не просто действие, причиняющее смерть, но и определенный поступок, несущий положительный или отрицательный нравственный смысл и вызывающий определенное отношение людей, их оценки и мнения. В этико-психологическом анализе самоубийств следует главным считать категорию «жизненного смысла» - одну из наиболее общих, интегральных характеристик жизнепонимания и жизнеощущения личности.

Рост количества самоубийств в течение последних лет обусловлен усугубляющейся социально-психологической дезадаптацией. Предиспозиционную фазу социально-психологической дезадаптации, на фоне которой возникает решение о суициде, определяют личностные конфликты, а также глобальные социальные, экономические и экологические проблемы. Решающее значение для перехода предиспозиционной фазы в суицидальную имеет конфликт, который в условиях дезадаптации не находит естественного разрешения и определяет развитие феномена психологической деривации, приводящего к суициду. Рост числа самоубийств объясняется резким увеличением числа разводов, употреблением алкоголя и наркотиков, безработицы, увеличением количества различных религиозных обществ деструктивного типа.

Суицидальное поведение зависит от множества факторов, совершается в особых экстремальных ситуациях и предпринимается по разным мотивам и с разными целями. Суицидологи уже давно отказались от поиска единственной или доминирующей причины обусловливающей это поведение, также как и от того, чтобы установить общий или «характерный» портрет суицидента. Суицидальные популяции гетерогенны, как разнообразны и сами формы разновидности суицидального поведения.

С социально-экологической и демографической точки зрения важно объяснить различия в характере пространственно-временного распределения самоубийств, выяснить, с чем связано увеличение или уменьшение суицидальных показателей в определенное время года и в определенных социокультурных группах или общностях. Особое внимание следует уделять личности суицидента с учетом влияния факторов пола, возраста, отнесенности к социальной или этнической группе. Совершенно очевидно, что основания для лишения себя жизни у 12-летней девочки, поссорившейся с мамой, и у всеми забытой старой больной женщины будут разные. В одном случае это подражание недавно просмотренному сентиментальному фильму, в другом - итог мучительной жизненной драмы.

Изучение суицидального поведения нельзя сводить только к анализу завершенных суицидов и суицидальных попыток. Необходимо включить в рассмотрение весь спектр суицидоопасных реакций, все многообразие проявлений этого феномена - суицидальных мыслей, угроз, имитаций (подделок), демонстраций суицидальных намерений - вплоть до его крайних форм - покушений на самоубийство и завершенных самоубийств.

Различные виды или типы суицидального поведения необходимо рассматривать раздельно, чтобы иметь возможность выделить диагностические признаки суицидального поведения в его различных формах или типах, принимая во внимание предрасполагающие объективные и субъективные суицидогенные факторы.

Проведенные на нашей кафедре исследования позволяют выделить основные психотравмирующие ситуации, приводящие к развитию суицидального поведения:

1.Ситуации кратковременные, но резко затрагивающие личность в силу индивидуальной значимости травмирующих воздействий, включающие в себя следующие:

Ø ситуации утраты: ссоры с близким другом или супругом; внезапное разочарование в уважаемом человеке; серьезные финансовые затруднения, неожиданный имущественный крах.

Ø ситуации, внезапно нарушающие основные направленности личности: нарушение жизненных целей и планов; крах карьеры; внезапная утрата средств достижения заветной цели; внезапно вскрывшиеся серьезные ошибки своего жизненного пути, приведшие к раскаянию; вынужденная резкая смена жизненного стереотипа.

Ø ситуации внезапного травмирующего воздействия, затрагивающие особо ранимые стороны личности: констатация у себя каких-либо физических дефектов, оцениваемых как уродство; констатация у себя каких-либо недостатков в характере, составляющих постоянный источник недовольства собой.

2. Ситуации сильных, продолжительно существующих травмирующих воздействий включающие с себя следующие конфликтные ситуации:

Ø конфликты в сфере общественных отношений, проявляющиеся противоречиями общественных и личных интересов; конфликтные отношения сослуживцев (конфликты субординации, конкуренции)

Øконфликты семейных отношений, чаще всего характеризующиеся столкновением различных ценностных установок членов семьи (противоречия старшего и младшего поколений, интересов родителей и молодых супругов, ссоры братьев или сестер), жестокое обращение с суицидентами в семье

Øконфликты сексуальных взаимоотношений, личностные переживания связанные с мотивированном подавлении чувства любви в силу социальных и моральных требований, переживания, связанные с неразделенной любовью

3. Ситуации слабых, но продолжительно действующих травмирующих воздействий включающие в себя следующие ситуации:

Ø ситуации длительного психического напряжения: неотрегулированный темп работы и жизни, требующий постоянного переключения в неожиданных направлениях; ситуации необходимости постоянно сдерживать себя в условиях недружелюбных семейных или служебных отношений, когда уже момент включения в ситуацию переживается с ожиданием очередных неприятностей; ситуации повышенной ответственности.

Ø ситуации неудовлетворенных стремлений: вынужденное пребывание на работе, не удовлетворяющей основных интересов личности; невозможность заниматься любимым делом.

Самоубийство редко совершается в результате трезвого рационального взвешивания жизненных обстоятельств, доводов в пользу принятия или отвержения жизни. В основе его психологический кризис, переживание целой гаммы негативных эмоций - отчаяния, горя, страха, чувства беспомощности, вины, гнева, желания отом­стить или прервать невыносимые душевные или телесные страдания.

Неоднозначность личностного смысла суицидального поведения очевидна и в общем виде может быть представлена следующими мотивами: протест и месть, призыв, избежание (наказания, страдания), самонаказание, отказ.

Ø "Протестные" формы суицидального поведения возникают в ситуации конфликта, когда объективное его звено враждебно или агрессивно по отношению к субъекту, а смысл суицида заключается в отрицательном воздействии на объективное звено.

Ø Месть - это конкретная форма протеста, нанесение конкретного ущерба враждебному окружению. Данные формы поведения предполагают наличие высокой самооценки и самоценности, активную или агрессивную позицию личности с функционированием механизма трансформации гетероагрессии в аутоагрессию.

Ø Смысл суицидального поведения типа "призыва" состоит в активации помощи извне с целью изменения ситуации. При этом позиция личности менее активна.

Ø При суицидах "избежания" (наказания или страдания) суть конфликта - в угрозе личностному или биологическому существованию, которой противостоит высокая самоценность. Смысл суицида заключается в избежании непереносимости наличной угрозы путем самоустранения.

Ø "Самонаказание" можно определить как "протест во внутреннем плане личности"; конфликт по преимуществу, внутренний при своеобразном расщеплении "Я", интериоризации и сосуществовании двух ролей: "Я - судьи" и "Я - подсудимого". Причем смысл суицидов самонаказания имеет несколько разные оттенки в случаях "уничтожения в себе врага" (так сказать, "от судьи", "сверху") и "искупления вины" ("от подсудимого", "снизу").

Ø При суицидах "отказа" обнаружить заметное расхождение цели и мотива не удается. Иначе говоря, мотивом является отказ от существования, а целью лишение себя жизни.

Суицидальное поведение есть следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта. Это результат взаимодействия средовых (ситуационных) и личностных факторов. Ни специфика конфликтных ситуаций, с одной стороны, ни специфика личностных характеристик - с другой, не определяют сами по себе характер той или иной поведенческой реакции, а простое "наложение" этих двух факторов друг на друга не дает системного представления о механизмах поведения. Чтобы адекватно понять суицидальное поведение, необходимо в каждом конкретном случае ответить на два вопроса: "почему" человек совершает или намеревается совершить суицидальное действие и "зачем" он хочет это сделать.

Ответ на первый вопрос требует анализа объективных условий существования суицидента, ответ на второй вопрос должен объяснить, как сам суицидент оценивает сложившуюся ситуацию, как, по его мнению, эта ситуация выглядит в глазах окружающих и чего он хочет добиться в результате суицидальных угроз или реализации суицидального действия. Другими словами, отвечая на первый вопрос, необходимо определить жизненную и непосредственную ситуацию суицидента, его положение в микросоциальном окружении, состояние его здоровья, психический статус; а отвечая на второй вопрос, определить цели суицидента, его внутренние побуждения, достаточно или недостаточно хорошо осмысленные намерения, т.е. психологические основания для принятия суицидального решения.

В кризисные моменты жизни появляется необходимость осознать смысл ситуации, объяснить ее, дать ей интегральную оценку, овладеть ситуацией и посредством перестройки смысловой системы изменить поведение. Сходные по своим объективным признакам конфликтные обстоятельства (будь-то семейные ссоры или развод, нанесенные оскорбления или профессиональные неудачи и т.п.), даже если они затрагивают наиболее значимые сферы личности, т.е. имеют характер психотравмы, не определяют однозначно тактику поведения.

Одни лица, оказавшись в подобных обстоятельствах, вступают в борьбу с "противником", другие "взывают о помощи", третьи пытаются избежать угрожающих моментов, четвертые склонны винить в случившемся себя, пятые "опускают руки", подставляя себя под "удары судьбы". Эти известные различия исходят из особенностей личности, подвергшейся психотравме.

Позиция личности в ситуации конфликта - это смысловое образование, в котором интегрируются отношение личности к ситуации и к себе (в данной ситуации), оценка значимости ситуации, прогнозирование ее исхода, что служит основанием для выбора тактики поведения. Оказавшись в условиях конфликта, субъект структурирует в сознании целостную ситуацию, прежде всего вычленяя из нее два основных момента: "Я" и "не - Я", и размещает их один относительно другого в субъективном пространстве. Окончательный выбор тактики поведения непосредственно детерминируется той позицией, которая складывается в итоге процесса самоопределения и принимается субъектом.

Далеко не всегда итоговая позиция бывает однозначно определенной: она может быть лабильной, амбивалентной, противоречивой, что отражается и на линии поведения. Нередко процесс самоопределения предельно свернут, и тогда субъект сразу же занимает позицию, которая направляет его дальнейшие действия. Наконец, самоопределение, выступающее для одних как произвольная активность (свободный выбор позиции), для других представляется следствием внешнего принуждения; иначе говоря, субъект либо занимает ту или иную позицию, либо попадает в нее. Сложившаяся смысловая оценка ситуации как "безысходной" резко ограничивает внутреннее "поле зрения" и блокирует поисковую активность.

Следующие шесть признаков характеризуют такую "проигрышную"позицию личности.

1. Фиксированностьпозиции. Субъект не в состоянии изменить образ ситуации, свободно манипулировать его элементами в пространственно-временных координатах.

2. Вовлеченность, т.е. помещение себя в точку приложения угрожающих сил; взгляд на ситуацию "изнутри", неспособность отстраниться от конфликтной ситуации, дистанцировать ее.

3. Сужение сферы позиции личности по сравнению со сферой конфликтной ситуации. Сужение смысловой сферы личности происходит за счет ограничения представлений о собственных ресурсах и за счет нарастающей изоляции от окружающих.

4. Изолированность и замкнутость позиции. В структуре осознания конфликтных отношений вместо адаптивной позиции "мы - они" имеется гораздо более уязвимая конфронтация "Я - они", свидетельствующая об отчуждении личности, утрате связи с референтными группами, нарушениях идентификции.

5. Пассивность позиции. Представляя себе активно направленные на него воздействия участников конфликта, субъект не может в рамках сложившегося смыслового образа представить свои конструктивные действия (нападения, зашиты, ухода и т.п.). Подобная пассивность позиции обесценивает любые известные субъекту варианты решений. В пассивных позициях знания и опыт не только не актуализируются, но и отвергаются.

6. Неразвитость во временной перспективе, отсутствие будущего - тесно связаны с названными выше признаками "проигрышной" позиции. Будущее представляется только как продолжение или усугубление наличной ситуации. Такая позиция вплотную подводит субъекта к суицидальному поведению, но еще не достаточны для его возникновения.

Конфликтная ситуация лишь тогда перерастает в суицидальный кризис, когда в ее сферу вовлекаются главные смысловые образования - ценностные отношения человека к жизни и смерти. Смысловые образы при этом выходят за рамки отражения конкретных обстоятельств, охватывают более широкую и отдаленную социальную ситуацию, соотносящуюся с представлениями о будущем "Я". Процесс самоопределения и формирования позиции личности развертывается на более высоком уровне. В структуре актуального смыслового поля ситуативная позиция переформируется в жизненную позицию, которая при сохранении характера "проигрышности" свидетельствует уже не только о капитуляции личности в данной ситуации, но и о ее жизненном крахе. Пассивность общей жизненной позиции, блокада отдаленных перспектив равнозначны невозможности самореализации, что влечет за собой утрату ценности жизни, это уже специфическая почва для зарождения именно суицидального поведения.

Таким образом, собственно суицидальным поведением называются любые внутренние и внешние формы психических актов, направляемые представлениями о лишении себя жизни. Следует подчеркнуть, что термин "поведение" объединяет разнообразные внутренние (в том числе вербальные) и внешние формы психических актов. Внутренние формы суицидального поведения включают в себя суицидальные мысли, представления, переживания, а также суицидальные тенденции, которые подразделяются на замыслы и намерения.

Перечисленный ряд понятий, с одной стороны, отражает различия в структуре, в субъективном оформлении суицидальных феноменов, а с другой стороны, представляет шкалу их глубины или готовности к переходу во внешние формы суицидального поведения. Целесообразно пользоваться тремя ступенями этой шкалы, выделяя перед ними, особую, недифференцированную "почву" в виде антивитальных переживаний. К ним относятся размышления об отсутствии ценности жизни. Здесь нет еще четких представлений о собственной смерти, а имеется отрицание жизни.

1. Первая ступень - пассивные суицидальные мысли - характеризуется представлениями, фантазиями на тему своей смерти, но не на тему лишения себя жизни как самопроизвольной активности.

2. Вторая ступень - суицидальные замыслы это активная форма проявления суицидальности, т.е. тенденция к самоубийству, глубина которой нарастает параллельно степени разработки плана ее реализации. Продумываются способы суицида.

3. Третья ступень - суицидальные намерения предполагает присоединение к замыслу решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному переходу во внешнее поведение.

Внешние формы суицидального поведения включают в себя суицидальные попытки и завершенные суициды. Суицидальная попытка- это целенаправленное оперирование средствами лишения себя жизни, не закончившиеся смертью. Суицидальные попытки и суицид в своем развитии проходят две фазы. Первая обратимая - когда субъект сам или при вмешательстве окружающих лиц может прекратить попытку. Вторая - необратимая, чаще всего заканчивающаяся смертью индивида (завершенный суицид). Хронологические параметры этих фаз зависят как от намерений суицидента, так и от способа покушения.

Выделяют следующие варианты суицидального поведения:

1. Истинное суицидальное поведение,для которого характерен обдуманный, с длительным и постепенным формированием пресуицид; мотивы суицида в подавляющем большинстве случаев – конфликты (любовного плана, с родителями, отсутствие жилплощади и т. д.), пресуицидальный период (от возникновения первых суицидальных переживаний до их реализации) – от одной недели до семи месяцев; психотравмирующие ситуации отличаются продолжительностью (в среднем – 1,5 года); у многих неотчетливые суицидальные переживания мелькают за год-полтора до попытки; возникновение в «просоночном» состоянии мыслей типа «зачем я проснулся?»; на этапе внутренней готовности к суициду (за несколько дней-недель) допускаются мысли о смерти, но не о самоубийстве, типа «хорошо бы под машину попасть»); непосредственно перед суицидом депрессивные переживания, ощущения непереносимости ситуации, душевной боли, безысходности, ненужности, чувства усталости; суицидальные попытки совершаются в одиночестве, используемые при этом средства планируются; психологический смысл этого типа суицида – «протест» против сложившейся ситуации.

2. Аффективное суицидальное поведение - в большинстве случаев пресуицид короткий; суицидальное решение возникает на высоте аффекта, мгновенно, мысль о суициде зарождается внезапно; выбирается чаще всего первое попавшееся под руку средство, соматическая тяжесть которого обусловлена тяжестью психического состояния и сила аффективного настроения, которое в момент суицида ослабляет сознание; эмоциональное состояние перед попыткой суицида характеризуется ощущением душевной боли, невыносимостью ситуации, возбуждением, страхом, необходимостью близких духовных контактов; суицидальным попыткам не всегда предшествует конкретный повод (в 40% случаев аутоагрессивные действия совершаются в ответ на обострившееся субъективно-негативное восприятие сложившейся ситуации, на размышление о своем положении); поводом являются события, воспринимаемые человеком как показатель краха его жизни, и даже обыкновенные ссоры со значимым лицом; суицид, за редким исключением, совершается в одиночестве, что свидетельствует о невыраженности демонстративного компонента в группе аффективных суицидов; о последствиях своих действий суицидент обычно не думает, наблюдается рассогласование конечной цели суицида (смерти) и ее психологического смысла.

3. Демонстративное суицидальное поведение: цель данного типа суицидальных попыток – воздействие на отношение значимых лиц, мотивы – конфликты; пресуицид короткий (от нескольких минут до часа) с сомнениями в целесообразности аутоагрессивных действий; аутоагрессивным действиям всегда предшествует конкретный повод в виде каких-либо обидных слов; состояние в пресуициде характеризуется недепрессивными эмоциями: обидой, чувством жалости к себе и непреодолимости ситуации, агрессией, страхом перед суицидом, однако переживания не отличаются глубиной, а аффект не выражен; суицидент понимает, что его действия не могут повлечь за собой смерть; желание привлечь внимание к собственному горю и отомстить: иногда суицид совершается на глазах у значимых лиц, часто о предстоящем суициде сообщается близким и даже посторонним лицам.

На наш взгляд основными компонентами для каждого из трех перечисленных типов суицидального поведения являются для истинного – уход, отказ от борьбы, «выключение» тяжелой ситуации ввиду безуспешности неоднократных попыток справиться с ней и невозможности отказаться от своих целей; для аффективного – снятие эмоционального напряжения в ситуации длительной психотравмы; для демонстративного – «крик о помощи».

Общность психологического смысла всех типов суицидов заключается в отсутствии истинного желания смерти, мысль о смерти нечетка и всегда несколько двусмысленна: ожидание от акта избавления от страданий, но не физической смерти.

Суицидальность — это сигнал бедствия, зов о помощи, который указывает на безвы­ходную конфликтную ситуацию. В каждом случае суицидальность требует особых те­рапевтических усилий.

При оказании лечебной помощи лицам, находящимся под угрозой суицида, не существует каузальной терапии, которая проводилась бы по определенным правилам и гарантировала излечение пациента. Цель лечения — разрешить проблемы, обус­ловливающие суицидальность, а не стремиться к предотвращению суицида любой ценой. Никто, кроме самого человека, «уставшего от жизни», не может уберечь его от само­убийства.

Психотерапия, проводимая с суицидентом, ставит своей целью убедить его в на­личии оптимистических возможностей. Примерно у 70 % лиц, совершивших одно­кратную суицидальную попытку, удается добиться формирования новых жизненных целей. У 30 % попытки самоубийства повторяются, из них половина со смертельным исходом. Лечащий врач должен научиться жить с осознанным пониманием этого рис­ка. Опыт прошлого дает основания сформировать подход к суицидентам. Особенно велики должны быть усилия врача с целью изменить настрой пациента непосред­ственно после попытки самоубийства.

Первый важный терапевтический шаг — попытка установить контакт с паци­ентом. Первый вопрос мог бы звучать так: «Что заставило Вас так отчаяться, что Вы решили, что больше не стоит жить?» Проявление участия и понимание отчаяния и безвыходности пробивают брешь в стене нарушенных возможностей контакта у суицидента и его изолированности от людей.

Непосредственный повод попытки самоубийства длится от нескольких минут до нескольких часов, редко дней, перед совершением поступка. Важно знать этот повод, а по возможности — и поводы предшествовавших попыток самоубийства, чтобы най­ти доступ к более скрытым проблемам пациента.

Психиатрический опыт дока­зывает, что сознательно высказанный мотив суицида не является абсолютным и един­ственным обоснованием суицидального поступка. При всех обстоятельствах кризис­ная ситуация является поводом, на основе которого развивается новая, еще не известная пациенту проблематика. Чаще других поводом является разочарование в партнере или его утрата. Он ощущается как болезненный и ранящий и приводит к экзистенциальному потрясению чувства собственного достоинства. Врач составляет себе представление о масштабе кризиса и интенсивности желания смерти у пациента. В случаях тяжелого суицидального криза или при острых психотических состояниях (у больных эндогенной депрессией, шизофренией) единственно правильным решени­ем может оказаться непрерывное наблюдение за пациентом или помещение в клини­ку, чтобы защитить его от собственных суицидальных импульсов. При психореактив­ных кризах позицию врача укрепляет выказанное им уважение к волеизъявлению пациента. Уставший от жизни человек тем легче отдает предпочтение жизни, чем меньше оказываемое на него давление. Врачу предстоит совместно с пациентом оце­нить границы желания смерти. Такая беседа может стать первым шагом навстречу жизни. Пожалуй, нет никого, кто хотел бы только жить или только умереть. Суицидент хочет, чтобы его желание умереть было понято и принято всерьез.

← Предыдущая страница | Следующая страница →