Поделиться Поделиться

Право на судебную защиту и конституционные принципы организации и деятельности органов судебной власти

Конституционные основы судебной власти определяются структурой права на судебную защиту и моделями судопроизводства. При этом право на судебную защиту как фундаментальное право имеет универсальный характер, является неотчуждаемым и определяет негативные и позитивные обязанности государства. Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод 1950 г. каждому гарантируется право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, решение спора относительно его прав и обязанностей или установление обоснованности выдвинутого против него уголовного обвинения. Это право не является абсолютным, поскольку оно может быть ограничено в аспекте публичного рассмотрения по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, когда этого требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон или–в той мере, которая признана судом строго необходимой, – при особых обстоятельствах, когда гласность дела нарушала бы интересы правосудия. В сочетании со статьями 1 и 13 Конвенции право на справедливый суд основано на уважении прав человека со стороны государства, что накладывает на него негативные и позитивные обязанности таким образом, чтобы защита была не иллюзорной и декларативной, а эффективной и реально действующей в национальной правовой системе.

Негативной обязанностью государства является недопустимость установления органами власти или должностными лицами таких препятствий, которые затрудняют или делают неэффективным доступ к правосудию. Из этих же соображений ни государство, ни его агенты (например, корпорации, которые выполняют государственные заказы или основаны на государственной собственности) не вправе допускать или оказывать давление на стороны по делу, препятствуя реализации права на доступ к правосудию. Допустимыми пределами ограничения права на судебную защиту являются критерии, которые определены в Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. Таким образом, Конвенция устанавливает лишь минимальный стандарт права на справедливый суд, предоставляя государствам свободу усмотрения в отношении их воплощения на уровне законодательства и судебной практики.

Позитивной обязанностью государства является обеспечение доступа к правосудию путем предоставления бесплатной правовой помощи лицам, которые нуждаются в ней, при конкретных фактических обстоятельствах на основе закона. Кроме того, государство призвано всячески способствовать лицу в реализации права быть заслушанным, поскольку оно включает ряд правомочий, без которых правосудие теряет свой смысл.

Определение основ организации и деятельности судебной власти влияет на осуществление судопроизводства, поскольку они характеризуют роль суда в процессе, процессуальное положение сторон, возможности обжалования судебных решений, их юридической силы и т. п.

Основные модели судопроизводства в зарубежных странах. Организация деятельности судебной власти осуществляется в национальных правопорядках по-разному. Как правило, территориальная организация судов не совпадает с административно-территориальным делением страны исходя из соображений уменьшения давления на суды со стороны местных органов власти. Роль суда также бывает разной: в одних случаях он выступает исключительно арбитром, посредником между сторонами, а в других является активной фигурой процесса, например, может решить вопрос о привлечении доказательств к делу по собственной инициативе и т. д. В зависимости от этих особенностей выделяют англо-американскую и континентальную модель организации судебной власти (т. е. судопроизводства).

Англо-американская модель судопроизводства предполагает признание правотворческой роли суда в форме судебного прецедента, который является основным источником национального права. Поэтому осуществление процесса зависит от формулы прецедента и соответствующей практики его применения. Процесс является состязательным и стороны максимально свободны в сборе доказательств по делу, а суд исполняет роль арбитра, который призван лишь уладить социальный конфликт между сторонами. В уголовном процессе распространен институт сделок при условии признания подсудимым своей вины. По ходатайству подсудимого, которому грозит серьезное уголовное наказание, дело рассматривает суд присяжных, при этом коллегия присяжных формируется по сложным критериям.

В континентальной системе суды действуют исключительно на основе закона. Однако суд может не применять закон, если есть сомнения в его конституционности. В этом случае суд должен руководствоваться конституционными положениями или обращаться в конституционный суд в порядке инцидентного контроля норм. При принятии решения суд связан правом и законом. Судебный прецедент существует в ограниченной форме в виде судебного прецедентного права, руководящих принципов судопроизводства, правовых позиций и т. д. Судья занимает более активное положение в процессе, т. е. может осуществлять по собственной инициативе некоторые процедуры, выполнение которых традиционно возложено на стороны по делу. Как правило, суды формируются из числа профессиональных судей, которые должны соответствовать определенным в законе критериям. Институт присяжных менее распространен, однако это компенсируется разветвленной системой первичных (низовых) судов и институтом шеффенов в специализированных судах. В частности, в финансовые или налоговые суды привлекаются к осуществлению судопроизводства лица с экономическим образованием.

Понятие и содержание конституционных принципов правосудия. Принципы правосудия выражают основополагающие правовые идеи, которые определяют организацию и деятельность органов судебной власти. Конституционные основы правосудия приобретают универсальный характер в силу распространения конституционного компаративизма, особенно на уровне конституционных и верховных судов. Конституционный компаративизм – это процесс заимствования и конвергенции юридических конструкций, в том числе основополагающих принципов права. Он проявляется по крайней мере на трех уровнях "диалога с:

а) правовой системой Европейского Союза;

б) международным правопорядком;

в) зарубежными юрисдикциями".

Такое влияние юрисдикций обуславливает усиление нормативности основополагающих принципов правосудия, которые получают свою конкретизацию и развиваются в текущем законодательстве и судебной практике.

1) Независимость судов. Это один из главных принципов эффективности деятельности суда. Он имеет два уровня – внешний и внутренний. Внешний уровень, в свою очередь, включает политическую и социально-экономическую независимость. При этом важно отметить, что реальная независимость суда абсолютно исключает влияние политических партий, общественных движений и их лидеров на судебную власть. Внутренний уровень независимости судебной власти обуславливает, с одной стороны, собственно деятельность суда по осуществлению правосудия, а с другой – гарантии для судей. Судьи не обязаны давать никаких объяснений по существу рассматриваемых или находящихся в производстве дел, а также не могут предоставлять их материалы кому бы то ни было для ознакомления, кроме как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом.

В соответствии с международно-правовыми гарантиями независимости судов судья должен осуществлять свои судейские функции независимо, на основе собственной оценки фактов и в соответствии с осознанным пониманием права, свободно от любого внешнего воздействия, соблазнов, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного. Он должен быть независимым от общества в целом и от сторон спора. Судья не только должен быть свободным от связей с исполнительной или законодательной властью или влияния с их стороны, но и с точки зрения стороннего наблюдателя должен быть таковым. Осуществляя судейские функции, судья должен быть независим и от других судей. На него возлагается обязанность демонстрировать и пропагандировать высокие стандарты судейского поведения, чтобы повышать уровень доверия к суду, являющийся главным условием для поддержания независимости судей.

В соответствии с "Основными принципами независимости судебных органов" правовыми гарантиями их независимости выступают:

1) обеспечение их в полном объеме государством и закрепления в конституционном и текущем законодательстве (пп. 1–4);

2) то, что завжди государственные и другие учреждения обязаны уважать и соблюдать независимость судей и судебных учреждений, не вмешиваясь в осуществление правосудия ни в какой форме (п. 1);

3) то, что государство обязано предоставить соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции (п. 7).

Европейский суд по правам человека выделяет такие гарантии:

1) функциональная, персональная и организационная независимость от других органов государства (особенно от исполнительных) и от политических партий;

2) беспристрастность судей, которая проявляется во внешнем выражении подхода судьи/судей при рассмотрении дела и вынесении решения;

3) избрание судей на срок выполнения их обязанностей;

4) орган власти должен обладать реальными полномочиями для принятия решений (а не выполнять только консультативные функции), чтобы на основе правовых норм решать вопросы, относящиеся к его компетенции;

5) осуществление своих полномочий в порядке надлежащей правовой процедуры с обеспечением элементарных процессуальных принципов (публичность, личное участие в слушаниях, равенство участников процесса, гарантия справедливого судебного слушания и т. д.).

Обособленность судебной власти тесно связана с ее независимостью и самостоятельностью. Это означает, что суды образуют систему государственных органов, которые не входят ни в одну другую систему органов публичной власти. Однако это не означает, что суды изолированы от законодательной и исполнительной власти. Тем не менее, их взаимодействие с другими ветвями государственной власти осуществляется в пределах законов, предусматривающих независимость судов. Независимость суда гарантируется также обязательностью судебных решений и установлением юридической ответственности от их невыполнения.

Надлежащее вознаграждение судей является важной гарантией независимости судов, поскольку позволяет ограничить внешние проявления влияния на позицию судьи при принятии судебного решения. Надлежащей гарантией независимости судьи является высокое вознаграждение за выполнение своих должностных обязанностей, которое бы позволяло приобрести жилье, транспортные средства и другие средства для достойной жизни судьи и членов его семьи.

2) Недопустимость присвоения судебных функций другими органами власти. Правосудие осуществляется судами, и эта функция не может быть делегирована никому или быть присвоенной. Даже в условиях военного и чрезвычайного положения недопустимо образование чрезвычайных или особых судов. Конституционные запреты на создание чрезвычайных и особых судов служат нормативной преградой создания условий для массовой практики нарушения прав человека. Возможность создания органов власти, которые осуществляли бы функции правосудия в сочетании с другими функциями, приводит к нивелированию судебной власти. В соответствии с принципом разделения властей функция правосудия не может осуществляться иными органами власти, поскольку это означает узурпацию власти и открывает возможность для злоупотребления ею.

Европейский суд по правам человека о квазисудебных органах и влиянии на судебную ветвь власти. Функционирование чрезвычайных квазисудебных учреждений в форме "троек" или "особых совещаний" в СССР служило средством обеспечения тоталитарного устройства и содержания населения в постоянном повиновении и страхе возможных репрессий. Практика этих внесудебных, чрезвычайных структур свидетельствует, что одновременно сочетались исполнительные и судебные функции. При этом расследование осуществлялось по упрощенной процедуре с лишением обвиняемого права на защиту и на обжалование решения этих чрезвычайных учреждений. Отсутствие гарантий надлежащей процедуры и элементарного уважения к достоинству человека создали ужасную атмосферу расправы, разочарования людей в идее правосудия. Соответственно и органы судебной власти СССР рассматривались как карательный инструмент в механизме тоталитарного государства.

Эта страшное наследие ощущается и сегодня в Украине, поскольку граждане не сильно доверяют судам. В Украине как в стране переходной демократии идет сложный процесс становления независимого и беспристрастного правосудия, о чем свидетельствует практика Европейского суда по правам человека: "Суд не может не обратить внимание на многочисленные случаи вмешательства в производство украинских органов государственной власти на самом высоком уровне. Какими бы ни были мотивы, представленные правительством в оправдание такого вмешательства, Суд считает, что оно, учитывая его содержание и способ осуществления, является противоречащим понятию "беспристрастного и независимого суда" в смысле п. 1 ст. 6 Конвенции" (дело Совтрансавто-Холдинг против Украины).

3) Осуществление правосудия законными и надлежащими судами. Рассмотрение дел в суде осуществляется только судьями. Недопустимость осуществления функций судебной власти другими органами, кроме судов, является основой принципа законного суда. В конституциях определяются минимальные требования к кандидатам на должность судьи и основные требования к процедуре формирования судейского корпуса.

Под термином "надлежащий суд" подразумевается конкретный состав суда. Такое требование определяется с целью обеспечения рассмотрения дела беспристрастным составом суда и регулирования института отвода ненадлежащего судьи. Состав суда может быть единоличным или коллегиальным, что может зависеть от категории дела и его сложности. Также важным является определение состава суда, поскольку судья не может рассматривать дело, касающееся его родственников и близких. Важны недопустимость манипулирования составом суда и осуществления постороннего влияния на суд другими способами. С этой целью определяется возможность сторон в процессе заявить об отводе судьи, который может быть предвзятым при рассмотрении дела и принятии судебного решения. Возможность заявить отвод является важным при формировании судейской коллегии, в которую входят народные заседатели или присяжные.

Участие в осуществлении функций правосудия представителями народа – присяжными – позволяет обеспечить его демократизм. В отличие от народных заседателей, присяжные составляют отдельную судебную коллегию из лиц, не имеющих юридического образования. Они участвуют в рассмотрении уголовных дел и решают только вопросы факта, а не права, поэтому для принятия ими вердикта о виновности или невиновности лица в совершении преступления не требуется особых юридических знаний. Вместе с тем мировая практика свидетельствует, что суд присяжных применяется только по уголовным делам, по которым подсудимому грозит суровое уголовное наказание, и по требованию подсудимого.

4) Законность суда. Принцип законности в правосудии направлен на надлежащее применение судами законов. В процессуальных кодексах четко регламентировано производство всех допустимых с точки зрения закона процессуальных действий и принятие процессуальных решений. При этом участники процесса должны неукоснительно соблюдать требования не только процессуального, но и материального (уголовного, гражданского, административного) законов. Требования четкого соблюдения и выполнения законов в производстве устанавливается нормами не только для сторон по делу, но и для их защитников и представителей, экспертов, специалистов и т. д. Требования законности по отношению к правосудию означает одинаковое применение закона при рассмотрении аналогичных дел.

5) Равенство участников процесса перед законом и судом. Равенство перед законом состоит в одинаковом применении положений, закрепленных в законодательстве, в отношении всех лиц. Принцип равенства означает недопущение дискриминации по любому признаку. Отклонение от общих правил равенства в действующем законодательстве устанавливается рядом положений, которыми предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов, судей, прокурорских работников и некоторых других должностных лиц. Этим не устанавливаются привилегии для тех или иных лиц, а создаются гарантии для успешного осуществления их деятельности (депутатской, судейской и т. п.), защита от искусственного создания препятствий для выполнения ими служебных обязанностей. Однако такие гарантии их статуса должны быть оправданы, чтобы не создавать чрезмерных преимуществ перед другими лицами, в частности относительно обстоятельств задержания или освидетельствования и т. п. В случаях привлечения указанных лиц к ответственности они наделены обычными процессуальными правами того или иного субъекта (обвиняемого, подсудимого и т. д.). Принцип осуществления правосудия на началах равенства перед законом и судом действует при осуществлении правосудия во всех видах процесса.

Завжди люди являются свободными и равными в своих достоинстве и правах, имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом. Не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного состояния, местожительства, по языковым или другим признакам. Критерием надлежащего применения судами принципа равенства является соблюдение таких гарантий: а) оправдание дифференциации правового статуса на основании закона; б) недопустимость разного обращения с лицами с одинаковым статусом; в) недопустимость одинакового обращения с лицами разного статуса; г) легитимная цель такого различия в обращении; д) недопустимость такого различия в обращении, которое посягает на сущность и содержание основного права.

Общий принцип равенства в полной мере распространяется на правосудие, действуя не только в судебном разбирательстве, но и на других стадиях судопроизводства. Равенство граждан распространяется не только на отношения гражданина и суда, но и на отношения с лицом, производящим дознание, следователем, прокурором. Процессуальное положение гражданина определяется не имущественными, социальными или другими факторами, а тем, субъектом каких прав он является: гражданским истцом, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, защитником, свидетелем и т. д. В пределах установленных законом процессуальных прав и обязанностей каждый гражданин, вовлеченный в сферу уголовного судопроизводства, вступает в различные процессуальные отношения, реализуя принадлежащие ему субъективные права и выполняя субъективные обязанности.

6) Принцип состязательности. Сущность этого принципа заключается в том, что в процессе судопроизводства стороны обладают одинаковыми возможностями доказывать перед судом свою правовую позицию. Они имеют одинаковую возможность использовать процессуальные средства обоснованности своих позиций: по обвинению (уголовному преследованию) и защите; по поддержке гражданского иска и возражению против него. Суд в условиях соревновательной структуры судебного разбирательства обязан обеспечить сторонам возможности для реализации их процессуальных прав. Суд следит за законностью действий сторон, содействуя установлению истины по делу. Стороны в процессе имеют равный доступ к доказательствам и к возможности их фиксации техническими средствами.

Стороны по делу вправе претендовать на изложение суду сущности своей правовой позиции, на доступ к материалам дела, на участие в предоставлении доказательств и их оценке (включая и право ходатайствовать о допуске доказательств), на право представлять себя и пользоваться услугами защитника, на разрешение спора компетентной инстанцией в надлежащем составе, на исчерпание всех возможностей расследования, а также на обоснованное решение.

Обеспечение равных возможностей в доведении до суда своей правовой позиции, право на участие в формировании доказательств по делу и в их оценке хода слушания является важной процессуальной гарантией для принятия судом обоснованного решения. Поэтому сторонам по делу гарантируется равный доступ к материалам дела, право знакомиться с ними и делать копии некоторых из них, если это имеет существенное значение для правильного разрешения дела судом. Право на ознакомление с материалами дела может быть ограничено по мотивам обеспечения общественного интереса, в частности сохранения государственной тайны или неприкосновенности информации, касающейся отдельных аспектов личной и семейной жизни лица.

7) Принцип публичности и гласности. Публичность правосудия означает гласность и устность судебного процесса, а также открытость и доступность суда для публики или заинтересованных лиц. В соответствии с принципом публичности в судебном заседании заслушиваются показания свидетелей, зачитываются письменные доказательства, демонстрируются доказательства, которые зафиксированы с помощью технических средств (материалы аудио- или видеозаписи и др.), решается вопрос о допустимости доказательств и т. д. Устная форма процесса способствует более полному и всестороннему исследованию судом материалов дела, выяснению правовых позиций сторон и принятию обоснованного решения по делу. Устный процесс также гарантирует более быстрое рассмотрение дела судом.

Гласность судебного разбирательства – один из показателей демократизма судопроизводства. Такой порядок обеспечивает гражданам право присутствовать в зале судебного заседания, следить за ходом производства по делу, распространять сведения об увиденном и услышанном в судебном заседании в средствах массовой информации или другими доступными им способами. Тем самым осуществляется одна из форм контроля народа за деятельностью судебной власти.

8) Принцип диспозитивности. Этот принцип означает свободу сторон самостоятельно, по своему усмотрению, определить фактическую и правовую сторону дела. Диспозитивность заключается в возможностях сторон самостоятельно определять линию своего поведения в процессе, т. е. свободно определять тактику и стратегию в ходе рассмотрения дела в суде. Диспозитивность в нынешнем понимании – это возможность субъектов самостоятельно регулировать свои отношения, действовать по своему усмотрению, например, вступать в правоотношения или нет, использовать надлежащие им права или воздерживаться от пользования ними, при наличии нескольких предложенных законом вариантов с учетом собственных интересов выбирать выгодный и т. п.

Сторона в деле может свободно выбирать защитника в процессе. Стороны самостоятельно определяют свою правовую позицию, доказательства и материалы, которые необходимо предоставить для изучения суду. Стороны могут заключить по делу мировое соглашение, которое утверждает суд. В некоторых зарубежных странах допускается заключение соглашений по уголовным делам, по которым обвиняемому, подсудимому в обмен на сотрудничество со стороной обвинения назначается минимальная мера наказания. Также по принципу диспозитивности лицо, совершившее преступление, может осуществить явку с повинной, сотрудничать со следователем и т. д., что может служить основанием для снижения меры уголовного наказания. Стороны в процессе самостоятельно, по своему усмотрению решают вопрос об обжаловании судебного решения или об отзыве апелляции или кассационной жалобы.

9) Обеспечение полного, объективного и всестороннего рассмотрения дела. В ходе процесса суд обязан непосредственно, всесторонне и полно изучать материалы по делу. При этом он должен выяснить вопрос, получены ли доказательства законным путем. Это имеет важное значение, поскольку доказательства, полученные незаконным путем, должны признаваться ненадлежащими. Суд не может положить такие доказательства в основу своего решения. Суд в процессе выступает в качестве арбитра, который справедливо и беспристрастно дает оценку доказательств по делу. Однако в случае возникновения у сторон трудностей в получении доказательств, имеющих существенное значение для принятия правильного решения по делу, суд может издать процессуальное решение об их изъятии.

Содержание этого принципа имеет разное значение в публичном и частном праве. В публичном праве частному лицу достаточно заявить о том, что правовые акты или действия органа власти нанесли ущерб его субъективным правам и охраняемым законом интересам. В свою очередь, на сторону, которая наделена властными полномочиями, возложено бремя доказывать, что ее акты и действия не наносили ущерба правам и интересам частного лица. В частном праве бремя доказывания распределяется равномерно – стороны должны доказывать только те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своей правовой позиции по делу.

10) Принцип обеспечения права на защиту. Доступность правовой помощи является важной процессуальной гарантией права на честное и справедливое судопроизводство. Право на правовую помощь реализуется стороной в процессе по своему усмотрению, т. е. лицо свободно выбирает защитника. Оно может отказаться от защиты и защищаться самостоятельно.

В уголовном процессе право обвиняемого на защиту является важной гарантией справедливого процесса. Защитник выступает своеобразным контролером соблюдения правил надлежащей правовой процедуры. Отказ обвиняемого от защиты должен быть всесторонне исследован судом, поскольку не исключена ситуация оказания на него давления со стороны обвинения или предоставления некачественных услуг защитником.

Суд должен позаботиться об обеспечении права лиц, которые самостоятельно не могут воспользоваться услугами защитника в силу трудного материального положения, физических недостатков, состояния здоровья и т. д. Бесплатное правосудие должно быть всегда гарантировано в тех случаях, когда сторона является малообеспеченной, а преследуемая им цель процесса не является безнадежной. Бесплатная правовая помощь должна быть объективно необходимой, что в частности предполагает достаточную сложность дела. Однако, по мнению К. Экштайн, право на бесплатное правосудие не всегда оправдано по делам о взыскании алиментов, заработной платы, о производственных травмах, что не в полном объеме соответствует Конституции. Согласно принципу равноправия такое допустимо лишь в тех случаях, если лицо, права которого нарушены, является малообеспеченным, и самостоятельно не может воспользоваться услугами защитника.

11) Принцип мотивированности и обоснованности судебных решений. Любое судебное решение должно быть обоснованным. Лицо должно знать, на основании какого правового акта суд вынес свое решение. Судебное решение должно быть понятным, поэтому к нему устанавливается требование мотивированности. В этом случае суд делает оценку правовой позиции сторон, заключения экспертов, показаний свидетелей и специалистов и приводит аргументы в пользу собственной правовой позиции, которая положена в основу судебного решения. Являются нарушением принципа верховенства права случаи, когда суд лишь формально ссылается на положения законодательных актов, не приводя убедительных аргументов, почему именно на этих положениях закона он базирует свое решение. При принятии решения суд должен в установленные законом сроки официально обнародовать и в установленном порядке довести до сведения сторон по делу его содержание. При этом суд должен разъяснить сторонам порядок и сроки обжалования решения, указав суд высшего уровня, в который можно обжаловать решение.

12) Гарантии права на обжалование судебных решений. Право на обжалование судебных решений является важной процессуальной гарантией соблюдения прав человека, поскольку такой механизм позволяет исправить судейские ошибки или отменить необоснованное и немотивированное судебное решение, вынесенное с нарушением закона. Как правило, верховный (кассационные) суды не вправе рассматривать дела по первой инстанции, поскольку нет больше судебной инстанции, в которой можно обжаловать его решение.

13) Принцип обязательности судебных решенийres judicata. Исполнение судебных решений является необходимым условием для обеспечения права человека на честный и справедливый суд, а также свидетельствует об авторитете судебной власти. Обеспечение исполнения судебных решений возлагается на государственную исполнительную службу, которая входит в систему органов юстиции. Оно также обеспечивается юридической ответственностью за невыполнение судебных решений. По существу, неисполнение судебного решения есть ни что иное, как отсутствие права на судебную защиту.

Принцип res judicata имеет специфическое содержание в случае защиты прав человека и основных свобод. В силу прямого действия и горизонтального эффекта конституционных положений судебные решения могут приобретать характер ex tunc, т. е. обратной силы, для восстановления нарушенных прав и свобод и возмещения причиненного материального и морального вреда. Это допускается в Бельгии, Германии, Ирландии, Испании, Португалии, Чехии, Эстонии и др. Хотя, на первый взгляд, это противоречит принципам правовой определенности и обоснованных ожиданий, однако на чаше весов ценность прав человека и основных свобод перевешивает стоимость этих фундаментальных принципов права. Ведь нарушения прав человека и основных свобод путем принятия формального закона являются nihil ab initio (ничтожными с момента его принятия). Именно на этом основании судебные решения подлежат пересмотру.

← Предыдущая страница | Следующая страница →