Поделиться Поделиться

XX век - триумф и трагедия России

(Из выступления С.Н. Бабурина 17 февраля 2001 года в Большом зале Центрального Дома литераторов, г. Москва)

…Если до ХVI века человечество жило отдельными (локальными) цивилизациями, то уже к началу XIX века атлантическая, англосаксонская цивилизация стала хозяином земного шара. И именно в XIX веке выявились две зоны, на которые она не смогла распространить свой порядок, свое мироощущение, - это континентальный Китай и заснеженная Россия. Все остальное было полностью, где-то системно, где-то хаотично, где-то навсегда, где-то временно подчинено атлантическому влиянию. Мы в школах мировую историю изучаем порой так, словно все ее наиболее значительные события происходили только вокруг Средиземноморья, умаляя значение Древней Индии или Китая.

Именно за XIX век сложился первый "мировой порядок", а Россия - в то время, в отличие от Китая, консолидированная - была единственной "несистемной" угрозой этому мировому порядку. Недовольных распределением ролей и территорий было много (та же Германия), но лишь Россия, русский характер являли собой иные, чем вокруг Северной Атлантики, культурные и нравственные ценности, иной смысл бытия. Россия, пусть периодически и подстраивавшаяся под Запад, несла в себе иной духовный заряд, а значит, представляла собой потенциальную угрозу самим атлантическим принципам миропорядка.

А это значит, что в XIX веке стали выкристаллизовываться и те факторы, действие которых было направлено на устранение этой угрозы.

XX век начался с "генеральной репетиции" 1905–1907 годов, а затем и первой удачной атаки на Россию, когда в феврале 1917 года попытались уничтожить российскую государственность, существовавшую в форме Российской Империи. Именно в Феврале! А Октябрьская революция 1917 года, в сущности, явилась лишь социальной реакцией на наши российские внутренние проблемы, как и на вакханалию национального сепаратизма, бушевавшую после Февраля. Империи не стало.

С 1922 года, пусть в другой форме - в форме Советского Союза - великая Россия вновь консолидировалась. Русская (российская) государственность выжила, обретя на длительное время имя советской.

Официальному Западу по большому счету было абсолютно безразлично, кого и как расстреливали в России в 30-е годы, боролись лишь с "рукой Москвы", пытаясь предотвратить приход России в мировые лидеры. Да и боялись объединения сталинской России с гитлеровской Германией, которая готовилась по-своему перекроить геополитическую карту мира. Но как только после 1945 года надобность в антифашистском союзе с Россией отпала, когда Советский Союз (Россия) военно-политически и технологически стал выходить в мировые лидеры и даже являть собою более привлекательную социальную альтернативу Западу, - началась "холодная война". Эта война завершилась в 1991 году нашей новой великой трагедией - разрушением единого Отечества.

Сегодня вместо общей Родины - более пятнадцати "независимых" друг от друга государств. Хотя пока мы находимся в состоянии полураспада, так как до тех пор, пока живо поколение, осознающее себя гражданами единой страны, пока еще не до конца разрушены экономические, политические, культурные связи, есть шанс возрождения, шанс полный распад предотвратить. Но процесс идет, и идет не в желаемом для нас направлении.

И все же, если говорить о XX веке, то можно с уверенностью сказать, что он был веком России - ее триумфа, ее трагедии. Это прежде всего ее триумф в социально-экономической области. Советский Союз задал мировому сообществу, международному праву систему социальных прав и свобод, вынудил закрепить их. Боясь социализма, пусть даже во многом декларативного или "казарменного", западные страны реально ввели в действие механизм социальной защищенности. И если сегодня Запад может гордиться высоким уровнем жизни своего работающего люда, то уровень этот достигался в противостоянии и даже в соревновании с успешно реализуемой советской социальной программой.

А еще Советский Союз первым вышел в космос. Этот триумф России вечен. И именно Советский Союз во второй половине ХХ века стал обладать самыми мощными в мире интеллектуальными ресурсами.

Но потом была трагедия. Ее особая горечь в том, что разрушение нашей страны никогда не было делом рук только внешних врагов. Огромную лепту в это разрушение вносили заблуждения, иллюзии и мечты нас самих. С внешними влияниями и вливаниями все ясно. Но в самом российском (советском) обществе постоянно боролись и борются противоречивые интересы и силы. Роковым стал фактор усталости миллионов от догм и жестких политических схем. Злую шутку сыграла монополия одной политической партии, монополия одной идеологии, монополия государственной собственности. Не было бы у нас ныне споров о земле, если бы в течение десятилетий людей не загоняли в шесть соток дачного участка, не запрещали бы устанавливать на даче печку и т. п. Не было бы многих других вопросов.

XX век, в конце концов, сложился как век мирного сосуществования различных социальных систем, век, когда возникли впервые в истории международные организации - вначале Лига Наций, потом Организация Объединенных Наций. Народы учились жить мирно, жить вместе.

Горько, что все эти формы взаимодействия государств были уничтожены весной 1999 года. XX век для меня закончился 25 марта 1999 года, когда после первой натовской бомбардировки Белграда собрался Совет Безопасности ООН и не смог не только наказать агрессора, но даже остановить развитие войны.

После агрессии НАТО против независимой Югославии мы вступили в новый этап жизни человечества, в новый век - век "цивилизованного варварства". Как бы ни стали называть новый мировой порядок - Мальтийско-Мадридским в память о местах, где были приняты судьбоносные решения, сокрушившие Ялту и Потсдам, или иначе, ясно, что это порядок, исповедующий международное насилие и международное лицемерие. ХХ век кончился.

Именно поэтому я с трибуны Государственной думы на ее внеочередном заседании 27 марта 1999 года заявил, что Организация Объединенных Наций умерла. Если Совет Безопасности не смог наказать агрессора - о чем говорить, о каком правовом порядке? И как можно отнестись ныне, в начале 2001 года, к бомбардировке американцами и англичанами Багдада? Юридически ее нельзя квалифицировать иначе, чем международный терроризм.

Примечательны этапы разрушения сложившегося в мире после Второй мировой войны правового порядка. Началось с экономических санкций против Ливии. Затем, изображая борьбу за права человека в оккупированном Кувейте, международные миротворческие силы "наказывали" Хусейна и Республику Ирак. Потом роль полицейского на себя взяли два государства, Великобритания и США, которые независимо от позиции других стран заявили, что вводят в Ираке "бесполетные зоны", то есть зоны, закрытые для полетов иракских самолетов. Но кто они такие? Почему именно они решили ввести эти зоны, кто им давал на это право? Это была как бы демонстрация возможности новых правил в международных отношениях. Мир почти не задал вопросов, и последовала агрессия против Югославии.

Страшнее всего, что агрессор остался безнаказанным. То есть нам (и не только России, только наивный человек верит в случайность поражения американскими ракетами китайского посольства в Белграде) показали на практике "наше место". И хватит надувать щеки, твердя о "великой державе". То же самое произошло и с Советом Безопасности. Захотели - отбомбились! И Совет Безопасности, да и сама ООН - не указ. Триумф "демократии" налицо!

Мы не должны строить никаких иллюзий. Эпохи демаршей прошли. Сегодня, после "мягкого переворота" в Югославии, очередь быть "крайней" будет за Белоруссией. Вот и представьте: если Москва официальная промолчит, а народ в этой ситуации, то есть при отсутствии реакции Кремля, ничего не сможет сделать, то в Белоруссии может не стать ни нынешнего Президента, ни самого пророссийского направление ее внешней политики.

Официальная Россия промолчала или сделала вид, что промолчала, в ситуации с Югославией. Сумеем ли сохранить последнего союзника и друга, нет - плоть от плоти родную сестру - Белоруссию? Если не будем за нее бороться, то что дальше?

Можно вполне предположить, что через несколько лет нам скажут об "обеспокоенности правами человека" на Чукотке, где под руководством великого чукчи Абрамовича "сложилось общественное мнение" о необходимости введения английского языка как государственного и о воссоединении Чукотки с Аляской. Сегодня мы воспринимаем такие слова как грустную шутку, но кто мог 15 лет назад иначе воспринять мысль об исчезновении Советского Союза? И нам или нашим детям скажут, что, поскольку Россия никак не проникнется необходимостью воссоединения Чукотки с Аляской, ее немножечко побомбят, превентивно, как пояснят соседним Китаю или Индии.

И когда все вот так выстраивается, приходишь к выводу, что у России очень серьезная внешнеполитическая ситуация. Еще более серьезная - внутриполитическая…

Хочу привести только один пример: через 20 лет после осуществления исламской революции в Иране, то есть к 1999 году, численность его населения удвоилась, с 40 до 80 млн человек. Сегодня 2/3 жителей Ирана - в возрасте до 35 лет, и они рассчитывают через следующие 20 лет догнать по численности Российскую Федерацию. А что Российская Федерация? По официальным данным, за последние 10 лет население России сократилось на 3 млн человек. За эти же 10 лет численность населения США выросла на 30 млн. Так что в нашей стране самые серьезные решения нужно принимать сейчас, откладывать их на будущее - значит остаться без будущего.

И если мы будем молчать (здесь, в Москве, в других местах), то финал у всего общества будет печальный. И вывод тут можно сделать один: последние 10 лет, сталкивая в нашей жизни идею патриотизма и демократии между собой, наши оппоненты разрушали страну. В 1990-м году, создавая в Верховном Совете РСФСР фракцию "Россия", мы обращались и к "Коммунистам России" и к "Демократической России" с призывом - хватит спорить, что лучше - "капитализм" или "социализм": уничтожают нашу цивилизацию, а не политический строй! Понимания не было ни с той, ни с другой стороны.

Может быть, ныне мы что-нибудь поймем! Тем более, что эпоха народных движений завершена, может быть пока. Принятие нового закона о партиях подведет черту под участием общественно-политических движений в выборах. Пора создавать действительно организованную, действительно объединенную народную партию, связанную главной идеей, не придающую значения мелким разногласиям, симпатиям и антипатиям. Я могу сказать, что Российский общенародный союз, который создавался не ради появления еще одной политической организации, прекрасно понимает необходимость объединения. И мы готовы в эту народную партию войти без претензий на лидерство, с условием, что партия эта будет создана не для вождя, а ради общего дела, ради возрождения единого Отечества. Давайте поймем: мало осознать проблему (русская интеллигенция ее осознает давно), нужно, чтобы общественность пробудилась. Уйдя почивать на лаврах после декабря 1999 года, когда патриотическая идея победила на выборах в Государственную думу, "широкая общественность" свалила все на президента, в котором вроде бы увидела патриота, и на патриотический парламент, пусть де работают. А без контроля народа любое дело встанет. Тем более, что одновременно с победой патриотической идеи силы, ее выносившие в десятилетие псевдодемократии, парламентские выборы проиграли. И идея единой Родины оказалась лишь дежурным флагом. Чтобы этот флаг не превратился бы в выцветшую тряпку, требуются конкретные патриотические дела. Чтобы патриотическая идея не только в умах, но и в государственных структурах стала крепкой, России и необходима массовая политическая партия. Именно Объединенная, именно Народная.

Россия в мире

Против экспансии США

(Из выступления С.Н. Бабурина на съезде Национального фронта Франции, 21 апреля 2003 г.)

Позвольте, прежде всего, поблагодарить г-на Ле Пена, - основателя и бессменного лидера Национального фронта, всех наших французских друзей за предоставленную возможность выступить на вашем съезде…

Национальный фронт Франции постоянно набирает силу. Он имеет массовую поддержку среди широких слоев французского народа. И дело здесь не только в том, что лидер вашей партии обладает редкой и удивительной харизмой и является широко известным во Франции ярким политическим деятелем. Мы полностью солидарны с оценкой г-на Ле Пена, который считает, что успех Национального фронта на выборах - это прежде всего "триумф простых людей Франции", несмотря на все ухищрения существующей избирательной системы.

Не только Франция, но и Европа, в которой активизируются национально-патриотические движения, явно меняет свое лицо. Успеха на выборах добились бельгийский "Национальный фронт" и "Фламандский блок", "Народная партия" в Дании, "Партия свободы" в Австрии, другие политические партии патриотической ориентации, которые стали получать поддержку избирателей от 5 до 50 %. Этот факт свидетельствует о пробуждении Европы. Колонизация XVIII–XIX веков сыграла со Старым Светом злую шутку: наиболее удачливые выходцы из бывших колоний стали теснить население метрополии, ущемляя его исконные права. Именно эти права защищают сегодня национально-патриотические партии и движения.

В межгосударственных отношениях восстановлен приоритет национальных интересов. Национальные интересы для нас являются приоритетными при сопоставлении их с разного рода социальными теориями, - даже что ни на есть самыми прогрессивными, - а не наоборот. В этом и состоит, в частности наше основное отличие от современного коммунистического движения в России…

Задача национального возрождения и установления национальной власти в России становится особенно актуальной, поскольку в результате так называемых "реформ" по рецептам и указкам Международного Валютного Фонда Россия фактически утратила свой национальный суверенитет и следует сегодня в кильватере политики США. Над страной нависла реальная угроза развала государства, идет процесс вымирания русской нации. В конце ХХ века русские оказались расчлененными на несколько государств, их Отечество ослаблено вненациональной компрадорской олигархией, обессилено духовной опустошенностью, коррупцией и чиновничьим произволом, остро нуждается в возрождении национального самосознания. Сплочение патриотических сил России должно происходить именно на национальной основе.

Национальное возрождение для России - это, прежде всего, сохранение исторического жизненного пространства России, завоеванного нашими предками, сбережение генофонда нации и уникального культурного наследия, русских исторических традиций и отстаивание принципов социальной справедливости…

США разрушают во имя собственных корыстных интересов не только экономическую, политическую и культурную структуры народов мира, но и их духовную жизнь, древние традиции. Агрессия США против Ирака, - колыбели цивилизации, - наглядный пример экспансии США, которые ставят перед собой цель навязать всему миру так называемую "американскую мечту" при опоре на грубую военную силу.

Общественные настроения и поддержка наших идей здоровыми силами российского общества, прежде всего молодежью, внушает оптимизм и добавляет энергии в нашей деятельности. Оккупация войсками США и Великобритании территории Ирака порождает не безысходность, а ожесточенную решимость: борьба за свободу и равноправие цивилизаций только разгорается. Сражения будут тяжелыми, но опыт Национального фронта подтверждает, что победить может только сражающийся. В победе национальных партий - спасение человечества!

Евразийская геополитика

(Выступление С.Н. Бабурина на белорусском международном медиафоруме "Партнерство во имя будущего: модели новой эпохи", 29 мая 2012 г.)

Мир стремительно меняется. После 2011 года он вновь иной, хотя и унаследовал от ХХ века традиционные векторы развития геополитики.

Первый такой вектор - это глобальный мондиализм при исчезновении национальных государств и принудительной унификации мира по североамериканским стандартам. Естественно, что возглавляет движение по этому вектору такая мощная держава, как Соединенные Штаты Америки.

Второй - сохранение национальных государств и их особенностей. Как ни удивительно, но лидер этого выбора - Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии, которое, конечно, активно помогает США в политике глобализации, но, в то же время, само демонстрирует несгибаемый консерватизм в конституционно-правовых вопросах.

Третий вектор развития современной геополитики - международная интеграция при формировании союзов государств вокруг цивилизационных ценностей и центров. Это создание того самого многополюсного мира, прихода которого мы страстно ждем со времен гибели СССР.

В Евразии речь идет минимум о пяти таких цивилизационных центрах: евро-атлантическая цивилизация, восточно-христианская (православная), китайская, индийская и мусульманская (или арабо-персидская) цивилизации. Хотя, скорее всего, особняком были и останутся корейская и японская цивилизационные системы.

Перемены мировой геополитики затронули даже основные черты современной геополитической ситуации:

1. Человечество все больше живет в виртуальном мире. Для все большего числа людей Интернет заменяет реальную жизнь.

2. Европейская солидарность уже не обеспечивает европейской безопасности. Растет роль солидарности евразийской.

3. США по-прежнему видят в европейской и, тем более, в евразийской солидарности угрозу своей гегемонии и своим экономическим интересам. Главный их рефлекс - дестабилизация континента. В 1999 году это было сделано через агрессию НАТО против Югославии, что задержало рождение евро и через независимость Косова заложило внутренний религиозный разлад в Европе. За Югославией последовали в 2002 году военные вторжения в Афганистан и Ирак, а в 2011 году - заполыхал Арабский мир в целом. Можно было бы говорить об "арабских революциях", если бы не искусственная направленность пожара против Сирии и Ирана.

Ну не нравится кое-кому демократия в Сирии! А чем сирийская демократия хуже, чем демократия в Саудовской Аравии или том же Катаре?

4. Фактический упадок Организации Объединенных Наций. Международные отношения все больше выходят за грань легитимности. Потрясает безнаказанность нарушителей Устава ООН.

Только наиболее яркие примеры.

В период с 24 марта по 10 июня 1999 года, открыто нарушая нормы международного права, НАТО развязало войну против Союзной Республики Югославии, погибло множество ни в чем не повинных граждан. К ответственности же привлечены руководителей самой Югославии и ее армии, которые оказали сопротивление агрессорам.

В 2002 году под предлогом поиска оружия массового поражения, имевшегося якобы у Республики Ирак, США и Великобритания объявили об установлении бесполетных зон над Ираком, а потом осуществили военное вторжение в независимую страну. Информация о наличии у С. Хусейна, президента Ирака, оружия массового поражения оказалась ложной, но никто не понес ответственности ни за обман мировой общественности, ни за гибель тысяч мирных жителей Ирака. Саддам и его ближайшие соратники повешены.

2011 год. Под предлогом пресечения бомбардировок правительственными ВВС Ливии мирных демонстрантов США и ряд стран НАТО по иракскому примеру объявляют над Ливией бесполетные зоны, затем начинают бомбить и обстреливать ракетами верные лидеру Ливии М. Каддафи войска, а потом переходят к прямому свержению существующей ливийской власти. Последовавшее в разгар бойни заявление министра обороны США о том, что информация о бомбардировках авиацией Каддафи мирных демонстраций не подтвердилась, осталось без какого-либо внимания. М. Каддафи публично зверски убит.

Диагноз: международные отношения тяжело больны прогрессирующим военно-политическим диктатом США, создающим угрозу здоровью, национальной культуре и самому существованию народов Европы, Азии, Африки, других континентов.

Метод лечения: как хирургический - готовность военным путем защитить себя и оказать помощь жертве агрессии, так и терапия (а то и гомеопатия) - наращивание сотрудничества Европейского союза, с одной стороны, и ЕврАзЭС, ШОС, даже российско-белорусского Союзного государства, с другой.

И вот здесь впору сказать о тех государствах-скрепах, которые соединяют Евразию в единое геополитическое, политико-экономическое и гуманитарное пространство. А применительно к сегодняшнему разговору о роли прессы отмечу, что именно от средств массовой информации зависит - усилить и сохранить, или разорвать эти скрепы.

1. Сербия, как раньше, в ХХ веке, Югославия. Но захочет ли сегодняшняя Сербия взвалить на себя столь непростую миссию межцивилизационного посредника? Или, как нынешняя Украина, станет пытаться сменить свои традиционные цивилизационные ценности, перебираясь из православной цивилизации в цивилизацию евро-атлантическую?

2. Республика Беларусь. Белоруссия своей активной интеграционной политикой на послесоветском пространстве уже 15 лет пытается разбудить русского медведя, заставить его вспомнить о Русском Предназначении.

3. Китайская Народная Республика. Китай уже почти перестал таиться, символом чего стало создание ШОС - Шанхайской организации сотрудничества. Публично игнорируя политику, своими товарами и трудовыми ресурсами он ведет всемирную торгово-экономическую экспансию. Китай уже стал равнозначимой США сверхдержавой. И все же сдержанная и многогранная внешняя политика Китая позволяет относить его не только к государствам-альтернативам, но и к государствам-скрепам, играющим в Евразии роль материкового интегратора.

4. Исламская Республика Иран. Вопреки навязываемой Ирану уже более 20 лет роли международного изгоя, это современное воплощение одной из древнейших цивилизаций играет очень значимую роль в международных отношениях. Не случайно в 2011 году именно Иран предотвратил натовское вторжение в Сирию, когда иранский президент Ахмадинежад предупредил Анкару, что в случае вторжения в Сирию турецких танков иранские ракеты ударят по Анкаре. Весьма кстати вскоре после этого и Китай заявил, пусть и неофициально, что будет рассматривать нападение на Иран как нападение на Китай. Такая вот эффективная связка гарантий евразийского мира.

5. Российская Федерация только на пятой позиции. Современная Россия пока еще остается геополитическим фактором (скрепой), но в большей степени потенциально. Роковую роль играет отсутствие у России, вопреки всем заявлениям ее руководителей, вопреки официальным "концепциям" и "стратегиям", долгосрочной внешней политики. Такая политика заменена дипломатической рефлексией: что-то происходит - мы реагируем, ничего существенного не происходит - и Россия ничего не делает. Московский Кремль по-прежнему не пытается выдвигать и продвигать свой геополитический проект.

Главные механизмы современной евразийской геополитики - это ШОС, Европейский союз, ЕврАзЭС, ОДКБ, российско-белорусское Союзное государство. Деятельность НАТО идет вразрез с намечающимися общеконтинентальными интересами.

Главный шанс современной евразийской геополитики - в единстве ее скреп и эффективности ее главных механизмов.

Партнерство России и ЕС

(Выступление С.Н. Бабурина в Брюсселе перед депутатами Европарламента и экспертами Еврокомиссии в рамках деловой встречи "Партнерство в области модернизации между Россией и ЕС: общие интересы и вызовы", 28 ноября 2010 г.)

Уважаемые дамы и господа,

Действительно, я возглавляю крупнейший на послесоветском пространстве торговый университет, и поэтому для меня и моих коллег тема вступления России в ВТО - это не праздная тема. Это тема злободневная, хотя и немного надоевшая. Убежден, что сегодняшний потребительский рынок, сложившийся в России за минувшие 20 лет, соответствует критериям рыночной экономики в любом их современном понимании. На российском потребительском рынке существует конкуренция, существуют правила, по которым действуют участники, но у нашего рынка нет сегодня корреспондента на мировой арене и, конечно, мы заинтересованы, чтобы от длящихся уже многие годы разговоров о вступлении России в ВТО наши партнеры перешли к делу, определившись в ту или иную сторону. Россия давно готова и может работать как полноправный участник мирового торгово-экономического процесса. Но не могу не сказать, что при бесконечных затяжках Россия выживет и без ВТО.

Начиная с 2002 года я в течении нескольких лет был членом коллегии Министерства экономического развития и торговли России, и каждый год нам говорили о том, что на следующий год Россия вступает в ВТО. Я уже перестал считать года и меняющиеся условия, которые к России периодически предъявляют. Надеюсь, то событие, которое мы ждем через неделю здесь, в Брюсселе, - саммит "Евросоюз - Россия", - может быть, сдвинет вопрос с мертвой точки.

Хотел бы, продолжая логику, которую очень четко наметили мои соотечественники - господин И. Игошин, господин Р. Гринберг, господин Д. Рогозин, - сказать, что вопросы, которые они обозначили, - это вопросы внутреннего консенсуса в России. При всем многообразии политических партий. Даже в нашей делегации мы представляем разные политические направления, но оценки международных событий, которые мои коллеги изложили - они не вызывают внутренних российских споров.

Остановлюсь на том, что в России не до конца согласовано, что вызывает споры. Сразу отмечу, что эти споры стимулируются нестабильной позицией наших партнеров по переговорам, их необязательностью. На протяжении минувших 20 лет Россия регулярно сталкивалась с примерами двойных стандартов. Это касается не только экономики, но, прежде всего, международной политики.

Начну с того, что нам нужно правильно понимать друг друга, когда мы говорим об отношениях Европы, Европейского союза и России. Мы полагаем, что Европа и Европейский Союз - это не тождественные понятия. Если мы будем иметь в виду тот реальный факт, что Европа значительно больше, чем Европейский союз, то поймем, что России не нужно вступать в Европу, поскольку Россия исторически и географически изначально является частью Европы. Но нам нужно выстраивать отношения с Европейским союзом, объединяющим государства западно-христианской цивилизации.

Когда даже отдельные российские политики говорят о том, что "нам нужно сделать Россию европейской" - меня всегда потрясает чудовищность этого заявления. Если кто-то хочет видеть в том, что Россия "будет европейской", отрыв Росси от Азии - то для Росси такой процесс будет катастрофой. Две трети территории России находятся в Азии, и нам необходимо выстраивать отношения не только с Европейским союзом, но и с Китаем, с другими азиатскими державами, с которыми у нас границы или экономические связи. Если кто-то за словами о том, что "Россия должна стать европейской" будет видеть желанную ему "вестернизацию" России, через осуществление которой Россия станет частью западноевропейской социально-экономической системы, то, сожалею, но это иллюзия. Даже если эту иллюзию будут Вам внушать самые высокопоставленные российские должностные лица.

У России есть своя история, свое прошлое, которое не может не сказаться на нашем сегодняшнем и завтрашнем дне. И национальный характер, и национальные традиции - они тоже не миф и не иллюзия. В этом отношении наиболее эффективно и наиболее точно, если мы будем говорить о том, что нам необходимо выстраивать равноправные партнерство и сотрудничество между Россией и Европейским союзом. В таком сотрудничестве наши отношения могут и должны быть честными, равно выгодными и равно достойными.

Хотел бы подчеркнуть, что всем нам следует избавиться от как можно большего числа заблуждений и взаимных недоразумений. В том числе от наследия конца ХХ века - двойных стандартов.

Сегодня мы часто слышали: "Давайте определимся с Приднестровьем". У меня возникает вопрос к нашим европейским собеседникам: а какие проблемы они видят в теме Приднестровья? Приднестровская Молдавская Республика имеет ныне свою государственность, как и Республика Молдова. В Молдове выборы Парламента прошли вчера. В Приднестровской Республике выборы в Парламент будут 12 декабря.

Обращаю внимание на серьезный юридический факт. В 1990 году руководство признанной вами Республики Молдовы, тогдашней Молдавской ССР, приняв на уровне парламента закон о недействительности Закона СССР 1940 года о создании Молдавской СССР, по которому объединились в одно государство сегодняшние Молдова и Приднестровье, само конституировало два государства вместо одной советской социалистической республики. Если территория сегодняшней Молдовы до 1940 года была занята Румынией, то сегодняшнее Приднестровье никогда не находилось под румынской оккупацией и имело свою государственность в составе Советского Союза.

Я уже не говорю о том, что повседневная жизнь Приднестровской Республики абсолютно соответствует тем критериям международной правосубъектности, которые Международный Суд зафиксировал в отношении признания независимости Косово: воля народа, легитимно принятая Конституция, периодически избираемые Парламент и Президент, все иные атрибуты суверенной государственной власти. Нагнетать страсти вокруг Приднестровья, на мой взгляд, было бы фатальной ошибкой. Без изъятий признавая право народов выбирать свой путь человеческого развития, давно необходимо поддержать 700-тысячный народ Приднестровья в его выборе, а значит и признать Республику.

Тем более, что народ Приднестровской Молдавской Республики свою волю на референдумах выражал неоднократно. И даже в присутствии европейских наблюдателей.

Моя абсолютная убежденность и рекомендация нашим партнерам - очень осторожно относиться к любым торопливым и односторонним заявлениям с чьей бы то ни было стороны, будь то бывшие руководители Молдовы или Украины, или сегодняшние "горячие" руководители Грузии. Процессы, происходящие на послесоветском пространстве, сложны, и разобраться в них можно, только беспристрастно выслушав все стороны. Необъективное отношение европейских политиков к Приднестровью - это один из примеров того, о чем стоит сожалеть.

Мне довелось в 90-е годы ХХ века участвовать в урегулировании конфликтов на территории бывшей Югославии, и напомню, как часто торопливые решения ЕС и Совета Европы, основанные на непроверенной информации, усугубляли ситуацию в Боснии и Сербской Краине, а потом и в Косово.

Таков мой взгляд, взгляд представителя тех политических партий и организаций, которые относятся к национально-консервативному крылу российского общества, на Приднестровье и тотальную европейскую предвзятость.

Сегодня во многом от Европы зависит успех плана российской модернизации. Почему потерпел провал план модернизации, намеченный когда-то Горбачевым? В том числе потому, что президента СССР обманывали партнеры по международным переговорам. И это во многом подтачивало его позиции внутри страны. А план, в который не верят, - обречен. Если сегодняшние руководители России будут получать от вас не только слова о дружбе и партнерстве, но и исполнение обещаний, реальную поддержку в программах сотрудничества, если у нас будут с вами совместные планы и их осуществление, тогда, я уверен, будут стабильными и Российская Федерация, и наши отношения с Европейским Союзом.

Намерено не затрагиваю темы НАТО, потому что господин Рогозин совершенно правильно сказал, что у нас в российском обществе очень по-разному относятся к Европейскому Союзу и к НАТО. Мы признаем и поддерживаем право народов Европы на создание Европейского союза как интеграционного универсального механизма обеспечения социально-экономических интересов каждого жителя Европы и каждой нации, но считаем, что отсутствие трансформации НАТО из чисто военной в военно-политическую организацию, несмотря даже на принятую новую концепцию НАТО, не укрепляет доверия. От создания у наших западных границ новой системы ПРО сильного оптимизма у нас в России - ну не появляется!

Все новые подходы и новые концепции проверяются реальными последствиями. Документы - это бумага, а что будет на практике? Только будущее покажет, оправданно ли наше недоверие. Если наш скепсис окажется излишен, то мы с радостью присоединимся к тем бурным восторгам, которые выражались прессой после недавнего Лиссабонского саммита НАТО. Пока оснований для восторгов у нас немного.

Благодарю за внимание!

Иран в политике России

Как считают эксперты, сложившееся положение дел в мировой политике и глобальной экономике не может обеспечить переход ведущих мировых держав к следующему, шестому технологическому укладу (NBIC, нано-, био-, инфо-, когно-) на основе новых источников энергии взамен устаревшей системы накопления капитала на базе углеродной энергетики, инструментов военного и информационного принуждения народов мира. Ситуация усугубляется нарастанием геодемографических и социально-политических противоречий в мире, природно-климатических, техногенных и других катаклизмов.

По оценкам специалистов, переход к постиндустриальной экономике знаний знаменует начало азиатского цикла накопления капитала, а это означает новый виток геополитического противоборства вокруг Евразии, где уже сейчас протекает около 80 % войн и вооруженных конфликтов. При этом в эпицентре столкновения глобальных интересов оказывается все постсоветское пространство. Главными инструментами внешнего вмешательства в дела самого большого континента на Земле выступают транснациональные корпорации, военно-политическая система НАТО и международная объединенная корпорация СМИ и интернет-ресурсов, которые действуют под жестким контролем "мировой закулисы".

Исторический опыт прошлого столетия подсказывает, что спор о будущем мировой архитектуры, обеспечивающей следующий технологический рывок, будет сопровождаться созданием новой финансовой системы (НФС). Причем либо рождение такой системы спровоцирует новую мировую войну, по аналогии с созданием ФРС - Первая мировая, либо, наоборот, "большая" война приведет к НФС, - Вторая мировая - Бреттон-Вудс. В нынешнем контексте развития мировых событий также вряд ли удастся избежать "большой" войны. Таким образом, земная цивилизация вступила в новый угрожающий период своего развития, последствия которого сегодня непредсказуемы. Возможность втягивания в "большую" войну России - это для нее сегодня главный геополитический вызов, прямая угроза национальной безопасности, территориальной целостности и суверенитету страны.

История свидетельствует, что решения о "больших" войнах принимаются в "тиши" теневых кабинетов "закулисья", подготовка ведется по каналам спецслужб. В публичной сфере обрабатывается в нужном русле через СМИ общественное мнение, дезинформируются потенциальные противники, на международных форумах и встречах обсуждаются второстепенные темы, нередко отвлекающие от главного вопроса мировой текущей повестки. Так было в 1938 году накануне Мюнхенского сговора: как известно, тогда Великобританией, Францией, Германией и Италией были подписаны соглашения о передаче Германии Судетской области Чехословакии. Впоследствии, несмотря на предложенную от СССР военную помощь, Чехословакия была полностью разделена между Германией, Венгрией и Польшей. Что в конечном итоге привело к нападению Германии на Польшу и началу Второй мировой войны.

← Предыдущая страница | Следующая страница →