Поделиться Поделиться

ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СОВНАРКОМА 4 страница

На борьбу с голодом мы идем с тем же классом.

Теперь на один, полтора или два месяца — самые трудные — нужно затратить все силы и всю энергию.

В жизни народов бывали моменты, когда государственная власть переходила к рабо­чему классу, но он ее не был в силах удержать. Мы же можем это сделать, потому что у нас есть Советская власть, которая объединяет рабочий класс, взявшийся за свое дело.

Как ни тяжело наше положение, какие бы заговоры правые эсеры с чехословаками ни устраивали, мы знаем, что хлеб есть даже в губерниях, окружающих центр. И этот хлеб нужно взять, сохранив и укрепив союз рабочего класса с крестьянской беднотой.

Отряды красноармейцев уходят из центра с самыми лучшими стремлениями, но ино­гда, прибыв на места, они поддаются соблазну грабежа и пьянства. В этом виновата че­тырехлетняя бойня, которая на долгое время посадила в окопы людей и заставила их, озверев, избивать друг друга. Озверение это наблюдается во всех странах. Пройдут го­ды, пока люди перестанут быть зверями и примут человеческий образ.

Мы обращаемся к рабочим с призывом дать свои силы.

Когда я читаю сообщение, что в Усманском уезде Тамбовской губернии продоволь­ственный отряд из


___________________ РЕЧЬ НА МИТИНГЕ В СОКОЛЬНИЧЕСКОМ КЛУБЕ_________________ 429

реквизированных 6 тысяч пудов хлеба 3 тысячи отдает беднейшему крестьянству, я го­ворю: если бы даже мне доказали, что до сего времени в России есть только один такой отряд, я все-таки сказал бы, что Советская власть свое дело делает161. Ибо ни в одном государстве такого отряда нет! (Бурные аплодисмент ы.)

Буржуазия хорошо сознает свои интересы и делает все возможное, чтобы их обеспе­чить. Она сознает, что если крестьяне впервые, после многих веков этой осенью полу­чат плоды собственных трудов в виде жатвы и обеспечат трудящийся класс города, то рухнут все надежды буржуазии на реставрацию и укрепится Советская власть. Потому-то буржуазия сейчас и мечется во все стороны.

Необходимо напрячь все силы для борьбы с крестьянскими богатеями, спекулянтами и городской буржуазией.

Одно из самых больших зол нашей революции — это робость наших рабочих, кото­рые убеждены до сих пор, что управлять государством могут только «высшие»... выс­шие по части грабежа.

Но на каждой фабрике, на каждом заводе есть хорошие работники. Пусть они будут беспартийными, — вы их должны сковать и объединить, а государство сделает все воз­можное, чтобы обеспечить их трудную работу. (Бурные аплодисменты.)

«Известия ВЦИК» №№ 127 и 128, Печатается по тексту газеты

22 и 23 июня 1918 г. «Известия ВЦИК», сверенному

«Правда» № 126, 23 июня 1918 г. с текстом газеты «Правда»


ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ОТРЯДОВ ш

Ввиду позднего времени для приезда на съезд делегата Комиссариата продовольст­вия прошу сообщить съезду следующее: члены съезда, стоящие за Советскую власть, должны помнить, во-первых, что монополия на хлеб осуществляется одновременно с монополией на мануфактуру и прочие главнейшие продукты потребления, во-вторых, что требование отмены монополии хлеба есть политический шаг контрреволюционных слоев, стремящихся вырвать из рук революционного пролетариата систему монополь­ного регулирования цен, как одно из важнейших средств постепенного перехода от ка­питалистического товарообмена к социалистическому продуктообмену. Разъясните съезду, что для борьбы с голодом отмена монополии не только бесцельна, но вредна, примером служит Украина, где Скоропадский отменил монополию на хлеб, и в резуль­тате, через несколько дней, спекуляция хлебом достигла таких неслыханных размеров, что украинский пролетариат голодает теперь сильнее, чем при монополии.

Укажите, что единственно верным средством увеличения хлебных пайков является решение Совнаркома насильственно реквизировать хлеб у кулаков и отдавать его го­родской и деревенской бедноте. Для этого нужно, чтобы беднота скорее и решительнее вступала в ряды продовольственной армии, создаваемой Народным комиссариатом продовольствия.


_________________ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ОТРЯДОВ_______________ 431

Предложите съезду приступить немедленно к агитации рабочих зачисляться в про­довольственную армию при Пензенском Совдепе, придерживаясь следующих правил: 1) каждая фабрика дает по одному человеку на каждые 25 рабочих; 2) запись изъявив­ших желание поступить в продовольственную армию производится фабрично-заводским комитетом, который составляет поименный список мобилизованных в двух экземплярах: один доставляется в Народный комиссариат продовольствия, а другой ос­тавляется у себя; 3) при списке должно быть представлено ручательство о каждом кан­дидате в его личной добросовестности и в революционной дисциплинированности со стороны фабрично-заводского комитета или профессиональной организации, или со­ветского органа, или ответственных представителей советских учреждений. Выбор членов в продовольственную армию должен производиться с тем расчетом, чтобы ни одного пятнышка не оказалось потом на имени тех, кто пойдет в деревню бороться с кучкой хищников-кулаков во имя спасения многомиллионных трудящихся масс от го­лода.

Товарищи рабочие, только при этом условии будет очевидно для всех, что реквизи­ция хлеба у кулаков — не грабеж, а революционный долг перед рабоче-крестьянскими массами, борющимися за социализм!

4) Мобилизованные на каждой фабрике избирают из своей среды представителя, ко­торый выполняет все организационные шаги для фактического зачисления предложен­ных фабрикой кандидатов в члены продовольственной армии Народным комиссариа­том; 5) зачисленные в армию получают свое прежнее жалование, а также пищевое до­вольствие и обмундирование со дня фактического вступления в армию; 6) зачисленные в армию дают обязательство в беспрекословном выполнении инструкций, которые бу­дут даваться Народным комиссариатом продовольствия при отправке отрядов на места, и подчиняются комиссарам этих отрядов. Я уверен, что если во главе реквизиционных продовольствен-



В. И. ЛЕНИН


ных отрядов будут поставлены убежденные, преданные Октябрьской революции со­циалисты, то они сумеют сорганизовать деревенские комитеты бедноты и совместно с ними смогут отобрать хлеб от кулаков даже без применения вооруженной силы.

Председатель Совнаркома Ленин

27 июня 1918 года.


Напечатано в июле 1918 г.

в журнале «Известия Народного

Комиссариата по Продовольствию»

№ 10—11


Печатается по тексту журнала


IV КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СОЮЗОВ И ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ МОСКВЫ164

27 ИЮНЯ— 2 ИЮЛЯ 1918 г.


Краткие газетные отчеты

напечатаны 28 и 29 июня 1918 г.

в «Правде» №№ 130 и 131

и «Известиях ВЦИК»

№№ 132 и 133

Полностью напечатано в 1918 г. в книге «Протоколы 4-й конференции фабрично-заводских комитетов и профессиональных союзов г. Москвы», изд. ВЦСПС


Печатается по тексту книги, сверенному со стенограммой


ДОКЛАД О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ 27 ИЮНЯ

(Появление товарища Ленина встречается бурны­ми, долго не смолкающими аплодисментами.) Товарищи! Вы все, конечно, знаете, как надвинулось на нашу страну теперь величайшее бедствие — голод. И нам приходится, прежде чем перейти к вопросу о мерах борьбы с этим бед­ствием, которое как раз теперь обострилось всего более, нам приходится прежде всего поставить вопрос о том, чем в основных причинах вызвано это бедствие. Если мы ста­вим этот вопрос, то мы должны сказать себе и запомнить, что не только на Россию, но и на все, даже наиболее культурные, передовые, цивилизованные страны надвинулось теперь это бедствие.

В России в течение ряда последних десятилетий, в особенности теперь, в револю­цию, бывало не раз, что голод обрушивался на целые области нашей земледельческой страны, где разорено и придавлено было гнетом царей, помещиков и капиталистов гро­мадное большинство русского крестьянства. Но и в западноевропейских странах царит то же бедствие. Многие из этих стран не только в течение десятилетий, но и в течение столетий забыли уже о том, что такое голод, настолько высоко развилось в них земле­делие, настолько обеспечены были громадным количеством привозного хлеба те из ев­ропейских стран, которым не хватало своего собственного хлеба. А теперь, в двадцатом веке, наряду с еще большим


436__________________________ В. И. ЛЕНИН

прогрессом техники, наряду с чудесами изобретений, наряду с громадным применени­ем машин и электричества, новых двигателей внутреннего сгорания в земледелии, — наряду со всем этим мы, во всех без исключения европейских странах, видим теперь надвинувшееся на народы то же самое бедствие — голод. Как будто с цивилизацией, с культурой страны опять возвращаются к первобытному варварству, опять переживают такое положение, когда дичают нравы, звереют люди в борьбе за кусок хлеба. Чем вы­зван этот поворот к варварству в целом ряде европейских стран, в большинстве их? Мы все знаем, что вызвано это империалистической войной, войной, которая уже четыре года терзает человечество, которая стоит народам уже больше, значительно больше де­сяти миллионов молодых жизней, войной, которая вызвана корыстными капиталиста­ми, войной, которая ведется из-за того, кто, какой величайший хищник, английский или немецкий, будет господствовать над миром, приобретать колонии, душить малые наро­ды.

Эта война, которая охватила почти весь земной шар, которая не меньше десяти мил­лионов жизней унесла, не считая миллионов изуродованных, искалеченных и больных, война, которая оторвала от производительного труда, кроме того, миллионы самых здоровых и самых лучших сил, — эта война привела к тому, что человечество стоит те­перь в положении совершенного варварства. Исполнилось то, что предвидели, как са­мый худший, самый мучительный, самый тяжелый конец капитализма, многочислен­ные писатели социалистического направления, которые говорили: капиталистическое общество, основанное на захвате частной собственности, земли, фабрик, заводов и ору­дий, кучкой капиталистов, монополистов, превратится в общество социалистическое, одно только имеющее возможность положить конец войне, ибо «цивилизованный», «культурный», капиталистический мир идет к неслыханному краху, который способен порвать и неминуемо порвет все основы культурной жизни. Не только в России, повто­ряю, но и в наиболее культурных передовых


_____________ IV КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ И ФАБЗАВКОМОВ МОСКВЫ____________ 437

странах, как Германия, в которой производительность труда несравненно выше, кото­рая с громадным избытком может снабжать мир техническими средствами и, еще сво­бодно сносясь с далекими странами, может снабдить население пищевыми продуктами, мы видим голод, несравненно лучше организованный, растянутый на более долгое вре­мя, чем в России, но голод еще более тяжелый, еще более мучительный. Капитализм привел к такому тяжелому и мучительному краху, что теперь совершенно ясно для всех, что настоящая война не может окончиться без ряда наиболее тяжелых и наиболее кровавых революций, из которых русская революция была только первой, явилась только началом.

Вы слышите теперь известия о том, как, например, в Вене второй раз основывается Совет рабочих депутатов, второй раз охватывает трудящееся население почти всеобщая массовая стачка165. Мы слышим, как в городах, бывших до сих пор образцами капита­листического порядка, культуры и цивилизации, вроде Берлина, становится опасно вы­ходить в темное время на улицу, потому что, несмотря на самые свирепые меры пре­следования и самую строгую охрану, война и голод довели и там людей до состояния полной дикости, довели до такой анархии, до такого возмущения, что не только прода­жа, но прямой грабеж, прямая война из-за куска хлеба становится на очередь дня во всех культурных, цивилизованных государствах.

Товарищи, если поэтому мы наблюдаем у себя теперь в нашей родине, какое мучи­тельное, тяжелое положение создалось в связи с голодом, то мы должны разъяснить тем немногим, но все же имеющимся еще совершенно слепым, темным людям основ­ные и главные причины голода. Можно встретить еще людей у нас, которые рассужда­ют: при царе хлеб все-таки был, а революция пришла, и хлеба нет. И понятно, что, мо­жет быть, действительно, для каких-либо деревенских старух все развитие истории за последние десять лет к этому сводится, что прежде хлеб был, а теперь нет. Это понят­но, потому что голод есть такое бедствие, которое все остальные вопросы сметает, от­водит прочь и только


438__________________________ В. И. ЛЕНИН

его ставит во главу угла и подчиняет ему все прочее. Но понятно, что наша задача, за­дача сознательных рабочих в том, чтобы разъяснить наиболее широким массам, разъ­яснить поголовно всем представителям трудящихся масс и города, и деревни, в чем за­ключается основная причина голода, потому что, не разъяснив этого, мы не можем соз­дать ни в себе, ни в представителях трудящихся масс правильного отношения, не мо­жем создать правильного понимания вреда его, не можем создать твердой решимости и настроения, необходимого для того, чтобы с этим бедствием бороться. А если мы вспомним, что это бедствие создано империалистической войной, что теперь даже са­мые богатые страны испытывают неслыханный голод и неимоверно мучается громад­ное большинство трудящихся масс, если мы вспомним, что эта империалистическая война уже четыре года заставляет рабочих различных стран проливать кровь из-за вы­год, из-за корысти капиталистов, если мы вспомним, что, чем дальше тянется эта война, тем меньше из нее выхода, тогда мы поймем, какие гигантские, неизмеримые силы должны быть приданы движению.

Война тянется уже скоро четыре года. Россия вышла из войны и, благодаря тому, что она вышла одна, она оказалась между двумя стаями империалистических хищников, из которых каждый рвет, душит и пользуется временной беззащитностью и безоруженно-стью России. Война тянется уже четыре года. Германские империалистические хищни­ки одержали ряд побед и продолжают обманывать своих рабочих, часть которых под­куплена буржуазией, перешла на их сторону, повторяет гнусную кровавую ложь о за­щите отечества, так как на самом деле немецкие солдаты защищают корыстные граби­тельские интересы немецких капиталистов, которые обещают им, что Германия прине­сет мир, даст благосостояние, а мы видим на деле, что победы Германии, чем шире они становятся, тем больше обнаруживают ее безнадежное положение.

Германия хвалилась во время Брестского мира, когда заключала насильственный эксплуататорский, основан-


_____________ IV КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ И ФАБЗАВКОМОВ МОСКВЫ____________ 439

ный на насилии, на угнетении народов, Брестский мир, германские капиталисты хвали­лись, что они дадут хлеб и мир рабочим. А теперь понижают хлебный паек в Германии. Продовольственная кампания в богатой Украине оказалась, по общему признанию, крахом, а в Австрии дело доходило опять до голодных бунтов, до всенародного массо­вого возмущения, потому что, чем дальше одерживает свои победы Германия, тем яс­нее становится для всех, даже для многих представителей из крупной буржуазии Гер­мании, что война безысходна, что если даже немцы смогут сопротивляться на Западном фронте, то это нисколько не приблизит их к концу войны, но создаст еще новую пора­бощенную страну, которую нужно оккупировать, занять немецкими отрядами и вести дальше войну, и разложение немецкой армии, которая превращается и превратится из армии в шайку грабителей, людей, производящих насилие над чужими народами, над безоружными народами, выкачивающих оттуда последние остатки съестных припасов и сырых материалов при громадном сопротивлении населения. Чем дальше подходит Германия к окраинам Европы, тем яснее становится, что перед ней стоят Англия и Америка, что они гораздо более развиты, с большими производительными силами, ко­торые находят время отправлять десятки тысяч лучших новых сил в Европу, чтобы все машины, все фабрики и заводы превратить в средство разрушения. Война вновь прихо­дит, и это значит, что каждый год, больше того, каждый месяц несет расширение этой войны. Из этой войны нет иного выхода, как революция, как гражданская война, как превращение войны между капиталистами из-за их прибылей, из-за дележа добычи, из-за удушения мелких стран в войну угнетенных против угнетателей, единственную вой­ну, которая сопровождает всегда в истории не только великие, но и сколько-нибудь значительные революции, единственную войну, которая является одна только законной и справедливой, священной войной с точки зрения интересов трудящихся, угнетенных, эксплуатируемых масс. (Аплодисмент ы.) Без такой войны из империалистиче­ского


440__________________________ В. И. ЛЕНИН

рабства не выйти. Мы должны дать ясный отчет в том, какие новые бедствия несет гражданская война для всякой страны. Эти бедствия будут тем тяжелее, чем культурнее страна. Представим себе страну с машинами, железными дорогами в гражданской вой­не, которая прерывает сообщение между областями страны. Представьте себе, в каком положении будут области, десятки лет приспособившиеся к тому, чтобы жить обменом промышленности, и вы поймете, что всякая гражданская война несет еще новые тяже­лые бедствия, которые и представляли себе величайшие социалисты. Империалисты обрекают на бедствия, муки и вымирание рабочий класс. Перед новым социалистиче­ским обществом, как ни тяжелы, мучительны эти муки всего человечества, с каждым днем становится яснее, что войну, которую начали империалисты, эти империалисты не кончат, а кончат другие классы, рабочий класс, который во всех странах с каждым днем приходит во все большее движение, негодование и возмущение, которое незави­симо от чувств и настроения силою вещей принуждает свергнуть господство капитали­стов. Нам в России, когда бедствия голода особенно чувствуются, приходится пережи­вать такой период, труднейший период, который когда-либо революции предстоял, а на немедленную помощь западноевропейских товарищей рассчитывать нельзя. Вся тя­жесть русской революции состоит в том, что русскому революционному рабочему классу было гораздо легче начать, чем другим западноевропейским классам, но нам труднее продолжать. Там, в западноевропейских странах, начать революцию труднее, потому что против революционного пролетариата стоит высшая мысль культуры и ра­бочий класс находится в культурном рабстве.

В это время нам, уже в силу нашего международного положения, приходится пере­живать неимоверно трудное время, и нам, представителям трудящихся масс, рабочим, сознательным рабочим, надо во всей своей агитации и пропаганде, в каждой речи, в каждом призыве, беседе на фабрике, в каждой встрече с крестьянами объяснять им, что бедствие, которое на нас обрушилось, есть


_____________ IV КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ И ФАБЗАВКОМОВ МОСКВЫ____________ 441

бедствие международное, что выхода из него, кроме международной революции, нет. Если нам пришлось пережить такой мучительный период, когда мы временно остались одни, то все наши силы должны быть направлены к тому, чтобы этот тяжелый период вынести стойко, зная, что мы, в конце концов, не одни, что бедствия, которые мы пере­живаем, подкрадываются к каждой европейской стране, и что ни одна из этих стран без ряда революций не найдет выхода.

В России на нас надвинулся голод, обостренный тем, что насильственный мир отнял у России самые хлебные, самые плодородные губернии; он обострился еще тем, что мы подходим к концу старой продовольственной кампании. До нового урожая, отличаю­щегося несомненным богатством, остается еще несколько недель, которые потому представляют самый трудный переход, а этот переход, будучи труден вообще, обост­рился тем, что в России свергнутые эксплуататорские классы помещиков и капитали­стов делают все усилия, напрягают все силы к тому, чтобы снова и снова попытаться вернуть себе власть. Это — одна из основных причин того, что как раз сибирские хле­бородные губернии оказываются теперь отрезанными от нас благодаря восстанию че-хословаков. Но мы хорошо знаем, какие силы двигают этим восстанием, мы хорошо знаем, как чехословацкие солдаты заявляют представителям наших войск и наших ра­бочих и наших крестьян, что они не хотят воевать с Россией и русской Советской вла­стью, что они хотят только пробиться с оружием в руках на окраину, а во главе их сто­ят те же вчерашние генералы, помещики, капиталисты, работающие на англо­французские денежки, пользующиеся поддержкой российских социал-предателей, пе­решедших на сторону буржуазии. (Аплодисмент ы.)

Вся эта теплая компания пользуется голодом, чтобы сделать еще попытку вернуть к власти помещиков и капиталистов. Товарищи, на опыте нашей революции подтвер­ждаются те слова, которые всегда отличают представителей научного социализма, Маркса и его последователей, от социалистов-утопистов, от


442__________________________ В. И. ЛЕНИН

социалистов мелкобуржуазных, от социалистов-интеллигентов, от социалистов-мечтателей. Мечтатели-интеллигенты, мелкобуржуазные социалисты — они думали, может быть, думают, мечтают о том, что социализм удастся ввести путем убеждения. Убедится большинство народа, и, когда оно убедится, меньшинство послушается, большинство проголосует, и социализм будет введен. (Аплодисмент ы.) Нет, так счастливо земля не устроена; эксплуататоры, звери-помещики, капиталистический класс убеждению не поддаются. Социалистическая революция подтверждает то, что видели все, — величайшее сопротивление эксплуататоров. Чем сильнее нажим угне­тенных классов, чем ближе подходят они к тому, чтобы свергнуть всякое угнетение, всякую эксплуатацию, чем решительнее развертывают почин, самостоятельный почин, угнетенные крестьяне и угнетенные рабочие, тем бешенее становится сопротивление эксплуататоров.

И мы переживаем самый тяжелый, самый мучительный период перехода от капита­лизма к социализму — период, который неизбежно, во всех странах, будет долгим, очень долгим периодом, потому что, повторяю, на каждый успех угнетенного класса угнетатели отвечают новыми и новыми попытками сопротивления, свержения власти угнетенного класса. Чехословацкий мятеж, явно поддерживаемый англо-французским империализмом, ведущим политику свержения Советской власти, указывает, чего сто­ит это сопротивление. Мы видим, как этот мятеж усиливается, естественно, голодом. Понятно, что широкие массы трудящихся заключают в себе очень много людей, кото­рые — вы это особенно хорошо знаете: каждый из вас на фабрике наблюдает это — просвещенными социалистами не являются и не могут быть ими, потому что им нужно каторжно работать на фабрике и не остается у них ни времени, ни возможности стать социалистами. Понятно, что эти люди сочувствуют, когда видят, как на фабрике под­нимаются рабочие, которые получают возможность начать самим учиться делу управ­ления предприятиями, трудному, тяжелому делу, в котором неизбежны ошибки,


_____________ IV КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ И ФАБЗАВКОМОВ МОСКВЫ____________ 443

но единственному делу, на котором рабочие могут, наконец, осуществить свое посто­янное стремление к тому, чтобы машины, фабрики, заводы, лучшая современная тех­ника, лучшие завоевания человечества служили не эксплуатации, а улучшению жизни, облегчению жизни громадного большинства. Но когда они видят, как империалистиче­ские хищники с запада, с севера и востока пользуются беззащитностью России, чтобы рвать душу из нее, и, пока они не знают, как станет дело с рабочим движением в других странах, понятно, ими руководит отчаяние. Иначе быть не может. Смешно ожидать и нелепо было бы думать, чтобы от капиталистического общества, основанного на экс­плуатации, сразу могло явиться полное сознание необходимости социализма и его по­нимание. Этого быть не может. Оно вырабатывается только в конце и только той борь­бой, которую приходится переживать в такой мучительный период, когда одна рево­люция оказалась впереди других, а другие не помогают, и когда надвигается голод. Ес­тественно, что слоями трудящихся неизбежно овладевает отчаяние, негодование, явля­ется настроение махнуть рукой на что бы там ни было. И понятно, что контрреволю­ционеры, помещики и капиталисты и их прикрыватели и пособники этим моментом пользуются для того, чтобы производить новый и новый натиск на социалистическую власть.

Мы видим, к чему это приводило во всех городах, где не было помощи иностранных штыков. Мы знаем, что Советскую власть удавалось побеждать только тогда, когда люди, кричавшие так много о защите отечества и о своем патриотизме, показывали свою капиталистическую натуру и стали заключать сделки сегодня с немецкими шты­ками, чтобы вместе с ними резать украинских большевиков, завтра с турецкими шты­ками, чтобы наступать на большевиков, послезавтра — с чехословацкими штыками, чтобы свергать Советскую власть и резать большевиков в Самаре. Только иноземная помощь, только помощь иностранных штыков, только продажа России штыкам япон­ским, немецким, турецким, только она давала до сих пор хоть тень успеха


444__________________________ В. И. ЛЕНИН

соглашателям капитализма и помещикам. Но мы знаем, что, когда восстание подобного рода, на почве голода и отчаяния масс, подымалось, когда охватывало местность, где иностранные штыки нельзя было вызвать на помощь, как это было в Саратове, в Козло­ве, Тамбове, власть помещиков, капиталистов и их друзей, прикрывающихся прекрас­ными лозунгами Учредительного собрания, эта власть измеряла продолжительность своего существования днями, если не часами. Чем дальше были отряды советских войск от того центра, которым временно овладевала контрреволюция, тем решительнее было движение среди городских рабочих, тем больше самостоятельности проявляли эти рабочие и крестьяне в том, чтобы идти на помощь Саратову, Пензе, Козлову и свер­гать немедленно установившуюся власть контрреволюции.

Товарищи, если вы посмотрите на эти события с точки зрения всего происходящего в мировой истории, если вы вспомните, что ваша задача — наша общая задача — разъ­яснить самим себе и постараться разъяснить массам, что эти величайшие бедствия об­рушились на нас не случайно, а в силу империалистической войны, во-первых, и в силу бешеного сопротивления помещиков, капиталистов и эксплуататоров, если мы уясним себе это, то можно ручаться, что это истинное сознание, как бы это ни было трудно, просочится все более и более в широкие массы, и нам удастся организовать дисципли­ну, победить недисциплинированность на наших фабриках и помочь народу пережить этот мучительный период, особенно тяжелый, который измеряется, может быть, одним, двумя месяцами, рядом недель, остающимися до нового урожая.

Вы знаете, что у нас в России положение теперь, в связи с чехословацким контрре­волюционным мятежом, отрезавшим от нас Сибирь, в связи с постоянным возмущени­ем на юге, в связи с войной, особенно тяжело, но понятно, что, чем труднее положение страны, на которую надвигается голод, тем более решительны, тем более тверды долж­ны быть наши меры борьбы с этим голодом. Основной мерой борьбы является установ-ле-


_____________ IV КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ И ФАБЗАВКОМОВ МОСКВЫ____________ 445

ние хлебной монополии. На этот счет вы все прекрасно знаете и наблюдаете вокруг се­бя на опыте, как кулаки, богатеи кричат против хлебной монополии на каждом шагу. Это понятно, потому что там, где на время свергали хлебную монополию, как сделал Скоропадский в Киеве, там оказалось, что спекуляция достигает неслыханных разме­ров, там цены на пуд хлеба поднимаются до 200 рублей. Это понятно, что, когда нет продукта, без которого нельзя жить, каждый владелец продукта может стать богатеем, цены достигают неслыханных размеров. Понятно, что ужас, паника перед голодной смертью делают то, что цены взвинчиваются до неслыханных размеров, и в Киеве пришлось подумать о том, чтобы монополию вернуть назад. У нас давно, еще до боль­шевиков, правительству, несмотря на все богатство России хлебом, пришлось убедить­ся в необходимости хлебной монополии. Против нее могут говорить только или люди совершенно невежественные, или прямо продавшиеся интересам денежного мешка. (Аплодисмент ы.)

Но, товарищи, когда мы говорим о хлебной монополии, мы должны подумать о том, какие громадные трудности осуществления заключаются в этом слове. Легко сказать: хлебная монополия, но надо подумать о том, что это значит. Это значит, что все из­лишки хлеба принадлежат государству; это значит, что ни один пуд хлеба, который не надобен хозяйству крестьянина, не надобен для поддержания его семьи и скота, не на­добен ему для посева, — что всякий лишний пуд хлеба должен отбираться в руки госу­дарства. Как это сделать? Надо, чтобы были установлены цены государством, надо, чтобы каждый лишний пуд хлеба был найден и привезен. Откуда взять крестьянину, сознание которого сотни лет отупляли, которого грабили, заколачивали до тупоумия помещики и капиталисты, не давая ему никогда наесться досыта, — откуда ему взять в несколько недель или в несколько месяцев сознание того, что такое хлебная монопо­лия; откуда может явиться у десятков миллионов людей, которых до сих пор питало государство только угнетением, только


446__________________________ В. И. ЛЕНИН

насилием, только чиновничьим разбоем и грабежом, у этих, заброшенных в глубь де­ревни и осужденных там на разорение, крестьян; откуда взять понятия того, что такое рабоче-крестьянская власть, что власть в руках бедноты; что хлеб, который является избыточным и не перешедшим в руки государства, если он остается в руках владельца, так тот, кто его удерживает — разбойник, эксплуататор, виновник мучительного голо­дания рабочих Питера, Москвы и т. д.? Откуда ему знать, когда его до сих пор держали в невежестве, когда в деревне его дело было только продать хлеб; откуда взять это соз­нание? Неудивительно, что если мы поставим перед собой вопрос поближе к жизни, вглядимся в нее, то перед нами встанет вся невероятная трудность такой задачи, как задача провести хлебную монополию в стране, в которой большинство крестьян царизм и помещики держали в темноте, — в стране крестьянства, которое первый год после многих столетий посеяло хлеб на своей земле. (Аплодисмент ы.)

← Предыдущая страница | Следующая страница →