Поделиться Поделиться

Употребление конструкций действительного и страдательного залога

Между синонимичными конструкциями действительного и страдательного залога существуют стилистические и семантические различия.

С точки зрения стилистической конструкция страдательного залога противопоставляется конструкции действительного залога как книжная – нейтральной. Например, страдательные конструкции с глаголами несовершенного вида типа: "Ремонт часов производится гарантийными мастерскими"; "Товары отпускаются продавцом"; "Дезинфекция проводится санэпидемстанцией" и т.п. широко употребляются в различных инструкциях, должностных предписаниях, памятках и других официальных текстах, так как имеют ярко выраженный книжный характер.

В устной речи, а также при непринужденном, неофициальном стиле изложенияим соответствуют конструкции действительного залога: "Ремонт производят гарантийные мастерские", "Товары отпускает продавец"; "Дезинфекцию проводит санэпидемстанция".

Конструкции с глаголом страдательного залога часто употребляются в письменных текстах, например в газете: "Недавно мы говорили, что не все фильмы стоит называть художественными, лучше – игровыми. Но где она – игра? Игровая стихия уходит, изгоняется с экрана" (Сов. культ. 1989. 5 сент.); "Обсуждалась кандидатура С. Гусева на пост первого заместителя Председателя Верховного суда страны. Его спросили о роли "телефонного" права в советском судопроизводстве, когда по звонкам с партийного и хозяйственного верха уводятся от справедливого наказания взяточники, расхитители государственной собственности, любители использовать служебное положение в личной корысти, спекулянты и т.д." (Изв. 1989. 8 окт.).

Такой же книжный характер имеют конструкции страдательного залога с краткими страдательными причастиями, образованными от глаголов совершенного вида: "Картины Назаренко наталкивают на мысль о том, что каждый сантиметр пространства насыщен лицами" (Юн. 1989. № 9. С. 63); "Смерть подвела черту подтем, что написано, спето, сыграно Высоцким" (Моск. пр. 1989. 27 июля). Эти конструкции употребляются в художественной и научной литературе, в общественно-политической литературе и в публицистике.

Главное семантическое различие между действительным и страдательным залогом заключается в указанном противопоставлении идеи активности действия (в действительном залоге) и пассивности (в страдательном залоге). Кроме того, в страдательном залоге действие представлено уже как свойство, которое присуще логическому объекту: "Дом покинут хозяевами"; "Зерновые убраны фермерами в сжатые сроки". С этим связаны некоторые особенности в употреблении страдательного залога.

Нередки случаи, когда страдательный залог представлен не трехчленными, а двучленными конструкциями, где слово в творительном падеже, указывающее на логический субъект, отсутствует.

1) Такие конструкции, например, очень распространены в газетных заголовках (чаще всего к текстам информативного характера): "Даны разъяснения" (Пр. 1989. 23 июня); "Забастовка прекращена" (Пр. 1989. 27 июля); "Апелляция отклонена" (Пр. 1989. 27 июля); "Кандидат от оппозиции не выдвинут" (Изв. 1989.1 сент.); "Седьмой президент назначен" (там же) и т.п. Здесь ядро информации сосредоточено в глагольном слове, а слово, называющее субъект действия, опущено, так как заключенная в нем информация несущественна.

2) Слово в творительном падеже, указывающее на логический субъект, опускается и тогда, когда контекст или ситуация ясно показывают, кто (или что) является производителем действия. Например; "Ежедневно в двух десятках магазинов Рязани по госцене продается более десяти тонн мяса" (Пр. 1989. 11 июля); "В прошлом году дополнительно к плану животноводы дали 119 тысяч тонн молока и 13 (19?) тысяч тонн мяса...Еще более активно наращивается производство в эти дни" (там же); "Еще раз вспомним, что рассказ "Донна Анна" был написан в 1969–1971 гг., и отметим, насколько мысль Тендрякова опережала свое время" (Н. Иванова). В таких случаях употребление слова, указывающего на семантический субъект, является неоправданным; оно утяжеляет изложение, делает его громоздким.

3) Двучленная конструкция страдательного залога употребляется и тогда, когда в действительном залоге ему соответствует неопределенно-личное или обобщенно-личное предложение. "Новая проза Тендрякова идеологична. Но не в том примитивном смысле, в котором этот эпитет применялсянасаждался)десятилетиями" (Н. Иванова). "...Чувство классовой неприязни и более того – ненависти к интеллигенции формировалось и такими фильмами, как "Чапаев", где психическая атака белых комментируется так: "Красиво идут... интеллигенты!" (там же). Здесь, как и в соотносительных предложениях с действительным залогом ("...Эпитет применяли и насаждали...", "психическую атаку комментировали..."), глагольная форма содержит и указание на действие, и указание на неопределенный или обобщенный субъект этого действия.

ПРИЧАСТИЕ

Причастие – это глагольная форма, которая представляет действие, состояние и т.д. как признак лица или предмета. Например: "У входа в цветок, рдеющий на солнце красным цветом петушиного гребня, в воздухе стояла оса" (В.Кат.); "С упорством маньяка я думал о Бунине, о его новых стихах и прозе, привезенных из Советской России, из таинственной революционной Москвы" (В.Кат.).

Причастие – особая форма глагола, поскольку в нем сочетаются признаки (некоторые) глагола и прилагательного. Оно сохраняет глагольные категории времени (у него есть настоящее и прошедшее время: "рдеющий, рдевший цветок"), вида ("привозимые, привезенные вещи"), залога ("брат, привезший мне письмо", "привезенные Буниным стихи"), способность управлять ("привезший письмо", "натерпевшийся стыда").

Примечание. Причастие не имеет категории наклонения. Поэтому отступлением от литературной нормы являются употребления типа: "Ничего нового, коренным образом изменившего бы процесс подготовки, придумать в нашем виде спорта... уже нельзя" (Комс. пр. 1988. 24 мая).

Подобно прилагательному, причастие имеет категории падежа, рода и числа, проявляющиеся в грамматически зависимых формах. В предложении его роль та же, что и у прилагательного, т.е. оно выступает как определение (примеры см. выше) и (в кратких формах) как сказуемое: "Нами ты была любима и для милого хранима" (П.); "Отчего температура не записана?" (Ч.).

Формы причастий

Выражая, как и глагол, значения категории времени, причастия делятся на две группы: причастия настоящего и прошедшего времени. Формы причастия настоящего времени представляют признак как развивающийся в настоящем, в момент речи о нем: "рдеющий цветок", "исполняемая по радио песня". Формы причастия прошедшего времени представляют признак как развивавшийся или развившийся в прошлом: "игравший мальчик", "исполненная по радио песня".

В речи, в связном тексте причастие в форме настоящего времени может обозначать признак, который развивается не только одновременно с актом речи, но и с временем развития действия, выраженного сказуемым-глаголом прошедшего времени: "Полторацкий уже возвращался к Воронцову, когда увидел сзади себя догоняющих его верховых" (Л.Т.).

Одновременность с действием глагола-сказуемого могут выражать и причастия прошедшего времени, если они образованы от глаголов несовершенного вида: "Я любовался снежинками, падавшими на землю". Причастия прошедшего времени, образованные от глаголов совершенного вида, называют действие-признак, развившийся до действия глагола-сказуемого: "Ее спеленутое тело сложили в молодом лесу" (Бл.).

Причастия делятся также на действительные и страдательные. К действительным относятся причастия, которые называют признак, развиваемый субъектом действия, определяемым этим причастием: "читающий мальчик", "падавший снег", "вертящееся колесо". Страдательные причастия называют признак, который развивается действием, испытываемым лицом или предметом со стороны другого лица или предмета: "книги, прочитанные нами в детстве", "сорванные ураганом провода".

Страдательные причастия имеют две формы – полную и краткую: "В раю, за грустным Ахероном, Зевая в роще густой, Творец, любимый Аполлоном, Увидеть вздумал мир земной" (П.) и: "Нами ты была любима и для милого хранима" (П.); "Господский сад уединенный, Горой от ветров огражденный" (П.) и: "Дорога... была хорошо укатана, вычищена и с двух сторон ограждена от заносов метровыми стенками" (Н.Чук.).

Примечание. Особую группу составляют причастные предикативы на -но и-то : "в комнате накурено", "здесь об этом не сказано". Ср. также: "Свистнуто, не спорю, – снисходительно заметил Коровьев, – действительно свистнуто, но, если говорить беспристрастно, свистнуто очень средне!" (М.Булг.). Причастные предикативы – это слова, совпадающие по форме с краткими страдательными причастиями прошедшего времени среднего рода и употребляющиеся в односоставных предложениях в качестве их главного члена. Они могут быть образованы от переходных и непереходных глаголов, как несовершенного, так и совершенного вида.

Образование причастий

Действительные причастия настоящего времени образуются от основы настоящего времени (глаголов несовершенного вида) присоединением суффикса -ущ-(орфографически после мягких согласных -ющ- ), если исходный глагол 1-го спряжения, или -ащ-(орфографически после мягких согласных -ящ- ), если исходный глагол 2-го спряжения, и родовы2х окончаний: играть ® игра[j](ут)+ущ+ий ® играющий; пилить ® пил[j](ат)+ащ+ий ® пилящий.

Примечание. Отступлением от литературной нормы является образование причастий с суффиксом -ущ- , -ащ- от глаголов совершенного вида: "Богаче стали экспозиции советских издательств, некоторые из них, в частности "Советский писатель", представили даже макеты будущих изданий – пусть читатель видит обложки книг, придущих к нему в ближайшие год-два" (Ог. 1987. № 38).

Действительные причастия прошедшего времени образуются от основы инфинитива (или от основы прошедшего времени) присоединением суффикса-вш-(к основе, кончающейся на гласную) или -ш-(к основе, кончающейся на согласную) и родовых окончаний: играть ® игра(ть)+вш+ий ® игравший; беречь ® берёг+ш+ий ® берёгший.

От глаголов на - сти причастия образуются от основы настоящего-будущего (а не прошедшего) времени: заплести ® заплет(ут)+ш+ий ® заплетший; вести ® вед(ут)+ш+ий ® ведуший.

От непродуктивных глаголов с суффиксом-ну-(в формах прошедшего времени-ну-чаще не сохраняется: погаснуть ® погас, погасла и т.д.) действительные причастия прошедшего времени образуются как от основ с -ну- , так и от основ без -ну-(чаще): "Он походил на старого беркута. На беркута, мокнувшего под дождем" (Б.Пол.) и: "И опять вспомнил Алексей слова комиссара Воробьева, что военные письма, как лучи угасших звезд" (Б.Пол.). Причастия с -ну-, образованные от приставочных глаголов, хотя и встречаются в современной речи, имеют в целом устаревающий характер.

Причастие от глагола идти – шедший.

Страдательные причастия в соответствии с современной литературной нормой образуются только от переходных глаголов. Страдательные причастия настоящего времени образуются от основы настоящего времени (глаголов несовершенного вида) присоединением суффикса -ом-(если основа кончается на твердый согласный) или-ем-(если основа кончается на мягкий согласный) (в обоих случаях исходный глагол относится к 1-му спряжению), а также суффикса-им-(к основам глаголов 2-го спряжения) и родовых окончаний: нести ® нес(ут)+ом+ый ® несомый; читать ® чита[j](ут)+ем+ый ® читаемый; делить ® дел[j](ат)+им+ый ® делимый.

Примечания. 1. Страдательные причастия настоящего времени образуются практически лишь от некоторых разрядов переходных глаголов: 1) от глаголов 1-го продуктивного класса (выполняемый, изменяемый, передаваемый и т.п.), 2) от бесприставочных (главным образом) глаголов 3-го продуктивного класса (используемый, командируемый, организуемый, рекомендуемый и т.п.), 3) от немногих глаголов 5-го продуктивного класса («водимый, делимый, любимый, хранимый и т.п.).

2. В языке художественной литературы, вообще в текстах книжного характера встречается небольшое количество причастий, образованных от непереходных в настоящее время глаголов (бывших раньше переходными): "Вошел Сережа, предшествуемый гувернанткой" (Л.Т.), "отряд, предводительствуемый командиром"; "руководимый им отдел"; "управляемая дистанционно автоматическая установка".

3. От страдательных причастий настоящего времени следует отличать отглагольные прилагательные с суффиксами -ем, -им , которые могут быть образованы от глаголов как несовершенного, так и совершенного вида, как переходных, так и непереходных: "допустимое отклонение", "мыслимое ли дело!", "несгораемый шкаф", "терпимый человек" и т.д.

Страдательные причастия прошедшего времени образуются присоединением к основе инфинитива суффикса 1) -нн- (если основа кончается на или , исключая большинство односложных основ, как взя-ть, сня-ть и др.): сделать ® сдела(ть)+нн+ый ® сделанный; увидеть ® увиде(ть)+нн+ый ® увиденный; 2) суффикса -т-(если основа кончается на-ну , или на гласный -о , или если она односложна, исключая основы бра-ть, да-ть, дра-ть, зва-ть; колоть ® коло(ть)+т+ый ® колотый; выдвинуть ® выдвину(ть)+т+ый ® выдвинутый; облить ® обли(ть)+т+ый ® облитый; взять ® взя(ть)+т+ый ® взятый; обуть ® обу(ть)+т+ый ® обутый; с этим же суффиксом образуются также причастия от глаголов на -ере (ть), но суффикс присоединяется к основе прошедшего времени: растереть ® растёр+т+ый ® растёртый; 3) суффикса -енн- (присоединяется к основам прошедшего времени или настоящего времени, оканчивающимся на согласный): обрести ® обрет(ут)+енн+ый ® обретенный; принести ® принёс+енн+ый ® принесённый.

Примечания. 1. Практически страдательные причастия прошедшего времени образуются не от всех переходных глаголов. Их нет у глаголов с суффиксами -ыва-/-ива - (переделывать, спрашивать и т.п.), -ва-(раздувать, сдавать я т.п.), у глаголов, называющих разнонаправленное движение (водить, возить, переносить и т.п.), у глаголов с ударным суффиксом -áтьи приставкой по- (поснимáть, посшибáть и т.д.), у глаголов с ударным суффиксом-ну- (лизнýть, мазнýть и т.д.) и ряда других.

2. В языке художественной литературы встречаются страдательные причастия прошедшего времени, образованные от непереходных глаголов, которые в смысловом контексте данного произведения выступают как переходные. Яркие примеры использования таких причастий можно найти в прозе М. Цветаевой. Ср., например: "Мало у Пугачева было добрых молодцев, парней – ничуть не хуже Гринева. Нет, ему нужен был именно этот – чужой. Мечтанный"; "Это неизъяснимое наслажденье смертное, бессмертное, африканское, боярское, человеческое, божественное, бедное, уже обреченное сердце Пушкина обрело за год до того, как перестало биться, в мечтанной встрече Гринева с Пугачевым". В обоих случаях мечтанный – 'вызванный к жизни страстной мечтой, появившийся как следствие активной мечты' – признак предмета ("мечтанный Гринев", "мечтанная встреча"), который возник как результат воздействия, испытываемого со стороны другого "предмета", субъекта действия (мечты). То есть в цветаевском тексте у причастия мечтанный контекстно страдательное значение, образованное от контекстно же переходного глагола мечтать кого ('вызывать к жизни, делать реальным, действительным кого, что-либо). Ср. также контекстно страдательное причастие тостуемый в значении 'такой, в честь которого кто-либо произносит тост' (использовано субстантивированно в тексте кинофильма "Осенний марафон": "Тостуемый пьет до дна").

Использование причастий

Причастия являются в целом принадлежностью книжной речи. Особняком в этом отношении стоят лишь краткие формы прошедшего времени страдательного залога ("работа написана", "чай уже налит", "улицы освещены" и т.д.), которые активно используются в живой речи, в бытовом разговоре. Остальные разряды причастий, составляя принадлежность разных стилей книжной речи, широко в ней употребляются. Это связано прежде всего с тем, что причастия способствуют сжатости речи, заменяя собой более длинные в словесном отношении придаточные предложения. Ср.: "Дерево, которое выросло на пригорке" и "Дерево, выросшее на пригорке".

Обладая стилистической повышенностью, особенно заметной в кратких формах настоящего времени страдательного залога, и еще более в формах на-омый , причастия являются выразительным средством, формирующим наряду с лексическими средствами стилистический тон текста: "...Где вечер пуст, как прерванный рассказ, Оставленный звездой без продолженья К недоуменью тысяч шумных глаз, бездонных и лишенных выраженья" (Паст.); "Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды..." (М.Булг.). Активно пользуется причастиями и научная речь. Чтобы убедиться в этом, достаточно раскрыть любую научную статью, любой учебник по какой-либо дисциплине.

Говоря о роли причастий, можно добавить и то, что причастия, утрачивая глагольные свойства (время, вид, залог, способность управлять), становятся поставщиками прилагательных и существительных: "подержанный костюм", "раскаленный асфальт", "уверенный ответ", "копченая колбаса", "плавленный сыр", "класс пресмыкающихся", "известный ученый" и т.д.

Деепричастие

Деепричастие– это глагольная форма, которая представляет собой действие, состояние и т.д. как признак, характеризующий протекание другого действия, состояния. Например: "Пятак падал к ногам, звеня и подпрыгивая" (Дост.); "Мать сидит на диване, поджав ноги под себя, и лениво вяжет детский чулок..." (Гонч.).

Деепричастие – особая форма глагола, поскольку совмещает признаки глагола (некоторые) и наречия. Оно сохраняет глагольную категорию вида ("вошел, снимая на ходу пальто", "вошел, сняв на ходу пальто") и способность управлять ("снять пальто", "сняв пальто"), но не сохраняет таких глагольных категорий, как лицо, время, наклонение, залог. Деепричастие, подобно наречию, не склоняется и не спрягается. В предложении служит обстоятельством.

Образование деепричастий

Деепричастия несовершенного вида образуются от основы настоящего времени с помощью суффикса (орфографически также ): полоскать ® полощ(ут) ® полоща; нести ® нес(ут) ® неся; играть ® игра[j](ут) ® играя.

При образовании деепричастий от глагола с суффиксом-ва- этот суффикс добавляется перед конечным звуком основы (перед j ): давать ® да[j](ут) ® да+ва +j +а ® давая.

Деепричастия несовершенного вида, согласно современной литературной норме, образуются не от всех глаголов (несовершенного вида). Они не образуются:

1) от глаголов, не имеющих гласного звука в основе настоящего времени: ждать (жд-ут), лгать (лг-ут), рвать (рв-ут), тереть (тр-ут) и т.п. Исключение: мчать(ся) ® мч-ат(ся) ® мча(сь);

2) от глаголов на-чь : беречь, жечь, стеречь, течь и т.п.;

3) от глаголов (несовершенного вида) с суффиксом-ну- : блекнуть, вянуть, гаснуть, мокнуть, слепнуть и т.п.;

4) от глаголов с чередованиемз-ж ,с-ш ,х-ш конечных согласных основы инфинитива и основы настоящего времени: вязать - вяж (ут), писать - пиш (ут), пахать - паш (ут) и т.п.;

5) от глаголов бежать, гнить, ехать, лезть, петь, стыть.

Малоупотребительны деепричастия от глаголов драть, хотеть (вместо хотя нередко используют деепричастие от глагола желать: желая).

Примечание. В языке художественной литературы встречаются деепричастия на -а/-яи от тех глаголов, которые были только что перечислены: "Ростовы похвалили ее вкус и туалет и, бережа прически и платья, в одиннадцать часов разместились по каретам и поехали" (Л.Т.); "Хорош денек, а? И гоньба, и скачка, а?"– сказал Николай, чеша за ушами Милку" (Л.Т.); "Привяжи меня к кометам, как к хвостам лошадиным, и вымчи, рвя о звездные зубья" (Маяк.); "Борису Петровичу оставалось одно, – чтобы не смяли, самому подвернуть коня: зажмурился, заплакал, рвя узду" (А.Н.Т.); "Рвя, а не взращивая" (Цвет.); "Он [Твардовский] сам требовал этого от литературы, и, пиша о нем, нельзя об этом не помнить" (Триф.). Такие деепричастные образования формально отвечают правилам русской морфологии. Не являясь поэтому грамматической ошибкой, они тем не менее представляют собой отступления от современной стилистической нормы. Будучи приметой индивидуального стиля, они в условиях конкретного текста воспринимаются как авторски оправданные или неоправданные.

От глагола быть деепричастие образуется с помощью суффикса -учи (будучи), и эта форма в современном литературном языке является единственно возможной формой деепричастия от быть.

Примечание. Суффикс-учиесть и в других деепричастных формах: глядючи, едучи, жалеючи, живучи, играючи, идучи, крадучись, припеваючи, сидючи и др. Часть этих форм (крадучись, припеваючи, умеючи и в большинстве случаев употребления играючи) утратила значение действия, семантически соотнесенного с глаголом, и выступает в чисто наречном значении. Ср.: "Собаки с пустыми санями, подгоняемыми морозом и попутным ветерком, бежали играючи" (Н. Ушаков) ("легко, без усилий'); "Жил Бучинский на приисках припеваючи, ел по четыре раза в день...." (Мам.-Сиб.) ('вдовольстве, в полном благополучии'). Те же деепричастные формы на-учи , которые не потеряли значения, свойственного деепричастию, имеют архаический народнопоэтический или областной характер и используются, как правило, в целях стилизации: "На баб нарядных глядючи. Старообрядка злющая Товарке говорит..." (Н.Некр.); "По годы, как по ягоды! На голос, на приманочку они пойдут поглядывать, из-под листочков машучи" (Возн.).

Деепричастия совершенного вида образуются от основы инфинитива (а в случае непродуктивности глагола – нередко от основы прошедшего времени) глаголов совершенного вида с помощью суффиксов-в ,-вши (если основа кончается на гласный) -ши(от основ на согласный): построи(ть)® построив (построивши); раздвину(ть) ® раздвинув (раздвинувши); сдела(ть) ® сделав (сделавши); извлечь (извлёк) ® извлёкши; сберечь (сберёг сберёгши. Вариантные формы на-вши(от глаголов невозвратных, т.е. без -ся ) имеют разговорный или просторечный характер. Деепричастия же от возвратных глаголов вариантных форм не имеют, образования с суффиксом (сь ) невозможны: признаться ® признавшись (хотя от признать ® признав и признавши); проститься ® простившись (хотя от простить ® простив и простивши) и т.д.

Примечания. 1. От двух групп глаголов – с суффиксом-ну- , отсутствующим в прошедшем времени (типа озябнуть, озяб; засохнуть, засох) и глаголов на -ере-(типа умереть, запереть) образуются вариантные формы деепричастий: от основы инфинитива и от основы прошедшего времени: озябну(ть)® озябнув и озяб ® озябши; засохну(ть)® засохнув и засох ® засохши; запере(ть)® заперев и запер ® заперши и т.д. Нормой современного языка являются формы с суффиксом (от основы инфинитива). Лишь распростёрши – единственно возможно деепричастие на -ши(от основы прошедшего времени).

2. От возвратных глаголов с суффиксом -ну-(типа вторгнуться, вторгся)образуются вариантные формы деепричастий, из которых преобладают деепричастия без суффикса -ну- : вторгшись, ссохшись (т.е. образованные от основы прошедшего времени).

От некоторых глаголов совершенного вида (как правило, с основой будущего времени на или-т : обрести – обрет -ут; пройти – пройд -ут) более употребительными являются деепричастия с суффиксом на -а/-я – пройдя, приведя, обретя, увезя, унеся и др.

Примечание. Подобные формы довольно широко представлены во фразеологизмах (причем чаще от тех глаголов, от которых, согласно современной литературной норме, образуются деепричастия лишь на ): разиня рот, положа руку на сердце, спустя рукава, сломя голову, высуня язык, скрепя сердце и т.д.

← Предыдущая страница | Следующая страница →