Поделиться Поделиться

Употребление личных форм глагола

Формы 1, 2 и 3-го лица, употребляясь в речи, помимо основных могут выражать дополнительные оттенки значений.

Форма 1-го лица ед. числа может употребляться для указания на обобщенный субъект действия: "Чье кушаю, того и слушаю", "Чужую беду руками разведу"; она нередко встречается в пословицах и поговорках. Однако значение обобщенности чаще всего выражается за счет использования других форм лица.

Кроме того, форма 1-го лица ед. числа используется в разговорной речи в конструкциях типа: "Я тебе покричу!", "Я тебе пойду!" в качестве эмоциональной формы запрещения и угрозы наказанием, если запрет будет нарушен.

Форма 1-го лица множественного числа может выражать все те же дополнительные оттенки значения, что и личное местоимение мы. Это:

1) совместно-ограничительное значение (автор и собеседник, автор и собеседники): "Кстати, поспорим о вкусах. Многие купцы, конечно, тонким вкусом не обладали... но то, что некоторые... купцы были людьми своеобразными, видно по их уцелевшим домам" (Ог. 1989. № 32);

2) обобщающе-ограничительное значение: "По сути все мы... являемся обладателями великого права обращаться в поисках справедливости в любую инстанцию и при этом не имеем ни малейшей гарантии обретения желанной справедливости" (Комс. пр. 1989. 30 авг.); "Пытаясь вывести жизнь на иную орбиту, мы не первые в мире проходим порог резкого падения благосостояния" (Моск. нов. 1991. № 46);

3) обобщающее значение: "О, как мы любим лицемерить И забываем без труда То, что мы в детстве ближе к смерти. Чем в наши зрелые года" (Манд.); "Так хрупок мир, в котором мы обитаем" (Комс. пр. 1989. 8 июня);

4) разговорно-непринужденное указание на действие собеседника (при желании выразить его мысли, его состояние): "Как мы себя чувствуем?";

5) значение, синонимичное я (в сочетании с "авторским мы"): "На этом мы закончим наше сообщение".

Форма 2-го лица единственного числа имеет два дополнительных оттенка значения:

1) значение обобщенности, которое часто встречается в пословицах, поговорках, афоризмах: "Посеешь ветер – пожнешь бурю" (посл.); "Что отдашь – то твое" (афор.). Многочисленны и случаи употребления подобных форм 2-го лица ед. числа в газете, например: "Интересную закономерность подмечаешь в приемных. Различные начальники, крупные и не очень, ведут прием редко и в разные дни, поэтому даже простейший вопрос, но связанный со множеством согласований, в один раз никогда не решишь" (Комс. пр. 1989. 30 авг.);

2) указание на самого говорящего: "В себя ли заглянешь? там прошлого нет и следа: И радость, и муки, и все там ничтожно" (Л.); "Что в мае, когда поездов расписанье камышинской веткой читаешь в купе, оно грандиозней Святого писанья, и Черных от пыли и бурь канапе" (Паст.).

Форма 2-го лица множественного числа также может выражать значение обобщенности (правда, значительно реже, чем форма единственного числа). Вспомним, например, одну из песен Б. Окуджавы: "Когда метель кричит, как зверь протяжно и сердито, Не запирайте вашу дверь, пусть будет дверь открытой. И если ляжет дальний путь, Нелегкий путь, представьте, дверь не забудьте распахнуть, открытой дверь оставьте". А вот пример из газеты: "... мне показалось поразительным, что народные депутаты и на Съезде, и на сессии Верховного Совета о чем хотите судили-рядили, только не о школе" (Нед. 1989. № 35).

Кроме того, формы как единственного, так и множественного числа 2-го лица придают письменной, монологической речи адресованный характер, указывают на действие, направленное непосредственно к адресату (см. "Местоимение").

Форма 3-го лица множественного числа нередко употребляется без подлежащего в односоставных предложениях. При этом она может выражать: а) обобщенно-личное значение (указание на действие, относящееся к любому субъекту): "о вкусах не спорят", "У нас не курят", "Цыплят по осени считают"; б) неопределенно-личное значение (действие совершается какими-то лицами, неизвестными читателю): "Об этом говорят" (Пр. 1989. 24 июня); "Как нас читают за рубежом?" (Лит. газ. 1989. 26 июля).

Иное значение имеют формы 3-го лица мн. числа в газетных заголовках типа "ищут лазейки" (Пр. 1989. 11 сент.); "Планируют провокацию" (Пр. 1989. 2 марта); "Раздувают пожар" (Пр. 1989. 18 июля); "Расширяют концлагерь" (Пр. 1989. 11 сент.). Ни значения обобщенности, ни значения неопределенности здесь нет; субъект действия – конкретные лица, названные далее в тексте. Чаще всего такие заголовки используются тогда, когда материал рассказывает о явлениях отрицательного характера (см. приведенные выше примеры). Но иногда так называются и сообщения, рассказывающие о том, что не вызывает негативного отношения у автора: "Строят и покупают"о строительстве новых теплоэлектростанций в Финляндии (Пр. 1989. 15 марта); "Возвращаются с дипломами"– о советских студентах, окончивших венгерские вузы (Пр. 1989. 24 июня).

Безличные глаголы

Некоторые глаголы называют такие процессы, состояния, значение которых не соотносится ни с каким действующим лицом. Это обозначение состояний природы, человека: светает, смеркается, вечереет, нездоровится, хочется, угораздило. Безличные глаголы употребляются в форме, совпадающей в настоящем времени с формой 3-го лица единственного числа, а в прошедшем времени – с формой единственного числа среднего рода: "Светает. Все шире разверзается неба рот. Ночь пьет за глотком глоток он" (Маяк.); "Стемнело. Вдоль аллей, над сонными прудами, Бреду я наугад" (Бун.).

Иногда в безличном значении выступают некоторые личные глаголы. Например: "Как поздней осени порою. Бывают дни, бывает час. Когда повеет вдруг весною И что-то встрепенется в нас" (Тютч.); "Не видно птиц. Покорно чахнет лес, опустевший и больной. Грибы сошли, но крепко пахнет В оврагах сыростью грибной" (Бун.); "Мело, мело во всей земле, во все пределы, Свеча грела на стеле, свеча горела" (Паст.).

Следует обратить внимание на те случаи, когда личный глагол в безличном значении использован в таком предложении, где в принципе возможно и иное построение: с подлежащим, указывающим на субъект действия, и тем же самым (или близким по значению) глаголом, употребленным в личной форме. Например: "Еще не стемнело совсем, а мороз к вечеру неистово окреп. Колюче-ошпаривающим ветром дуло со стороны темно-малиновой, придавленной к земле щели заката, и будто из стороны в сторону мотало над высотой гремящую пальбу боя. Сильно несло сметаемой с брустверов ледяной крошкой, острой, как битое стекло, кололо в губы, в глаза" (Бонд.). Здесь допустима синонимическая замена: "ветром дуло""дул ветер", "несло, кололо ледяной крошкой"– "неслась, колола ледяная крошка". Однако варианты с безличной и личной формами глагола различаются экспрессивными и смысловыми нюансами. Предложения, содержащие подлежащее и сказуемое (личный глагол), рисуют более конкретную, "бытийную" картину мира. А употребление глаголов в безличном значении приводит к тому, что действия, обозначенные этими глаголами и называющие процессы, происходящие в природе, становятся в восприятии читателя более загадочными, расплывчатыми, таинственными. И такой же таинственной, призрачной и зыбкой становится и сама картина мира, изображенная писателем.

Примечание. В индивидуально-поэтическом стиле речи, наоборот, есть случаи употребления безличных глаголов в личном значении: "Вдруг – я во всю светаю мочь – и снова день трезвонится" (Маяк.). Подобные отступления от традиционного употребления благодаря своей необычности очень экспрессивны.

Категория вида

Категория вида– это способность глагола характеризовать, каким образом развивается действие во времени (безотносительно к моменту речи). Так, одни глаголы представляют действие как ограниченное в своем развитии каким-то пределом. Это глаголы совершенного вида. Другие – как процесс, не ограниченный никаким пределом. Это глаголы несовершенного вида.

Предел развития действия, выражаемый глаголами совершенного вида, может быть различным. Логичнее всего с понятием предела связывается представление о конце протекания действия. Прекращение действия может быть связано с его исчерпанностью: "Снежинка медленно растаяла" (В.Кат.). Частный случай исчерпанности действия – достижение результата, к которому стремились: "Теперь оказывается, что он написал великое произведение" (Ч.); "Лебедкин взял в руки комочек земли и растер его между пальцами" (А. Степанов). В обоих случаях характер протяженности действия во времени (длительность его или короткость) не ощущается, характеристика действия сосредоточена на выражении идеи конца, прекращения его как исчерпанного, результативного. В глаголах с определенной структурой (преимущественно с приставкой от-, а также с этой приставкой и постфиксом -ся)действие представлено не только как прекратившееся (по каким-то причинам, но не в связи с его исчерпанностью), но и как продолжительно длившееся: "Отговорила роща золотая березовым, веселым языком" (Ес.); "– На восток еду, – громко и вызывающе заявил вдруг капитан, – отвоевался, – он кивнул на свою неподвижно висящую левую руку" (Чак.).

Предел может относиться к началу действия, а сами действия ощущаться а) как более или менее длительные или, напротив, б) как такие, чья протяженность во времени никак не ощущается: а) "И он послушно в путь потек и к утру возвратился с ядом" (П.); "Запели тесаные дроги" (Ес.); б) "Как взмолится золотая рыбка" (П.).

Действие (состояние) может быть представлено как процесс, развитие которого ограничено каким-то (сравнительно небольшим) временным отрезком: "Младшие офицеры сошлись вместе поболтать и покурить" (Купр.); "Ты зовешь меня, подруга, погрустить у сонных берегов" (Ес.).

Действие может характеризоваться как совершившееся одноактно, в том числе и мгновенно: "Вам сколько лет?"– "Восемьдесят", – сострила барышня" (Ч.); "Улыбнулись сонные березки" (Ес.).

Поскольку глаголы совершенного вида выражают отношение к внутреннему пределу (совершившемуся переходу от отсутствия действия к начавшемуся действию, переходу от действия к отсутствию действия, завершению действия в течение какого-либо времени), то ясно, очевидно, что глаголы совершенного вида не имеют настоящего времени.

Глаголы несовершенного вида представляют действие или а) как длящееся неопределенное время без перерыва, "сплошное", т.е. без определенного начала и конца, или б) как тоже не ограниченное во времени, но прерывистое, повторяющееся время от времени: а) "Ты течешь, как река, странное название" (Б.Ок.); "Двухсветная зала блистала утренним светом; утренний свет был серый и пасмурный свет; толстые стебли качались в окне рициния под дождем; они обливались и хрусталем, и серебром, мутные струйки несли в окнах красный песок дорожек" (А.Бел.); б) "Доктор не спеша помешивал ложечкою в стакане и курил" (Верес.); "В саду.... лениво подвывает собака" (Ч.); "Старая Монсиха приваживала в задние комнаты баб-ворожей" (А.Н.Т.).

С тем, как развивается действие, каким оно представлено глаголами совершенного и несовершенного вида, тесно связано использование обстоятельственных слов (и наоборот, значение тех или иных употребляемых в тексте обстоятельственных слов предопределяет использование глаголов определенного вида). Так, например, когда действие является одноактным, мгновенным, возможны обстоятельственные слова типа вдруг, внезапно, неожиданно (а также слова, фиксирующие время, момент совершения действия; в это время, тогда, тут же и т.п.). Действие повторяющееся, Прерывистое, возникающее и прекращающееся, снова возникающее и снова прекращающееся и т д., может сопровождаться словами типа нередко, временами, время от времени, иногда, то и дело. В случае, если речь идет о сплошном длительном действии, возможны такие уточняющие или усиливающие его значение слова, как бесконечно, беспрестанно, все время, долго и т.д. и т.п.

Образование видовых пар

С образованием глаголов противоположного вида связано понятие "видовая пара". Видовой парой называют два глагола противоположного вида, которые имеют одно и то же лексическое значение и различаются лишь наличием или отсутствием идеи результата действия. Практически к тому или иному глаголу несовершенного вида можно найти глагол совершенного вида (если он есть) по формуле: "делал, делал и (наконец) сделал". Например: писал, писал и (наконец) написал. То есть писать и написать – видовая пара. Видовыми парами являются также таять–растаять; строить–построить, набирать–набрать и т.д.

Русские глаголы располагают разнообразными средствами образования видовых пар, среди которых есть продуктивные и непродуктивные.

Продуктивными средствами, т.е. теми средствами, которые "работают" и в современном русском языке, являются:

1) приставки, с помощью которых от глаголов несовершенного вида образуются парные глаголы совершенного вида: делать – сделать; сеять – посеять; писать – написать; рыть– вырыть;

Примечание. Нередко прибавление приставки приводит к изменению не только вида, но и значения. Например: делать – доделать (переделать, отделать. заделать, наделать, подделать и т.д.). Такие глаголы совершенного вида не являются членом видовой пары с бесприставочным глаголом несовершенного вида, это самостоятельные слова, хотя и того же корня. Подобные приставочные глаголы совершенного вида могут образовывать свою видовую пару с помощью суффикса -ыва-/-ива-(см. ниже).

2) замена суффикса (ть) на (ть) (или наоборот): решить – решать; кончить – кончать; бросить – бросать; заземлить – заземлять; врубиться–врубаться;

3) суффикса-ыва-/-ива- , с помощью которого от многих приставочных глаголов совершенного вида образуются глаголы несовершенного вида: перестроить – перестраивать; доделать – доделывать; отфутболить – отфутболивать; припарковать – припарковывать.

Образование глаголов несовершенного вида может приэтомсопровождаться чередованием корневого гласного. Так, если в глаголе совершенного вида ударение падает не на корневой гласный о , то в парном глаголе несовершенного вида вместо опоявляетсяа , например: вырабо тать – выраба тывать; затормо зить – заторма живать; насто ять – наста ивать и т.д. Если в глаголе совершенного вида ударение падает на корневой гласный о , то в парном глаголе несовершенного вида в соответствии с литературной традицией чередование не должно происходить: опозóрить – опозоривать; опóшлить – опошливать; узакóнить – узаконивать; упрóчить – упрочивать и т.д.

Однако сильное воздействие тенденции к заменео наапривело к тому, что в значительной части глаголов чередование все-таки происходит. Так, форма с аупрочилась в следующих глаголах несовершенного вида: за(под-, раз-, вы- и т.д.)раба тывать, за(под-, рас-, вы- и т.д.)стра ивать, о(при-, у-)сва ивать, оспаривать*, приспоса бливать(ся), при(за-)ка нчивать, успокá ивать, у(с-)два ивать, утра ивать, забола чивать(ся), за(пере-, вы- и т.д.)мора живать, зада бривать, за(при-, под-, на-)гота вливать**.

* Уже у Пушкина встречаются формы не только с о , но и с а , ср.: "Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспо ривай глупца"; "Каждый хвастал, предлагал свои мнения и свободно оспо ривал Пугачева" и: "Г. Броневский также несправедливо оспо ривает мое показание, что послано было из Петербурга повеление сжечь дом и имущество Пугачева".

** Несколько глаголов (приставочных) совершенного вида с корневым ударным и неударным оимеет вариантные формы несовершенного вида – с суффиксом –ива- и с суффиксом -а- ( заменяющего суффикс –и- глаголов совершенного вида): за(при-, под-)гота вливать и за(при-, под-)гото влять; засо рить(ся) и заса ривать(ся); зата пливать к зато плять (печь); подба дривать и подбо дрять. Например: "Никто не засорял обычной руганью целомудренной тишины утра" (Леон.) и: "[Федот Памфилыч] никак не мог выговорить – Тигеллин, а звал меня то Тигелинием, то Тинегилом. Каждый раз, когда его поправляли, он рявкал: "Плевать. Ерунда. Стану я мозги засаривать" (Купр.).

Небольшое число глаголов образует вариантные парные формы несовершенного вида – с чередованием корневого о ® а и с сохранением о, как правило, различающихся стилистически:

обуслóвить(ся) – обусло вливать(ся) и обусла вливать(ся),

опорóчить – опоро чивать и опора чивать (прост.),

подзадóрить – подзадо ривать и подзада ривать (разг.),

подытóжить – подыто живать и подыта живать (прост.),

сосредотóчить(ся) – сосредото чиваться(ся) и сосредота чивать(ся) (разг.).

уполномóчить – уполномо чивать и уполнома чивать (разг.),

унавóзить – унаво живать и унава живать,

услóвиться – усло вливаться и усла вливаться.

Непродуктивными средствами являются:

1) суффикс-ва- , с помощью которого от некоторых приставочных глаголов (главным образом непродуктивных классов) совершенного вида образуются глаголы несовершенного вида: встать – вставать; заболеть – заболевать; завить – завивать; отмыть – отмывать; укрыть – укрывать и т.д.;

2) суффикс-а- , используемый для образования немногих парных глаголов несовершенного вида от глаголов с нулевым суффиксом или суффиксом -е-(обычно в сопровождении чередования в корне): спасти – спасать; извлечь – извлекать; отцвести – отцветать; запереть – запирать; умереть – умирать и т.д.;

3) чередование в корне: сжать – сжимать; сжать – сжинать*; начать – начинать;

4) передвижение ударения : нарéзать – нарезáть; насы2пать – насыпáть*;

5) супплетивизм : взять – брать; поймать – ловить; стать – становиться; лечь – ложиться; сесть – садиться и т.д.

* Только одним переносом ударения создается видовое различие лишь в инфинитиве и прошедшем времени: нарéзал – нарезáл; но: нарéжу – нарезáю и т.д.

← Предыдущая страница | Следующая страница →