Поделиться Поделиться

Факторы, обусловливающие реальный характер демократии

Несмотря на сложность и противоречивость демократии как явления и соответствующее к ней со стороны носителей различных социальных интересов весьма неоднозначное отношение, демократия в любом обществе и государстве имеет свою, определенную ценность. Последняя в значительной мере возрастает особенно в тех общественных и государственно-правовых системах, где складываются традиции участия широких слоев населения в управлении делами общества и государства, где демократические идеи и принципы не только провозглашаются или конституционно закрепляются, но и хотя бы частично реализуются.

294 Глава X. Государство, право и демократия

Социальная ценность демократии при этом проявляется в нескольких направлениях. Во-первых, в условиях реально сложившихся в обществе демократических отношений гарантируется полное осуществление на практике прав и свобод граждан. Ведь, как справедливо отмечал еще Маркс, «на бумаге можно легко прокламировать конституции, право каждого гражданина на образование, на труд и прежде всего на известный минимум средств существования. Но тем, что все эти великодушные желания написаны на бумаге, сделано еще не все: остается еще задача оплодотворения этих либеральных идей материальными и разумными социальными учреждениями»[443][1].

Во-вторых, охватывая собой значительную часть общественных отношений, институтов и учреждений и вовлекая в общественно-политическую жизнь страны значительные слои населения, демократия способствует тем самым расширению социальной базы политической системы общества и других общественно-политических институтов, возрастанию их социальной устойчивости, стабилизации всей государственной и общественной жизни.

В-третьих, демократия не только способствует социальной стабилизации политической системы общества и ее отдельных элементов, но и содействует их дальнейшему совершенствованию, организационному и социально-политическому развитию. В связи с этим небезынтересно вспомнить апологетические слова В. И. Ленина в адрес социализма, написанные в 1917 г. в работе «Государство и революция», о том, что «как бесконечно лживо обычное буржуазное представление, будто социализм есть нечто мертвое, застывшее, раз навсегда данное, тогда как на самом деле только с социализма начнется быстрое, настоящее, действительно массовое, при участии большинства населения, а затем всего населения, происходящее движение вперед во всех областях общественной и личной жизни»[444][2].

С социализмом у Ленина, так же как и у других основателей и сторонников этой теории, связывалось возникновение и развитие настоящей, «подлинной» демократии.

В-четвертых, распространяясь на все сферы общественно-политической жизни и наполняя демократическим содержанием деятельность основных государственных и общественных институтов, демократия создает условия для непрерывного развития личности, роста общественного сознания; для повышения общественно-политической активности масс; для выявления и мобилизации на благо всего обще-

§ 2 . Факторы, обусловливающие реальный характер демократии 295

ства их потенциальных – организаторских, интеллектуальных и иных способностей; для активного участия широких слоев общества в управлении государством, в решении наиболее важных государственных и общественных дел. Демократический порядок организации государственной и общественной жизни в стране способствует также самым непосредственным образом повышению социальной эффективности всей общественно-политической системы; ускоренному накоплению обществом материальных, культурных и иных ценностей; укреплению законности и конституционности.

Наконец, в-пятых, демократия выступает как единственно возможный путь выявления воли народных масс, как лучший способ выдвижения на руководящие государственные посты, а также в руководящие органы партийных, общественных и самодеятельных организаций наиболее достойных по своим морально-политическим и деловым качествам представителей народа.

Демократия в государственной и общественной жизни со всеми своими атрибутами и принципами выборности, сменяемости и подотчетности руководящих кадров в значительной мере способствует не только приходу к рычагам власти наиболее достойных в моральном и профессиональном плане людей, но и отстранению от них людей случайных, ставящих свои личные интересы выше интересов общественных и государственных, людей аморальных. «А поглядите-ка вы на людей, ведущих такую политику», – осуждая эгоизм и стяжательство среди государственных чиновников и политиков говорил еще афинский оратор Демосфен (384–322 гг. до н.э.). Одни из них «сделались из нищих богачами, другие – из неизвестных уважаемыми, а некоторые соорудили себе частные дома такие, что они великолепнее общественных зданий. А в общем, насколько упало благосостояние государства, – заключил оратор, – настолько же возросли богатства у них»[445][3].

Кроме названных существуют и другие возможные пути и формы проявления социальной роли и значимости демократии, основные направления ее воздействия на государственную и общественную жизнь. Однако их реализация, также, как и использование всего социального потенциала демократии, возможна лишь при одном непременном условии – не только провозглашения или же формально-юридического закрепления демократических принципов, идей и других атрибутов демократии, но и их реального, всесторонне гарантированного воплощения в жизнь.

296 Глава X. Государство, право и демократия

В течение многих столетий развития теории демократического государства и общества основное внимание исследователей фокусировалось не только на формально-юридической, но и на фактической сторонах демократии. Центральным вопросом при этом неизменно оставался вопрос о факторах, обусловливающих реальный характер демократии, или – что одно и то же – о ее гарантиях.

Последние можно с определенной долей условности разделить на два вида: объективные факторы, обусловленные реально существующими жизненными условиями, и субъективные, зависящие от воли, желания и иных субъективных устремлений рядовых граждан или должностных лиц[446][4].

В научной и учебной литературе субъективным факторам, в силу сложившейся традиции, придается гораздо меньшее значение, чем они имеют на самом деле. Это, несомненно, является упущением. Ведь от того, кто стоит у власти, какую политику и как он формирует (единолично или опираясь на мнение узкой группы своих сторонников или значительной части общества), главное, как ее реализует, во многом зависит представление о характере самого государства, его демократической или недемократической природе, о гарантированности или негарантированности провозглашаемых при этом прав и свобод.

Когда во главе государства, «где демократический строй и жажда свободы, – писал еще Платон, – доведется встать дурным виночерпиям, государство это сверх должного опьяняется свободой в неразбавленном виде». В таком государстве граждан, послушных властям, «смешивают с грязью как ничего не стоящих добровольных рабов, зато правители, похожие на подвластных, и подвластные, похожие на правителей, там восхваляются и уважаются как в частном, так и в общественном обиходе». Закончится такое правление со свободой «в неразбавленном виде» тем, заключает великий философ, что все «перестанут считаться даже с законами – писаными и неписаными»; именно из «этого правления, такого прекрасного и по-юношески дерзкого, и вырастает, как мне кажется, тирания», ибо «все чрезмерное обычно вызывает резкое изменение в противоположную сторону»[447][5].

Суть субъективных факторов, призванных обеспечить реальный характер демократии, заключается, таким образом, прежде всего в том, чтобы возложить на государственных и общественных деятелей той или иной страны правовые и моральные обязанности своими повсе-

§ 2 . Факторы, обусловливающие реальный характер демократии 297

дневными действиями проводить в жизнь, сохранять и охранять существующие или нарождающиеся в стране демократические принципы, идеи и традиции. Не случайным, в свете сказанного представляется тот факт, что в некоторых странах обязанность высших должностных лиц соблюдать в своих действиях демократические принципы и охранять существующий или нарождающийся демократический строй закрепляется конституционно.

Так, согласно Конституции России 1993 г., Президент страны объявляется гарантом как самой Конституции, так и закрепляемых в ней прав и свобод человека и гражданина. В соответствии с Конституцией Польши 1992 г. президент следит за соблюдением Конституции, стоит на страже суверенитета и безопасности государства, неприкосновенности и неделимости его территории, а также соблюдения международных договоров. Согласно Конституции Румынии 1991 г., президент «является гарантом национальной независимости, единства и территориальной целостности страны», а также «следит за соблюдением Конституции и надлежащим функционированием государственных властей», осуществляет «функцию посредничества между властями государства», «между государством и обществом»[448][6].

Среди объективных факторов – гарантий реальной демократии в научной и учебной литературе выделяются и анализируются следующие: материальные, социальные, юридические, политические, идеологические и др.[449][7]

Понимая под гарантиями объективные условия и средства, обеспечивающие не только провозглашение и юридическое закрепление демократических признаков, идей, прав, но и проведение их в жизнь, многие авторы прежде всего обращают внимание на материальные гарантии.

Последние понимаются в самом широком смысле слова. А именно – как экономические условия жизни общества и различных его слоев, в отношениях между которыми устанавливаются демократические принципы; уровень жизни населения, позволяющий ему участвовать или, наоборот, не участвовать в управлении делами общества и государства; экономические и финансовые возможности государства, позволяющие или, наоборот, не позволяющие ему обеспечивать нормальное функционирование в стране демократических политических

298 Глава X. Государство, право и демократия

институтов; осуществление прав и свобод граждан, формирование выборных государственных органов на демократической основе.

Материальные и в особенности финансовые возможности являются весьма важными атрибутами реальной демократии не только для государства и общества, но и для отдельных граждан. Они позволяют им, в частности, полнее по сравнению с неимущими реализовывать свое право на образование (более широкий выбор форм образования, отечественных и зарубежных вузов, дающих образование на платной основе, и т.п.), право на участие в выборах (быть избранными в государственные органы или на высшие государственные должности), право на медицинское обслуживание, жилье, отдых и т.д.

Зная не понаслышке о роли денег в жизни государства, общества и отдельных лиц и всегда испытывая их недостаток, известный французский писатель, романтик Ф. Шатобриан (1768-1848) отнюдь не случайно слагал им целые гимны и сентенции. «О деньги, которые я так сильно презирал и которые никогда не научусь любить! – восклицал он. – Я вынужден признать, что и у вас есть свои достоинства: вы – источник свободы, позволяющий разрешить тысячи проблем, без вас не разрешимых. Есть ли на свете такая вещь – за исключением славы, – которую нельзя было бы купить за деньги? Благодаря деньгам всякий человек становится прекрасным, юным, обольстительным; уважение и почести, достоинства и добродетели – он обретает все». Вы скажете, продолжал автор, что деньги дают лишь видимость всех этих сокровищ. Не важно, «ведь я могу верить этой лжи словно истине! Обманите меня как следует, и я все вам прощу: разве вся жизнь – не ложь? Тот, у кого нет денег, зависит от всех и вся»[450][8]. И в заключение в адрес конкретных людей: «Счастливцы евреи, торговцы распятьем, правящие сегодня христианским миром, решающие, быть войне или миру, торгующие старыми шляпами и покупающие на вырученные деньги свинину, вы уродливы и грязны, но вас любят короли и красавицы! Ах! Если бы вы захотели поменяться местами со мною! Если бы, по крайней мере, я мог взломать ваши сундуки и унести все, что вы украли у дворянских сыновей, я был бы счастливейшим из смертных»[451][9].

Среди факторов, обусловливающих реальный характер демократии, особое внимание обращается также на юридические гарантии. Они представляют собой совокупность юридических средств и условий, обеспечивающих реализацию формально декларируемых демократических принципов, идей, прав и свобод граждан.

§ 2 . Факторы, обусловливающие реальный характер демократии 299

Юридические гарантии, справедливо отмечал известный отечественный ученый Л.Д. Воеводин, «не следует ни отрывать, ни тем более противопоставлять другим видам гарантий». Роль и значение указанных гарантий можно правильно понять и оценить, лишь анализируя их в единстве с другими гарантиями, рассматривая их как часть единого целого. Системный подход к юридическим гарантиям позволяет правильно определить их место и роль. С одной стороны, не следует преувеличивать роль и значение юридических гарантий, в частности в обеспечении, охране и защите конституционных прав и свобод, выдвигая их на решающее место, как это наблюдается в современной России. А с другой стороны, их нельзя рассматривать в качестве некоего «довеска» ко всем остальным гарантиям[452][10]. Это же следует сказать и в отношении других гарантий.

Юридические гарантии весьма многочисленны и разнообразны. Они содержатся как в конституционных актах, так и в текущих (обычных) законах и также в подзаконных актах. Значительную роль юридические гарантии играют в правоприменительной деятельности.

В качестве примеров конституционного закрепления юридических гарантий может служить ч. 1 ст. 29 действующей Конституции России, где говорится о том, что «каждому гарантируется свобода мысли и слова»; ст. 43, согласно которой-«гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях»; ч. 1 ст. 44, в соответствии с которой «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом».

Юридические гарантии различных проявлений демократии, в частности прав и свобод граждан России, закрепляются не только в Конституции Российской Федерации, но и в конституционных актах (конституциях, уставах) субъектов Федерации. Так, например, в Уставе Курганской области от 1 января 1994 г. говорится: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность органов государственной власти и местного самоуправления области» (ст. 24). Устав Оренбургской области от 10 октября 1994 г. провозглашает, что «область гарантирует финансирование целевых областных программ охраны и укрепления здоровья населения области и участвует в финансировании федеральных программ» (ч. 1 ст. 116). В Уставе Пермской

300 Глава X. Государство, право и демократия

области от 6 октября 1994 г. указывается на то, что данным документом «гарантируются идеологическое и политическое многообразие, свобода объединений и многопартийность, равенство общественных объединений и политических партий перед законом» (ч. 1 ст. 7)[453][11].

Юридическим гарантиям демократии всегда уделялось значительное внимание не только в России, но и в других странах; не только в современном мире, но и на ранних стадиях развития государства, права и общества. «Можно ли назвать что-либо иное, кроме законов, – задавались вопросом еще в древних Афинах ораторы и философы, – на которых прежде всего были бы основаны благосостояние нашего государства, его демократическое устройство и свобода?» И тут же отвечали, что на этот вопрос «каждый с уверенностью ответит отрицательным образом»[454][12].

Следует заметить, что на ранних стадиях развития демократии ее юридические гарантии, сами нередко нуждающиеся в дополнительных материальных и иных гарантиях, зачастую сопровождались своеобразными (в виде клятв, присяг, заклинаний и т.п.) религиозными, а точнее, ритуальными гарантиями.

«Нужно, чтобы вы понимали, граждане, – обращался к своим соотечественникам Ликург (IX-VIII вв. до н.э.), известный спартанский законодатель и оратор, – что клятва является основой демократии. Ибо трое составляют сущность государственного строя – правитель, судья и частный человек. Каждый из них приносит эту клятву верности. И это вполне справедливо – ведь многие, обманув других людей и оставшись незамеченными, не только избежали опасности в настоящее время, но и впредь остаются безнаказанными за совершенные преступления. А если кто-нибудь нарушил клятву, данную богам, он не скроется от них и не избежит наказания. И если не он сам, то дети его и весь род клятвопреступника попадут в большие беды»[455][13].

По свидетельству историков и археологов, занимающихся изучением Древнего мира, такого рода клятвы – гарантии нарождавшейся, а позднее устоявшейся демократии – играли свою весьма заметную роль. В более поздний период и особенно на современном этапе развития государственной и общественно-политической жизни клятва, несомненно, утратила свое прежнее значение определенной гарантии или «основы демократии». Но она сохранилась в современном обще-

§ 3. Формы демократии. Референдум как одна из форм демократии 301

стве и государстве как некий морально сдерживающий приносящего эту клятву ритуал. Не больше. Ведь за нарушение клятвы, приносящейся, например, президентами России и США при вступлении их в должность, прямо не предусматривается фактически никакой юридической ответственности.

Принося присягу «народу» в «торжественной обстановке», Президент России, в частности, клянется «уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу». Ответственность же президента, связанная с его отстранением от должности, наступает не за нарушение принесенной народу клятвы «верно служить» ему, а лишь «только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления» (ст. 82, 93 Конституции РФ).

Аналогично обстоит дело с выполнением клятвенных обещаний и юридической ответственностью Президента США. Здесь также имеются существенные расхождения. В соответствии с Конституцией страны (ст. II, разд. 1) Президент США клянется «честно выполнять» свои обязанности и «по мере своих сил охранять, защищать и поддерживать Конституцию Соединенных Штатов». Ответственность же его наступает «при осуждении в порядке импичмента» лишь за конкретные противоправные деяния, а именно – за «взяточничество или другие тяжкие преступления и проступки».

Что же касается юридической ответственности за невыполнение данных при вступлении в должность обещаний, иными словами, за нарушение клятвы, то ни в Конституции США, ни в текущих законах о ней даже не упоминается. Помимо всего прочего, это говорит о том, что клятвы, торжественные обещания высших должностных и иных лиц, претендующих на роль гарантов демократии, играют в настоящее время, как показывает практика России и США, не юридическую, а чисто символическую, моральную роль.

← Предыдущая страница | Следующая страница →