Поделиться Поделиться

Феодальная раздробленность на Руси и её последствия. Образование новых государственных центров

Киевская Русь была обширным, но нестабильным государственным обра­зованием. Племена, вошедшие в её состав, долгое время сохраняли свою обо­собленность. Отдельные земли при господстве натурального хозяйства не могли образовать единого экономического пространства. Кроме того, в XI— XII вв. возникают новые факторы, способствующие раздроблению этого не­устойчивого государства.

1.Главной силой разъединительного процесса выступило боярство. Опи­раясь на его мощь, местные князья сумели установить свою власть в каждой земле. Однако впоследствии между усилившимся боярством и местными князьями возникли неизбежные противоречия, борьба за влияние и власть.

2. Рост населения и соответственно военного потенциала различных об­ластей Руси стал основой для образования ряда суверенных княжеств. Возни­кали междоусобицы князей.

3.Постепенный рост городов, торговли и хозяйственное развитие отдель­ных земель привели к потере Киевом исторической роли в связи с перемещением торговых путей и появлением новых центров ремесла и торговли, все более независимых от столицы русского государства.

4. Произошло усложнение социальной структуры общества, зарождение дворянства.

5.Наконец, распаду единого государства способствовало отсутствие серьёзной внешней угрозы для всей восточнославянской общности. Позднее эта угроза появилась со стороны монголов, но процесс обособления княжеств зашёл к тому времени уже слишком далеко.

Реально эти процессы проявились в середине второй половины XI в. Князь Ярослав Мудрый незадолго до смерти (1054) разделил земли между пя­тью своими сыновьями. Но сделал он это так, что владения сыновей взаимно разделяли друг друга; управлять ими самостоятельно было практически не­возможно. Ярослав пытался решить подобным образом сразу две проблемы:

— с одной стороны, он стремился избежать кровавых усобиц между на­следниками, обычно начинавшихся после смерти киевского князя: каждый из сыновей получал земли, которые должны были обеспечить его существо­вание как владетельного князя;

— с другой стороны, Ярослав надеялся, что его дети будут сообща защищать общерусские интересы, связанные прежде всего с обороной границ. Великий князь не собирался разделять единую Русь на самостоятельные, независимые государства; он рассчитывал лишь, что теперь ею, как единым целым, будет управлять не один человек, а весь княжеский род.

С. М. Соловьёв, анализируя политическое устройство Руси после Яросла­ва Мудрого (1019—1054), пришёл к выводу, что подвластные великому князю земли не дробились на отдельные владения, а рассматривались как общее до­стояние всего рода Ярославичей. Князья получали во временное управление какую-либо часть этого общего владения — тем лучшую, чем «старше» счи­тался тот или иной князь. Старшинство, по замыслу Ярослава, должно было определяться следующим образом: за властвующим киевским великим кня­зем шли все его братья; после их смерти их старшие сыновья наследовали от­цовские места в веренице князей, постепенно продвигавшихся от менее пре­стижных престолов к более значимым. При этом на титул великого князя могли претендовать только те князья, чьи отцы успели побывать на столич­ном княжении. Если же какой-то князь умирал прежде, чем наступала его очередь занять престол в Киеве, то его потомки лишались права на этот пре­стол и княжили где-нибудь в провинции.

Такая система «лествичного восхождения» — «очередной порядок» насле­дования (В. О. Ключевский), была очень далека от совершенства и порождала постоянные распри между братьями и детьми князей (старший сын великого князя мог занять отцовский престол только после смерти всех своих дядьев). Споры о старшинстве между дядьями и племянниками были частым явлени­ем на Руси (уже Московской) и в более поздний период, пока в XV в. там не установился порядок передачи власти от отца к сыну.

При каждом удобном случае Ярославичи норовили нарушить очерёдность — разумеется, с пользой для себя или своих ближайших родственни­ков, союзников. «Лествичная схема» оказалась нежизнеспособной; запутан­ный порядок наследования был поводом для частых усобиц, а недовольство князей, исключённых из очереди за властью, приводило к тому, что они обра­щались за помощью к венграм, полякам, половцам.

Таким образом, с 50-х гг. XI в. шёл процесс определения границ будущих самостоятельных земель. Киев стал первым среди княжеств-государств. Вскоре другие земли его догнали и даже опередили в своём развитии. Сложи­лось полтора десятка самостоятельных княжеств и земель, границы которых сформировались в рамках Киевской державы как рубежи уделов, волостей, где правили местные династии.

В результате дробления в качестве самостоятельных выделились княже­ства, названия которым дали стольные города: Киевское, Черниговское, Пе­реяславское, Мурманское, Рязанское, Ростово-Суздальское, Смоленское, Галицкое, Владимиро-Волынское, Полоцкое, Турово-Пинское, Тьмутараканское, Новгородская и Псковская земли. В каждой из земель правила своя династия — одна из ветвей Рюриковичей. Новой формой государственно-по­литической организации стала политическая раздробленность, сменившая раннефеодальную монархию.

В 1097 г. по инициативе внука Ярослава переяславского князя Владимира Всеволодовича Мономаха в городе Любече собрался съезд князей. На нем был установлен новый принцип организации власти на Руси — «каждый да держит отчину свою». Таким образом, Русская земля переставала быть сово­купным владением целого рода. Владения каждой ветви этого рода — отчи­ны — становились её наследственной собственностью. Это решение закреп­ляло феодальную раздробленность. Только позже, когда великим князем киев­ским стал Владимир Мономах (1113—1125), а также при его сыне Мстиславе (1126—1132) государственное единство Руси было на время восстановлено. Русь сохраняла относительное политическое единство.

Начало периода раздробленности (и политической, и феодальной) следу­ет считать с 1132 г. Однако готова Русь к распаду была уже давно (не случайно В. О. Ключевский определяет начало «удельного периода», т. е. период са­мостоятельности русских княжеств, не с 1132 г., а с 1054 г., когда по завеща­нию Ярослава Мудрого Русь была поделена между его детьми). С 1132 г. князья перестали считаться с великим князем киевским как с главой всея Руси (Т. В. Черникова).

Некоторыми современными историками термин «феодальная раздроб­ленность» не употребляется для характеристики процессов, происходивших в русских землях в конце XI—начале XII в. Основную причину раздробленно­сти Руси они видят в образовании городов-государств. Суперсоюз во главе с Киевом распался на ряд городов-государств, которые, в свою очередь, стали центрами земель-волостей, возникших на территории прежних племенных союзов. Согласно этим взглядам Русь с начала XII в. вступила в период суще­ствования автономных общинных союзов, принявших форму городов-госу­дарств (И. Я. Фроянов).

Образование новых государственных центров. Крупнейшими государ­ственными центрами, на которые распалась Киевская Русь, не уступавшими по занимаемой территории крупным европейским государствам, стали Вла­димиро-Суздальская, Галицко-Волынская и Новгородская земли.

На северо-востоке Руси сформировалось крупное и независимое Владимиро-Суздальское (или Ростово-Суздальское, как оно называлось сначала) княжество.

Основные факторы, повлиявшие на становление богатого и могуществен­ного княжества:

— удалённость от степных кочевников на юге;

— ландшафтные препятствия для лёгкого проникновения варягов с севера;

— обладание верховьями водных артерий (Волга, Ока), через которые шли богатые новгородские купеческие караваны; хорошие возможности для эко­номического развития;

— значительная эмиграция с юга (приток населения);

— развитая ещё с XI в. сеть городов (Ростов, Суздаль, Муром, Рязань, Ярославль и др.);

— весьма энергичные и честолюбивые князья, возглавлявшие княжество.

Существовала прямая зависимость между географическими особенностя­ми Северо-Восточной Руси и становлением сильной княжеской власти. Этот регион колонизировался (осваивался) по инициативе князей. Земли рассмат­ривались как собственность князя, а население, включая бояр, — в качестве его слуг. Вассально-дружинные отношения, характерные для периода Киев­ской Руси, сменились княжеско-подданническими. В результате в Северо-Восточной Руси сложилась вотчинная система власти.

Со становлением и развитием Владимиро-Суздальского княжества связа­ны имена Владимира Мономаха и его сына Юрия Долгорукого (1125—1157), отличавшегося стремлением расширить свою территорию и подчинить Киев (за это получил прозвище Долгорукий). Он захватил Киев и стал великим князем киевским; активно влиял на политику Новгорода Великого. Под влияние ростово-суздальских князей попали Рязань и Муром. Юрий вёл ши­рокое строительство укреплённых городов на границах своего княжества (Ро­стов, Суздаль, Рязань, Ярославль и др.). Под 1147 г. в летописи впервые упо­минается о Москве, выстроенной на месте бывшей усадьбы боярина Кучки, конфискованной Юрием Долгоруким. Здесь 4 апреля 1147 г. состоялись пере­говоры Юрия с черниговским князем Святославом, привёзшим Юрию в ка­честве подарка шкуру пардуса (барса).

На долю сына и преемника Юрия — Андрея Боголюбского (1157—1174), прозванного так за значительную опору на церковь, выпало объединение рус­ских земель и перенос центра всей русской политической жизни из богатого боярского Ростова сначала в небольшой городок, а затем застроенный с небывалой скоростью Владимир-на-Клязьме. Были сооружены неприступные белокаменные ворота, возведён величественный Успенский собор. В заго­родной резиденции Боголюбово темной июльской ночью 1174 г. Андрей был убит в результате заговора бояр, во главе которого стояли бояре Кучковичи, бывшие владельцы Москвы.

Политику объединения всех русских земель под властью одного князя продолжил сводный брат Андрея — Всеволод Большое Гнездо (1176—1212), прозванный так за свое большое семейство. При нем произошло значитель­ное укрепление Владимиро-Суздальского княжества, ставшего сильнейшим на Руси и одним из крупнейших феодальных государств в Европе, ядром бу­дущего Московского государства. Автор «Слова о полку Игореве», подчерки­вая могущество Всеволода, писал, что его воины могут шлемами вычерпать Дон, а Волгу расплескать веслами.

Всеволод оказал влияние на политику Новгорода, получил богатый удел на Киевщине, почти полностью распоряжался Рязанским княжеством и т. д. Завершив борьбу с боярами, окончательно установил в княжестве монархию. К этому времени опорой княжеской власти все больше становится дворян­ство. Его составляли служилые, военные, дворовые люди, прислуга, зависев­шие от князя и получавшие от него землю во временное пользование (помес­тье), денежно-натуральную плату или право сбора княжеских доходов.

Экономический подъем Владимиро-Суздальского княжества некоторое время продолжался и при сыновьях Всеволода. Однако в начале XIII в. проис­ходит его распад на уделы: Владимирский, Ярославский, Угличский, Переяславский, Юрьевский, Муромский. Княжества Северо-Восточной Руси в XIV—XV вв. стали основой формирования Московского государства.

В результате объединения Галицкого и Волынского княжеств на юго-за­паде Русской земли возникло Галицко-Волынское княжество.

Особенности и условия развития:

— плодородные земли для земледелия и обширные лесные массивы для промысловой деятельности;

— значительные залежи каменной соли, которую вывозили в соседние страны;

— удобное географическое положение (соседство с Венгрией, Польшей, Чехией), позволявшее вести активную внешнюю торговлю;

— находившиеся в относительной безопасности от кочевников земли княжества;

— наличие влиятельного местного боярства, которое вело борьбу за власть не только между собой, но и с князьями.

Крупнейшим центром на северо-западе Руси была Новгородская боярская республика. Новгородская земля развивалась по особому пути:

— находилась далеко от кочевников и не испытывала ужаса их набегов;

— богатство заключалось в наличии громадного земельного фонда, по­павшего в руки местного боярства, выросшего из местной родоплеменной знати;

— своего хлеба в Новгороде не хватало, но промысловые занятия — охота, рыболовство, солеварение, производство железа, бортничество — получили значительное развитие и давали боярству немалые доходы;

— возвышению Новгорода способствовало исключительно выгодное гео­графическое положение: город находился на пересечении торговых путей, свя­зывающих Западную Европу с Русью, а через нее — с Востоком и Византией;

— как в Новгородской, так и позднее в Псковской земле (первоначально входившей в состав Новгорода) сложился социально-политический строй — боярская республика;

— благоприятный фактор в судьбе Новгорода: он не подвергся сильному монголо-татарскому разграблению, хотя и платил дань. В борьбе за независи­мость Новгорода особенно прославился Александр Невский (1220—1263), ко­торый не только отбил натиск немецко-шведской агрессии (Невская битва, Ледовое побоище), но и проводил гибкую политику, делая уступки Золотой Орде и организуя сопротивление наступлению католичества на западе;

— Новгородская республика была близка к европейскому типу развития, аналогично городам-республикам Ганзейского союза, а также городам-рес­публикам Италии (Венеция, Генуя, Флоренция).

Права высшего органа власти принадлежали народному собранию — вече, обладавшему широкими полномочиями:

— рассмотрение важнейших вопросов внутренней и внешней политики;

— приглашение князя и заключение с ним договора;

— избрание важной для Новгорода торговой политики, избрание посад­ника, судьи по торговым делам и др.

Значение периода раздробленности в русской истории. У раздробленности, как у любого исторического явления, есть и положительные и отрицательные стороны. Сравним Киевскую Русь с древнерусскими княжествами в XII— XIII вв. Киевская Русь — это развитое Поднепровье и Новгород, окружённый слабонаселенными окраинами. В XII—XIII вв. пропасть между центрами и окраинами исчезает. Окраины превращаются в самостоятельные княже­ства, которые по уровню хозяйственного, социально-политического и куль­турного развития превосходят Киевскую Русь. Однако период раздробленно­сти имеет и ряд отрицательных явлений:

1.происходил процесс дробления земель. За исключением Великого Новго­рода, все княжества дробились на внутренние уделы, число которых век от века росло. Если к 1132 г. существовало около 15 обособившихся территорий, то в начале XIII в. самостоятельных княжеств и уделов было уже 50, а в конце XIII в. - 250.

2.велись бесконечные междоусобные войны. Противоречия между старшими и младшими князьями внутри одного княжества, между князьями самостоя­тельных княжеств часто разрешались путём войны. По подсчётам С. М. Соловьёва, с 1055 по 1228 г. на Руси на 93 мирных года пришлось 80, в которые про­исходили усобицы.

3.ослаблялся военный потенциал страны в целом. Несмотря на попытки со­зыва княжеских съездов, которые поддерживали определённый порядок в раз­дробленной Руси и смягчали междоусобицы, происходило ослабление воен­ной мощи страны.

← Предыдущая страница | Следующая страница →