Поделиться Поделиться

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ НАРОДА АНГЛОВ 1 страница. I. Как Эдильвальд, наследник Кутберта в трудах отшельнической жизни, смирил бурю своими молитвами, когда его братья боролись с волнами

КНИГА ПЯТАЯ.

I . Как Эдильвальд, наследник Кутберта в трудах отшельнической жизни, смирил бурю своими молитвами, когда его братья боролись с волнами.

II . Как епископ Иоанн исцелил своим благословением глухого.

III . Как он своими молитвами исцелил больную девушку.

IV . Как он излечил святой водой больную жену комита.

V . Как он молитвой вернул к жизни слугу комита.

VI . Как своими молитвами и благословением он спас от смерти клирика, пострадавшего от падения.

VII . Как Кэдвалла, король западных саксов, прибыл в Рим для крещения и о том, как его наследник Ине также посетил гробницы блаженных апостолов.

VIII . Как после смерти Теодора архиепископом сделался Бертвольд и как среди многих посвященных он поставил ученейшего Товия епископом церкви Хрофа.

. Как святой муж по имени Эгберт хотел отправиться с проповедью в Германию, но не был туда допущен; и как Виктберт попал туда, но не добился успеха и вернулся в Ибернию, откуда он прибыл.

Х . Как Виллиброрд проповедовал во Фризии и обратил многих ко Христу и как его спутники Хевальды стали мучениками.

ХI . Как достопочтенные Свидберт и Виллиброрд были посвящены в епископы Фризии, один в Британии, а другой в Риме.

ХII . Как некий муж в Нортумбрии восстал из мертвых и рассказал о многих увиденных им вещах, как пугающих, так и радостных.

ХIII . Как, напротив, другому мужу, стоящему на пороге смерти, демоны показали книгу, где были записаны его прегрешения.

ХIV . Как еще один муж накануне смерти увидел место будущих своих адских мучений.

ХV . Как большинство церквей скоттов приняли католическую Пасху по настоянию Адамнана и как последний написал книгу о святых местах.

ХVI . Что он написал в этой книге о местах рождества Господа, Его страстей и Его воскрешения.

ХVII . Что он писал о месте вознесения Господа и о гробницах патриархов.

ХVIII . Как южные саксы получили в епископы Эдберта и Эоллана, а западные саксы Даниэля и Альдхельма и о писаниях упомянутого Альдхельма.

ХIХ . Как Кенред, король мерсийцев, и Оффа, король восточных саксов, окончили жизнь в Риме в монашеском звании и о жизни и кончине епископа Вилфрида.

ХХ . Как Альбин наследовал аббату Адриану, а Акка - епископу Вилфриду.

ХХI . Как аббат Кеолфрид послал в королевство пиктов строителей храмов и отправил с ними письмо о католической Пасхе и о тонзуре.

ХХII . Как монахи Ии и подчиненных им монастырей начали праздновать католическую Пасху по научению Эгберта.

ХХIII . Нынешнее состояние народа англов и всей Британии.

ХХIV . Хронологическое оглавление всего труда; также о его авторе.

Начало этой книги. Удачи читающему!

I.

Кутберту, человеку Божьему, наследовал в его отшельнической жизни на острове Фарне достопочтенный Эдильвальд 910прежде, чем стал епископом. Сделавшись священником, он много лет освящал свою должность в монастыре, называемом Инрип, делами, достойными его сана. Чтобы показать его достоинства и благость жизни, которой он жил, я сообщу о чуде, пересказанном мне одним из братьев, среди которых и к благу которых оно совершилось, почтенным служителем и священником Христовым по имени Гудфрид 911 ; позже он сделался аббатом над братией Линдисфарнской церкви, куда был переведен.

“Я приплыл, - рассказывал он, - с двумя братьями на остров Фарне, желая поговорить с достопочтеннейшим отцом Эдильвальдом. Освежившись его речами и взяв у него благословение, мы возвращались домой и были в самой середине моря, когда внезапно тихая погода сменилась ненастьем и разразилась такая свирепая буря с ветром, что мы не могли двигаться ни под парусом, ни на веслах и не ожидали ничего другого, кроме как смерти. После долгой бесплодной борьбы с ветром и морем мы обернулись назад, чтобы взглянуть, нельзя ли, по крайней мере, вернуться на покинутый нами остров. Но мы были окружены бурей со всех сторон и не имели надежды спастись собственными силами. Однако мы увидели, что Эдильвальд, возлюбленный Богом, покинул свое жилище на острове Фарне и смотрит на нас; очевидно, он услышал рев бури и ярость океана и вышел посмотреть, что с нами случилось. Увидев наше отчаянное положение, он встал на колени и стал молить Отца нашего Господа Иисуса Христа 912о нашей жизни и спасении. Едва закончилась его молитва, бушующие волны смирились 913 ; свирепая буря стихла, и попутный ветер быстро донес нас по тихому морю домой. Едва мы причалили и вытащили наше суденышко на берег, как буря, утихшая ради нас, началась снова и продолжала бушевать весь день; из этого видно, что эта короткая передышка была дарована небом ради нашего спасения в ответ на молитву божьего человека”.

Эдильвальд оставался на острове Фарне двенадцать лет и там же умер; но похоронили его в церкви блаженного апостола Петра на острове Линдисфарне, рядом с телами упомянутых уже епископов. Эти события произошли в правление короля Альдфрида, который наследовад своему брату Эгфриду и правил нортумбрийцами девятнадцать лет.

II.

В начале царствования Альдфрида умер епископ Эта, преемником которого в Хагустальденской церкви стал святой муж по имени Иоанн 914 . О нем рассказывали много чудесного знавшие его, в особенности же преподобнейший и правдивейший Бертгун, когда-то его диакон, а ныне аббат монастыря, называемого Индеравуда, что значит “В лесу Дейры” 915 . Мы сочли подобающим сохранить память о некоторых из этих чудес.

Невдалеке от Хагустальденской церкви, примерно в полутора милях, находилось уединенное жилище, окруженное валом и редким лесом и отделенное от церкви рекой Тин 916 . Там был климитерий 917 , посвященный святому Михаилу Архангелу, в котором человек Божий вместе с другими часто посвящал себя молитвам и чтению, когда представлялась возможность, а особенно в дни Великого поста. Однажды, когда он пребывал там в начале поста, он попросил своих спутников найти какого-нибудь бедняка, больного или нуждающегося, чтобы тот провел с ними эти дни, питаясь от их милости; таков был его постоянный обычай. В ближней деревне жил немой юноша, которого епископ знал и часто подавал ему милостыню, но никогда не мог добиться от него ни единого слова. Кроме того, на голове его было столько парши и перхоти 918 , что на макушке не росли волосы, кроме нескольких пробившихся по краям слипшихся прядей. Епископ велел привести этого юношу и выстроить для него близ жилища хижину, где он мог бы жить и питаться. На второе воскресенье поста он призвал бедняка к себе и велел ему высунуть язык. Потом он взял его за подбородок и начертал на его языке знак святого креста; после этого он попросил его спрятать язык и сказать что-нибудь. “Скажи что-нибудь, - настаивал он, - скажи “ге” (на языке англов это слово означает утверждение и согласие, то есть “да” 919 ). Юноша тут же сказал то, что просил епископ, и узы, сковывавшие его язык, развязались. Тогда епископ добавил названия букв; “скажи «а»”, - попросил он, и юноша сказал; “скажи «бэ»”, - сказал и это. Когда он повторил за епископом названия всех букв, тот перешел к слогам и словам и велел юноше повторить и их. Тот повторил их все, одно за другим, и тогда епископ научил его произносить длинные фразы. После этого те, кто был там, рассказывали, что юноша говорил день и ночь, пока мог бодрствовать, и поведал им все свои сокровенные мысли и желания, чего никогда не делал прежде. Он был как тот хромой, который, будучи исцелен апостолами Петром и Иоанном, начал ходить и вошел с ними в храм, ходя и скача, и хваля Бога 920 , и радуясь хождению, которого он столь долго был лишен. Епископ с ним вместе радовался его исцелению и велел лекарю вылечить его запаршивевшую голову. Тот сделал, как было сказано, и с помощью благословений и молитв епископа кожа юноши исцелилась, и голова его густо поросла волосами. Так он обрел приятный вид, ясную речь и прекрасные вьющиеся волосы, хотя прежде был уродлив, убог и нем. Радуясь своему возрожденному здоровью, он предпочел отправиться домой, хотя епископ предлагал ему остаться в собственном его доме.

III.

Бертгун поведал и о другом чуде, сотворенном епископом. Когда преподобный Вилфрид после долгого изгнания вновь стал епископом Хагустальденской церкви 921 , упомянутый Иоанн после смерти Бозы, мужа великой святости и смирения, стал вместо него епископом Эборака. Однажды он по какой-то надобности отправился в женский монастырь в месте, именуемом Ветадун, где аббатиссой тогда была Херебурга 922 . “После нашего прибытия, - рассказывал он, - сестры радостно встретили нас, а аббатисса поведала, что одна из монахинь, собственная ее дочь по плоти 923 , поражена тяжким недугом. Недавно ей пускали кровь из руки, и, еще не излечившись, она начала вдруг испытывать острую боль, которая все возрастала. Раненая рука так распухла, что ее с трудом можно было обхватить двумя руками; девушка все время лежала в постели и вот-вот должна была умереть от жестокой боли. Аббатисса попросила епископа навестить ее и благословить, веря в то, что от его благословения или прикосновения состояние больной сразу улучшится. Тогда он спросил, когда девушке пускали кровь, и, услышав, что это случилось в четвертый день луны, воскликнул: ”По глупости и невежеству вы пускали ей кровь в четвертый день луны; я помню, как блаженной памяти архиепископ Теодор говорил, что очень опасно пускать кровь больному, когда луна бледна и океанский прилив нарастает. Что теперь я могу сделать для этой девушки, когда она на краю смерти?” Но аббатисса начала еще настойчивее умолять его помочь дочери, которую она очень любила и собиралась сделать своей преемницей 924 ; наконец она упросила его навестить больную. Взяв меня с собой, он пошел туда, где лежала девушка, страдающая, как я уже говорил, от жестокой боли в руке, которая так распухла, что ее нельзя было согнуть в локте. Он встал рядом, прочел над ней молитву, благословил ее и вышел. После, когда мы в урочный час сели за стол, кто-то вошел и позвал меня, сказав: ”Квенбурга, - так звали ту девушку, - просит тебя немедля прийти к ней”. Я так и сделал и нашел ее куда более бодрой и явно выздоравливающей. Когда я сел, она спросила: ”Могут нам принести попить?” Я ответил: ”Конечно, и я очень рад тому, что ты хочешь пить”. Принесли сосуд, и когда мы оба попили, она сказала мне: ”Когда епископ помолился за меня, благословил меня и вышел, я сразу же почувствовала себя лучше, и хотя я еще полностью не оправилась, боль покинула мою руку, где она была сильнее всего, и все мое тело, словно епископ забрал ее с собой, хотя опухоль еще осталась”. После нашего отъезда ужасающая опухоль пропала вслед за болью, и девушка, избавленная от страданий и смерти, вознесла хвалы своему Создателю и Господу вместе с другими Его слугами, жившими там”.

IV.

Аббат Бертгун рассказывал также еще об одном чуде упомянутого предстоятеля, немногим отличающемся от предыдущего 925 . Он сказал: ”Невдалеке от нашей обители, менее чем в двух милях, стоял дом некоего комита по имени Пух, жена которого в течение сорока дней страдала от тяжкой болезни, и уже три недели ее не могли даже вынести из комнаты, где она лежала. В то время комит призвал человека Божьего освятить церковь и после освящения пригласил его пообедать к себе домой. Епископ отказался, сказав, что должен вернуться в расположенный неподалеку монастырь. Но комит стал настаивать и пообещал, что раздаст милостыню бедным, если только епископ согласится войти в его дом и разделить с ним трапезу. Я присоединился к нему и тоже пообещал пожертвовать на благо бедных, если епископ пообедает в доме комита и благословит его. Нескоро и с трудом мы уговорили его и пошли обедать. Епископ же послал одного из пришедших с нами братьев за святой водой, которой он освящал церковь, и велел отнести ее больной женщине. Он также приказал дать ей выпить немного воды, а остатком омыть то место, где боль была сильнее всего. Когда это было сделано, женщина тотчас встала исцеленной и не только избавилась от своей долгой болезни, но и вновь обрела давно оставившую ее силу; она поднесла чашу епископу и всем нам и обносила нас питьем, пока обед не кончился. В этом она уподобилась теще блаженного Петра, которая лежала в горячке, но встала и служила им, восстановив свои здоровье и силу касаньем руки Господней 926 ”.

V.

В другой раз комит по имени Адди также позвал его освятить церковь. Когда он закончил свое дело, комит попросил его войти в дом и навестить одного из слуг, который лежал тяжело больной, так, что из членов его ушла вся сила, и он вот-вот должен был умереть. Уже был сделан гроб, чтобы его похоронить. Комит со слезами просил его пойти и помолиться за слугу, о жизни которого он весьма беспокоился; он верил, что если епископ возложит на больного руки и благословит его, тот скоро исцелится. Епископ пошел и обнаружил его на краю смерти, в окружении плачущих родных, с лежащим рядом гробом, в котором его должны были похоронить. Он прочитал молитву, благословил его и вышел, добавив обычные слова утешения: ”Выздоравливай скорее”. Позже, когда они сидели за столом, юноша послал за хозяином и попросил вина, так как захотел пить. Хозяин очень обрадовался тому, что его слуга может пить, и послал ему чашу вина с благословением епископа. Тот выпил и, стряхнув сонливость и слабость, встал, оделся, вышел из комнаты и пошел поблагодарить епископа и его спутников, сказав, что был бы рад поесть и выпить с ними 927 . Они пригласили его отобедать с ними и порадовались его выздоровлению; он сел за стол, ел, пил и веселился вместе со всеми прочими гостями. После этого он прожил еще много лет, наслаждаясь отменным здоровьем, полностью восстановленным. Хотя сам аббат не присутствовал при этом чуде, ему подробно рассказали об этом бывшие там.

VI.

Не могу я обойти молчанием и чудо, о котором рассказал служитель Христов Херебальд, с которым это чудо и совершилось. В то время он был одним из клириков епископа, теперь же в звании аббата управляет монастырем в устье реки Тин 928 . “Живя с ним, - говорил он, - и хорошо изучив его образ жизни, я увидел, что он во всем достоин епископского сана, насколько может судить человек; я также понял по опыту других и особенно по собственному, как велики его заслуги в глазах Того, кто зрит сердцем, поскольку именно его молитвами и благословениями я, так сказать, был возвращен из пределов смерти на путь жизни. В ранней юности я жил рядом с ним и занимался изучением писаний и пением псалмов, хотя душа моя еще не отвлеклась всецело от удовольствий юности. Однажды, когда мы путешествовали вместе с ним, мы выехали на ровную и сухую дорогу, подходящую для того, чтобы пустить наших коней вскачь. Бывшие с епископом юноши, в основном миряне, стали просить его позволить им устроить конное состязание 929 . Сперва он отказывался, считая это праздным занятием, но в конце концов уступил их общему настоянию и сказал:”Делайте как хотите, но не позволяйте Херебальду состязаться с вами”. Однако я стал просить его отпустить меня с ними, поскольку был уверен в силах прекрасного коня, которого он сам дал мне; но я не мог добиться его согласия.

Мы с епископом смотрели, как кони скачут туда и обратно по дороге; наконец дух гордыни обуял меня, и я не смог удержаться; невзирая на его запрещение, я устремился к состязавшимся и поскакал рядом с ними. Я услышал, как сзади он сказал со вздохом: ”О, как мне жаль, что ты так скачешь!” Но я вновь не послушался, и вскоре мой норовистый конь перескочил выбоину в дороге, я упал и лишился всех чувств и способности двигаться, как будто умер. Оказалось, что в том месте на дороге лежал камень, прикрытый тонким слоем земли; больше камней не было на всем поле. Получилось ли это случайно или по Божьему промыслу, чтобы наказать меня за непослушание, но я ударился о него головой и рукой, которой заслонился, когда падал. Мой большой палец сломался, а череп треснул, и я, как уже сказано, лежал подобно мертвецу. Поскольку меня нельзя было нести, надо мной разбили шатер, и в нем я пролежал от часа пополудни, когда это случилось, до самого вечера, когда я немного ожил и мои спутники отвезли меня домой. Всю ночь я пролежал бессловесный, и иногда меня рвало кровью, поскольку при падении я отшиб себе внутренности. Епископ был весьма опечален случившимся со мной, поскольку испытывал ко мне особую привязанность. В ту ночь он не пошел спать к клирикам, как обычно, но бодрствовал и, как я полагаю, молил Господа о моем выздоровлении. Рано утром он пришел ко мне, прочел надо мной молитву и позвал меня по имени. Я проснулся, как мне показалось, от тяжелого сна, и он спросил, знаю ли я, кто говорит со мной. Я открыл глаза и сказал: ”Да, это ты, мой возлюбленный предстоятель”. “Будешь ли ты жить?” - спросил он, и я ответил: ”Буду, благодаря твоим молитвам и если того захочет Господь”. Возложив руку мне на голову со словами благословения, он вернулся к своей молитве; когда он вскоре вновь пришел ко мне, я уже сидел и мог говорить. Побуждаемый, как вскоре выяснилось, Божьим промыслом, он начал спрашивать, уверен ли я в том, что был крещен. Я сказал, что знаю наверняка, что меня омыли в водах крещения во оставление грехов, и даже назвал имя священника, крестившего меня. Епископ сказал: ”Если тебя крестил он, то ты крещен неправильно, поскольку он, когда принимал сан, обладал таким неповоротливым умом, что не мог научиться проповедовать или же крестить; поэтому я велел ему не совершать этот обряд, чтобы он не исполнил его неверно”. Сказав так, он взялся просвещать меня; когда он сделал это и изгнал из меня зло, я сразу почувствовал себя лучше. Потом он позвал врача и велел осмотреть и перевязать мой разбитый череп. После его благословения мне стало еще лучше, и на следующий день я сел на своего коня и поехал с ним дальше; очень скоро я окончательно исцелился и после этого омылся в воде жизни”.

Он был епископом тридцать три года, а потом отошел в Небесное Царство и был похоронен в капелле святого Петра в его монастыре, называемом “В лесу Дейры”, в год от воплощения Господа 721-й. Когда по причине старости он не мог уже исполнять обязанности епископа, он посвятил в епископы Эборакской церкви своего священника Вилфрида 930и удалился в монастырь, где и провел остаток своей угодной Богу жизни.

VII.

В третий год царствования Альдфрида король западных саксов Кэдвалла 931 , со славой правивший своим народом два года, оставил трон из любви к Господу и отправился в Рим для стяжания вечного Царства. Он жаждал особой чести быть омытым в источнике крещения у порога блаженных апостолов, поскольку узнал, что одно лишь крещение способно помочь людскому роду сподобиться небесной жизни. В то же время он надеялся, что сразу после крещения он освободится от уз плоти и очищенным воспарит к вечной радости; с Божьей помощи все так и случилось. Он прибыл в Рим, когда папой был Сергий 932 , и был крещен в день святой Субботы перед Пасхой, в год от воплощения Господа 689-й; не успев снять белых одежд 933 , он был сражен болезнью и в десятый день до майских календ 934освободился от оков плоти и примкнул к обществу блаженных на небесах. В крещении папа Сергий дал ему имя Петр, чтобы он мог именем соединиться с блаженнейшим предводителем апостолов, к святейшему телу которого он явился из дальних пределов земли, движимый горячей любовью. Он и погребен был в храме того же имени, и по приказу понтифика на его гробнице высекли эпитафию, чтобы память о нем сохранилась навсегда и те, кто прочтет или услышит о нем, учились на его примере рвению в делах веры. Вот что там написано 935 :

“Славу, богатство, родных, мощь королевского трона,
крепости, войско, вождей, ларов, трофеи победы,
доблесть свою, что дополнена доблестью предков -
- ради небесной любви презрел это гордый Кэдвалла 936 ,
узнав ту любовь у Петра и придя поклониться святыне,
чьи струи его напоили питающей душу водою,
из самых глубин приносящей свои драгоценные токи
и славой своей оживляющей всех от нее пригубивших.
Он с легкой душою принял благодать новой жизни,
отринувши варварский гнев и постыдные нравы;
С душой измененной и имя сменил на Петра он,
как Сергий велел, приготовив отцовское место 937
Для сына, рожденного вновь милосердною волей Христовой
и ею же к небу взнесенного в белых одеждах.
Чудесна судьба короля, но милость Христова чудесней,
и мудрость Его превзошла всю мудрость сынов человека!
Из крайних пределов земных, от скал отдаленных британских 938
множество стран миновал и по многим прошел он дорогам,
Чтобы в град Ромула с чистой душою явиться
и принести дивный дар свой к Петровой святыне.
Ныне причтен он к Христовых избранников сонму,
к небу душой воспарив, телом в гробнице лежит.
Лишь для того отложил он земного регалии царства,
чтобы на царство Христа их добровольно сменить.

Здесь покоится Кэдвал, иначе Петр, король саксов, тридцати примерно лет, похороненный в двенадцатый день до майских календ 939 , во второй индиктион, в царствование благочестивейшего правителя императора Юстиниана 940 , в четвертый год его консульства, во втором году понтификата апостольского правителя папы Сергия”.

Когда Кэдвалла отправился в Рим, трон унаследовал его родич Ине 941 . После тридцати семи лет правления западными саксами он также оставил королевство наследникам и прибыл в город блаженных апостолов в понтификат Григория, чтобы провести остаток земной жизни в паломничестве по святым местам и быть потом с большей радостью встреченным святыми на небесах. В то время многие англы, знатные и простые, миряне и клирики, мужчины и женщины, стремились сделать то же самое 942 .

VIII.

В год после смерти Кэдваллы в Риме, а именно в год от воплощения Господа 690-й, блаженной памяти архиепископ Теодор умер в возрасте восьмидесяти восьми лет, сделавшись стар и насыщен днями. Он давно уже предсказывал, что проживет именно столько, ибо это было открыто ему во сне. Он оставался епископом двадцать два года и был похоронен в храме святого Петра, где покоятся все архиепископы Дорувернские. О нем и о прочих архиепископах по праву можно сказать, что “тела их погребены в мире, и имена их живут в роды” 943 . Говоря кратко, церковь англов при его архиепископстве духовно продвинулась больше, чем когда-либо прежде. Эпитафия на его гробнице состоит из тридцати четырех героических стихов и открыто и ясно говорит всем о его личности, жизни, годах и кончине. Вот ее первые строки:

“В этой гробнице лежит святого епископа тело,
звали его Теодором на языке пеласгийском 944 .
Был он церковным главой и священником славным,
ближних своих питал животворным ученьем”.

А вот последние:

“В девятнадцатый день сентября воспаривши душою,
тесную плоти темницу епископ покинул,
К новой он жизни в любви и согласье поднялся,
чтоб в небесах уподобиться ангелам славой”.

Ему наследовал Бертвальд 945 , бывший аббатом монастыря в Ракульфе 946 , что к северу от устья реки Генлады 947 . Он глубоко знал Писание и был весьма учен в церковных и монашеских науках, но, однако же, не мог сравниться со своим предшественником. Его избрали епископом в год от воплощения Господа 692-й, в первый день июля, когда в Кенте правили Виктред и Свебхард 948 . Посвящен он был в следующем году, в воскресенье перед сентябрьскими календами, галльским епископом-митрополитом Годвином 949 . Среди многих посвященных им епископов был Товий 950 , ставший после смерти Гефмунда епископом Хрофа. Товий был мужем великой учености, знавшим латинский, греческий и саксонский языки.

IХ.

В то время почтенный слуга Христа и священник Эгберт, кому подобает всяческая честь, жил, как уже говорилось, отшельником в Ибернии, чтобы стяжать небесное отечество. Он желал принести благословение многим народам, свершив апостольский труд проповеди Слова Божьего тем народам, которые о нем еще не ведали. Он знал, что в Германии обитают многие народы, от которых ведут свой род англы и саксы, ныне живущие в Британии; по этой причине их соседи-бритты до сих пор искаженно зовут их “гарманами” 951 . Среди этих народов - фризы, ругины, даны, гунны, древние саксы и боруктуары 952 ; много и других народов в той же стране, которые до сих пор следуют языческим обычаям и к которым воин Христа намеревался отправиться, обойдя Британию по морю, чтобы попытаться избавить их от Сатаны и привести ко Христу. В случае неудачи этого дела он намеревался отправиться в Рим и поклониться там могилам блаженных апостолов и мучеников Христовых.

Но высшее откровение и вмешательство предохранило его от исполнения всех этих планов. Он уже избрал самых смелых спутников и тех, кто по своей добродетели и учености более всего подходил для проповеди Слова; все было приготовлено для путешествия. Однажды утром к нему пришел один из братьев, который некогда служил в Британии у возлюбленного Богом священника Бойсила 953 , бывшего, как уже говорилось, приором Мелрозского монастыря при аббате Эте. Он сообщил Эгберту о видении, бывшем с ним ночью, и сказал:”Когда вечерняя молитва закончилась, я лег в постель и уснул, и мне привиделся мой прежний господин и возлюбленный учитель Бойсил, который спросил меня, узнаю ли я его. “Да, ты Бойсил”, - ответил я, и он продолжал:”Я принес Эгберту весть его Господа и Спасителя, которую ты должен ему передать. Скажи ему, что он не может отправиться в задуманное путешествие и вместо этого должен идти и наставлять обители Колумбы”. Колумба же был первым учителем веры у пиктов, что живут за северными горами, и основателем монастыря на острове Ии, который до сих пор почитается многими среди пиктов и скоттов. Некоторые зовут Колумбу Колумкилл, соединяя слово “келла” и имя Колумба 954 . Услышав об этом видении, Эгберт велел рассказавшему о нем брату никому не повторять свой рассказ из опасения, что видение может оказаться наваждением. Сам он молча обдумывал весть и боялся, что она может оказаться правдивой, ибо он не хотел прекращать подготовку к путешествию ради просвещения язычников.

Через несколько дней тот же брат вновь пришел к нему и сказал, что ночью, сразу же после окончания вечерни, Бойсил опять явился ему и сказал:”Почему ты передал мое послание Эгберту столь небрежно и теплохладно 955 ? Иди же и скажи ему, что, хочет он того или нет, он должен отправиться в обители Колумбы, поскольку они идут по кривой борозде, и он должен направить их на правильный путь”. Услышав это, Эгберт вновь попросил брата никому не говорить; хотя теперь он был уверен в истинности видения, он тем не менее собирался начать путешествие вместе с братьями. Но после того как они погрузили все необходимое для путешествия на борт и несколько дней прождали благоприятного ветра, однажды ночью разыгралась сильная буря, которая смыла с корабля все припасы и оставила его лежать на боку в воде. При этом все, что принадлежало Эгберту и его спутникам, было спасено. Так по слову пророка: ”Ради меня постигла вас эта великая буря” 956 , он отказался от задуманного и вместо этого остался дома.

Среди его спутников был некий Виктберт 957 , известный как отвержением мира сего, так и своей ученостью. Много лет он странствовал по Ибернии, живя отшельником в великом совершенстве. Он сел на корабль и, достигнув Фризии, два года проповедовал Слово жизни тому народу и их королю Радбоду 958 , но не получил никакого плода своих трудов от слушавших его варваров. Поэтому он вернулся к излюбленному месту странствий и там вновь посвятил себя Господу в уединении и молчании; хотя ему и не удалось обратить чужеземцев к вере, он более помог собственному народу примером своих добродетелей.

Х.

Так Эгберт, человек Божий, увидел, что ему не позволено самому идти и проповедовать народам, но он может принести иную пользу святой церкви, как то было предсказано пророчеством. Хотя Виктберт не добился успеха, когда отправился в те области, Эгберт все же решил послать туда для проповеди Слова святых и деятельных мужей; среди них как саном, так и заслугами выделялся священник Виллиброрд 959 . Когда они, в числе двенадцати, переплыли море, их милостиво принял дукс франков Пипин 960 , который только что изгнал короля Радбода из ближней Фризии и захватил ее; туда он и послал их проповедовать. Он поддержал их своей властью, так что никто не смел мешать им во время проповеди; также он пообещал многие блага тем, кто согласится принять веру. Благодаря этому в соединении с Божьей милостью они в короткий срок обратили многих от идолослужения к вере Христовой.

← Предыдущая страница | Следующая страница →