Поделиться Поделиться

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ НАРОДА АНГЛОВ 3 страница. После многого прочего, касающегося исповедания истинной веры, святой собор добавил к этой соборной книге:

После многого прочего, касающегося исповедания истинной веры, святой собор добавил к этой соборной книге:

“Мы признаем пять святых и вселенских соборов блаженных отцов, угодных Богу 796 : собор 318-ти, собравшийся в Никее для осуждения нечестивого Ария и его учения; собор 150-ти в Константинополе, осудивший безумие Македония и Евдоксия и их учение 797 ; собор двухсот в Эфесе, который осудил негодного Нестория и его учение 798 ; собор 630-ти в Халкидоне, осудивший Евтихия с Несторием и их учения; и, наконец, пятый собор, который состоялся в Константинополе во времена Юстиниана Второго и осудил Феодора, послания Феодорита и Ивы и их учения, противоречившие Кириллу 799 ”.

И немного дальше:

“Еще мы признаем собор, состоявшийся в Риме во времена блаженного папы Мартина, в восьмой индиктион, в девятом году правления благочестивейшего императора Константина 800 . Мы славим Господа нашего Иисуса Христа, как славили они, не добавляя к этому ничего; сердцем и устами мы анафематствуем тех, кого анафематствовали они, и принимаем тех, кого принимали они, прославляя Бога Отца безначального, и Его Сына, возлюбленного Отцом превыше всяких слов, и Святого Духа, исходящего от Отца и Сына, как объявлено всеми упомянутыми выше святыми апостолами, пророками и учеными 801 . И все мы с архиепископом Теодором своими подписями утверждаем эту католическую веру”.

ХVIII (ХVI).

Среди тех, кто присутствовал на соборе и принял установления католической веры, был почтенный Иоанн 802 , архикантор храма святого апостола Петра и аббат монастыря блаженного Мартина, который прибыл из Рима по велению папы Агафона и под водительством уже упомянутого преподобнейшего аббата Бископа или Бенедикта. После того, как Бенедикт выстроил в Британии, в устье реки Виур, монастырь 803в честь блаженнейшего предводителя апостолов, он, как и прежде, отправился в Рим, на этот раз в сопровождении своего помощника и сотрудника Кеолфрида 804 , который после него стал аббатом того монастыря. Бенедикт был с честью принят блаженной памяти папой Агафоном 805и получил от него подтвержденные апостольской властью привилегии для монастыря, о которых он просил, поскольку знал, что это угодно и желательно Эгфриду, даровавшему земли для постройки монастыря.

Упомянутого аббата Иоанна Бенедикт привез с собой в Британию, чтобы научить монахов монастыря годовому пению 806 , принятому у святого Петра в Риме. Аббат Иоанн, выполняя наставление папы, обучил канторов упомянутого монастыря правилам пения и громкого чтения и побудил их записать все, касающееся празднования святых дней в течение года; эти записи до сего дня хранятся в монастыре, и с них сделано множество копий. Иоанн обучал не только братьев этого монастыря, но и всех, способных к пению, и слушать его сходились из всех обителей королевства. Многие приглашали его учить в разных местах.

Кроме задачи обучения пению и чтению папа поручил ему внимательно изучить верования церкви англов и доложить о них по возвращении в Рим 807 . Также он привез с собой решения синода, созванного незадолго до того в Риме блаженным папой Мартином с участием 105 епископов 808 . Эти решения были прямо направлены против тех, кто доказывал наличие во Христе одной только воли 809 . Он попросил святейшего аббата Бенедикта сделать в его монастыре копию этих установлений. Те, кто защищал это учение, в то время сильно поколебали веру в Константинопольской церкви, но милостью Божьей были разоблачены и побеждены. Папа Агафон, желая знать, каково состояние английской церкви, как и церквей других стран, и насколько она свободна от еретической заразы, возложил эту задачу на преподобного аббата Иоанна, который уже собирался в Британию. Когда для этой самой цели в Британии собрался упомянутый нами собор, было обнаружено, как мы уже сказали, что все неколебимо хранят католическую веру, и копия решения об этом была отправлена в Рим.

Вернувшись в свою страну, Иоанн вскоре после преодоления океана заболел и умер. Из-за его великой привязанности к святому Мартину, монастырем которого он управлял, тело его было увезено в Тур 810и с почестями погребено там. Это сделали братья из Турской церкви, которые радушно принимали его по пути в Британию и просили на обратном пути в Рим ехать той же дорогой и вновь остановиться в их церкви. Они даже отправили с ним людей, чтобы сопровождать его и помогать в выполнении возложенной на него задачи. Хотя он и умер в пути, весть об исповедании англами католической веры достигла Рима и была с радостью встречена апостольским папой и всеми, кто слышал либо читал об этом.

ХIХ (ХVII).

Король Эгфрид женился на женщине по имени Эдильфрида, дочери много раз упомянутого короля восточных англов Анны, мужа весьма религиозного и благородного духом и деяниями. До того она была выдана за правителя Южного Гирве 811 , которого звали Тондберт, но он умер вскоре после женитьбы, и ее отдали Эгфриду. Прожив с ним двенадцать лет, она тем не менее сохранила славу вечной девственности; когда я спросил блаженной памяти епископа Вилфрида, правда ли это, поскольку некоторые в этом сомневались, он сказал мне, что имеет самое убедительное свидетельство ее девственности; ведь Эгфрид обещал ему имения и деньги, если он убедит королеву довести до конца их брак, ибо знал, что она ни к кому не привязана более, чем к Вилфриду. Нам не следует сомневаться, что случавшееся в прежние времена, как мы узнаем из достоверных источников, может происходить и в наши дни с помощью Господа, который обещал быть с нами даже до скончания века 812 . И Божье чудо нетления ее плоти после смерти свидетельствует о том, что она при жизни осталась не оскверненной связью с мужчиной.

Долгое время она просила короля позволить ей оставить заботы этого мира и служить Христу, единственному истиному Царю, в стенах монастыря; когда она с великим трудом добилась такого позволения, она ушла в монастырь аббатиссы Эббы, тетки Эгфрида, который находится в месте под названием Колуд 813 , и приняла от упомянутого предстоятеля Вилфрида чин и одеяние монахини. Год спустя она сама сделалась аббатиссой в месте, называемом Эльге 814 , где она выстроила монастырь и примером своей небесной жизни и учения сделалась матерью в девичестве для многих дев, посвященных Христу. Сообщают, что со времени прихода в монастырь она ни разу не надевала полотна, но носила только одеяние из грубой шерсти, а горячую ванну 815принимала только по великим праздникам, таким как Пасха, Пятидесятница и Богоявление, и то последней, когда все служительницы Христа уже помылись с ее помощью. Больше одного раза в день она ела только по праздникам или же по крайней необходимости; она всегда оставалась в храме после вечерней службы и молилась до рассвета, если ей не мешала болезнь. Некоторые говорят, что силой пророчества она не только предсказала, что причиной ее смерти станет чума, но и открыла всем число тех сестер монастыря, кто падет жертвой той же болезни. Она отошла к Господу вместе с прочими, пробыв аббатиссой семь лет. Когда настал ее черед, она по ее приказанию была похоронена в таком же деревянном гробу, как и прочие монахини.

В должности аббатиссы ей наследовала ее сестра Сексбурга 816 , которая была женой короля Кента Эрконберта. Спустя шестнадцать лет после смерти Эдильфриды аббатисса решила извлечь ее кости и поместить их в новый гроб в храме; она попросила нескольких братьев взять несколько каменных блоков и изготовить гроб для этого случая. Они сели в лодку - поскольку Эльге со всех сторон окружен реками и болотами и больших камней там нет - и поплыли к небольшой заброшенной крепости неподалеку, называемой на языке англов Грантакастир 817 . У стен крепости они нашли прекрасный гроб из белого мрамора со стоящей рядом крышкой, сделанной из того же камня 818 . Поняв, что Господь благословил их предприятие, они отвезли гроб в монастырь.

Когда могила святой девы и невесты Христовой была раскрыта и тело извлечено на свет, увидели, что оно нетленно, как будто покойная умерла и была похоронена в тот самый день. Об этом свидетельствуют упомянутый предстоятель Вилфрид и другие очевидцы; но самое надежное свидетельство исходит от врача по имени Кинефрид, который присутствовал при ее кончине и при ее поднятии из могилы. Он вспоминал, что во время ее болезни у нее под подбородком образовалась большая опухоль. “Я велел, - сказал он, - удалить опухоль, чтобы выпустить вредоносный гной. После этого два дня ей было легче, и многие думали, что она поправляется. Но на третий день к ней вернулись прежние боли, и скоро она покинула мир, поменяв боль и смерть на вечные здоровье и жизнь. Когда через несколько лет ее останки были извлечены из могилы, над ними воздвигли шатер, и все сообщество собралось вокруг с пением, братья с одной стороны, а сестры с другой. Сама аббатисса с несколькими людьми вошла внутрь, чтобы достать кости и омыть их, и тут мы услышали ее громкий возглас: ”Да славится имя Господа!” После этого они пригласили меня войти, приподняв полог шатра, и я увидел тело святой девы Божьей, извлеченное из могилы и лежащее на ложе так, будто она уснула. Они подняли ткань, закрывавшую ее лицо, и показали мне, что разрез, сделанный моим лезвием, затянулся, и от зияющей раны, бывшей в момент ее смерти, остался лишь едва заметный шрам 819 . Более того, льняные ткани, в которые было завернуто ее тело, остались такими же целыми и свежими, как в тот день, когда ими облекали ее непорочные члены”.

Говорят также, что, пораженная этой опухолью и болью в шее и подбородке, она с радостью принимала эту боль и много раз говорила:”Я хорошо сознаю, что заслужила тягость этой болезни на своей шее, ибо в юности я носила на шее избыточную тяжесть ожерелий. Верю, что Бог в Его благости послал мне эту боль, чтобы освободить от греха бесполезной суетности. Теперь вместо злата и жемчугов на шее моей горит эта красная опухоль”. Случалось, что прикосновением этих льняных тканей изгонялись демоны из тел одержимых ими, а иногда исцелялись и другие болезни. Говорят, что гроб, в котором она была похоронена прежде, исцеляет от глазных болезней; те, кто помолится, положив голову на гроб, быстро получают избавление от боли и тусклости в глазах. Итак, девы омыли тело, переодели его в новые одежды, отнесли в храм и поместили его в привезенный саркофаг, где оно покоится до сего дня, окруженное великим поклонением. Этот саркофаг чудесным образом подошел к телу девы, будто был сделан специально для нее, и отдельно вырезанное углубление для головы тоже точно подходило по ее размеру.

Местность Эльге простирается на шестьсот фамилий в провинции восточных англов и, как уже говорилось, напоминает остров, будучи со всех сторон окружена болотами или водой. Свое название она получила от большого количества угрей, которых ловят в болотах 820 . Эта служительница Господа пожелала воздвигнуть там монастырь, потому что, как было сказано, она происходила из той провинции.

ХХ (ХVIII).

Кажется подобающим поместить в этой истории гимн девственности, который я сложил много лет назад в элегическом размере 821в честь королевы и невесты Христовой, подражая Святому Писанию, в котором в историю вставлено множество песен, составленных, как хорошо известно, в размере стихов.

“Щедрый Один из Трех, владеющий всеми днями,
благослови мой труд, щедрый Один из Трех!
Битву воспел Марон 822 , я же - величье мира;
пою благодать Христа, как битву воспел Марон.
Песня моя чиста; пусть похищенье Елены
грешники воспоют, а песня моя чиста.
Божьи дары я пою, не беды Троянской осады;
радостные для всех Божьи дары я пою.
Свыше сошел Господь в утробу блаженную девы;
чтобы людей спасти, свыше сошел Господь.
Дева-Мать родила, став вратами Родителю мира;
Господа Бога Мария, Дева-Мать, родила.
Славит девичий хор Деву, мать Громовержца 823 ,
сияние чистое девства славит девичий хор.
Слава ее родила сии благородные всходы;
девственности цветы слава ее родила.
В огненном зеве печи не дрогнула дева Агата;
дева Евлалия выстояла в огненном зеве печи.
Диких смирила львов высокая духом Фекла,
и чистота Евфимии диких смирила львов.
Смехом встречала меч палача святая Агнесса;
в том же несчастье Цецилия смехом встречала меч 824 .
Многие в мире хвалы стяжали чистые сердцем;
любящим подобают многие в мире хвалы.
И наш украсился век столь же блаженною девой;
царственной Эдильфридой и наш украсился век.
Славой отцов была, родом и властью богата,
но показался Господь славнее ей славы отцов.
Красою она цвела на троне подзвездного царства
и, выше звезд утвердившись, красою она цвела.
Где же найти жениха, чтоб тебе, госпожа, подошел он?
Если жених твой Христос, где же найти жениха?
Матерь Царя времен восседает с тобою ныне;
может быть, ты сама - матерь Царя времен 825 .
Богу себя поручив, двенадцать годов преславных 826
в монастыре провела, Богу себя поручив.
Предавшись душой небесам, былую умножила славу,
и испустила дух, предавшись душой небесам.
В гробнице тело ее провело ноябрей дважды восемь 827 ;
но не подверглось тленью в гробнице тело ее.
Христос 828 , велика Твоя власть - даже в сырой гробнице
нетленно тело ее - Христос, велика Твоя власть!
Рассеялись тлен и болезнь перед блаженною славой,
вместе со страхом смерти рассеялись тлен и болезнь.
Льет слезы ярости враг, соблазнивший некогда Еву;
девой теперь побежден, льет слезы ярости враг.
Смотри же, Господня жена, земная пришла к тебе слава!
На славу грядущую в небе смотри же, Господня жена!
Много даров принесет факелов брачных сиянье 829 ;
в славе грядущий Жених много даров принесет.
Ныне сладчайше звучит еще небывалая песня;
гимн Жениху твоему ныне сладчайше звучит.
Оставив земную любовь для сонма блаженного Агнца,
навек не расстанешься с Ним, оставив земную любовь”.

ХХI (ХIХ).

В девятом году правления короля Эгфрида произошла жестокая битва между ним и королем мерсийцев Эдильредом у реки Трента, в которой был убит брат короля Эгфрида Элфвин 830 , юноша восемнадцати лет, весьма любимый в обеих провинциях, поскольку король Эдильред был женат на его сестре по имени Осфрида 831 . Хотя было множество причин для продолжения войны и вражды между королями и двумя воинственными народами, возлюбленный Богом архиепископ Теодор, уповая на Божью помощь, сумел погасить это великое и губительное пламя своим мудрым советом. В результате между королями и их народами был установлен мир, и за смерть королевского брата не потребовали других жизней, а только обычное денежное возмещение, которое платят за смерть брата королю, обязанному отомстить за него 832 . Так между этими королями и их королевствами на много лет воцарился мир.

ХХII (ХХ).

В битве, где был убит король Элфвин, произошел знаменательный случай, о котором, как я думаю, не следует умолчать, поскольку рассказ о нем может послужить к спасению многих. Во время сражения один из воинов короля, юноша по имени Имма, был повержен вместе с другими; весь день и следующую ночь он пролежал как мертвый среди убитых, но наконец пришел в сознание, сел и кое-как перевязал свои раны. Посидев немного, он встал и пошел искать товарищей, которые могли бы оказать ему помощь. Но в это время он был застигнут и пленен воинами врага, которые отвели его к своему господину, комиту короля Эдильреда. Спрошенный, кто он такой, он побоялся признаться в том, что он воин, и назвался бедным селянином 833 , обремененным семьей, который вместе с другими подобными ему принес воинам еду. Комит велел лечить его, но как только Имме стало лучше, его сковали, чтобы он не убежал ночью. Однако они никак не могли его заковать, поскольку цепи сразу спадали с него.

У него был брат по имени Тунна, священник и аббат монастыря в городе, который в его честь до сих пор зовется Туннакастир 834 . Узнав, что его брат пал в битве, Тунна пошел искать его тело и, найдя похожее на него во всех отношениях, решил, что это и есть его брат. Поэтому он отвез тело к себе в монастырь, с честью похоронил его и отслужил множество месс за упокой его души. Именно из-за этого Имму, как уже говорилось, не могли сковать, потому что цепи спадали с него. Пленивший его комит очень удивился этому и стал допытываться, не знает ли он развязывающих заклятий 835 , о которых говорят легенды. Но Инна сказал, что ничего не знает о таких заклятиях. “Однако, - сказал он, - у меня в моей стране есть брат-священник, и я знаю, что он считает меня мертвым и творит по мне частые мессы; поэтому, если бы я был сейчас на том свете, моя душа благодаря его заступничеству избавилась бы от наказания”. Когда он был в плену у комита, сторожившие его догадались по его обличью, одеянию и речи, что он не простого рода, как он сказал, а благородного. Тогда комит призвал его и велел открыть свое происхождение, обещая не причинять никакого вреда, если он честно расскажет, кто он. Пленник так и сделал и открыл, что он один из приближенных короля. Комит сказал: ”Я по всем твоим ответам понял, что ты не крестьянин, и ты должен был умереть, потому что все мои братья и родичи погибли в той битве 836 ; но я не убью тебя, чтобы не нарушать свое слово”.

Как только Инна выздоровел, комит продал его фризам 837в Лондонию, но ни по пути туда, ни у фризов его по-прежнему не удавалось сковать. Поэтому, когда враги попытались сковать его всеми возможными оковами и когда купивший его понял, что сделать это нельзя, ему позволили самому заплатить за себя выкуп. Оковы чаще всего спадали с него после третьего часа, когда обычно служится месса 838 . Поклявшись, что он привезет или пришлет хозяину деньги за выкуп 839 , он отправился в Кент к королю Хлотхеру, который был сыном сестры упомянутой королевы Эдильфриды 840 . Инна прежде служил королеве, поэтому он попросил у короля деньги на выкуп, получил их и послал хозяину, как обещал.

После этого он вернулся на родину, где встретил брата и рассказал ему обо всех своих бедах и об избавлении от них; из рассказа брата он понял, что оковы действительно спадали с него, когда за него служились мессы. Посему он решил, что другие блага и удачи, случившиеся с ним в моменты опасности, также дарованы ему Небом благодаря заботе его брата и принесению святой жертвы. Многие слышавшие об этом от упомянутого мужа были тем самым подвигнуты к большей вере и благочестию, к молитве и милосердию и к принесению дара жертвы Господней в святом причастии ради избавления своих близких, покинувших этот мир, ибо они поняли, что спасительная жертва служит вечному искуплению телесному и душевному.

Эту историю рассказал мне один из слышавших ее от того, с кем она случилась; поэтому, уверенный в ее истинности, я счел возможным включить ее в нашу церковную историю.

ХХIII (ХХI).

В следующем году - а это был год от воплощения Господа 680-й - умерла Хильда, которая, как уже говорилось, была аббатиссой в монастыре, называемом Стренескальк, и вернейшей служительницей Христовой. Она покинула этот мир в пятнадцатый день до декабрьских календ 841 , в возрасте 66 лет, совершив в земной жизни достаточно небесных деяний, чтобы заслужить награду небесной жизни. Ее годы делятся на две равные части, поскольку 33 года она прожила весьма достойно в миру и столько же лет еще более достойно прослужила Господу в монашестве. Она происходила из знатного рода и была дочерью Херерика, племянника короля Эдвина. Вместе с Эдвином она приобщилась к вере и таинствам Христовым благодаря учению блаженной памяти Паулина, первого епископа нортумбрийцев, и сохранила эту веру нерушимой до тех пор, пока не была сочтена достойной предстать перед Ним.

Когда она решила оставить мирскую жизнь и служить одному Господу, она направилась в провинцию восточных англов, поскольку была родственницей тамошнего короля. Она хотела, если возможно, отправиться потом в Галлию, оставив дом и все имущество, чтобы жить странницей во имя Господа в Кальском монастыре 842и тем самым легче достичь вечного небесного дома. Ее сестра Хересвида, мать короля восточных англов Элдвулфа, в то время жила в монастыре, соблюдая правило и ожидая небесного венца. Вдохновленная примером сестры, Хильда целый год провела в той провинции, намереваясь отбыть за море, но потом епископ Айдан вызвал ее на родину, где она получила фамилию земли к северу от реки Виур 843 , где еще год жила монашеской жизнью с немногими спутницами.

После этого она сделалась аббатиссой в обители под названием Херутей 844 , основанной незадолго до того Хейу, преданной служительницей Христа, которая, как говорят, была первой женщиной в Нортумбрии, принявшей монашеский обет от епископа Айдана. Основав монастырь, она вскоре удалилась в город Калкарию, который англы называют Келкакастир 845 , и поселилась там. Служительница Христова Хильда была поставлена управлять монастырем и сразу ввела там правило жизни, которому ее научили многие ученые мужи; ибо епископ Айдан и другие люди веры часто навещали ее, терпеливо поучали и сердечно любили за преданное служение Богу.

Когда она управляла монастырем уже несколько лет, всецело занятая утверждением там правила жизни, ей поручили учредить или привести в порядок монастырь в месте под названием Стренескальк; это возложенное на нее дело она выполнила с великим усердием. Там она ввела то же правило жизни, что и в первом монастыре, научив всех строго блюсти добродетели праведности, благочестия и чистоты, равно как и другие добродетели, но превыше всего - то, что способствует миру и милосердию. По примеру древней церкви никто там не был богат и никто не нуждался, ибо они пользовались всем сообща и не имели ничего в собственности 846 . Благоразумие ее было столь велико, что не только обычные люди, но и короли с правителями просили и получали ее совет в затруднительных обстоятельствах. Она побуждала своих подчиненных уделять так много времени изучению Святого Писания и творению добрых дел, что порой там было трудно найти кого-либо для выполнения церковных обязанностей, то есть для алтарного служения.

Пять человек из этого монастыря впоследствии стали епископами, а именно Боза, Этла, Офтфор, Иоанн и Вилфрид, все мужи редкого благочестия и святости. Первый, как уже говорилось, был посвящен в епископы Эборака; о втором можно вкратце сказать, что он был епископом города Доркика 847 . О двух последних будет рассказано позже; один из них стал епископом Хагустальдена, а другой - Эборака. Об Офтфоре следует сказать, что после того как он посвящал себя чтению и толкованию Писания в обоих монастырях Хильды, он отправился в Кент к блаженной памяти архиепископу Теодору, чтобы достигнуть еще больших высот. Проведя там немалое время в изучении священных наук, он отправился в Рим, что в те дни было настоящей доблестью. После возвращения в Британию он прибыл в провинцию Хвисса, где королем был Осрик 848 , и оставался там долгое время, проповедуя Слово веры и показывая пример святой жизни всем, кто видел и слышал его. В то время предстоятель провинции по имени Босел тяжело заболел и не мог выполнять епископские обязанности; поэтому Офтфор с общего одобрения был поставлен на его место и посвящен по приказу Эдильреда блаженнной памяти предстоятелем Вилфридом, который в то время был епископом срединных англов, поскольку архиепископ Теодор недавно умер и вместо него еще никого не назначили. До того как епископом в той малой провинции стал упомянутый человек Божий Босел, туда был назначен деятельнейший и ученейший муж великих дарований по имени Татфрид, тоже из монастыря Хильды, но он еще до посвящения был унесен безвременной смертью 849 .

Все, кто знал упомянутую служительницу Христову и аббатиссу Хильду, звали ее матерью за ее выдающиеся благочестие и доброту. Она не только была примером святой жизни для тех, кто жил в монастыре, но и давала возможность спасения и раскаяния тем, кто жил далеко и слышал рассказы о ее трудах и добродетелях. Так случилось в исполнение видения, которое было ее матери Брегусвиде, когда Хильда была еще ребенком. Когда ее муж Херерик жил в изгнании у короля бриттов Кердика 850 , где он был отравлен, Брегусвиде приснился сон, что он внезапно исчез, и она искала его, но нигде не могла найти. Посреди этих поисков она обнаружила у себя под одеждой прекраснейшее ожерелье, и, пока она разглядывала его, оно засияло светом столь ярким, что его дивное сияние осветило всю Британию. Это видение сбылось в ее дочери, поскольку ее жизнь была примером и светом не только для нее самой, но и для многих стремящихся жить праведно.

После того как она управляла монастырем много лет, блаженному Творцу нашего спасения угодно было призвать ее святую душу на суд долгой телесной немощи, чтобы, как у апостолов, ее сила могла быть явлена в слабости 851 . На нее напала лихорадка, которая мучила ее своим пылающим жаром, и шесть лет болезнь постоянно беспокоила ее, но все это время она не переставала возносить хвалы своему Создателю и наставлять публично и приватно вверенное ее заботе стадо. Наученная собственным опытом, она учила всех, кому даровано телесное здоровье, ревностно служить Господу и в телесной немощи не забывать преданно возносить Ему хвалы. На седьмом году ее болезни она начала страдать от внутренних болей, и вот настал ее последний день. Перед самым рассветом она получила причастие святейшего сообщества и, собрав бывших в обители служительниц Божьих, призвала их хранить евангельский мир друг с другом и со всеми прочими; еще продолжая ободрять их, она радостно встретила смерть или скорее, говоря словами Господа, “перешла от смерти в жизнь” 852 .

В ту же ночь всемогущему Господу было угодно открыть ее смерть видением в другом монастыре неподалеку, называемом Хаканос 853 , который она основала в том самом году. В этом монастыре жила женщина по имени Бегу 854 , которая тридцать или больше лет хранила девство ради Господа и служила Ему монашеской жизнью. Отдыхая в сестринском дормитории 855 , она вдруг услышала хорошо знакомый звук колокола, которым их призывали к молитве или созывали в час ухода одной из них из мира. Когда она открыла глаза, ей показалось, что крыша дома сдвинулась, а проникший сверху свет заполнил все помещение. Внимательно вглядевшись в этот свет, она увидела душу служительницы Божьей, возносящуюся в этом свете на небеса в окружении ангелов. Пробудившись и увидев других сестер, спящих вокруг нее, она поняла, что видела открывшееся ей во сне или же в видении. В великом испуге она тотчас встала и поспешила к деве по имени Фригита, которая тогда управляла монастырем вместо аббатиссы. Со многими слезами и глубокими вздохами она поведала, что аббатисса Хильда, общая их мать, покинула этот мир, и что она видела ее восходящей в столпе яркого света в сопровождении ангелов к обители вечного света, чтобы присоединиться к небесному сообществу. Услышав об этом, Фригита разбудила сестер, созвала их в церковь и велела предаться молитвам и пению псалмов за упокой души их матери. Этим они занимались весь остаток ночи, а на рассвете пришли братья из монастыря, где она умерла, и сообщили о ее смерти. Девы сказали, что уже знают об этом, и когда они в деталях рассказали, как и когда об этом услышали, выяснилось, что ее смерть открылась им в видении в тот самый час, когда, по словам братьев, она скончалась. В дивной гармонии вещей Богом было определено, чтобы в час, когда одни наблюдали за ее уходом из этой жизни, другие видели ее вхождение в вечное царство духа. Расстояние между этими двумя монастырями составляет почти тринадцать миль.

Говорят также, что в ту же ночь и в том же монастыре, где умерла служительница Божья, ее смерть открылась в видении одной из дев Христовых, глубоко преданных ей. Она видела, как душа Хильды поднимается к небесам в сопровождении ангелов. Об этом она рассказала слугам Божьим, которые были рядом в тот час, и призвала их молиться за ее душу; это случилось еще до того, как остальные в том сообществе узнали о ее смерти, поскольку об этом стало известно только следующим утром. Та монахиня с несколькими служительницами Христа была в то время в отдаленнейшей части монастыря, где женщины, ждущие вступления в монашескую жизнь, проводили время послушания, дожидаясь, пока их полностью обучат и примут в сообщество.

← Предыдущая страница | Следующая страница →