Поделиться Поделиться

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ НАРОДА АНГЛОВ 3 страница. О Хевроне и могилах патриархов 1000 он пишет:

О Хевроне и могилах патриархов 1000он пишет:

“От Хеврона, некогда бывшего городом и столицей царства Давидова, ныне остались лишь руины. В стадии к востоку, в долине, находится двойная пещера с могилами патриархов, обращенными головой на север; с четырех сторон она окружена стеной. Каждая могила покрыта одним камнем, имеющим форму базилики - у трех патриархов белым, а у Адама темным и хуже обработанным; он лежит недалеко от них, в дальнем углу у северной стены. Там находятся также меньшие размером и более бедные могилы трех их жен. В миле к северу от могил находится Мамврийский холм с плоской вершиной, поросший цветами и травой. На северной его стороне стоит дуб Авраама, от которого остался только ствол вдвое выше человеческого роста; вокруг дуба возведена церковь”.

Я добавил к истории для пользы читателей отрывки из этой книги, передающие ее смысл, но лишь кратко и сжато. Если кто-либо желает узнать больше, ему следует обратиться к самой книге или к сделанному мной ее изложению.

ХVIII.

В год от воплощения Господа 705-й умер Альдфрид, король Нортумбрии, правивший почти двенадцать лет. Ему наследовал сын Осред, мальчик восьми лет, который правил одиннадцать лет 1001 . В начале его царствования отошел в жизнь вечную Хэдда, епископ западных саксов 1002 . Он был мужем добрым и праведным, чья жизнь и епископское учение более следовали его любви к добродетели, нежели книжной премудрости. Преподобный епископ Пектельм 1003(о нем будет сказано в надлежащем месте), долго бывший диаконом и монахом у наследника Хэдды Альдхельма, сообщал о многих чудесах исцеления, случившихся в месте смерти Хэдды по причине его святости. Он рассказывал, что жители провинции брали землю с того места и растворяли ее в воде для лечения больных и что люди и коровы, которым давали пить или обрызгивали их этой водой, исцелялись. Они выкопали столько святой земли, что в том месте образовалась большая яма.

После смерти Хэдды епископство той провинции было разделено на две парухии. Одну дали Даниэлю, который управляет ею до сего дня, а другую Альдхельму, который деятельно управлял ей четыре года 1004 . Оба они были вполне сведущи в делах церкви и в науке Писания. Например, Альдхельм, еще будучи священником и аббатом монастыря в городе Майлдубе 1005 , написал по настоянию своего синода примечательную книгу об ошибках бриттов в исчислении Пасхи и в других вещах, противных чистоте правила и миру в Церкви; посредством этой книги он убедил многих бриттов, подвластных западным саксам, принять католическое исчисление Господней Пасхи 1006 . Он написал также превосходнейшую книгу о девственности в гекзаметрических стихах и в прозе, создав по примеру Седулия двойную работу 1007 . Будучи мужем обширных знаний, он написал и несколько других книг. Он обладал гладкостью стиля 1008и, как мы уже говорили, был известен своей эрудицией как в церковных, так и в общих науках. После его смерти епископом вместо него стал Фортхер 1009 , также весьма сведущий в Святом Писании.

Пока они управляли кафедрой, собор решил, что провинция южных саксов, подчинявшаяся до того епископу Венты, которым тогда был Даниэль, должна получить своего собственного епископа. Первым ее епископом стал Эдберт, аббат монастыря блаженной памяти епископа Вилфрида в месте под названием Селасей 1010 . Когда он умер, епископом стал Эолла, который тоже ушел из жизни несколько лет назад, и с тех пор епископство остается незанятым.

ХIХ.

В четвертый год царствования Осреда Кенред, с честью правивший некоторое время Мерсийским королевством, отказался от трона ради еще большей чести. Он отправился в Рим во время понтификата Константина, принял постриг и стал монахом в апостольском городе, где оставался до конца жизни, занятый молитвами, постом и благотворительностью. Ему наследовал Кеолред, сын того Эдильреда, что был предшественником Кенреда 1011 . С ним отправился также Оффа 1012 , сын упомянутого уже Сигхера, короля восточных саксов; он был столь достойным и прекрасным юношей, что весь народ умолял его остаться и принять царский скипетр. Он же, побуждаемый благочестием, оставил жену, земли, родных и отечество ради Христа и ради благовествования, чтобы получить во сто крат более в этой жизни и в веке грядущем жизни вечной 1013 . Он также, достигнув святых мест в Риме, принял постриг, окончил жизнь в монашестве и сподобился лицезреть блаженных апостолов в небесах, о чем так долго мечтал.

В том же году, когда они покинули Британию, в Инундальской провинции 1014окончил свои дни прославленный предстоятель Вилфрид 1015 , бывший епископом сорок пять лет. Его тело положили в гроб и отвезли в его монастырь, называемый Инрип, где похоронили в храме блаженного апостола Петра с почестями, подобающими такому понтифику. Вернемся назад, чтобы кратко изложить некоторые события его жизни. Еще в детстве он имел добрый нрав и был не по годам разумен; во всем он отличался такой скромностью и благоразумием, что взрослые любили и почитали его, словно он был одним из них. Достигнув возраста четырнадцати лет, он предпочел монашескую жизнь мирской. Когда он сказал об этом отцу, ибо мать его уже умерла, тот одобрил благое намерение мальчика и всячески ободрял его в этом достойном начинании. Так он явился на остров Линдисфарн, где посвятил себя служению монахам, стремясь поскорее научиться жить в чистоте и благочестии, как они. Со своим быстрым умом он скоро изучил псалмы 1016и многие другие книги; хотя он еще не принял постриг, он в полной мере был отмечен добродетелями смирения и послушания, которые куда важнее тонзуры; за это его возлюбили как старшие монахи, так и его ровесники. Прослужив Богу в том монастыре несколько лет, он с его трезвым умом скоро понял, что традиционный путь благочестия, которому следовали скотты, не вполне совершенен, и решил отправиться в Рим, чтобы изучить там церковные и монашеские обычаи апостольского престола. Когда он поведал об этом братьям, они одобрили его план и настояли на его исполнении. Тогда он направился к королеве Энфледе, поскольку она знала его, и именно по ее совету и настоянию он был принят в монастырь; ей он поведал о своем желании посетить порог блаженных апостолов. Она восхитилась благим намерениям юноши и послала его к своему кузену, кентскому королю Эрконберту, с просьбой доставить Вилфрида в Рим. В то время архиепископом там был Гонорий, один из учеников блаженного папы Григория, глубоко преданный делу Церкви. Некоторое время пытливый юноша провел в Кенте, прилежно изучая все, что видел, пока туда не прибыл другой юноша, упомянутый уже Бископ или Бенедикт из знатного английского рода, который также стремился попасть в Рим.

Король дал Вилфриду в спутники Бископа и велел им отправляться в Рим. Когда они достигли Лугдуна, Вилфрида задержал епископ этого города Дальфин 1017 , в то время как Бископ продолжил свое путешествие. Епископ был поражен разумными речами юноши, его красотой, трудолюбием и трезвостью суждений. Поэтому до конца пребывания он щедро снабжал Вилфрида и его спутников всем необходимым и даже предлагал дать ему в управление значительную часть Галлии, отдать в жены свою незамужнюю племянницу и сделать его своим приемным сыном. Вилфрид поблагодарил его за доброту к чужеземцу, но сказал, что он следует иным путем, ради которого оставил родину и отправился в Рим.

Когда епископ услышал это, он отпустил его в Рим, дал проводника в дорогу, снабдил всем необходимым для путешествия и попросил, чтобы при возвращении в его страну он выбрал тот же путь. По прибытии в Рим Вилфрид, как и намеревался, день за днем посвящал молитвам и изучению церковных наук. Он сдружился с архидиаконом Бонифацием, святейшим и ученейшим мужем, который также был советником папы. Под его руководством он изучил по очереди все четыре евангелия и узнал о правильном способе исчисления Пасхи, а также о многих иных церковных делах, неведомых в его стране. Проведя несколько месяцев в этих радостных занятиях, он вернулся к Дольфину в Галлию, где прожил три года, принял постриг и был так любим епископом, что тот хотел сделать его своим наследником. Этому помешала жестокая смерть епископа; поистине, Вилфрида хранили для того, чтобы он стал епископом у своего народа, то есть у англов. Королева Балдхильда 1018велела своим воинам казнить епископа; Вилфрид, как один из его клириков, последовал за ним к месту казни и вознамерился умереть вместе с ним, хотя сам епископ противился этому. Но когда палачи узнали, что он чужеземец из народа англов, они пощадили его и отказались предать смерти вместе с понтификом.

Вернувшись в Британию, он стал другом короля Альдфрида, который всегда стремился соблюдать обеты и католические правила церкви. Узнав, что Вилфрид тоже католик, он тут же даровал ему десять фамилий земли в месте под названием Станфорд 1019 , а потом и монастырь с тридцатью фамилиями в месте, именуемом Инрип 1020 . Сперва король дал это место тем, кто следовал обычаям скоттов, чтобы они построили там монастырь. Однако после, поставленные перед выбором, они предпочли покинуть обитель, чтобы не принимать католическую Пасху и другие правила Римской апостольской церкви; поэтому он отдал монастырь тому, кто придерживался более верных правил и обычаев.

В то время по приказу короля он был посвящен в сан в Инрипе упомянутым уже епископом гевиссеев Агильбертом, так как король пожелал, чтобы муж таких знаний и благочестия постоянно находился рядом с ним, как его духовник и наставник. В скором времени, когда, как уже объяснялось, секта 1021скоттов была изобличена и изгнана, Альдфрид по совету и согласия своего отца Освиу отправил Вилфрида в Галлию, чтобы тот же Агильберт, теперь уже предстоятель города Паризии, посвятил его в епископы. Вилфриду тогда было тридцать лет. Церемония посвящения прошла с большой торжественностью, и кроме Агильберта на ней присутствовало еще одиннадцать епископов. Поскольку Вилфрид задержался за морем, по приказу короля Освиу в епископы Эборака был посвящен, как уже говорилось, святой муж по имени Хад. Он превосходно управлял церковью три года, а после удалился в Лестингейский монастырь, и Вилфрид стал епископом всей Нортумбрийской провинции.

Позднее, в царствование Эгфрида, Вилфрид был изгнан из епископства, и на его место, как уже было сказано, поставили других предстоятелей. Намереваясь отправиться в Рим и изложить свое дело апостольскому папе, он сел на корабль и был отнесен западным ветром в Фризию, где его с почетом встретили варвары и их король Альдгисль 1022 . Он проповедовал им Христа и, просветив многие тысячи их словом веры, омыл их от запятнавших их грехов в источнике Спасителя. Так он начал труд обращения, завершенный впоследствии с великим рвением преподобнейшим понтификом Христовым Виллибрордом. Зиму он провел в радости с этим новым Божьим народом, а после продолжил путешествие в Рим. Его дело было рассмотрено в присутствии папы Агафона и многих епископов, и сообща они решили, что он осужден несправедливо и достоин епископского сана.

В то время папа Агафон созвал в Риме собор 125 епископов для осуждения тех, кто провозгласил, будто в нашем Господе Спасителе действует лишь одна воля 1023 . Он приказал Вилфриду занять место среди епископов и исповедовать свою веру, как и веру провинции и острова, откуда он прибыл. Узнав, что он и его народ придерживаются католической веры, собравшиеся решили поместить в деяния собора такие слова:”Возлюбленный Богом Вилфрид, епископ города Эборака, обратился к апостольскому престолу со своим делом и был очищен им от всех обвинений, высказанных и невысказанных, и приглашен судить на собор со 125 прочими епископами, и исповедал истиную и католическую веру всей северной части Британии 1024и Ибернии, островов, населенных народами англов и бриттов вместе со скоттами и пиктами, и скрепил это своей подписью”.

После этого Вилфрид вернулся в Британию 1025и обратил провинцию южных саксов из идолослужения в веру Христову. Также он послал проповедников Слова на остров Векту; во втором году Альдфрида, наследника Эгфрида, он по приглашению короля вернулся в свое епископство. Однако пять лет спустя он вновь был обвинен и изгнан королем и несколькими епископами. 1026Отправившись в Рим, он получил возможность защитить себя перед папой Иоанном и многими епископами в присутствии своих обвинителей. Общим согласием было решено, что обвинения против него, по крайней мере часть их, были ложными 1027 ; папа написал королям англов Эдильреду и Альдфриду и велел им вернуть Вилфриду епископство, поскольку он был несправедливо обвинен.

Его оправданию во многом помогло чтение деяний собора блаженной памяти папы Агафона, во время которого Вилфрид был в Городе 1028и восседал на совете с епископами, как уже было сказано. Когда по приказу апостольского папы деяния собора несколько дней подряд зачитывались перед знатью и большой толпой народа, они нашли там такую запись:”Возлюбленный Богом Вилфрид, епископ города Эборака, обратился к апостольскому престолу со своим делом и был очищен им от всех обвинений, высказанных и невысказанных” и так далее, как приведено выше. Когда это прочли, все слушатели изумились и после окончания чтения стали спрашивать друг друга, кто таков этот епископ Вилфрид. Тогда советник папы Бонифаций и другие, видевшие его во времена папы Агафона, сказали, что это епископ, неправедно обвиненный своими собратьями и пришедший недавно в Рим искать справедливости у апостольского престола. “Этот человек, - сказали они, - давно еще являлся сюда по такому же поводу; тогда блаженной памяти папа Агафон быстро разрешил дело и спор между двумя сторонами и вынес решение, по которому лишение его кафедры было незаконным. Папа удостоил его такой чести, что велел присутствовать на совете епископов как мужу нерушимой веры и честной души”. Услышав это, они склонили папу объявить, что такой славный муж, бывший епископом почти сорок лет, не может быть осужден, но должен вернуться к себе с честью, полностью очищенный от всех обвинений.

Когда он по пути в Британию достиг Галлии, ему внезапно стало плохо и делалось все хуже, и в конце концов он не мог уже ехать верхом, и слугам пришлось нести его на носилках. Он добрался до галльского города Мельда 1029 , где пролежал как мертвый четыре дня и ночи, лишь слабым дыханием возвещая, что он еще жив. Все эти четыре дня и ночи он провел без пищи и питья, не говоря и не слыша, а в начале пятого дня очнулся и сел, словно восстав от долгого сна. Открыв глаза, он увидел вокруг себя братьев, которые пели псалмы и плакали; тогда он тихо вздохнул и спросил, где священник Акка. Акка немедленно пришел и увидел, что больному лучше и он может говорить; вместе со всеми братьями он пал на колени и вознес хвалы Господу. Некоторое время они сидели и говорили с трепетом о высшем суде, потом он попросил всех выйти и сказал священнику Акке: ”Я только что видел устрашающее видение, о котором ты должен услышать, но держи это в тайне, пока будет на то Господня воля. Передо мной предстал дивный обликом незнакомец в сияющих одеждах, который возвестил, что он архангел Михаил, и добавил:”Я послан спасти тебя от смерти, ибо Господь даровал тебе жизнь в ответ на твои молитвы и слезы твоих учеников и братьев, а также по заступничеству Его блаженной матери, приснодевы Марии. Я говорю тебе, что ныне ты исцелишься от своей болезни, но готовься, ибо через четыре года я вновь явлюсь тебе. Ты вернешься на родину, получишь большую часть отнятых у тебя владений и окончишь свои дни в покое и мире 1030 ”.

Так епископ выздоровел, и все, узнав об этом, возрадовались и вознесли хвалы Богу; он продолжил путь и вскоре прибыл в Британию. Прочитав письма папы, архиепископ Бертвальд и Эдильред, который был королем, а после стал аббатом, с готовностью приняли его. Эдильред велел Кенреду, которого он сделал королем вместо себя, жить с епископом в дружбе, и тот послушался. Альдфрид, король Нортумбрии, не хотел пускать его обратно, но он прожил недолго, а при его наследнике Осреде на реке Нидд был созван собор, и его участники, выслушав обе стороны, решили вернуть ему епископство в его церкви 1031 . Там он жил в мире четыре года до дня своей смерти. Умер он в своем монастыре в провинции Ундаль, которым тогда управлял аббат Кутбальд; братья отвезли его в первый его монастырь Инрип и похоронили в храме блаженного апостола Петра на южной стороне от алтаря, как уже говорилось. Над ним была начертана следующая эпитафия:

“В месте покоится этом великого Вилфрида тело,
храм сей воздвигшего ради любови Господней
и освятившего именем благословенным Петровым,
кому сам Христос дал ключи от Небесного Царства.
Храм сей он в пурпур 1032и злато одел, водрузив на вершине
знак триумфальный креста, что сверкает металлом;
также для храма евангелий он изготовил четыре,
златом расписанных, как подобает святыне,
и в золотые оклады одетых искусной работой 1033 ;
праздник пасхальный приведен им в должный порядок
по католическим правилам, что нам отцы завещали.
Верный догматам, ошибки изгнал и сомненья
и свой народ научил истине, скрытой в обрядах 1034 .
В этих стенах он взрастил рой достославных монахов,
как пчеловод 1035 , воспитал их и правила дал поведенья,
установленья блаженных отцов передав по наследству.
Дома и за морем много тревог претерпевши великих,
трижды пятнадцать годов он нес предстоятеля жребий,
и наконец отдохнул, воспарив к светлым радостям неба.
Даруй, Иисусе, и нам пастыря нашего участь!”

ХХ.

В следующий год после кончины отца Вилфрида, то есть в пятом году царствования Осреда, преподобнейший отец Адриан, аббат, сотруждавший в Слове Божьем блаженной памяти Теодору, умер и был похоронен в его монастыре, в храме блаженной Матери Божьей, спустя сорок один год после того, как папа Виталиан послал его с Теодором, и спустя тридцать девять лет после его прибытия в Британию. Одним из многих свидетельств его и Теодора учености служит то, что его ученик Альбин 1036 , сменивший его во главе монастыря, был так сведущ в искусстве письма, что хорошо знал греческий язык, а латынь изучил не хуже родного своего языка англов.

Вместо Вилфрида епископом Хагустальдена стал его священник Акка 1037 , муж весьма деятельный и прославленный перед Богом и людьми. Он украсил свой храм, посвященный блаженному апостолу Андрею, всяческими сооружениями и дивными работами мастеров. До сих пор он тратит много сил, собирая повсюду реликвии блаженных апостолов и мучеников Христовых, воздвигает для их прославления алтари и строит в храме капеллы. Он также устроил крупнейшую и славнейшую библиотеку, где собраны истории о страстях мучеников и другие церковные книги. Еще он заботливо приобретает для украшения дома Божьего священные сосуды, светильники и тому подобные вещи. Более того, он пригласил знаменитого певца по имени Мабан 1038 , обученного искусству пения кентскими наследниками учеников блаженного папы Григория, чтобы учить его самого и его людей. За двенадцать лет тот научил их незнакомой им церковной музыке, а знакомой, которая исказилась от долгого использования или от небрежения, вернул первоначальный вид. Епископ Акка и сам был весьма опытным певцом и ученейшим богословом, неколебимым в исповедании католической веры и хорошо знакомым с обычаями церкви; таким он будет всегда, пока не стяжает награду за свои благочестие и ревностность. С детства он жил среди клириков святейшего Бозы, епископа Эборакского, и учился у них. Потом он пришел к епископу Вилфриду в надежде найти лучший путь жизни и продолжал служить ему до самой его смерти; с ним он отправился в Рим и узнал там о многих установлениях святой церкви, о которых не мог добыть сведений у себя на родине.

ХХI.

В то время Нейтон 1039 , король пиктов, которые жили в северных областях Британии, прилежно изучал церковные писания, желая исправить ошибку, которой он и его народ до тех пор придерживались в исчислении Пасхи; после он побудил весь народ праздновать вместе с ним католический день Господня Воскресения. Чтобы сделать переход более легким и подкрепить его большим авторитетом, он обратился за помощью к англам, которые, как он знал, давно уже следуют в своих обычаях веры примеру святой Римской апостольской церкви. Поэтому он отправил посланцев к достопочтенному Кеолфриду, аббату монастыря блаженных апостолов Петра и Павла, часть которого находится в устье реки Виур, а другая часть - у реки Тина, в месте под названием Ингирвум 1040 . Кеолфрид со славой управлял этим монастырем после упомянутого уже Бенедикта 1041 . Король попросил аббата сообщить ему в письме сведения, которые помогли бы посрамить тех, кто предпочитает праздновать Пасху в неверное время, а также сведения о форме и виде тонзуры, которую должны носить клирики; он задавал вопросы, хотя и сам немало знал об этих делах. Также он просил прислать ему строителей, чтобы они выстроили в его стране каменную церковь по римскому обычаю 1042 , которую он обещал посвятить блаженному предводителю апостолов. Он также писал, что он и его народ всегда будут преданы обычаям святой Римской апостольской церкви, если только смогут узнать их, находясь в таком отдалении от римлян и их языка. Аббат Кеолфрид удовлетворил эти смиренные пожелания и просьбы, послав к королю строителей вместе с письмом 1043 , в котором написано следующее:

“Величайшему и славнейшему господину королю Нейтону шлет приветствие в Господе аббат Кеолфрид.

Со всей готовностью мы попытаемся объяснить тебе, преданный Богу король, по твоему желанию и просьбе способ католического исчисления праздника святой Пасхи, как мы узнали его от апостольского престола. Ведь мы знаем, что стремление правителей учиться, учить и хранить истину - это дар, посланный небом святой Господней Церкви. Некий светский писатель истинно сказал, что мир был бы счастлив, если бы короли были философами, а философы королями 1044 . Но если житель этого мира может правдиво судить о мирской философии и о мирских делах правления, то жители нашего небесного дома, ныне странствующие в этом мире, должны уповать и молиться, чтобы чем могущественнее был человек, тем больше стремился он следовать велениям Судьи нашего, что царит надо всем, и своим примером и властью побуждал и подданных следовать этим велениям.

Вот три правила исчисления Пасхи, завешанные нам Святым Писанием, с которым не может спорить никакое человеческое разумение; два из них содержатся в законе Моисея, а третье добавлено благовествованием после страстей и воскрешения Господа. Закон гласит, что Пасха должна отмечаться в первый месяц года, в третью его неделю, то есть с пятнадцатого по двадцать первый день месяца. Апостольское правило из Евангелия добавляет, что в эту третью неделю мы должны дожидаться Господня дня и с него начинать празднование Пасхи. Если же ты желаешь узнать это детально и более полно, то в Исходе написано, что когда детям Израиля было приказано праздновать их первую Пасху после освобождения из Египта, “сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: “Месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым да будет он у вас между месяцами года. Скажите всему обществу сынов Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство”. И далее:”И пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца; тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером” 1045 . Из этих слов ясно следует, что в исчислении Пасхи хоть и упоминается четырнадцатый день, но нигде не говорится, что Пасху следует праздновать именно в этот день. Сказано, что агнца следует закласть вечером четырнадцатого дня, то есть в пятнадцатый день лунного месяца, когда с появлением луны и начинается третья неделя; ведь именно в ночь пятнадцатой луны были повержены египтяне, и Израиль освободился из долгого рабства. Сказано:”Семь дней ешьте пресный хлеб” 1046 ; эти слова прямо указывают, что следует праздновать всю третью неделю первого месяца. Чтобы мы не подумали, что эти семь дней занимают промежуток от четырнадцатого до двадцатого дня, дальше добавлено:”С самого первого дня уничтожьте квасное в домах ваших, ибо кто будет есть квасное с первого дня до седьмого дня, душа та истреблена будет из среды Израиля”. И далее:”ибо в сей самый день Я вывел ополчения ваши из земли Египетской” 1047 .

Так Он сам называет первый день опресноков днем, в который Он вывел их ополчения из Египта. Ясно, что они были выведены из Египта не в четырнадцатый день, в который вечером был заклан агнец и который справедливо именуется Пасхой или “прохождением” 1048 , а в пятнадцатый день, как ясно указывается в книге Чисел: ”из Раамсеса отправились они в первый месяц, в пятнадцатый день первого месяца; на другой день Пасхи вышли сыны Израилевы под рукою высокою” 1049 . И так семь дней опресноков, в первый из которых народ Господень был выведен из Египта, тянутся, как мы уже сказали, от начала третьей недели, то есть пятнадцатого дня первого месяца, до конца двадцать первого дня того же месяца. Четырнадцатый день отличается от них самим именем Пасхи, что ясно показано в Исходе; после слов: «В сей самый день Я вывел ополчения ваши из земли Египетской”, - сразу же следует продолжение: ”наблюдайте день сей в роды ваши, как установление вечное. С четырнадцатого дня первого месяца с вечера ешьте пресный хлеб до вечера двадцать первого дня того же месяца; семь дней не должно быть закваски в домах ваших” 1050 . Всякий может увидеть, что это не семь дней, а восемь, если включать четырнадцатый день в их число. Но более внимательное изучение истины Писания доказывает, что хотя в промежутке между вечером четырнадцатого и вечером двадцать первого вечер четырнадцатого дня отмечен началом пасхальной трапезы, весь праздник занимает лишь семь ночей и такое же количество дней. Поэтому мы определяем, что время Пасхи отмечается в первый месяц года, в третью неделю, и это именно третья неделя, поскольку она начинается вечером четырнадцатого дня и заканчивается вечером двадцать первого.

Но поскольку Христос является нашей Пасхой, закланной за нас 1051 , и Он сделал Господень день, который у древних был первым днем недели, днем Своего воскресения, апостольская традиция внесла это в праздник Пасхи, но также установила, что время Пасхи, установленное законом, нельзя ни ускорять, ни отменять. Она определила, что по правилам закона мы должны ждать первого месяца года, четырнадцатого дня этого месяца и вечера этого дня. Если этот день придется на субботу, то должны все мужи по домам и семействам взять агнца и вечером закласть его, что в церквах всего мира, образующих единую католическую Церковь, означает приуготовление хлеба и вина к таинству плоти и крови незапятнанного Агнца, взявшего на себя грех мира 1052 . После должных пасхальных обрядов, молитв и церемоний они должны принести все это Господу в надежде на грядущее искупление. Ибо это ночь, в которую сыновья Израиля кровью агнца были выведены из Египта, и также ночь, в которую Воскресением Христовым весь народ Божий избавлен был от вечной смерти. Потом, на рассвете Господнего дня, им следует отметить первый день пасхального праздника, поскольку в этот самый день Господь явил славу Своего Воскресения, когда ученики Его возрадовались Божественному откровению. Также это первый день опресноков, о чем ясно сказано в Левите:”В первый месяц, в четырнадцатый день месяца Пасха Господня; и в пятнадцатый день того же месяца праздник опресноков Господу; семь дней ешьте опресноки. Первый день да будет у вас славнейшим и святым” 1053 .

Если бы Господень день всегда приходился на пятнадцатый день первого месяца или на пятнадцатую луну, мы всегда бы праздновали Пасху в то же время, что и древний народ Божий; хотя природа жертвы иная, но приносится она с той же самой верой. Но поскольку этот день не совпадает с движением луны, апостольская традиция, основанная в Риме блаженным Петром и подтвержденная в Александрии его переводчиком, евангелистом Марком, установила, что с приходом первого месяца и вечера его четырнадцатого дня мы должны ждать воскресенья, которое приходится между пятнадцатым и двадцать первым днями месяца. И Пасха по праву отмечается в тот из этих дней, на который выпадает, поскольку это один из семи дней, на которые приходится праздник опресноков. Так получается, что наша Пасха никогда не случается прежде или после третьей недели месяца, но отмечается все семь указанных дней опресноков или хотя бы часть их. Но даже если Пасха включает всего один из них, а именно седьмой, то это день, который Писание ценит столь высоко, говоря:”Седьмой день да будет славнейшим и святым; никакой работы не работайте” 1054 . Никто не сможет утверждать, что мы неверно празднуем Пасху в день, отнесенный Евангелием к третьей неделе первого месяца, как того требует закон.

← Предыдущая страница | Следующая страница →