Поделиться Поделиться

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ НАРОДА АНГЛОВ 4 страница. В обители той аббатиссы был некий брат, отмеченный особой благодатью Божьей 856, который умел слагать религиозные и благочестивые песни; то

ХХIV (ХХII).

В обители той аббатиссы был некий брат, отмеченный особой благодатью Божьей 856 , который умел слагать религиозные и благочестивые песни; то, что он узнавал путем пересказа из святых писаний, он сразу же обращал в приятные и трогательные стихи на родном языке англов. Во многих душах его песни зажгли презрение к миру и стремление к жизни небесной. После него многие англы пытались складывать религиозные поэмы, но никто не мог сравниться с ним, ибо он научился песенному дару не от людей и не через людей 857 , но получил этот дар милостью Божьей. Потому он не слагал легкомысленных или пустых поэм, но с его благочестивых уст слетало лишь то, что было проникнуто благочестием. До зрелых лет он жил в миру и никогда не учил ни одной песни 858 . Когда на пирах, где для увеселения часто пели песни по очереди, ему протягивали арфу 859 , он в смущении вставал посреди пира и шел домой.

После одного такого случая он покинул дом пиршества и пошел в хлев к коровам, поскольку была его очередь сторожить их ночью 860 . В скором времени он расслабил члены и уснул, и во сне некто подошел к нему, приветствовал и назвал по имени. “Кэдмон 861 , - сказал незнакомец, - спой мне что-нибудь”. Кэдмон ответил: ”Я не умею петь; из-за этого я и оставил пир и пришел сюда”. Тогда незнакомец сказал: ”Все равно спой мне”. “Что же мне спеть?” - спросил Кэдмон. “Спой о начале творения”, - сказал тот. И Кэдмон начал никогда не слышанными им прежде стихами петь хвалы Господу Создателю, которые можно передать так 862 :

“Ныне восхвалим громко
Творца Небесного Царства,
Создателя всякой силы
с Его премудрым советом,
деяния Отца славы,
когда Он, предвечный Боже,
дал всем чудесам начало.
Сначала воздвиг Он небо,
укрыв им детей человека,
и после великий Хранитель
всего человечьего рода,
создал Всемогущий землю”.

Вот что он спел во сне - по смыслу, но не по точному порядку слов, поскольку невозможно точно перевести стихи, особенно столь искусно сложенные, с одного языка на другой без потери какой-то части их красоты и благородства. Проснувшись, он вспомнил все, что пел во сне, и тут же сложил новые стихи в той же манере, восхваляя Бога подобающим стилем.

Утром он пошел к управителю 863 , который был его хозяином, и рассказал ему о полученном даре, после чего управитель отвел его к аббатиссе. Его заставили пересказать свой сон и спеть его стихи перед лицом ученых мужей, чтобы они могли судить о природе и происхождении того дара, о котором он говорил; всем им стало ясно, что Господь даровал ему небесную милость. Тогда они прочли ему отрывок из Святого Писания или проповеди и предложили, если он сможет, изложить этот отрывок в стихах. Он взялся за дело и на следующее утро повторил прочитанный ему отрывок, облеченный им в форму дивных стихов. Аббатисса, признав в этом муже благодать Божью, побудила его оставить мирскую жизнь и принять монашеский обет. Она приняла его в братское сообщество со всем, что у него было, и велела научить его по порядку священной истории. Он выслушал все, что мог узнать от них, запомнил и пережевал это, как чистое животное, жующее жвачку 864 , и обратил в мелодичнейшие стихи, звучавшие так сладко, что его учителя в свою очередь стали его слушателями. Он пел о сотворении мира, о происхождении человеческого рода и всего бытия, об исходе Израиля из Египта и пути его в обетованную землю и о многих других историях, взятых из святых писаний; о воплощении, страстях и воскрешении Господа, о Его восшествии на небеса, о сошествии Святого Духа на апостолов и об их проповеди; также о страхе грядущего суда, об ужасах адских мук и радостях Небесного Царства. В дополнение он сложил много других песен о Божьих милостях и карах, которые, по его мысли, должны были отвратить слушателей от греха и обратить их к любви и добродеянию. Он был благочестивейшим мужем, смиренно посвятившим себя соблюдению правила, и с великим рвением противостоял тем, кто жил иначе; поэтому его жизнь закончилась так прекрасно.

За четырнадцать дней до того, как пришел час его ухода, он был сражен телесной немощью, позволявшей ему, однако, ходить и говорить. Невдалеке находилось здание, где содержались больные и умирающие. Вечером того дня, когда Кэдмон умер, он попросил своего помощника 865подготовить в том здании место для него. Помощник сделал, как было сказано, хоть и был удивлен, поскольку Кэдмон совсем не был похож на умирающего. Они пошли в то здание и там говорили и шутили с теми, кто уже был там, до полуночи, когда он вдруг спросил, есть ли у них здесь святые дары. Они спросили: ”Зачем тебе святые дары? Ты ведь не собираешься умирать, раз говоришь с нами так радостно, будто находишься в добром здравии”. “Все равно, - сказал он, - принесите мне святые дары”. Взяв святые дары в руки, он спросил у всех, прощают ли они его и не таят ли на него злобы, обиды или зависти. Все ответили, что прощают его и не питают к нему ни малейшей злобы, и в свою очередь спросили, любит ли он их. Он ответил:”Дети мои, я люблю всех слуг Божьих”. Так, укрепив себя помощью Бога, он подготовился к путешествию в будущую жизнь. Потом он спросил, близок ли час, когда братья выходят на вечернюю молитву Господу. Ему ответили: ”Он недалек”. ”Хорошо, - сказал он, - дождемся его”. Осенив себя знамением святого креста, он склонил голову на подушку и уснул, и так в молчании окончилась его жизнь. Он служил Господу просто и чистосердечно, со спокойной преданностью, и так же спокойно покинул сей мир и отошел к Нему; и его язык, изрекший столь много благих слов во славу Создателя, последние слова также обратил к Нему, когда он осенил себя знаком креста и предал свой дух в руки Божьи. Из всего сказанного следует также, что он предвидел день своей смерти.

ХХV (ХХIII).

В то время упомянутая выше женская обитель у города Колуд 866по небрежению сгорела дотла. Все, знавшие истину, легко поняли, что случилось это из-за нечестия живших там и особенно тех, кто начальствовал над ними. Но Господь в милости Своей предупредил их о готовившейся каре, чтобы могли они исправить свои пути и постом, слезами и молитвами отвратить от себя гнев Судьи праведного, как сделали это жители Ниневии 867 .

В том монастыре жил скотт по имени Адамнан 868 , который был так ревностен в воздержании и молитве, что принимал еду и питье только по воскресеньям и четвергам и часто проводил целые ночи в бдениях и молитвах. Сначала он жил такой строгой и стесненной жизнью ради искупления сотворенного им зла, но позднее то, что он делал в наказание, вошло в привычку.

В юности он сотворил некий грех, но после, одумавшись, ужаснулся и убоялся кары праведного Судьи. Поэтому он пошел к священнику, который, как он надеялся, мог указать ему путь к спасению. Сознавшись в своем грехе, он спросил, как ему спастись от будущего гнева 869 . Священник, выслушав его, сказал: ”Сильное ранение требует сильнейшего лекарства; потому предайся изо всех своих сил посту, псалмопению и молитве, чтобы, представ перед Господом с исповедью 870 , мог ты добиться прощения”. Он же был в великой печали от сознания своей вины и желал как можно скорее избавиться от незримо гнетущих его уз греха, потому сказал: ”Я еще молод годами и силен телом; я легко вынесу любое покаяние, что ты назначишь, чтобы только спастись в день Господень, даже если ты велишь мне молиться всю ночь или голодать целую неделю” 871 . Священник сказал: ”Оставаться без пищи целую неделю не нужно; достаточно двух или трех дней. Делай это, пока я снова не приду к тебе, и тогда я подробнее расскажу, что тебе делать и как далеко ты можешь зайти в своем покаянии”. С этими словами священник ушел, указав ему способ покаяния; потом он по какой-то причине вернулся к себе на родину в Ибернию и не исполнил обещанного. Адамнан же помнил его слова и свое обещание и всецело отдался слезам покаяния, святым бдениям и воздержанию. Как уже было сказано, он ел только по четвергам и воскресеньям, а остальные дни голодал. Узнав, что священник вернулся в Ибернию и там умер, он продолжал выполнять свое обещание и хранить то же воздержание; так, хотя он начал такую жизнь из страха Божьего и в наказание за вину, он охотно продолжал ее из любви к Богу.

Однажды, когда он с терпением жил так уже долгое время, он в сопровождении одного из братьев покинул монастырь. На обратном пути, когда они уже приблизились к монастырю и увидели его здания, человек Божий залился слезами, и на лице его отразилась сердечная печаль. Когда спутник Адамнана спросил, что случилось, он получил ответ: ”Все эти здания, что ты видишь, и общие, и жилые, скоро обратятся в пепел”. Об этом другой монах сразу после прибытия рассказал аббатиссе Эббе, и она, встревоженная пророчеством, призвала к себе Адамнана и спросила, откуда он знает о том. Он ответил:”Я недавно был погружен в бдение и пение псалмов, когда вдруг увидел, что рядом стоит некто незнакомый. Я был весьма изумлен, но он велел мне не пугаться и добавил дружеским тоном: ”Ты хорошо делаешь, что вместо сна посвящаешь ночь бдению и молитве”. Я ответил: ”Я знаю, что должен бодрствовать и молить Господа простить мои грехи”. “Ты говоришь верно, - сказал он, - но многим здесь, помимо тебя, следует искупать грехи добрыми делами и, освободив себя от земных забот, трудиться ради воспитания стремления к небесному благу; жаль, что немногие делают это. Я только что посетил все здания этой обители, осмотрел кельи и спальни и, кроме тебя, не нашел никого, кто был бы озабочен спасением души. Все они, мужчины и женщины, пребывают в сонном отупении или, хуже того, бодрствуют во грехе. Кельи, построенные для молитв и чтения, стали прибежищем чревоугодия, пьянства, суесловия и прочих пороков; даже девы, посвященные Господу, забыли уважение к своему сану и при любом удобном случае ткут себе узорные одежды и наряжаются в них, подобно невестам 872 , или же приводят к себе мужчин извне 873 . Поистине, на это место и его обитателей падет суровая кара с небес в виде бушующего огня”. Аббатисса спросила:”Почему же ты не открыл мне этого раньше?” Он сказал:”Я боялся сделать это из уважения к вам, чтобы вас не беспокоить; к тому же, пусть вас утешит то, что бедствие случится не в ваше время”. Когда о видении стало известно, жившие в монастыре на несколько дней испугались, оставили свои грехи и покаялись. Однако после смерти аббатиссы они вернулись к прежней нечистоте и творили даже худшие преступления; и вот, когда они говорили “мир и безопасность” 874 , внезапно предсказанные наказание и кара пали на них.

Обо всем этом мне поведал мой преподобнейший сослужитель Эдгисль, живший в том монастыре. Он жил там уже после того, как монастырь, превратившийся в развалины, оставило большинство обитателей; там он и умер. Я счел нужным включить этот рассказ в нашу историю, чтобы читатель узнал о деяниях Божьих, и о том, как страшен Он в делах над сынами человеческими 875 . Ни в какой час мы не должны забываться в плотских наслаждениях и забывать о Суде Божьем, чтобы не обрушил Он на нас Свой праведный гнев и не наказал нас временными убытками или, что хуже, не осудил нас более сурово и не изверг в вечную погибель.

ХХVI (ХХIV).

В год от воплощения Господа 684-й король Нортумбрии Эгфрид послал в Ибернию дукса Берта 876с войском, который жестоко обрушился на сей безобидный народ, всегда дружественный к англам, и не пощадил в своей враждебности ни храмов, ни монастырей 877 . Островитяне сопротивлялись как могли, положившись на милосердную помощь Божью и непрестанными молитвами взывая к Его мщению. И хотя проклинающие не наследуют Царства Божия 878 , можно не сомневаться, что справедливо проклинаемый за свои злодеяния вскоре получит месть за грехи от руки Бога. В следующем году король отправил войско для разорения провинции пиктов вопреки советам его друзей и особенно блаженной памяти Кутберта, который незадолго до этого сделался епископом 879 . Враг обратился в притворное бегство и завлек короля в некий узкий проход между неприступных скал; там он и погиб вместе с большей частью своего войска в десятый день до июньских календ 880 , на сороковом году жизни и на пятнадцатом году царствования. Как я сказал, друзья просили его не начинать похода; но в предыдущем году он не послушал преподобнейшего отца Эгберта, который так же просил его не нападать на скоттов, не сделавших ему никакого вреда; в наказание за этот грех он не послушал и тех, кто пытался спасти от гибели его самого.

С того времени надежды и силы королевства англов “схлынули и пошли на убыль” 881 , поскольку пикты вернули свою землю, которой прежде владели англы, а жившие в Британии скотты и часть бриттов восстановили независимость и пользуются ей вот уже сорок шесть лет. Многие англы погибли от меча, были пленены или спаслись бегством из страны пиктов; среди последних был преподобнейший слуга Божий Трумвин, поставленный над ними епископом. Он со своими людьми бежал из монастыря Абберкурниг, который хоть и находился в стране англов, но стоял рядом с заливом, разделявшим англов и пиктов 882 . Свою братию он расселил в знакомых монастырях, а сам поселился в столь часто упомянутой обители слуг и служительниц Божьих, называемой Стренескальк. Там с немногими из своих спутников он прожил много лет в воздержании к пользе не только своей, но и многих других. После он умер и был похоронен в храме блаженного апостола Петра с почестями, подобающими его жизни и сану. В то время монастырем управляла царственная дева Эльфледа 883вместе со своей матерью Энфледой; о них обеих мы уже упоминали. С приходом епископа эта ревностная наставница нашла в нем помощника в управлении монастырем и своего верного утешителя. Эгфриду на троне наследовал Альдфрид 884 ; это был сведущий в Писании муж, брат Эгфрида и сын короля Освиу. Он смог восстановить поколебленное величие королевства, хотя и в меньших пределах 885 .

В восьмой день до февральских ид 886в год от воплощения Господа 685-й после двадцати лет правления умер король Кента Хлотхер; он наследовал своему брату Эгберту, правившему девять лет 887 . Он был ранен в битве с южными саксами, которых возмутил против него Эдрик, сын Эгберта, и от этих ран вскоре умер. Эдрик правил полтора года после Хлотхера, но после его смерти королевство долго опустошалось узурпаторами и иноземцами, пока на троне не утвердился законный король Виктред, сын Эгберта, который праведностью и усердием освободил народ от внешней угрозы.

ХХVII (ХХV).

В год своей смерти король Эгфрид, как мы говорили, сделал святого и достопочтенного Кутберта епископом Линдисфарна 888 . Кутберт много лет вел жизнь отшельника в великом воздержании души и тела на маленьком островке Фарне 889 , что находится в океане, в девяти милях от Линдисфарнской церкви. С ранних лет он стремился к монастырской жизни и еще в молодости принял имя и обет монаха. Сперва он жил в монастыре Мелроз на берегах реки Твид, управляемом аббатом Этой, добрейшим и простейшим из людей, который, как уже говорилось, стал потом епископом Хагустальдена или, скорее, Линдисфарна. Приором 890в то время был Бойсил, священник великой добродетели и пророческого дара. Кутберт смиренно подчинился его наставлениям и получил от него как знание Писания, так и пример добродетельной жизни.

Когда Бойсил отошел к Господу, Кутберт сам стал приором монастыря и научил многих правилу как своим учительским даром, так и собственным примером. Он не только обучал правилу и подавал благой пример жившим в монастыре, но и отвращал окрестных жителей от нелепых суеверий и внушал им любовь к небесным радостям. Многие из них осквернили свою веру грехами, а другие во время чумы забыли священные таинства веры, в которую были обращены, и предались ложному утешению идолопоклонства, будто могли отвратить удары Бога Создателя заклинаниями, амулетами или другими тайнами демонической науки. Поэтому он часто покидал монастырь - иногда на лошади, но чаще пешком - ради исправления тех, кто грешил тем или другим образом. Приходя в селения, он, как прежде Бойсил, возвещал истину тем, кто сбился с пути. В то время у народа англов было обычаем в случае прихода в деревню клирика или священника собираться вокруг него, чтобы слушать Слово, с радостью внимать его речам и с еще большей радостью воплощать в жизнь то, что они услышали и смогли понять. Так велико было красноречие Кутберта, так сильно его желание передать другим ведомое ему, так ярко сиял его ангельский лик, что никто из слышавших его не решался скрыть от него тайны своих сердец, но все открыто признавались в грехах, понимая, что их все равно не удастся скрыть от него. Достойными плодами покаяния они очищались от грехов 891 , как он велел им. Особенно он любил бывать и проповедовать в тех селениях, которые находились далеко в высоких и недоступных горах 892 , и которые другие проповедники боялись посещать из-за бедности и дикости их жителей. Радостно отдаваясь этому нелегкому труду, он с таким рвением просвещал их, что мог не появляться в монастыре целую неделю или даже две или три недели, а однажды отсутствовал целый месяц. Все это время он проводил у жителей гор, наставляя их в небесных науках как словом, так и примером своих добрых дел.

Когда достопочтенный слуга Господа много лет провел в Мелрозской обители и прославился своими духовными подвигами, преподобнейший аббат Эта перевел его на остров Линдисфарн, чтобы там он в должности приора также учил братьев соблюдать правило и подтверждал уроки своим примером. В том монастыре с самых ранних времен епископ жил вместе со своими клириками, как аббат с монахами, которые также подчинялись епископу; ведь Айдан, первый епископ той области, был монахом и установил там монашеские правила. То же самое блаженный отец Августин делал прежде в Кенте по совету преподобнейшего папы Григория, который, как говорилось выше, писал ему: “Ты, брат, согласно монашескому правилу живешь вместе со своим клиром в церкви англов, обращенных промыслом Господа к вере; поэтому тебе лучше следовать правилам отцов наших, принятым в древней церкви: никто из них ничем не владел отдельно, но все вещи у них были общими” 893 .

ХХVIII (ХХVI).

Позже, когда заслуги Кутберта и его религиозное рвение возросли, он, как уже было сказано, обратился к молчанию и уединению сокровенной жизни отшельника. Поскольку я несколько лет назад подробно написал о его жизни и добродетелях в героических стихах и в прозе, здесь достаточно будет кратко упомянуть, что перед отбытием на остров он сказал братьям: ”Если Божьей милостью мне будет позволено кормиться трудами своих рук, я с радостью останусь там; если же случится иначе, я волею Божьей вернусь к вам”. Место это было совершенно лишено воды, трав и деревьев, часто посещалось злыми духами и мало подходило для человеческого жилья; однако по желанию человека Божьего оно стало обитаемым, поскольку с его прибытием злые духи исчезли. Изгнав врага, он с помощью братьев насыпал вал, внутри которого они воздвигли необходимые здания, а именно молельню и общий жилой дом. Он попросил братьев вырыть в полу дома колодец, хотя почва там была твердой и каменистой и было мало надежды найти родник. Они все же сделали это, уповая на веру и молитвы слуги Божьего, и на другой день колодец наполнился водой и до сего времени дает полноту небесных благ живущим там. Он также попросил привезти ему сельские орудия и зерна пшеницы, которые он посеял в надлежащее время, разрыхлив землю. Однако весной не взошло ни единого ростка, не говоря уже о колосьях; поэтому, когда братья навестили его в положенный срок, он попросил их привезти ячмень в надежде, что природа почвы или воля небесного Дарителя позволят вырасти хотя бы этому злаку. Хотя ячмень ему доставили намного позже времени сева, когда уже оставалось мало надежды на всходы, он посеял его в той же самой земле и скоро получил обильный урожай, позволивший человеку Божьему жить плодами его труда 894 .

Много лет он служил Господу в уединении на том острове, и вал, окружавший его жилище, был так высок, что он не видел ничего, кроме неба, которого жаждал достигнуть. Случилось так, что у реки Альн в месте, называемом Адтвифирди, что значит “у двух бродов” 895 , состоялся большой собор с участием короля Эгфрида, и руководил им блаженной памяти архиепископ Теодор. Там Кутберт был по общему согласию выбран в епископы Линдисфарнской церкви, однако никакие посланцы и письма не могли заставить его покинуть монастырь. Наконец сам король отправился на остров вместе со святейшим предстоятелем Трумвином и многими другими благочестивыми и могущественными мужами; с ними были и многие из братьев с острова Линдисфарна. Все они пали на колени и именем Господа стали заклинать его со слезами и молитвами, пока не увезли его, также плачущего, из милого ему убежища и не доставили на собор. Прибыв туда, он неохотно подчинился их общему желанию и согласился склонить шею под ярмо епископства. Более всего его убедили слова преподобного слуги Божьего Бойсила, который пророчески предсказал все, что случится с ним, включая и то, что он станет епископом. Его посвящение, однако, состоялось не сразу, а было отложено до конца зимы, которая тогда только начиналась. Посвящен он был в праздник Пасхи в Эбораке, в присутствии короля Эгфрида; обряд совершали семь епископов, из которых старшим был блаженной памяти Теодор. Кутберт был поставлен епископом Хагустальденской церкви первым после изгнанного Тунберта, но он предпочел управлять церковью Линдисфарна, в которой он жил; поэтому было решено, что в Хагустальденскую церковь вернется Эта, который был первоначально туда назначен, а Кутберт возьмет на себя управление Линдисфарном 896 .

После посвящения Кутберта в епископы его сан, как у блаженных апостолов, украсился делами добродетели. Он охранял вверенную ему паству постоянными молитвами и обращал их к небу целительными наставлениями. Он учил их тому, что следует делать, но сперва показывал на своем примере, как это делается, как и подобает истинному учителю. Прежде всего он был одержим Божественной любовью, здрав мыслью, терпелив, настойчив и упорен в трудах и молитве и добр ко всем, кто искал у него утешения. Для него помогать слабым было не менее важно, чем молиться, ибо он знал, что сказавший: ”Возлюби Господа Бога твоего”, сказал также: ”Возлюби ближнего твоего” 897 . Он был наделен даром покаяния и милостью раскаяния всегда был устремлен к небу. Так, вознося спасительную жертву Богу, он в Господней молитве не возвышал голос, но проливал слезы, исторгая их из самых глубин сердца.

ХХIХ (ХХVII).

После двух лет епископства он вернулся на свой остров, поскольку был предупрежден Божественным оракулом, что близок день его смерти или, точнее, день его перехода в ту жизнь, которая только и может называться жизнью. Об этом он с обычной своей искренностью рассказал немногим людям, но в таких темных словах, что поняли его только позже; однако некоторым он сказал об этом прямо.

Был там священник почтенной жизни по имени Хереберт, давно уже связанный с человеком Божьим Кутбертом узами духовной дружбы. Он жил отшельником на острове посреди большого озера, из которого вытекает река Дервент 898 ; каждый год он приезжал к Кутберту и слушал его рассуждения относительно вечного спасения. Узнав, что Кутберт отправился в город Лугубалию 899 , он поехал туда, надеясь благодаря его советам еще более вдохновиться стремлением к небесам. Когда они освежили друг друга струями небесной мудрости 900 , Кутберт сказал:”Брат Хереберт, спрашивай меня обо всем, что тебе нужно знать, и обсуди все вопросы, ибо после расставания мы никогда больше не увидим друг друга в этом мире плотским зрением. Я уверен, что близится время, когда я должен буду оставить земную юдоль 901 ”. Услышав это, Хереберт упал на колени и со вздохами и слезами сказал:”Молю тебя ради Господа не оставлять меня, но помнить твоего вернейшего спутника и просить милостивого Бога, чтобы мы, вместе служившие Ему на земле, вместе отправились бы на небеса и предстали там перед Ним. Ведь ты знаешь, что я всегда жил согласно твоим указаниям, а если по слабости или неведению ошибался, то старался сейчас же исправиться в соответствии с твоей волей”. Епископ предался молитве и потом, узнав в духе то, что спрашивал у Господа, сказал:”Восстань, брат, и не плачь, но возвеселись, поскольку высшей милостью нам даровано то, о чем мы просили”.

Течение событий подтвердило правоту предсказания, ибо после расставания они больше не виделись во плоти, но их души оставили тела в один и тот же день, а именно в десятый день до апрельских календ 902 ; вместе они предстали блаженному оку, и вместе были доставлены ангелами в Небесное Царство. Но прежде Хереберт был изнурен длительной болезнью - как мы думаем, по небесной милости, чтобы его заслуги, меньшие, чем у блаженного Кутберта, возросли благодаря страданиям и боли долгого недуга. Уравнявшись в славе со своим заступником, он был сочтен достойным оставить тело в один и тот же час с ним и вознестись в то же обиталище вечной благодати.

Преподобнейший отец скончался на острове Фарне, попросив перед этим братьев, чтобы они похоронили его в месте, где он столь долгое время сражался ради Господа. Однако впоследствии он уступил их мольбам и согласился быть похороненным в церкви острова Линдисфарн. После этого преподобный епископ Вилфрид в течение года управлял той церковью до назначения преемника Кутберта.

Преемником этим стал Эдберт 903 , прославленный как знанием святых писаний, так и исполнением небесных велений, особенно в благодеяниях; каждый год он раздавал бедным десятую часть не только от скота, но и от злаков, плодов и одежды.

ХХХ (ХХVIII).

Божественное Провидение возжелало после смерти человека Божьего Кутберта показать, в какой славе он жил, хотя и жизнь его была отмечена многими знамениями и чудесами. По этой причине спустя одиннадцать лет после его погребения братья монастыря по внушению свыше решили перенести в другое место его кости, которые они думали найти, как это бывает с мертвыми, совершенно высохшими, в то время как остальное тело должно было разложиться и обратиться в пыль. Решено было положить их в новый гроб на том же самом месте, но над полом, для большего почета. Когда об этом решении сообщили предстоятелю Эдберту, он одобрил его и велел перенести кости в годовщину погребения святого. Открыв гробницу, они нашли тело нетронутым, как будто живым; члены покойного были гибкими, и он походил более на спящего, а не на мертвого. Более того, все пелены, в которые тело было обернуто, не только не истлели, но казались совершенно новыми и дивно сверкали. Увидевшие это братья были объяты великим страхом и поспешили рассказать о своей находке предстоятелю. Он в то время находился в удаленном от церкви месте, окруженном со всех сторон морем во время прилива. Там он обычно проводил все время Великого поста и сорок дней перед Рождеством Господа в воздержании, слезах и молитвах. В том же месте некогда сражался во имя Господа его достопочтенный предшественник Кутберт до того, как поселился на острове Фарне.

Они принесли ему кусок пелены, которой было обернуто святое тело. Он с радостью принял этот дар, выслушал историю чуда, с большим чувством расцеловал ткань, словно она еще облегала тело отца, и сказал:”Оберните тело новыми пеленами вместо этих и положите его в приготовленный гроб. Я твердо знаю, что место, освященное столь великим чудом божественной милости, недолго останется пустым. Поистине благословен тот, кому Господь, Творец и Податель всех милостей, дарует право покоиться там”. Когда предстоятель сказал это все дрожащим голосом, со слезами и великим волнением, братья сделали, как он сказал: обернули тело в новые пелены, положили его в новый гроб и поставили на пол в святилище.

Очень скоро предстоятель Эдберт, возлюбленный Богом, был сражен тяжким недугом, натиск которого возрастал день ото дня, и в день перед нонами мая 904он также отошел к Господу. Его тело было помещено в гробницу преподобного отца Кутберта, и над ним воздвигли гроб с нетленным телом отца. Известно, что на этом месте в свидетельство заслуг их обоих часто случались чудеса исцеления. Некоторые из них я описал в своей книге о его жизни; однако я счел нужным привести здесь кое-что из того, о чем узнал недавно 905 .

ХХХI (ХХIХ).

В том монастыре был брат по имени Бадутегн, который жив до сего времени и долгое время служил принимающим гостей. По свидетельству всех братьев и посетителей монастыря он был человеком большого благочестия, ревностно исполнявшим свои обязанности в надежде на небесное воздаяние. Однажды, когда он ходил к морю стирать простыни и покрывала 906 , которыми пользовались гости, он на обратном пути испытал внезапный приступ боли, от которой упал на землю, пролежал долгое время и с трудом смог подняться. Поднявшись, он обнаружил, что половина его тела от головы до ног скована параличом, и кое-как добрался до дома, опираясь на палку. Болезнь постепенно усиливалась, к ночи ему стало совсем плохо, и на другой день он едва мог встать с постели. В отчаянии он решил добраться до церкви и пойти к гробнице преподобнейшего отца Кутберта; там, склонив колени, он намеревался смиренно просить милости Господа, чтобы он был или избавлен от недуга, если так для него будет лучше, или, если Божественной волей ему уготовано и впредь страдать от болезни, чтобы он мог выносить боль терпеливо и в ясном рассудке. Так он и сделал и, помогая своим слабым ногам посохом, вошел в церковь и простерся перед телом человека Божьего, молясь с искренним рвением, чтобы Господь по заступничеству Кутберта смилостивился над ним. Во время молитвы он, как ему казалось, заснул и потом вспоминал, что ему на голову, где начиналась боль, как будто легла большая и широкая рука. Ее прикосновение распространилось на все области, пораженные болезнью, до самых ног; понемногу болезнь отступила, и здоровье вернулось к нему. Сразу после этого он проснулся и встал совершенно исцеленным. Он вознес Богу хвалы за свое выздоровление и рассказал обо всем случившемся братьям; к общей радости он вернулся к своим обязанностям, которые исполнял с прежним старанием, еще более очистившись этим тяжким испытанием. Одежды, покрывавшие богоизбранное тело Кутберта при жизни и после смерти, также не миновал дар исцеления, о чем каждый умеющий читать может прочесть в книге о его жизни и чудесах.

← Предыдущая страница | Следующая страница →