Поделиться Поделиться

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ФАКТОР В СВЕТЕ НОВОГО ВЫЗОВА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В.Н. Цыгичко,

Главный научный сотрудник
Института системного анализа РАН

Трагедия 11 сентября в США положила начало новому этапу в развитии мира. Очень медленно отступавшие стереотипы холодной войны, до настоящего времени во многом определявшие политику России и Запада, стали рушиться на наших глазах. Оказавшись перед угрозой терроризма, США, Европа и Россия пересматривают свои внешнеполитические приоритеты, поскольку стало ясно, что отдельной стране с этим новым вызовом не справиться. Возникла принципиально новая международная ситуация, способная объединить усилия различных стран в борьбе с терроризмом и во многом изменить геополитическую картину мира. Готовность развитых стран дать отпор международному терроризму во многом определяется цивилизационным фактором, значение которого возрастает с развитием гражданского общества. Рассмотрим некоторые аспекты влияния данного фактора на военную составляющую борьбы с международным терроризмом. Было бы иллюзией предполагать, что терроризм – это выступление одиночек или отдельных террористических организаций. Сегодня очевидно, что идеи исламских экстремистов находят все больше сторонников среди населения исламских государств. Практически во всех странах активно действуют многочисленные фундаменталистские организации, вербующие своих сторонников среди молодежи. Эти организации, как правило, пользуются негласным покровительством ряда государств, и их деятельности сочувствует значительная часть населения арабского мира. Фундаменталистские движения в исламе

щедро финансируются и направляются очень влиятельными и богатыми, радикально настроенными представителями мусульманского мира. Эффективно действует пропагандистская машина экстремистов, внушающая мусульманам мысли о: 1) необходимости противостояния ислама остальному, враждебному ему миру, и, прежде всего, Западу, 2) неизбежной войне двух цивилизаций. Очевидно, что западному миру придется вести длительную идеологическую борьбу за умы мусульман, а также экономическую и военную борьбу за ликвидацию источников терроризма, который выбран исламскими экстремистами как основное противодействие западному миру. В процессе этой борьбы очень большое значение будет иметь создание экономических и социально-политических условий, при которых угроза терроризма была бы сведена к минимуму.

Сентябрьские события в США выявили большую уязвимость западной цивилизации даже от единичных террористических актов и неготовность западного сообщества к отражению нового глобального вызова безопасности военным путем. Это обстоятельство во многом определяется тем, что политические и социально-экономические перемены, происходящие в мире в последние 20 лет, привели к резкому усилению, а во многих случаях и к доминированию цивилизационного фактора во взглядах представителей развитых демократических стран на цели, условия, формы и последствия применения военной силы.

Под цивилизационным фактором понимается сложившееся в каждом конкретном сообществе людей (государстве, религиозной или этнической общности) отношение к ценности человеческой жизни. Это отношение определяется, с одной стороны, историческими, культурными, религиозными традициями, уровнем жизни населения, формой политического устройства каждого государства и господствующей в нем идеологии, а с другой, – уровнем развития демократии и демократических институтов в каждом обществе. Например, в Афганистане при режиме религиозных фанатиков - талибов, человеческая жизнь не имела никакой ценности; в западных же странах человек выступает как базовая ценность общества и все государственные институты призваны его защищать.

С точки зрения влияния на военную сферу можно выделить четыре фундаментальные тенденции развития современной западной цивилизации.

Первая тенденция – это становление в развитых демократических странах гражданского общества как основной социально-политической силы, определяющей внутреннюю и внешнюю политику этих стран (в том числе и в военной сфере) и осуществляющей общественный контроль над властью. В гражданском обществе главной ценностью является жизнь человека, его права и безопасность. Хотя процесс становления гражданского общества неоднозначен, и во многом противоречив, можно с уверенностью утверждать, что он имеет устойчивую, необратимую тенденцию к углублению и распространению на все более широкий круг стран. Для общества такого типа неприемлем военный путь решения внешнеполитических проблем, если боевые действия связаны со значительными потерями как своих собственных граждан, так и гражданского населения противной стороны. Безусловно, это положение относится только к ситуациям, не угрожающим существованию этих государств. В случае агрессии против них отношение к потерям своих войск будет совершенно другое, и они, несомненно, пойдут на жертвы ради сохранения своего суверенитета. Но современная геополитическая ситуация такова, что эти страны и их союзы доминируют в мире в экономическом, политическом и военном отношении, и прямой военной угрозы для них нет. Сегодня реально существует только угроза терроризма, в борьбе против которого Запад может пойти на определенные жертвы. Использовать же военную силу в ситуациях, не угрожающих существованию этих государств, становится все сложнее по мере становления гражданского общества. Таким образом, для развитых демократических государств все большее значение в военной сфере приобретает цивилизационный фактор – уровень допустимых потерь в живой силе при решении внешнеполитических проблем военным путем. Опыт военных конфликтов различного масштаба в последнее десятилетие говорит о том, что уровень допустимых потерь составляет сегодня десятки, если не единицы, человеческих жизней, и это становится одним из важнейших факторов сдерживания этих стран от применения военной силы.

Особенно ярко этот фактор проявился в тлеющем балканском конфликте. Военно-политические последствия югославского кризиса вынуждают кардинально пересмотреть многие стратегические оценки, связанные с применением силы в локальных конфликтах. Как известно, в середине мая 1999 г. натовская операция в Югославии зашла в тупик, НАТО находилась на грани раскола по двум ключевым вопросам – продолжения бомбардировок и возможности проведения сухопутной операции. Воздушная операция Североатлантического союза не дала ожидаемых результатов, югославская армия сохранила свою боеспособность и готова была оказать серьезное сопротивление наземной группировке войск Альянса в случае ее вторжения на территорию страны. Бомбардировки, как угодно точечные, неизбежно приводили к возрастанию “сопутствующего ущерба” – гибели мирных жителей, что резко подрывало поддержку операции европейским общественным мнением. Греция практически выступила против военной операции. Правительства Италии и Германии очень резко критиковались в собственных парламентах. Следует согласиться с мнением недавно ушедшего в отставку председателя военного комитета Альянса генерала К.Наумана, согласно которому НАТО в Косово “спасло чудо”. Таким образом, операция Североатлантического союза в масштабах европейской "провинции" продемонстрировала невозможность реализации его военной мощи даже в небольшом военном конфликте именно под воздействием цивилизационного фактора.

В остальном мире, за пределами “клуба развитых стран”, цивилизационный фактор пока не играет существенной роли, поскольку ценность человеческой жизни, как правило, не принимается в расчет в постоянно возникающих региональных военных конфликтах различного масштаба и характера. Яркими примерами могут служить ирано-иракская война, практически все войны в Африке, гражданская война в Афганистане, вооруженная борьба курдов за независимость и другие военные конфликты с огромными людскими и материальными потерями. Пренебрежение человеческой жизнью особенно характерно для исламского экстремизма. Самопожертвование в борьбе с "неверными" возведено в культ, что дает террористам громадные преимущества в их войне с западной цивилизацией, не способной по своей природе жертвовать своими согражданами и отвечать террором на террор.

Вторая тенденция – это глобализация и экономическая интеграция развитых стран как естественный процесс эволюции западной цивилизации. Сегодня уже существует глобальная экономика, в которой все развитые страны неразрывно связаны системой мирового разделения труда и экономического обмена. Все большее влияние на экономику и политику оказывают транснациональные компании. Конечно, в этой глобальной системе существуют порой острые противоречия и несовпадение интересов, но они не принципиальны с точки зрения корпоративных интересов “клуба развитых стран” и поэтому военные конфликты между ними практически исключены. Эти интересы требуют, кроме всего прочего, надежного обеспечения безопасности каждого члена “клуба” и возможности совместного решения острых мировых проблем, в том числе с применением силы. Эту задачу выполняют военные союзы этих стран, в которых решения, связанные с применением силы, принимаются по принципу консенсуса, а это означает, что без поддержки общественного мнения стран - участниц союза невозможно решение каких-либо проблем военным путем. Это обстоятельство резко снижает эффективность военных союзов развитых демократических стран в операциях, не затрагивающих напрямую их безопасность.

Подобную ситуацию мы наблюдаем сегодня в Европе в связи с военными действиями США и Великобритании в Афганистане. Европейская общественность раскололась по вопросу прямой военной поддержки американской военной операции против талибов, что, в конечном счете, может привести к ревизии отношений между традиционными союзниками.

Сегодня основными средствами решения острых политических проблем стали экономическая и культурная экспансия, международные экономические и политические санкции и, в крайних случаях, угроза применения силы там, где это не грозит серьезными людскими потерями. Однако, как показывает опыт, эти средства мало эффективны в борьбе с международным терроризмом.

Третья тенденция – это рост (качественный и количественный) уязвимости промышленной, ин-формационной, социальной и военной инфраструктуры развитых стран. Разрушение в результате террористических действий атомных электростанций, химических предприятий, высоконапорных плотин и других критических объектов может привести к региональным и даже глобальным катастрофам, чреватым колоссальными людскими и материальными потерями, грозящими самому существованию этих стран. Даже нарушение только информационной инфраструктуры приведет к техногенным и экономическим катастрофам, поскольку управление всех важнейших объектов народного хозяйства, социальной и военной сферы развитых стран основано на широком использовании информационных технологий. Дальнейшее развитие информационной сферы и углубление процессов глобализации делает западный мир еще более уязвимым. Поэтому сегодня защита инфраструктуры развитых стран от террористических актов стала основным приоритетом обеспечения национальной и международной безопасности.

Четвертая тенденция – информационно-техническая революция в военном деле, ускоренное совершенствование и развитие вооружений и военной техники на основе широкого внедрения новых информационных технологий и создания оружия на иных физических принципах, информационного и нелетального оружия. Основными особенностями следующего поколения вооружений становятся кардинальное увеличение точности, дальности и мощности действия, резкий рост возможностей разведки, систем сбора и обработки информации и, как следствие, сокращение времени принятия оперативных решений. Страны, обладающие таким оружием и военной техникой, получают громадное военное превосходство перед противником, оснащенным традиционными типами вооружений. Однако эти колоссальные преимущества не играют практически никакой роли в борьбе с террористами, действующими скрытно и, чаще всего, в самой среде западного сообщества.

Для борьбы с международным терроризмом требуются другие подходы и средства, а также создание новой системы международной безопасности, основанной на понимании глобального характера и особенностей этой реальной угрозы. Осознание глобальной опасности терроризма требует пересмотра, прежде всего, сложившейся парадигмы обеспечения международной безопасности и стратегической стабильности, а также объединения усилий всех стран перед новой реальной угрозой. Стратегия борьбы с международным терроризмом должна учитывать цивилизационный фактор, который будет оказывать все возрастающее влияние на формы и методы противодействия этому глобальному вызову безопасности.

http://www.inion.ru/product/eurosec/St2V2.htm

← Предыдущая страница | Следующая страница →