Поделиться Поделиться

Идеи белорусского национального возрождения в начале XX в

Белорусское национальное движение в начале XX в. развивалось в условиях нахождения белорусских земель в составе Российской империи и отсутствия собственной государственности. В экономическом аспекте белорусские земли характеризовались значительной отсталостью определяемой наличием феодальных пережитков в сельском хозяйстве, развитие рынка на национальной территории подчинено вненациональным интересам, части этого рынка хуже связаны между собой, чем с внешними рынками, почти целиком отсутствует национальная буржуазия.

Большую роль в генезисе национального возрождения отыгрывало то обстоятельство, что белорусский этнос имел неполный социальный состав. Это приводило к тому, что консолидация этноса встречала достаточно трудностей и имела меньшую динамику. Преобладающую часть этноса составляло крестьянство. Белорусский этнос не имел собственных национальных городских центров, с преобладанием коренного населения и интенсивным культурным движением, что вызывало возникновение национально-организующих центров вне основной этнической территории народа. Для белорусов таким центром стал Петербург. Неполновесная социальная структура приводила к тому, что национальное угнетение было более тяжелым и частично проявлялось в формах, угрожающих сохранению самобытности этноса. Так, на Беларуси кроме российского имперского угнетения да 1831 г. шел процесс ополячивания.

Ассимиляторским процессам содействовала конфессиональная неоднородность этноса, а также общность религии с "угнетающим народом " (белорус-католик - "поляк", белорус-православный - "русский"). С другой стороны, этнос с неполной социальной структурой, существуя преимущественно как крестьянский, также как и социально полновесный, почти не терял своей культурной самоидентичности. Для белорусов, не имевших сильной национальной культуры в городах, такой опорой стала деревня. Именно поэтому, период «шляхетской революционности» не был столь значительным, как в Польше. Крестьянство, которому этническое самосознание было присуще, тем не менее, в основном в национальном движении видело «панское дело». Поэтому деятельной силой национального возрождения слала демократическая интеллигенция, которая достаточно быстро потеряла иллюзии привлечь на свою сторону шляхту и все более ориентировалась на широкие массы народа, стремясь привить им чувство национального достоинства.

В отличие от шляхты, которая вела борьбу за идеалы прошлого (за восстановление Речи Посполитой – в восстаниях 1830-31 гг., 1863-64 гг.), интеллигенция стремилась стать творцом национальной идеи соответствующей современности и основоположником национального движения вообще. Так, белорусские народники призывали именно к надэтническому, внеконфессиональному объединению всех трудящихся и интеллигентных людей Беларуси для работы на пользу белорусского народа. Идеологической почвой возрождения стала пропаганда политических и культурных традиций, трактуемых не только реалистично, но и в романтическом контексте (идеализация прошлого). Таким образом утверждалась национальная основа (натуральность) нации.

Проявлением разработки исторических знаний в белорусском контексте стала «Краткая история Беларуси» В. Ластовского (Вильна, 1910 г.), которая имела выраженный популярный, пропагандистский характер.

Одновременно с поисками места этноса во времени, шел процесс очерчивания его места в пространстве. Определение пространственной дислокации этноса, его этнической территории было необходимой основой для культурного, а затем и государственно-политического строительства. («Гомоновцы»: «…наш народ составляет преобладающее большинство населения целого края»).

Возрожденческая ситуация ХІХ- начала ХХ в. у белорусов, когда в национальной жизни можно выделить две основные силы: сохранившее свое этническую идентичность, но политически пассивное крестьянство и немногочисленную национально сознательную интеллигенцию, приводило к окраске крестьянскими ценностями всего национального движения. Отсюда, ценности целиком крестьянские (трудолюбие, прилежание, неконфликтность и т.п.), приобретают статус ценностей национальных.

Основной чертой национального Возрождения белорусов, является языковой характер его первого этапа. Хотя закономерным было то, что на первом этапе национальная идея отображалась в иноязычном выражении. Слабое политическое оформление, количественная слабость национальных сил привели к культурному характеру Возрождения, в то время, как максимальной политической задачей являлось создание культурно-национальной автономии (последняя идея господствовала на Беларуси до 1918 г.).

Формирование общенационального литературного языка (одного из факторов существования нации) требовало преодоления многочисленных препятствий (например, многолетний запрет на издание национальных газет). Параллельно шла борьба за обучение в начальных и средних учебных заведениях на родном языке, за введение го в общественно-политическую жизнь – в законодательство, управление и т.п.

То обстоятельство, что генезис национальной идеи опережал развитие социально-экономической почвы нации, привело к следующей форме консолидации нации (Возрождения) в Беларуси: общее государство – общий язык – общее самосознание – национальная общность. При этом, создание государственности в данном случае не было результатом местного национального движения, а скорее последствием целого ряда внутренних и внешних факторов и противоречий, обостренных І Мировой войной, развалившей Российскую империю.

По вопросу существования белорусского этноса и воплощения белорусской государственности в начале ХХ века формировались следующие основные направления в политической мысли: краевость, западноруссизм, автономизм, независимость.

Оживление белорусского национально-освободительного движения началось еще в конце 1870-1880-х гг. и связано оно было с движением народников. В 1884 г. студенты-члены «Народной воли» из белорусской фракции А. Марченко, Х. Ратнер, У. Крупский, М. Стацкевич, С. Костюшко, Л. Носович, Б. Рынкевич и др. издали в Санкт-Петербурге два номера журнала «Гомон», где вполне определенно прозвучала идея о необходимости национально-государственного строительства: «Мы — белорусы и должны бороться за местные интересы белорусского народа и федеративную автономию страны». По своим идеям «гоманаўцы» были близки будущим «нашаніўцам», номера их изданий дошли до Беларуси и были известны белорусским народникам. Кроме «политического идеала, народники написали на своем знамени и идеал социальный — трудовой… так эти идеалы оказались связаны неразрывно», — писал А.Луцкевич о белорусских народниках. И здесь не важно, на каком языке выступали те, кто боролся против полонизации и русификации белорусов, все они принадлежали к белорусскому национальному движению.

В конце ХIX- начале ХX века в белорусском общественно-политическом движении, которое явилось мощным фактором консолидации белорусской нации, появилось еще одно новое разделение. Одни, представители национально-демократического течения, выступали с национально-белорусских позиций, отстаивая возможность самоопределения Беларуси на правах автономии в будущем демократическом федеративном Российском государстве. Другие — сторонники западноруссизма (общественное явление ХIX в., которое обозначает ориентацию части интеллектуальных кругов Беларуси на Россию и почти полное отрицание ими самобытности белорусов в национальном измерении), рассматривали Беларусь как часть России, так как считали, что она не может быть в силу разных причин самостоятельной, а белорусов относили к одному из славянских племен единого русского народа. Были и сторонники «краёвасцi» (выступали за возрождение Великого княжества Литовского на основе «гражданской нации литвинов» с опорой на польскую культуру), которые стремились содействовать формированию нации гражданского (политического) типа, который базируется на исторической памяти, а не нации этнолингвистичного (этнокультурного) типа на основе языка.

Краёвость (краевое движение) как феномен общественно-политической жизни Беларуси и польского национального течения оформился в период революции 1905-1907 гг. (главную роль сыграли Р. и К. Скирмунты, Л. Абрамович, Б. Яловецкий, Н. Ромер). Она базируется на идее политической нации. Краёвцы утверждали, что все коренные жители исторической Литвы, независимо от их этнокультурной принадлежности являются «гражданами края» и принадлежат, тем самым, к одной нации. Разные этническо-культурные потоки смешиваясь рождали уникальный тип «краёвца», который ощущал себя гражданином края и мог одновременно принадлежать к двум или трем этносам. История краёвости опровергает тезис о крестьянском происхождении белорусов. Пример Р. Скирмунта свидетельствует, что нельзя считать шляхту целиком потерянной для белорусского движения. Все жители белорусско-литовского края независимо от этнической принадлежности и социального происхождения, должны объединиться для совместной работы на пользу своего края и всех его народов. Краёвцы, учитывая национально-культурные, экономические, религиозные и исторические особенности белорусско-литовского края, наличие местных (краевых) интересов, в годы революции 1905-1907 гг. выдвинули идею автономии Литвы и Беларуси, считая, что это единственная реальная возможность сохранить позиции польского общественно-политического движения в крае. В 1907 г. в Вильно на съезде землевладельцев шести белорусско-литовских губерний была создана Краёвая партия Литвы и Беларуси либерально-демократического, кадетского направления. В своей программе партия призывала к самоопределению края, равенства всех наций, введение образования на родном языке. А. Луцкевич среди краевцев в Беларуси выделил течения: националистическо-польское, классово-шляхецкое и второе – освободительно-народническое. Последние не ограничивались только национальными целями, объединяя их с социальным освобождением.

У всех них была одинаковая целевая социальная группа — неэлитарные пласты общества, и в условиях распространения марксизма, событий Февральской революции, Октября 1917 г. и затянувшейся I мировой войны были сделаны попытки реализовать тот и другой подходы. Дальнейшую разработку национальной идеи, в условиях периода национального подъема у трудовых слоев белорусского народа, продолжили А. Луцкевич, А. Станкевич, Д. Жилунович, которые связывали процесс оформления национальной идеи с процессом становления белорусской национальной литературы.

Цели формулировались политическими партиями, действовавшими на территории Беларуси в начале XX в.

У большевиков основой лозунг в национальном вопросе – право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Это требование было записано в программе партии, принятой II съездом в 1903 г., которое получило свое развитие и толкование на поронинском (1913 г.) совещании большевиков. Требование это означало, что каждая нация свободно, без насилия и нажима должна определить свою судьбу: оставаться ли ей на тех или иных равноправных началах в рамках единого демократического государства или выйти из его состава и образовать самостоятельное государство. Однако право наций на отделение большевики не смешивали с целесообразностью такого отделения. Большевики всегда подчеркивали преимущество крупных государств перед мелкими, наилучшим вариантом считая функционирование многонационального государства как союза свободных и равноправных народов. В связи с этим большевики выдвигали идею областной автономии для тех народов, которые предпочтут остаться в рамках такого единого государства. Областная автономия должна была управляться органами местного самоуправления на основе учета местных экономических, национальных и бытовых условий.

Право наций на самоопределение поддерживалась также и Партия социалистов-революционеров (эсеры), однако без права на отделение и создание самостоятельного государства. Эсеры – за широкое применение федеративных отношений и создание Российской демократической федеративной республики. Право на культурно-национальное самоопределение и создание культурно-национальных автономий поддерживали меньшевики (официально с августа 1912 г.) и кадеты. Во-первых, в рамках единого государства такая автономия предоставлялась не национально-территориальным единицам, а нации, независимо от места жительства ее представителей. Во-вторых, автономия предоставлялась не во всех вопросах жизни нации (государственное устройство, экономическое и политическое развитие), а только в вопросах культуры. Каждая нация в рамках многонационального государства, независимо от территориального расселения его членов, образует национальный парламент, который ведает делами развития национальной культуры(школа, язык, печать, литература, живопись, театр и т.п.). При этом функции же политической власти оставались в ведении общегосударственного парламента и правительства.

← Предыдущая страница | Следующая страница →