Поделиться Поделиться

СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ РЕБЕНКА И СЕМЕЙНАЯ ИЕРАРХИЯ 3 страница

Обида

Теперь разберемся с обидой. Я периодически выясняю у своих учащихся, что такое обида, как вы думаете? Обижается у нас кто и в каком случае? Если по отношению к кому-то произведено действие, которое он не может преодолеть. Это подавленное действие. Из этого есть вывод, что обижаются слабые. Ведь преодолеть не может кто? У кого нету, чем. Большие и сильные не обижаются; в крайнем случае, он встанет и затопчет. Очень замечательный пример: лев лежит в прайде. Когда львицы пошли охотиться, он присматривает за дитями. И вот дети на нем виснут, кусают, а он только ворчит. А потом встанет, отряхнется и переместится в другое место. Эти тоже встанут, отряхнутся – и за папашкой. А когда они его совсем достают, он встает и рычит. И они так – раз – тихо-тихо и пошли сами с собой. Он не обижается, потому что он в случае чего встал, рыкнул, и все встало на свои места. Это я к тому говорю, что ребенок может обижаться на вас, но вы не можете обижаться на ребенка. Потому что если вы на него обиделись, то это демонстрация вашей слабости. Это очень часто женщины используют: они обижаются на мужчин специально. Когда женщина обижается на мужчину, она требует от него, чтобы он был сильный. По отношению к ребенку этого делать нельзя. А он может и будет обижаться, потому что это демонстрация того, что он маленький, он не все может сделать. Ваша задача – помочь ему выйти из этого состояния. Потому что они далеко не всегда видят, как можно выйти из той ситуации, в которую попали – именно по младости, по глупости. Если он ударился, ему нужно показать опасность и приласкать. Если он не может ботинок надеть, то нужно показать ему, как это делать. Если ребенок обижается, его нужно пожалеть и показать, в чем именно заключалась его слабость. Только не надо говорить, что мы вот сейчас стол побьем – ни в коем случае. Вот стол, вот его угол. Ты проходил и ударился головой. Впредь следи за этим. Там не должно быть никакого назидания, просто чисто технически показали, в чем была загвоздка. Потому что ваша задача – его поднимать, вам же не надо, чтобы он был слабым. Вам надо, чтобы он очеловечивался, становился сильнее, поэтому и надо показывать, как он может стать сильнее и умнее.

При обиде они тоже проявляют формы поведения, которые наблюдают в жизни. Есть такая непосредственная обида, когда забились за дверной косяк, и так больно и обидно, и такой ты маленький дурачок, пожалеть бы тебя – и все будет хорошо. И они так и делают – ищут того, кто их пожалеет, отряхиваются, встают, обозначают, что там действительно была такая неприятность, в следующий раз буду обходить.

А вот когда в семье есть кто-то, кто демонстрирует обиду, бравирует ей, они копируют эту форму поведения и начинают ее применять даже в тех местах, где она совершенно несообразна. Понаблюдал мальчик, как мама обижается на папу, и тоже стал так делать. Сначала никто не понял, чем это он занимается. Очень забавно видеть эти формы поведения у ребенка. Он еще не знает, как их правильно применять, и начинает засовывать туда-сюда и методом экспериментального тыка выявляет, куда они должны быть встроены. «О, хорошо пошло! Теперь именно тут так и буду делать».

Забота

Следующий момент – забота. Здесь все то же самое. Ребенок заботиться не умеет, не знает, что это такое, и воспринимает это качество из наблюдений. Он должен видеть, как кто-то о ком-то заботится, и совсем необязательно ему каждый раз говорить: «Видишь, я забочусь о папе!» Для того чтобы этот ресурс, который он накапливает к 3 годам, был задействован и выдан в каких-то формах поведения, совершенно необходимо, чтобы у трехлетка появился кто-то, о ком он может заботиться. Здесь можно рассматривать совершенно разные варианты. Вы должны между 3 и 4 решить эту проблему: должен появиться кто-то, о ком можно заботиться. Первоначально это должно быть что-то типа хомячка, черепахи. А потом, по идее, года в 4, должен появиться ребеночек, о котором тоже можно было бы заботиться. Здесь я обязательно хочу вас предупредить, что способность заботиться без практики никогда не возникает. Поэтому если мы хотим, чтобы нам в старости кто-то подал стакан воды, мы должны завести кого-нибудь – хомячков, кошечек – чтобы ребенку было где отрабатывать. Именно в этом возрасте. Если этот возраст пройдет, то мы заботиться не научились. Если появится раньше, там очень большой риск агрессивной конкуренции, там нужны другие методы педагогического воздействия на детеныша, чтобы устранить это. Все хорошо в срок.

Дети в племенах всегда приступали к подсиживанию младших только после того, как они имели опыт заботы о зверушках. Если никого нет, то придется завести, а если кто-то есть, то поручить ребенку о нем заботиться. У нас был целый зоопарк – кого у нас только не было. Слава богу, сейчас только одна кошка. У нас были одновременно и хомячки, морские свинки, черепаха, собака, кошка, аквариумные рыбки и птички. Хорошо, что птичек забрали, рыбки сдохли, свинок отнесли в зоомагазин, потому что они размножались со страшной силой, хомячки тоже. Собака тоже не выдержала этой нагрузки. Остался один кот. Черепаху потеряли, потом она выползла – спала где-то там. Пришел добрый мальчик и сказал: «О, у вас черепаха! Я так хотел черепаху!» Если животное уже в преклонном возрасте, надо периодически объяснять ребенку, что оно себя плохо чувствует. О смерти любимого животного лучше так и сказать, а не придумывать, что собака уехала к тете.

Извинение

Давайте разберемся с тем, что такое извинение. Это признание своей ошибки. Принести извинение – значит, что вы ошиблись, неловкость произошла, недоразумение, и вам очень хотелось бы, чтобы этого не было. Чтобы извиниться, надо действительно признать ошибку, а формально извиняться нам не надо. У ребенка опять-таки должен быть пример. Поэтому вы должны взять за правило демонстрировать, что если ты ошибся, честно сказать: «Был неправ. Извините». Извиняются умные. Кто может понять, что он ошибся? Только умный!

Ребенок еще не может понять во всех случаях, где он ошибается. Он, может, и рад бы признать ошибку, но он не понимает, где она. Чтобы он это понимал и чтобы у него было стремление это понять, нужно, чтобы была модель. Если он научится это делать на внутреннем уровне, он всегда будет извиняться. И нам не надо будет клещами вытаскивать из него слово «извините». Нам не надо, чтобы он слово сказал. Нам надо, чтобы он понял, что был неправ. Железное правило: за ребенка всегда извиняются взрослые. Если он разбил в гостях стакан, извиниться за него должна мама. Спрятать его за себя и сказать: «Извините, мой ребенок ошибся». До того возраста, пока он извиняться не начнет самостоятельно. Обычно это происходит где-то к 4 годам.

Другое дело, когда ребенок заметил, что взрослому нравится, что он самокритичен. Он берет батарею чашек, сдвигает на край стола, хлоп! «Извини, я нечаянно». И вторую сдвигает. Вот уже пятая, а все нечаянно. Конечно, нам такое извинение ни к чему.

Вежливые и невежливые формы поведения

Теперь давайте вежливые и невежливые формы поведения обсудим. Здесь я имею в виду просто манеры, которые приняты в той или в другой культуре. Давайте на таком примере. Некрасиво плевать в окно. Когда приходит мама домой, ее дочка прекрасная двухгодовалая ставит табуретку к окну и туда плюет. «Боже мой, что ты делаешь? Ты же этого раньше не делала!» А она говорит: «Я как дядя». Выясняется, что был ее младший брат, который плевал в окно. Дяде 23 года. И скажите после этого, кто был неправ? Она же как дядя, как большая, взрослая, сильная и крутая, плюет в окно. Вот эти формы поведения – вытираться салфеткой, например, а не ходит с макаронами на щеке – берутся из наблюдения. Если принято сморкаться в скатерть, он тоже будет это делать. И когда папа посморкался и говорит: «Что ж ты, сынок, в скатерть сморкаешься?» То как-то это неправильно. Потом говорят: «Наш сын такой невоспитанный, все время в скатерть сморкается».

Дело в том, насколько регулярно это делается. Это не эксклюзивные моменты. Но взрослые часто не замечают, что они делают сами. Они от ребенка требуют, а сами не делают этого. А он в точности копирует, что делают они. И этого не видно до тех пор, пока ребенок не начинает это повторять. Я, например, знаю случай, что обнаружили, что у бабушки есть манера ругаться, поставив руки на бедра, только когда девочка так стала делать. Они, как видеомагнитофончики, все записывают и потом прокручивают вам ваше же. И когда мы начинаем выяснять, почему ребенок так себя ведет, оказывается, что это он взял от этого, это сантехник приходил, брат в окно плевался. И полный комплект!

Если это сантехник, вы можете говорить, что это чужой человек, что в нашей семье так не принято. Гораздо хуже, когда брат. Тогда нужно брать этого брата и говорить: «Ты плевался в окно? Я не хочу, чтобы моя девочка плевалась». Вот он как раз может перед ней извиниться и сказать, что был неправ, не делай так никогда. Достаточно одного раза, чтобы это произвело впечатление. Знаете, как впечатляет, когда девочка подходит к папе или к мальчику и говорит: «Ты все время вот так делаешь. Мне так делать можно или нельзя?» Надо так детей воспитывать. Чтобы они могли вам ваши ошибки тоже обнаружить, потому что мы, к сожалению, их сами не видим.

Управляющее поведение родителей

К средствам педагогического воздействия относится также управляющее поведение родителей. К нему относятся оценочные

реакции. Это не означает, что вы говорите ребенку: «Я оцениваю твое действие так-то». Просто ваша реакция говорит ребенку о том, что это за действие. Оценочные реакции делятся на бурные, безразличные, поощрительные и на реакции опасности. Давайте сразу их разделим на 2 категории: все эти реакции могут быть адекватными и неадекватными. Если раздражитель соответствует вашей реакции, значит реакция адекватная, а если не соответствует – значит неадекватная. Я говорю об этом, потому что дети очень хорошие психоаналитики, и они очень четко знают, была у вас адекватная реакция или нет. Если вы действовали неадекватно, ребенок изменяет к вам отношение: он не будет вас воспринимать как сильного. Сильного и ведущего. Мы говорили о том, что мама у нас выполняет роль ведущей и что она должна быть соответственно сильной для того, чтобы эту роль выполнять. У ребенка ни в коем случае не должны возникать сомнения в том, что она способна это делать. Если мама, папа и бабушка выдают неадекватные реакции, то они становятся слабыми и такими, которых можно не очень уважать.

Давайте я приведу пример, что такое адекватная и неадекватная реакция. Например, мимо человека пролетела муха, а он стал махать газетой, кричать матерные слова, топать ногами и говорить, что это агенты ЦРУ хотят его уничтожить с помощью управляемой мухи. И когда мимо пролетела муха, а человек пошел дальше, совершенно не заметив этого события. Вот неадекватная и адекватная реакция. Это достаточно грубый пример. А теперь давайте пойдем непосредственно по самим оценочным реакциям и будем их делить на адекватные и неадекватные.

Давайте начнем с бурных реакций. Бурные реакции могут проявляться в активной жестикуляции, бурных выражениях и активных перемещениях по комнате, например. Она может быть адекватной, если ребенок сделал что-то совершенно из ряда вон выходящее, невообразимое. Нужно учитывать, что бурная реакция – это реакция, с одной стороны, слабости, с другой стороны, она обозначает, что произошло что-то невероятное. Если она действительно адекватна, ребенок пугается, строится и говорит: «Что произошло не так? Никогда в жизни больше так не сделаю!» Если взрослый начинает активно жестикулировать, бегать по комнате и ругаться из-за того, что ребенок пролил воду, то он очень удивляется. Потому что реакция неадекватная, такого не может быть. Хочу рассказать такой пример замечательный. Если ребенок роняет телефон, он не понимает, почему у вас здесь может быть бурная реакция, потому что с его точки зрения телефон не представляет никакой ценности. Поэтому реакция ваша бурная будет неадекватная. Потому что когда он взял что-то для него непонятное, то ваша адекватная реакция будет взять у него это непонятное и убрать туда, где он не сможет его достать. Потому что он правильно в общем действует. Он заинтересовался интересным. Но чего-то он не знал. А вы начали подпрыгивать. Странная реакция, с его точки зрения. Неадекватная бурная реакция всегда служит эффектом кнопки. А теперь – пример в студию.

Ребенок сбрасывал телефон со столика – замечательного столика телефонного на кухне, на котором он так красиво стоял. Папино сердце не выдерживало. Каждый раз, когда телефон падал, у папы случалась бурная реакция. Он активно жестикулировал, бегал по комнате и кричал, что это безобразный ребенок. Сначала это повторялось несколько раз, потом это приобрело следующий характер. Папа приходил с работы, мама его встречала, ребенок стоял рядом, потом, не обозначая себя, тихонько уходил на кухню, брал телефон в руки и ждал входа папы. Когда папа входил, он ронял телефон на пол. И у папы случалась бурная реакция. После этого он перемещался в комнату, где бегал папа, садился на диван и на него смотрел глупыми глазками. Так продолжалось несколько месяцев, пока мама не пришла на курс, не услышала об этом и не сказала папе, что он не должен так реагировать. Папа запасся валидолом. Вот он пришел. Вот ребенок бросил телефон. Он пошел в ванну, принял и больше не бегал. Ребенок ходил за папой: «Ну папа, где? Ты не заболел? У тебя все хорошо?» Вот так он его проверял дня 4. А потом через неделю ребенку надоело, и он сказал: «Да ну этот телефон! Совсем не интересно. Папа сломался». На самом деле, дети именно так себя и ведут. Когда где-то случается неадекватная реакция, они используют ее как кнопку. А потом наблюдают за театром, который разыгрывается в их присутствии. А они – зрители такие замечательные. И потом скажите, кто кем управляет. Очень показательный пример. Ребенок с крепкой здоровой психикой управлял бедным несчастным папой, пострадавшим в детстве, с помощью телефона. Дистанционное управление.

Я еще хочу привести пример. У нас дома очень много техники. Она стоит на полу. У нас дети технику не трогают, потому что никто на это не обращает внимания и подразумевается, что технику трогать нельзя. Работает материнская воля, и дети ее действительно не трогают. Но как только моя старшая девочка устроила ажиотаж вокруг компьютера, младшая девочка обратила на это внимание и стала рваться включать этот компьютер и тыкать в кнопку пальцем. Причем она это делала исключительно тогда, когда старшая девочка находилась рядом с кабинетом, где стоит техника. Вот когда она находилась рядом, та бежала и включала компьютер и с озорными глазами смотрела, как она сейчас придет и будет визжать. А потом еще бежала к маме и жаловалась, что эта злыдня меня обижает. Не дает компьютер включать.

Бурные реакции должны быть очень адекватные. Нужно очень хорошо оценивать, прежде чем начать подпрыгивать.

Безразличная реакция тоже может быть адекватной и неадекватной, и она по-разному воспринимается. Когда у нас идет речь о социальных моделях, безразличная реакция служит для ребенка ориентиром в эффективности его действий. Если он что-то сделал и у вас есть какая-то реакция, то есть вы заметили его действия, он понимает, можно этим пользоваться или нельзя, и как этим пользоваться. А если вы прошли мимо и не заметили, что он это сделал, получается, что он действовал неэффективно, и эту форму поведения он исключает. Он говорит, что я так не буду делать, потому что никто меня не видит. Например, когда ребенок, насмотревшись в песочнице, как мальчик лежал на земле и махал ногами, пришел домой и решил потребовать что-нибудь запретное с верхней полочки. И стал кричать, ложиться на пол и бить ногами, а мама сделала вид, что ребенок исчез. И сказала: «Ой, что-то цветы завяли, надо полить…» и ушла. Ребенок обычно встает, бежит за мамой, ложится и делает то же самое. Мама говорит: «Ой, кто-то пришел к нам в гости, надо пойти посмотреть». И не видит его. Он попробует так раз и поймет, что это неэффективная форма поведения. Тогда он попробовал по-другому: залез к вам на руки, поцеловал и принялся пальцами туда тыкать. Вы ему сказали: «Ой, ты мой хороший, на, держи». Он сказал: «О, эффективная модель!»

Это не относится к тем ситуациям, когда он попал в неловкое положение и просит помочь из него выйти. Например, он упал и ударился, тогда вы не можете его не замечать, потому что тогда это неадекватная реакция с вашей стороны.

Есть поощрительные реакции – это поведение, которое выражает одобрение действий ребенка. Выражается в словах и в действиях. Телесный контакт тоже является подтверждением, что он действовал правильно. Поощрительная реакция никогда не выражается в бурных восторгах. Потому что бурная реакция на какое-то позитивное действие ребенка воспринимается им неадекватно. Тогда он начинает, что что-то произошло не так. Надо просто спокойно сказать, что ты молодец, у тебя стало получаться лучше.

Реакция опасности. Давайте начнем с примера, потому что реакция опасности достаточно очевидная, и мне хочется, чтобы вы сами поняли, как вы себя ведете и могли бы вести. Представим себе, что у нас горит комната. Дверь в одном конце, в другой конце стул, и на нем сидит ребенок. Что вы будете делать? При реакции опасности вы действуете стремительно и не говорите ни единого слова. А начинаете говорить, когда достигли безопасного места. А пока за вами гонится тигр, вы не будете объяснять ребенку: «Ты знаешь, этот зверь такой опасный, обрати внимание, какие у него клыки!» Когда ребенок попадает в опасную ситуацию, вы просто его уносите, не говоря ни слова, и только потом объясняете, что это было опасно, и демонстрируете, что там такое происходило. Тогда он и относится к этому как к опасному. А если ребенок сует в розетку шпильку, а рядом стоит бабушка и говорит: «Ну что же ты делаешь, сейчас тебя

убьет», – он не понимает, что ему говорит бабушка, и будет продолжать спокойно тыкать туда шпилькой.

Если ребенок возвращается к опасным действиям, значит вы дали ему повод с вами бодаться. Когда мама ведущая, там вопросов нет. Еще существует чисто биологическое подчинение, что для ребенка очень важно. Он понимает, что он существо подчиненное, но вы не можете это демонстрировать, вы не знаете, как это делать. И когда он куда-то вылез не туда, куда надо – это еще не опасно, но уже не очень здорово – тогда ребенок просто берется подмышку и какое-то время там носится. Если он там устал и хочет изменить положение, вы можете взять его на руки и носить еще немножко. Как только вы его оторвали от земли, он сразу попадает в подчиненное положение. И если он куда-то лезет, то вы его сразу подмышку, потом на руки и просто не пускаете. Но когда вы его от чего-то блокируете, то вы не должны рассуждать по этому поводу. Если вы говорите: «Зачем ты крутишь печку? Нельзя крутить печку!» – это значит, что все в порядке. Он реагирует, что все хорошо, а мама немножко неадекватная.

Это имеет отношение и к такому моменту, когда он берет вещи, которые брать нельзя. Смотрите, как вы здесь действуете. Это опять из серии чисто биологического подчинения. Если детеныш взял ту вещь, которую нельзя брать, и вы обозначали, что это ваше и это не берется, тогда вы поднимаете его на руки, забираете вещь, кладете на место и только после этого улаживаете ситуацию. Начинаете его успокаивать, отвлекать, развлекать и т.д. Другая ситуация – когда вы лопухнулись, не обозначили, что эту вещь нельзя трогать, не убрали ее, оставили в доступном месте – здесь уж, извините, мама у нас тумбочка, не уследила. Здесь вы должны меняться, потому что-то, что он поймал – это его добыча. И добычей он может с вами не делиться. Он не должен отвечать за ваши оплошности. Тогда вы должны ему что-то предлагать и на выгодных условиях менять эту вещь на другую, более ценную с его точки зрения.

Еще хочу обратить ваше внимание. Если вы смотрели телепередачи из жизни животных, то, как одно животное показывает другому, что оно сильнее? Что делает кошка? Она поднимает котенка за шкирку и трясет. Они поднимают от земли, чтобы пришел в чувство, и всё. Мы прямоходящие, у нас не принято так брать, но мы можем брать подмышку. Это же тоже уходит в далекую историю. Если на племя кто-то напал, то что делают с детьми? Бегущий подхватывает ребенка под грудь и бежит с ним подмышкой. Это самое удобное положение для бега с ребенком, когда есть опасность. Его неудобно держать перед собой, его неудобно держать на бедре. Если вы возьмете его подмышку и будете очень быстро двигаться, он повиснет и не будет вам мешать. Он будет всячески стараться вам не препятствовать.

Единство взрослых в оценке действий ребенка

Следующий важный управляющий момент – единство взрослых в оценке действий ребенка. Для того чтобы детеныш понимал, что и как ему делать, чтобы у него формировались нужные модели поведения, очень важно, чтобы все в доме одинаково оценивали его действия. Если малыш рассыпал крупу, мама ее собрала, потом пришел папа, и она ему рассказала. Папа сказал: «Нет, у нас крупу не рассыпают». Когда бабушка сказала то же самое. У ребенка складывается впечатление, как ему правильно действовать. Если взрослые не могут прийти к единому мнению, ребенок теряется и расстраивается, он понимает, что можно действовать как угодно. Потом это приводит к манипуляции родителями. Если они по-разному оценивают действия ребенка, то ребенок начинает манипулировать ими. Для того чтобы у детей не было такого соблазна, взрослые должны держаться единым фронтом.

Если у членов семьи разное мнение, лучше, чтобы сначала мама сказала свое слово. Потом, когда все выяснили и утрясли, маме можно простить, когда она что-то наваляла сгоряча. Если она отреагировала неправильно, она извиняется перед ребенком: «Извини, дорогой, я была неправа, теперь все по-другому». А вот если это сделал папа, это клеймо на всю жизнь. К папе больше претензий, потому что мама может позволить себе быть слабой. Я могу сказать по опыту не только своей семьи, что папам очень сложно. Если они прокололись, это будет вспоминаться через 10–15 лет и говорить: «А вот ты, когда мне было 5 лет…». Поэтому лучше, когда сначала реагирует мама, потом они разбираются. И папа с чувством собственного достоинства с высокого пьедестала сошел, оценил и опять поднялся. Это действительно очень важно, потому что папа нам такой и нужен – на пьедестале, большой и сильный, который посмотрел, пальцем покачал, и все. Папа может ограничивать действия ребенка: «Я не знаю, правильно ты делаешь или нет. Мама придет и тебе скажет. Но мне все-таки кажется, что неправильно». Но ему важно не брать на себя эти полномочия, ни в коем случае не наказывать. Это сильно унижает его достоинство.

ПРИЕМЫ ВОСПИТАНИЯ

Специфика воспитания

Перед тем как приступить к приемам воспитания, мы обязательно должны сказать два слова о специфике воспитания. Специфика – это то, что есть выше нас, мы ничего с этим не можем сделать. Мы можем только этим пользоваться или не пользоваться. Она заключается в том, во-первых, что ребенок не понимает объяснений.

Дети данного возраста – почему их так не любят педагоги, и родители не знают, что с ними делать – потому что они не понимают объяснений. То есть им нельзя сказать: «Послушай, милый Вася! Нехорошо плакать по ночам. Вести себя надо поспокойнее». Он на такие убеждения совершенно не реагирует. Он понимает именно действия. Для ребенка важен язык действий. Тактильных ощущений. Ваши слова для него – как тарабарский язык. Он просто понимает, что вы шевелите губами и издаете какие-то звуки. Он понимает интонацию – что звуки такие и сякие – но больше ему из этого не понятно ничего. И поэтому он рассчитывает на то, что с ним будут не разговаривать, а будут его поправлять буквально. Вот как ребенок при грудном вскармливании. Когда обучают ребеночка правильному прикладыванию, прямо видно, как новорожденный малыш открывает рот, как он ждет, чтобы ему все вложили, как он готовится, чтобы ему поправили голову – он ожидает этого. Все то же самое по отношению к более старшим детям. И не только по отношению к грудному вскармливанию, а по отношению ко всему. Это до того момента, пока он не начнет с вами разговаривать. Вот когда он начнет с вами разговаривать предложениями, тогда вы сможете с ним именно так и поговорить.

Следующий момент специфики: ребенок этого возраста не понимает разницы между ним и мамой. То есть он понимает, что вы два разных существа, но он себя отождествляет с мамой. Поэтому он не понимает, когда ему говорят: «Ты будешь кушать?» Он не понимает – вы это о чем? Еще давайте мы отметим, что он выполняет функцию сопровождения. Ребенок до 3 лет выполняет функцию сопровождения. Поэтому он должен быть с кем-то, при ком-то, он не может быть один. Мне очень понравилось, когда ребенок научился говорить, и у него спросили: «Ты будешь кушать?» Он ответил: «А все будут кушать?» Он обозначил, что я буду, если будут все. Поэтому ему нужно говорить: «мы идем кушать», «мы пошли мыться», «мы идем гулять». Он не понимает, когда ему задают вопросы, отделяющие его от общества.

Следующий момент, который касается не только, правда, этого возраста, это то, что ребенок должен получить заботу о себе. Воспитание здесь идет по той схеме – мы уже об этом говорили, – что сначала вы ребенка обучаете чему-то, а затем передаете ему полностью заботу в этом направлении. То есть вы научили его спускаться по лестнице и оставили это. Вы полностью доверили это детенышу. Он готов принимать ответственность за себя, за свои действия, за свою безопасность, и вы должны ему ее передавать постепенно. То есть вы его обучаете, даете возможность подняться на ступеньку в своем развитии и сразу же отдаете ему ответственность за то, чему он научился. И больше не висите над этим. Это он делает сам. И это очень хорошо работает уже с детьми с возраста 4–5 мес. Они действительно готовы принимать на себя ответственность, в каких-то пусть маленьких вещах, но она уже есть. Например, переворачиваться на живот, подниматься на четвереньки. Мы не ставим ему подпорки, а даем возможность самостоятельно это делать. И нельзя заменять ответственность ребенка на свою ответственность, ни в коем случае. Вмешательство взрослых необходимо только для обучения, чтобы показать, как. Научил – отойди и отдай.

Еще обязательно хочу здесь такую специфичную черту, свойственную вообще человеку, отметить. Имеет очень важное значение в воспитательном процессе выполнение просьб. Просьба есть адекватная, точно так же как любая реакция, и неадекватная. Когда вы просите, потому что действительно не можете сделать, а не потому, что вы позируете или кого-то хотите припрячь, то у вас всегда есть регламент на время ответной реакции. Когда у вас есть большая нужда, и вы просите, вы должны получить ответ в течение 10 секунд – взрослый человек! Он начинает яриться, и он готов что угодно сделать тому, кто не отвечает на его просьбу. Вы должны получить на свою просьбу ответ – помогут вам или нет. Соответственно, просьба ребенка такая же, как просьба взрослого. Как по отношению к нему вы должны выполнять адекватные просьбы, так и по отношению друг к другу. Это очень важный момент, когда мы организуем воспитательный процесс. Я говорю об этом в свете организации всего воспитательного процесса, потому что взрослые бывают очень невнимательны по отношению друг к другу, и вы можете попросить человека о чем-то, он может уйти в другую комнату и вообще забыть, что вы его об этом просили. И ребенок этого не должен видеть, потому что невостребованная просьба превращается в реакцию стресса и нарушает гармонию поведения полностью. Все окружение должно очень внимательно к этому относиться. Ребенок может в силу возраста не сразу ответить на просьбу, но мы от ребенка-то этого и не требуем. Это требуется в отношениях между взрослыми и по отношению к ребенку, потому что иначе он не может научиться.

По отношению к старшему ребенку, который вырос в нехорошей модели поведения, и этого не умеет, мы делаем так. Какое-то время мы обращаемся к нему с просьбой, если он ее не выполняет, мы отвечаем на нее сами. Например, мы просим его: «Мой свою чашку». А он не моет. Мы повторяем эту просьбу две недели – этого вполне достаточно. Потом просто начинаем мыть чашку сами. И так и моем ее. Через 3 года начнет мыть сам. И это дешевле, чем несколько лет повторять ему «мой свою чашку», а он все равно ее мыть не будет. Тут такая очень щекотливая ситуация. Если вы говорите человеку 2 недели, чтобы он мыл чашку, а он этого не делает, то понятно, что он этого делать не будет. Тогда вы очень странно выглядите, если продолжаете говорить это. Я могу сказать совершенно точно, что если просьба не выполняется – это касается абсолютно всех возрастов, кстати говоря, у нас очень часто взрослые ведут себя как непослушные дети, это все из детства, так и тянется. То есть это когда-то заложенная неправильная модель поведения. У меня со старшим сыном была такая замечательная история, когда он не стелил свою постель. Я ему говорила не помню, сколько, – пока я не въехала. Тогда мне нужно было время – несколько месяцев ему говорила. А он ее упорно не стелил. Потом у меня щелкнуло, и я просто стала ее убирать. После этого через 2 года он начал стелить свою постель сам. Потому что порядок такой, а он должен соответствовать порядку. Когда порядок поддерживается просто и не заявляется ничего, тогда есть смысл его поддерживать. Потому что есть такой эффект, если вы неправильно воспитывали ребенка – а я своего старшего ребенка воспитывала неправильно, совершенно точно – то он начинает яриться от того, что вы сказали ему то, что он типа сам хотел сделать. Поэтому лучше тогда молчать – делаешь себе и делай. Я могу сказать опять-таки из своего опыта в большой семье, что это гораздо эффективнее, чем когда вы будете кого-то заставлять, с палкой стоять, и никакого удовольствия ни тем, ни другим.

← Предыдущая страница | Следующая страница →