Поделиться Поделиться

Социальная ситуация развития

Л.С.Выготский ввел очень важное для педагогической пси­хологии понятие «социальной ситуации развития». Социаль­ная ситуация развития есть некоторая система отношений ребен­ка и социальной среды, которая определяет содержание, на­правление процесса развития и формирование его центральной линии, связанной с основными новообразованиями. Изменение этой системы отражает основной закон динамики возрастов. «Согласно закону, силы, движущие развитие ребенка в том или ином возрасте, с неизбежностью приводят к отрицанию и раз­рушению самой основы развития всего возраста, с внутренней необходимостью определяя аннулирование социальной ситуации развития, окончание данной эпохи развития и переход к следу­ющей, или высшей, возрастной ступени» [49, с. 260].

При этом Л.С. Выготский все время подчеркивает, что пси­хическое развитие — это целостное развитие всей личности. Достаточно емкое понятие социальной ситуации развития как от­ношения ребенка к социальной действительности включает в се­бя и средство реализации этого отношения — деятельность во­обще, и конкретные виды ведущей деятельности, в частности. Со­гласно А.Н. Леонтьеву, «одни виды деятельности являются на данном этапе ведущими и имеют большее значение для дальнейшего развития личности, другие — меньшее. Одни иг­рают главную роль в развитии, другие подчиненную» [111, с. 285].

Основные линии психического развития

В плане предложенного рассмотрения будем исходить из об­щепринятого положения, что хотя развитие охватывает всю личность ребенка в целом, в этом процессе могут быть выделе­ны некоторые основные линии. Так, считается, что психическое развитие ребенка, как и его целостное личностное развитие, осуществляется одновременно по линиям: познавательной сфе­ры (становление интеллекта, развитие механизмов познания); пси­хологической структуры и содержания деятельности (становлеше целей, мотивов и развитие их соотношения, освоение способов и средств деятельности); личности (направленности, ценностных ориентации, самосознания, самооценки, взаимодействия с социальной средой и т.д.). Линии (стороны) развития ребенка могут быть представлены и несколько по-другому — как разви­тие: а) знаний, способов деятельности; б) психологических ме­ханизмов применения усвоенных способов и в) личности, куда включена и деятельность [43, с. 30].

Л.И. Айдарова выделяет в качестве таких линий наряду с интеллектуальным, личностным и языковое развитие [3]. Су­щественно, что во всем интеллектуально-личностно-деятельностном становлении ребенка проявляются основные закономерно­сти развития психики, такие как неудержимость, интегративность, системность, сензитивность, компенсаторность. Рассмотрим по­дробнее каждую из трех (интеллект, деятельность, личность) ли­ний развития ребенка, отмечая, что в реальной действительно­сти они нерасчленимы.

Развитие интеллекта

Развитие интеллекта ребенка, его познавательной сферы трактуется в отечественной психологии в общем контексте тео­рии развития высших психических функций Л.С. Выготского. В этой теории подчеркивается социальная сущность человека и опо­средствованный характер его деятельности (ее «орудийность», знаковость). В целом человек интеллектуально развивается по сле­дующим основным плоскостям: от непосредственного к опосред­ствованному, «орудийному»; от общего нерасчлененного к диф­ференцированному, и в то же время к обобщенному (абстракт­ному) отражению действительности; от непроизвольного, нере­гулируемого к произвольному. В ходе интеллектуального развития ребенка происходят изменения и самих психических познавательных процессов. Они качественно изменяются, напри­мер, от непроизвольных форм запоминания к произвольным, от на­глядно-действенной, наглядно-образной формы мышления к от­влеченной и абстрактно-логической его форме и к теоретическо­му мышлению.

Развитие интеллекта как усложняющейся структуры в онто­генезе, начиная с самого раннего этапа — установления сенсо­моторного уровня интеллектуального развития ребенка (0-2 го­да),— исчерпывающе раскрыто Ж. Пиаже. Он исследовал интел­лект, представляющий структуру мыслительной деятельности, на примере развития логического мышления ребенка. «Централная задача его исследования состояла в том, чтобы изучать психологические механизмы логических операций, устанавли­вать постепенное возникновение стабильных, целостных логи­ческих структур интеллекта» [150, с. 20]. Изучение онтогене­тического развития логики ребенка основывалось в теории Ж. Пиаже на следующем:

— интеллектуальное развитие стремится к равновесию, где последнее есть уравновешиваемая структура частей и целого;

— каждый уровень интеллектуального развития как приоб­ретенный опыт оформляется в схемы действий;

— новые умственные структуры формируются на основе действия;

— соотношение между 1) функциями (динамическими про­цессами) как способами взаимодействия субъекта со средой: ор­ганизацией и адаптацией, состоящей из равновесия ассимиляции и аккомодации, и 2) структурами как прижизненно складыва­ющимися умственными системами «обеспечивает непрерыв­ность, преемственность развития и его качественное своеоб­разие на каждой возрастной ступени» [150, с. 23].

Развитие логики мышления, по Ж. Пиаже, есть развитие опе­раций, «это действия, которые перенесены внутрь, обратимы и скоординированы в системе, подчиняющейся законам, кото­рые относятся к системе как целому» [173, с. 579], где обра­тимость как перевод в противоположное действие (например, со­единение в разъединение) является основополагающей категори­ей. Построение операций, по Ж. Пиаже, проходит четыре стадии: от «моторных действий», в которых только вырисовывается оп­ределенная тенденция к обратимости, — к дооперациональному периоду, характеризующемуся обратимостью только сенсомоторных действий; — к конкретным операциям, когда «логичес­кие операции ... вырастают как продукт координации дей­ствий соединения, разъединения, упорядочивания и установле­ния соответствий, обретших форму обратимых систем» [173, с. 583], и, наконец, — к пропозициональным, или формальным операциям, «когда у ребенка формируется логика взрослого... спо­собность мыслить гипотезами» [173, с. 587].

Такое понимание интеллектуального (логического) развития ребенка на основе операционализма соотносится с общедидакти­ческим определением этого процесса в целом как инволюцион­но-эволюционного, поступательного, где на основе совершенст­вования, развития аналитико-синтетической деятельности(С.Л. Рубинштейн) происходит все большее структурирование ин­теллекта, образование его целостной структуры, изменение со­отношения компонентов, которое продолжается и в период взрос­лости. В этой структуре все четче выделяются определенные связи между каждой из интеллектуальных функций, которые со­единяются в целое. Таким образом, изменение познавательной сферы ребенка, развивающейся под влиянием (и при участии) взрос­лых, предметно-коммуникативной деятельности самого ребенка и обучения, с возрастом выявляется в виде постепенного ус­ложнения его умственной деятельности и формирования цело­стной структуры интеллекта в таких его компонентах, как сен­сорно-перцептивный (ощущение, восприятие), мнемический (па­мять, мышление), атенционный (внимание), по Б.Г. Ананьеву [7, с. 348—362]. Исследователями школы Б.Г. Ананьева было пока­зано, что структура интеллекта постоянно меняется. В возрасте от 22 до 25 лет в структуре интеллекта человека сохраняются как бы два ядра (по данным факторного и корреляционного анали­за), к которым стягиваются связи, соединяющие все психичес­кие процессы и их показатели. Первое ядро — мнемическое, т.е. единая структура памяти и мышления, второе — атенционное, т.е. ядро внимания. От 30 до 35 лет в структуре интеллекта фор­мируются уже три ядра: мнемическое, логическое и атенцион­ное. Существование атенционного ядра показывает, что направ­ленность и сосредоточенность сознания, которые и определяют внимание человека, являются важными условиями его интеллек­туальной деятельности. В 34—35 лет в структуре интеллекта об­разуются опять два ядра, происходит как бы ее «стягивание» и все корреляционные связи группируются вокруг логического и атен­ционного ядер.

Развитие интеллекта после школьного периода особенно яв­но проявляется в студенческом возрасте, что полностью опро­вергает положение о «психической окаменелости» юности и взрослости (Э. Клапаред). Студенческий возраст — это пора слож­нейшего структурирования интеллекта (которое очень индиви­дуально и вариативно). «Большинство исследователей описы­вают процесс развития человека в этом возрасте как непре­рывное нарастание функциональной работоспособности и про­дуктивности, динамики прогрессивного движения без каких­либо понижений и кризисов, даже без стабилизации функций. Несомненно, в студенческом возрасте имеются наибольшие воз­можности развития; именно в этом возрастном диапазоне расположены сенситивные периоды, которыми еще недостаточ­но воспользовались при обучении... В сложной структуре это­го периода развития моменты повышения одной функции (пи­ки или оптимумы) совмещаются не только с моментами стабилизации, но и понижением других функций» [7, с. 346].

По данным Б.Г. Ананьева, структура интеллекта динамично меняется на протяжении всего возрастного развития и внутри са­мого студенческого возраста. Так, в возрасте 18—21 года корре­ляционная плеяда из разных функций (памяти, мышления, вос­приятия, внимания) выступает в виде цепочки связей, тогда как в 22-25 лет образуется уже сложноветвящийся комплекс, с мнемическим и атенционным ядрами. В студенческом возрасте важную роль играет фактор внимания, но в этот период оно занимает только четвертое место по числу и мощности корреляционных связей, хотя уровень его концентрации повышается. Устойчивость внимания повышается лишь с 22 лет, что говорит о важности це­ленаправленной работы над организацией внимания студентов в учебном процессе.

Развитие мышления тесно связано с развитием памяти: в 19 лет мнемические функции развиваются быстрее логических, тогда как в 20 лет наблюдается обратная картина, а в 22 года сни­жаются показатели обеих функций. В 18—19 лет отмечается от­носительная стабилизация мыслительных функций.

Практический интерес для педагогической деятельности ; представляет то, что логический компонент — компонент вер­бального, понятийного мышления — все время остается одним из ведущих в структуре интеллекта. Очевидно, что учение, образование, особенно систематическое учение и самообразование, оказываются очень мощным, постоянно действующим фактором, поддерживающим высокий уровень мыслительной активности че­ловека, его интеллектуальной работоспособности.

В процессе развития познавательной сферы ребенка совершен­ствуется и качественно изменяется содержание его сознания. Про­веденные в последние годы психосемантические исследования (Е.Ю. Артемьев, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев и др.) позволяют \ представить это содержание в форме некоторых уровневых струк­тур дискретных (отдельных) единиц, в качестве которых высту­пают значения, категории. Здесь уместно еще раз вспомнить по­ложение Л. С. Выготского о том, что словесное значение есть еди­i ница общения и обобщения. Именно обобщенные значения или | категории образуют субъективный образ или картину мира в сознании каждого человека. Эта картина индивидуальна, и в то же время она может быть одинаковой для людей, развивающихся в сходных условиях. «В системе представлений каждого инди­вида есть специфические, присущие только ему составляю­щие, обусловленные его индивидуальным опытом. Например, об­разы «хорошего родителя», «идеального мужа или жены» фор­мируются через непосредственное подражание, усвоение опыта родительской семьи, из прочитанных книг, каналов массовых коммуникаций, обусловливают формирование нравственныщ критериев, «идеальных мерок», с которыми индивид подходит, к оценке себя или других, и в конечном счете обусловливают организацию его жизни, определяют его личность» [165, с. 39]. Отсюда следует признание первостепенной важности правильной организации условий жизни ребенка, его деятельности (игры, уче­ния), общения и сотрудничества с ним, т.е. формирования обра­зовательной среды, адекватной целям развития ребенка (В.В.Руб­цов, В.И.Панов, В.А.Ясвин). Другими словами, именно взрослы­ми должен быть организован процесс превращения внешнего, со­циального во внутреннее, психическое, в плане формирования содержания сознания ребенка, развития его личности. Этот про­цесс называется интериоризацией, «вращиванием» внешнего во внутреннее (Л.С. Выготский, Ж. Пиаже, П.Я. Гальперин и др.). Согласно Л.С. Выготскому, «всякая функция в культурном раз­витии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, спер­ва социальном, потом психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребен­ка, как категория интрапсихическая» [48, с. 145].

← Предыдущая страница | Следующая страница →