Поделиться Поделиться

Социально-экономические потребности общества в подготов­ке подрастающих поколений к жизни как объективная предпо­сылка возникновения и развития педагогической теории

Раздел I. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПЕДАГОГИКИ

Овладение любой научной дисциплиной требует обстоятельного ос­мысления тех общетеоретических идей и положений, которые лежат в основе развития соответствующей отрасли знания и без ус­воения которых иногда невозможно глубоко понять науку вообще. Вот почему в высших учебных заведениях сложились даже специ­альные учебные курсы, которые вводят студентов в теоретические проблемы той или иной науки. Они так и называются: «Введение в языкознание», «Введение в литературоведение» и т.д. Есть такой курс и в составе педагогических дисциплин – «Введение в педагоги­ку». Иногда он изучается как особая научная дисциплина, иногда же выступает как начальный раздел общего курса педагогики, как это, например, принято в университетах и структуре данного учебника. Но и в том, и в другом случае в нем раскрываются основные факто­ры развития педагогической науки, ее предмет и методологические основы, а также те детерминанты, под влиянием которых разраба­тываются цели воспитания, его сущность и общие подходы к реали­зации этого сложнейшего процесса. Именно эти вопросы и освеща­ются в данном разделе.

Глава 1. ПЕДАГОГИКА КАК НАУКА, ЕЕ ВЫДЕЛЕНИЕ В ОСОБУЮ ОТРАСЛЬ ЗНАНИЯ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Социально-экономические потребности общества в подготов­ке подрастающих поколений к жизни как объективная предпо­сылка возникновения и развития педагогической теории

Изуче­ние всякой науки, как правило, начинается с уяснения таких вопро­сов: как возникла и развивалась эта наука и что конкретно является предметом ее исследования? В самом деле, каждая наука имеет свою историю и достаточно определенный аспект природных или обще­ственных явлений, изучением которых она занимается и знание ко­торых имеет большое значение для осмысления ее теоретических основ. В этом плане известное изречение: отыщи всему начало и многое поймешь, – имеет глубокий смысл. Вот почему изучение курса педагогики также следует начать хотя бы с краткого истори­ческого обзора ее возникновения и развития и осмысления того предмета, исследованием которого она занимается.

Однако, рассматривая эти вопросы, надо всегда иметь в виду два существенных положения.

Первое. Какими бы извилистыми и окутанными туманом вре­мени ни были пути развития той или иной науки, каждая из них так или иначе формировалась под влиянием потребностей общества и призвана выполнять определенные общественные функции.

Второе. Любая отрасль человеческих знаний складывалась в науку только тогда, когда достаточно четко вычленялся и конкрети­зировался специфический, только ей присущий предмет исследова­ния. В этой связи, как отмечается в философии, перед каждой от­дельной наукой ставится требование выяснить свое место в общей системе вещей и знаний.

Как же обстоит в этом отношении дело с педагогикой? Чем было обусловлено ее возникновение и развитие как науки? Какое место занимает она в общей системе вещей и знаний?

Педагогическая отрасль человеческих знаний является едва ли не самой древней и по существу неотделима от развития общества. Чтобы это положение стало более понятным, следует обратить вни­мание на одну существенную деталь. Педагогические знания отно­сятся к той специфической сфере человеческой деятельности, ко­торая связана с подготовкой подрастающих поколений к жизни, или воспитанием. самом деле, когда говорят о педагогике, то обыч­но этот термин ассоциируется с понятием воспитания, с формирова­нием человека. Но само воспитание как средство подготовки подрас­тающих поколений к жизни возникло вместе с появлением челове­ческого общества.

Накапливая производственный опыт, связанный с изготовлени­ем орудий труда и присвоением продуктов природы, а также опыт сотрудничества и совместной деятельности, люди стремились пере­давать этот опыт последующим поколениям. Общественный про­гресс и стал возможен лишь потому, что каждое вступающее в жизнь новое поколение людей овладевало производственным, со­циальным и духовным опытом предков и, обогащая его, уже в более развитом виде передавало своим потомкам. Таким образом, переда­ча накопленного производственного, социального и духовного опыта после­дующим поколениям людей стала важнейшей предпосылкой существова­ния и развития человеческого общества и одной из его существенных функций. Именно поэтому воспитание неотделимо от развития чело­веческого общества: оно присуще ему с самого начала его возникно­вения. В этом смысле иной раз воспитание считают «общей и веч­ной категорией», подчеркивая положение о том, что как общест­венное явление, как специфическая деятельность по подготовке подрастающих поколений к жизни воспитание существует в общест­ве на всех этапах его развития.

Но как и всякое общественное явление, воспитательная деятель­ность и ее характер не стояли на месте и под влиянием тех же обще­ственных условий постоянно развивались и совершенствовались. Долгое время, например, дети усваивали производственный и моральный опыт в процессе совместной трудовой деятельности и по­вседневного общения со старшими. Так было в дородовом обществе и при родовом строе, когда сам этот опыт был еще сравнительно простым. Вот почему воспитание в этот период еще не составляло специфической области профессиональной деятельности людей. Это значит, что в то время не было ни специальных воспитатель­ных учреждений, ни лиц, которые специально занимались бы педа­гогической деятельностью и профессией которых было бы воспита­ние. Такое положение долгое время сохранялось также в рабовла­дельческую эпоху. Известно, например, что «первое упоминание о школе встречается в древнеегипетских источниках за две с полови­ной тысячи лет до нашей эры. То была дворцовая школа, где жрецы обучали детей царских сановников начаткам арифметики и геомет­рии»[5]. Как видим, в этой школе детей обучали не специальные про­фессионалы-воспитатели, а жрецы, для которых подобная работа была отнюдь не главной, а осуществлялась попутно с исполнением основных обязанностей. Во многих же случаях детей обучали роди­тели, другие члены семьи или старики. Об этом, в частности, свиде­тельствуют древние сказания и литературные памятники. Вот как, например, начинается известная арабская сказка «Аладдин и вол­шебная лампа»:

В одном персидском городе жил бедный портной Хасан. У него были жена и сын по имени Аладдин. Когда Аладдину исполнилось десять лет, отец его сказал:

– Пусть мой сын будет портным, как я, – и начал учить Аладдина своему ремеслу[6].

В знаменитых поэмах древнегреческого певца Гомера «Илиада» и «Одиссея» показывается, например, как Хирон учил Ахилла сред­ствам залечивать раны, как Феникс, который в некоторой степени заменял ему отца, обучал его красноречию. Характерно, что, как отмечал Пауль Барт, в гомеровскую эпоху не было еще сословия воспитателей. У Гомера даже не было слова, обозначавшего воспи­тание[7].

Но в дальнейшем положение стало существенным образом изме­няться. Развивалось и усложнялось сельскохозяйственное и ремес­ленное производство. Знания людей об окружающем мире положи­ли начало развитию науки. В этих условиях овладение производственным опытом и научными знаниями требовало уже специальной и довольно продолжительной выучки. Становилось все более оче­видным, что только с помощью образования и воспитания можно было преобразовать общечеловеческую природу так, чтобы человек овладел умениями и навыками в определенной отрасли труда и был приспособлен к выполнению соответствующих функций в сфере материального или духовного производства.

Чем больше развивалось и усложнялось производство, чем боль­ше накапливалось научных знаний, тем более важное значение при­обретала специальная подготовка подрастающих поколений к жизни, тем острее становилась необходимость в их специально ор­ганизованном воспитании. Образование и воспитание, таким образом, превратились в объективную потребность общества и стали важнейшей предпосылкой его развития.

Вот почему на определенной ступени развития человеческого общества и, в частности, в более поздний период рабовладельческо­го строя, когда производство и наука достигли значительного разви­тия, воспитание выделяется в особую общественную функцию, т.е. возни­кают специальные воспитательные учреждения, появляются лица, профес­сией которых становится обучение и воспитание детей. Это имело место во многих древних странах, но более или менее достоверные сведе­ния о школах для мальчиков дошли до нас из Египта, стран Ближне­го Востока и античной Греции.

Надо сказать, что уже в древнем мире многие общественные дея­тели и мыслители хорошо осознавали и указывали на огромную роль воспитания как в развитии общества, так и в жизни каждого человека. Например, по законам Солона (между 640 и 635 – ок. 559 гг. до н.э.), полагалось, чтобы отец (речь, конечно, шла о сво­бодных гражданах) обязательно позаботился о специальной выучке своих сыновей в той или иной области Труда. В этих же законах подчеркивалось, что сын мог не кормить отца в старости, если тот не выучил его никакому ремеслу.

Древнегреческий философ Платон писал о том, что если дур­ным мастером будет башмачник, то государство пострадает от этого только в том смысле, что граждане будут несколько хуже обуты, но если воспитатель будет скверно выполнять свои обя­занности, в стране появится целое поколение невежественных и плохих людей.

Но как только воспитание стало выделяться в самостоятельную общественную функцию, люди стали задумываться над обобщением опыта воспитательной деятельности. На одном из древнеегипет­ских папирусов запечатлено изречение: «Уши мальчика на его спине, он слушает тогда, когда его бьют». Это была уже своеобраз­ная педагогическая идея, определенный подход к воспитанию, со­ответствовавший условиям того времени, когда отношения между людьми основывались на насилии и физическом наказании. По мере же расширения и усложнения воспитания специальная от­расль' теоретических знаний по вопросам воспитательной деятель­ности стала разрабатываться более интенсивно. Эта отрасль зна­ний, как впрочем и знания в других сферах жизни и производства, вначале разрабатывалась в недрах философии. Уже в трудах древне­греческих философов - Фалеса из Милета (ок. 625 - ок. 547 гг. до н.э.), Гераклита (ок. 530-470 гг. до н.э.), Демокрита (460 - нач. IV в. до н.э.), Сократа (469-399 гг. до н.э.), Платона (427-347 гг. до н.э.), Аристотеля (384-322 гг. до н.э.), Эпикура (341-270 гг. до н.э.) и дру­гих содержалось немало глубоких мыслей по вопросам воспитания. Из античной Греции ведет свое происхождение и термин педагоги­ка, который закрепился в качестве названия науки о воспитании. Как же это произошло?

В Древней Греции педагогами назывались рабы, которым ари­стократы поручали присматривать за детьми, сопровождать их в школу, а также совершать с ними прогулки. Греческое слово пейдагогос (пейда – ребенок, гогос – вести) обозначает детоводитель. Впо­следствии педагогами стали называть людей, которые занимались обучением и воспитанием детей. От этого слова и получила свое название наука о воспитании – педагогика.

Надо сказать, что из Древней Греции ведут свое происхождение и многие другие педагогические понятия и термины, например школа (schole), что означает досуг, гимназия, (от греч. gymnasion – гимнасий) – общественная школа физического развития, а впослед­ствии просто средняя школа, и др.

Значительное место занимали вопросы воспитания также в тру­дах древнеримских философов и ораторов. Интересные педагоги­ческие идеи, например, высказывали Тит Лукреций Кар (ок. 99-55 гг. до н.э.), написавший философскую поэму «О природе вещей», в которой касался и вопросов воспитания, а также Марк Фабий Квинтилиан (ок. 35 – ок. 96 гг.), изложивший в своих книгах «О вос­питании оратора» идеи о воспитании детей и подростков и реко­мендовавший следить за их речью, использовать воспитательные игры. В обучении он выделал три ступени: подражание, наставление И упражнение и требовал сочетания заучивания с размышлением.

В средние века проблемы воспитания разрабатывались филосо­фами-богословами, педагогические идеи которых имели религиоз­ную окраску и были пронизаны церковной догматикой.

Дальнейшее развитие педагогическая мысль получила в трудах мыслителей эпохи Возрождения (XIV-XVI вв.), когда происходило разложение феодализма и начиналось развитие буржуазного обще­ства. Виднейшие деятели этой эпохи итальянский гуманист Витторино да Фельтре (1378-1446), испанский философ и педагог Хуан Вивес (1442-1540), нидерландский мыслитель Эразм Роттердам­ский (1469-1536), французский писатель Франсуа Рабле (1494-1553), французский философ Мишель Монтень (1533-1592) и дру­гие выдвигали немало оригинальных и прогрессивных для своего времени педагогических идей. Они критиковали средневековую схоластику и механическую зубрежку, процветавшие в обучении, выступали за гуманное отношение к детям, за освобождение личнос­ти от оков феодального угнетения и религиозного аскетизма.

← Предыдущая страница | Следующая страница →