Поделиться Поделиться

Средства воспитательного процесса

Средством называется все то, что использует субъект в процессе движения к цели. Средства располагаются вне субъекта, они заимствуются извне для облегчения деятельности, для повышения качественности ее продукта, для усиления какой-либо детали деятельностного процесса.

Роль средства может выполнять любой объект окружающей действительности: предмет, вещь, звук, природное сырье, животные, растения, произведения творчества, явления, события, эпизоды и прочее. В этом длинном ряду нет только человека. Он, будучи субъектом деятельности, не может выполнять роль средства - таков принцип современной культуры.

Хотя в прошлом, и не столь далеком, человека использовали как средство: каннибалы поедали в качестве пищи; рабами откармливали рыб; холопов для увеселения наряжали шутами. Впрочем, перечень духовного каннибализма был бы нескончаем. Он тянется и к нашим дням, но уже, как правило, вызывает протест, гнев, борьбу.

Многомерный и многообразный мир лежит перед мысленным взором педагога в качестве бесконечного ряда потенциальных средств, которые могут быть привлечены к воспитанию и включены в систему организуемой жизнедеятельности детей. Педагогическая проблема заключается не в их отсутствии или скудности, а в их адекватности воспитательной задаче. Средства не ищут, за ними не ездят, их не приобретают, потому что они в великой пестроте своей вокруг педагога. Средства выбирают, отбирают, отвергают, подбирают - оставляя единственно пригодное для задуманной цели. Французский скульптор О. Роден объяснял тайну ваяния так: берется кусок мрамора, отбрасывается лишнее, и то, что остается, есть скульптура. Перефразируем шутку великого скульптора, скажем, педагог из всего многообразия жизни, отвергнув самые удивительные средства, избирает то, что остается, является самым сильным по реализации педагогической функции в той или иной конкретной педагогической ситуации.

Средства не вытекают напрямую из цели, они опосредуются избранным методом. Осмыслив цель, педагог утверждается в методе. Алгоритм здесь такой: «Чего я хочу на данный момент - каким способом собираюсь этого достигнуть - что из окружающего мира поможет мне в этом движении к цели - что из подобранного множества напрямую «работает» для избранного метода?»

Средства подбирают для точно определенной педагогической функции: они иллюстрируют явление жизни как объект внимания детей (например, еловая шишка могла бы иллюстрировать бесконечность жизни); они инициируют активность детей (например, элемент состязательности повышает уровень физических и духовных усилий); средства обеспечивают материально-техническую оснащенность и повышают психологическую атмосферу; средства могут выступать инструментами деятельности детей (например, метла, кисть, ткань); средства подчеркивают скрытую символику деятельности (например, цветы в День учителя, нарядные платья на выпускном вечере).

Если наделить конкретный предмет символическим содержанием, даже обыденный предмет обретает силу воспитательного средства.

Средства, к которым обращается педагог, должны отвечать социокультурным требованиям. Перечислим их: гигиенические, эстетические, экономические, этические, правовые. Введенные в контекст деятельности, они не должны нарушать гигиеническую среду; они должны быть красивы для восприятия; их стоимость не должна заслонять собою содержания; они не должны провоцировать аморальных и противоправных действий детей.

Однако при отборе средства главным для педагога, в первую очередь, выступают ключевые воспитательные функции, которыми потенциально наделен любой предмет действительности:

  • функция наглядности , обеспечивающая наглядную опору детям в их представлении того явления, о котором идет речь и которое рассматривается: используемое педагогом средство как бы предлагает детям картинку того обобщенного явления, которое подвергается анализу (говоря о жизни и смерти, педагог отыскивает образ того и другого и находит его в живом цветке, слегка надломив который, демонстрирует хрупкость жизни и конечность ее);
  • функция инициирования , возбуждения духовной активности, мыслительной деятельности, обеспечивающая осмысление проблемы жизни, смысла того или иного явления, значимости предмета для человека (например: анализируя с детьми понятие «духовность», педагог обращается к портрету кисти художника Эль Греко «Мальчик, разжигавший лучину»: отчего светится лицо мальчика? от внешнего ли света или внутреннего?);
  • функция инструментальная , обеспечивающая ребенку самостоятельное взаимодействие с предметами окружающей реальности как отражением изучаемых явлений: благодаря данной функции дети могут предварительно в ходе групповой работы приобрести насущные умения, столь необходимые современному человеку в культурной жизни (планируя формирование у воспитанников умений по разрешению конфликтов, педагог в качестве средства выбирает факт поведения скворца, подлетевшего к скворечнику, который «заселен» воробьями).

Таким образом, педагог оказывается перед профессиональным выбором: либо он подбирает три средства согласно трем функциям, либо он отбирает среди бесконечного множества предметов одно средство, совмещающее в себе все ключевые функции.

Понятно, наилучшим вариантом будет один объект: он позволяет концентрировать интеллектуальные усилия, не рассеивать внимания детей, устранять все лишнее и, по Родену, оставлять только то, что необходимо, добиваясь педагогического изящества.

Трехфункциональное средство является педагогически оптимальным средством, позволяющим педагогу минимальнейшими дополнительными усилиями достигать относительно максимальных воспитательных результатов.

Но так как всякий предмет, привнесенный в процесс совместной деятельности педагога с детьми, влияет на психологическую атмосферу группы, повышая или понижая уровень социально-психологического отношенческого поля, в котором разворачивается ход деятельности, используемое средство обретает еще функцию психологического плана : влияет на самочувствие, эмоциональное состояние, ощущения, интерес, отношения, установки. Как любое явление реальной действительности, с которой сталкивается человек, вызывает определенные реакции человека, так и средство, являясь частью жизни, не может не вызывать реактивного отклика на его появление. Педагог вынужден учитывать то влияние, которое окажет невольно на детей привнесенный предмет в поле их внимания и поле отношений, так чтобы предотвратить негативное самочувствие, агрессию, излишнее возбуждение. Ему должно помочь чувство меры. И, прежде чем окончательно выбрать средство для работы с детьми, он мысленно воспроизведет ситуацию привнесения средства в поле группового общения и спрогнозирует психологическое влияние этого средства.

Ни в коем случае нельзя понимать «оптимальное средство» как некий предмет, который природа наделила способностью быть таковым. Наделяет педагогическими функциями предмет сам педагог, именно педагог преобразует любой объект мира в воспитательное средство. И делает он это путем очень тонкой, но простой мыслительной операции выявления ценностной сущности объекта: взглянув на него с позиции человеческой жизни, а значит значимости этого объекта для жизни человека, педагог обнаруживает, что данный конкретный объект есть не что иное, как конкретный носитель ценности современной культуры. Фигурально говоря, педагог мыслью взлетает вверх над миром, абстрагируясь от предметности мира, обозначает значимость объекта для человечества ценностной категорией, а далее вновь «опускается» в предметный конкретный мир и уже с позиции выявленной ценности взирает на предмет, событие, явление, случай, вещь, слово.

Искусство избрания воспитательного средства обусловлено предварительной готовностью педагога к восприятию мира: он быстро и легко производит отбор средства, потому что обладает ценностным восприятием мира, потому что понимает актуальность ситуации и видит проблемность ее, потому что имеет развитое воображение, помогающее ему совершить этот профессиональный «взлет» над ситуацией.

Тот педагог богат в выборе средств, кто умеет разглядеть за предметом его ценностную сущность.

Овладеть всей жизненной палитрой воспитательных средств может педагог в том случае, когда он овладевает философским взглядом на мир: видеть в предмете — явление, в явлении - закономерность, в закономерности — основу жизни. Ценностное абстрагирование педагога позволяет за любым предметом обнаруживать воспитательное средство.

Классифицировать средства трудно, так же трудно, как уложить в четкие таблицы динамичную противоречивую переливчатую реальность. Можно лишь очертить некоторые группы используемых педагогом средств.

Примем за основание классификации канал психологического влияния на человека:

  • аудиальный (лат. audi - слух) - слово, музыка, песня, стихи, звуки природы...
  • визуальный (лат. visualis - зрительный) - предмет, изображение предмета, художественный образ, условно-графическое изображение, видео-, кино-, фотозапись...
  • кинестетический (греч. «кине» - движение и «эсте» - чутье, ощущение) - ритмические движения, символические жесты, смена позы, тактильные прикосновения...

В практике мы наблюдаем синкретическое единство аудио-, визуально-кинестетических средств. Но один канал всегда доминирует при восприятии, поэтому условно можно было бы считать, что танец - это кинестетическое средство, хотя музыкальный отбор здесь тоже важен; что Дед Мороз - визуальное средство, хотя мешок с подарками - чрезвычайно сильное кинестетическое средство; что мелодии шопеновских вальсов - аудиальное средство, хотя поза, в которой располагаются дети слушать музыку, не менее важна для воспитательного результата.

Средства нейтральны к воспитательному влиянию. Они, как оружие, могут служить и добру, и злу.

Представим: один педагог в целях развития способности детей к сочувствию, сопереживанию обращается к роману В. Гюго «Отверженные», читая вместе с детьми эпизод встречи Козетты с главном героем романа; другой педагог, повинуясь той же цели, подбирает несколько правил этикета, предписывающих человеку сочувствие и внимательность к окружающим людям.

Какое средство более эффективно?

Ответить на этот вопрос не представляется возможным. Средство само по себе не оказывает как бы предписанного ему влияния. Нет ни «хорошего», ни «плохого» средства. Оно полностью подчинено методу. Так, если в наших примерах первый педагог пробуждает эмоции и дети вместе с Козеттой проживают чудесные превращения жизни, а второй педагог через разум идет с детьми к душе другого человека, то оба средства хороши. И оба средства плохи, если они предъявлялись как норма (так надо поступать!) и загонялись в скучное воспроизведение должного.

Сочетание средств, индивидуально подобранное из того конкретного окружения, в котором находится школа, придает воспитательному процессу индивидуальную форму, и в этой форме воспитание предстает перед нами, каждый раз удивляя несходностью с другими школами, семьями, детскими организациями:

  • типовое школьное здание по-разному выглядит среди цветов и елей; посреди асфальта; рядом с мусором; в соседстве со спортивным полем; утопающее в яблоневых цветах; стиснутое железобетонными строениями...
  • привычный сигнал на урок, законодатель школьного режима, тоже неодинаков: резкий и громкий; мелодичные трели; звуки камертона; музыкальная фраза; отсутствие какого-либо символического звука, когда висят часы на стене в школьной рекреации...
  • манера общения с учениками, обучающимися по единой программе, многовариативна: деловой тон; дружеское общение; приятельские отношения; административно-приказной стиль; товарищеско-деловые взаимоотношения; устрашение и подкуп; размягченная леность; покорно-исполнительское поведение; творческое содружество и т.д.

Средства, избранные педагогом, определяют форму воспитательного акта.

← Предыдущая страница | Следующая страница →