Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 18 страница

По какой-то странной причине, когда он вернул голову в нормальное положение, в его руке оказался телефон.

И прежде, чем он успел себя остановить, уже пошли гудки. Один. Другой. Третий...

- Алло? - сказал женский голос.

Тело Эссейла отозвалось как камертон, вены завибрировали под кожей, нервная система вспыхнула гудением, которое не мог вызвать даже кокаин.

- ... алло?

Закрыв глаза, он произнес кое-что одними губами, радуясь, что Марисоль не может ни слышать его, ни прочесть по губам - и убрал телефон от уха. Сбросив вызов, он гадал, почему не перестает мучить себя, звоня ей и бросая трубку.

С другой стороны, он наслаждался, не только пытая других.

В конце концов, злоба, как и доброта, берет свое начало дома.

Это все равно, что наблюдать, как сохнет краска.

Закурив очередную самокрутку, Вишес уселся напротив полок, полных лессерских сосудов, и стал наблюдать, как отсветы от факела пляшут на уродливом лице Кора. Он заступил на смену на закате и отправил Бутча работать в центре города. В данный момент нянчить ублюдка мог один воин, остальное было пустой тратой ресурсов.

«Проснись, засранец, - подумал он. - Давай, открой уже глаза».

Ага, подшейте это в папочку «Ни за что на свете». Подергивания одной стороны тела Кора днем прекратились, и теперь единственное движение этого куска мяса сводилось к поднимающейся и опадающей груди. Мониторинговое оборудование - которое Ви поставил на беззвучный режим, потому что, во-первых, прекрасно видел индикаторы, а во-вторых, постоянное попискивание вызывало желание обрушить на это дерьмо свинцовый дождь - говорило о том, что для мужчины в глубокой коме базовые показатели Кора были на хорошем уровне. И при этом через капельницу ему вливалась жидкость и питательные вещества, катетер осушал мочевой пузырь, а электрическое одеяло поддерживало температуру тела.

Ви действительно охренеть как надеялся, что ублюдок очнется.

Слишком много времени для размышлений...

Когда телефон оповестил его об смс, Ви посмотрел на экран, затем встал и зашагал к воротам, быстро минуя расстояние.

Джейн ждала по ту сторону железных прутьев со стальными решетками, большие сумки свешивались с обоих ее плеч. Она выглядела до безумия эротично в белом халате и голубом хирургическом костюме, хоть они и были мешковаты. В руках она держала телефон и набирала кому-то смс-ку, полностью увлекшись этим делом. Светлые волосы упали вперед, мешая рассмотреть лицо, но он знал, что она была не накрашена - и по какой-то причине особое внимание он уделил ее коротким не накрашенным ногтям.

Она всегда коротко обрезала их, чтобы не порвать хирургические перчатки.

Или не поцарапать чьи-то внутренние органы, если на то пошло.

На мгновение Вишес остановился и просто смотрел на нее. Она так погрузилась в работу, что даже не замечала его присутствия, и черт, он так любил эту ее черту. Ее мозг, этот огромный двигатель под ее черепом, был самым сексуальным в ней, силой, бросавшей ему вызов, заставлявшей его ходить на цыпочках... и каждый раз это заставляло его чувствовать себя так, будто возможно, может быть, вероятно, он не самый умный в этом доме.

И еще, конечно же, то, какой она была посреди того поля битвы - повсюду части тел лессеров, оружие и риск разрушительного хаоса столь же близкий, как и трава под ногами, а она полностью сосредоточена на спасении его брата.

- Ви?

То, как она произнесла его имя, говорило том, что она уже пару раз пыталась привлечь его внимание.

- Извини, привет, - Ви отпер замок, открыл ворота и посторонился, чтобы она смогла пройти со всем этим грузом. - Помочь тебе с этой хренью?

- Неа, все в норме, - Джейн улыбнулась ему и вернулась к делу. - Как тут у нас дела?

Забавно, они так редко обнимались, не так ли. Остальные пары в особняке устраивали бурное приветствие, но он и Джейн? Всегда слишком много тем для разговоров.

Да какая разница, ему никогда не нравились телячьи нежности.

В конце концов, даже слегка розоватая вещь заставляла его нервничать. И не потому, что это признак локальной подкожной инфекции.

- Мы с Кором спорили, - пока они бок о бок шли по коридору, минуя факелы один за другим, их тени то простирались вперед, то падали назад. - Он фанат Янкиз,[79] так что ты можешь представить себе поток оскорблений. Хотя есть и кое-что общее. Он тоже ненавидит мою мать.

Смешок Джейн был низким и резким, даже слегка неприятным звуком, который он охренеть как обожал.

- Вот как? - она поставила на землю одну из сумок. - Еще какие-нибудь важные детали?

- У него никакого вкуса в музыке. Он даже не знал, кто такой Eazy-E. [80]

- Так, ну это уже никуда не годится.

- Знаю. Вот молодежь-то пошла. Куда катится мир.

У кровати Кора - или, точнее сказать, у каталки - Джейн опустила остатки своей поклажи и просто встала на месте, осматривая пациента и задерживаясь взглядом на индикаторах.

- Батарея оказалась мощнее, чем мы думали, - пробормотал Ви, затягиваясь самокруткой. - У нас все еще остается пара часов до замены аккумулятора.

- Хорошо... я оставлю сменный здесь, рядом.

Ви отошел в сторону, давая ей свободу действий - она проверила катетер Кора, поставила новый пакет физраствора и ввела несколько препаратов через капельницу.

- И что ты думаешь? - спросил он. Не потому, что не имел собственного мнения, а потому что любил слушать, как она переходит на клинический язык.

Когда Джейн принялась тараторить кучу многосложных латиноязычных медицинских терминов, Вишесу пришлось поправить штаны. Что-то в ее профессиональном поведении вызывало у него желание подмять ее под себя. Возможно, все дело в связи - он хотел пометить ее своей, чтобы весь остальной мир знал, что ему нужно отвалить нахрен.

Джейн единственная из всех женщин привлекла его внимание и удерживала его до сих пор. И да, если убрать физическую составляющую, возможно, все сводилось к ее исключительной страсти к работе, черт, к ее неутомимой преданности и стремлению к совершенству - и он всегда чувствовал себя так, будто вынужден догонять ее.

Во многих смыслах он был типичным хищником. Погоня всегда была более электризующей, нежели поимка и поглощение.

А с Джейн всегда было за чем гнаться.

- Ау? Ви?

Когда их глаза встретились, он нахмурился.

- Прости. Задумался.

- Сейчас много всего происходит, - Джейн снова улыбнулась. - Короче, я говорила, что надо проконсультироваться с Мэнни и Хэйверсом. Мы подумываем вскрыть его череп. Я хочу понаблюдать за ним следующие двенадцать часов, но давление на мозг постепенно увеличивается даже со стентом,[81] который я ввела утром.

- Ты сможешь оперировать здесь?

Джейн осмотрелась вокруг.

- Не думаю. Много пыли в воздухе. Свет не очень. Но что более важно, нам понадобятся такие снимки, каких просто не сделаешь в пещере.

- Ну, тогда дай мне знать, что вам нужно, и мы снова его перевезем.

- Ты лучше всех.

- Ага, я такой. И еще я что угодно для тебя сделаю.

Когда они посмотрели друг другу в глаза, Джейн сунула руки в карманы и отступила назад, пока не прислонилась спиной к полкам.

Она ничего не сказала, и Ви нахмурился.

- Что?

- Ты не хочешь сказать, что у тебя на уме?

Ви тихо рассмеялся и немного потянул время, уставившись на конец своей самокрутки. В тишине он поколебался, не отмахнуться ли от вопроса, но это потому, что он ненавидел говорить о чем-либо, хоть как-то касающемся эмоций.

- Знаешь, я бы попробовал отрицать, что трахаю себе мозг, но...

- Это было бы пустой тратой времени.

- ... это было бы пустой тратой времени.

Одновременно произнеся эту фразу одним и тем же тоном, они улыбнулись. Но потом Вишес посерьезнел.

Затушив сигарету о подошву ботинка, он выкинул окурок в пустую банку из-под кока-колы, которую использовал в качестве пепельницы. Чтобы выиграть себе еще минутку, он посмотрел на сотни и сотни сосудов вокруг них. Потом посмотрел на Кора.

Такой разговор он не хотел бы вести перед кем-либо. Но ублюдок был настолько же в сознании, как и кожаные диваны в Яме. И здесь и сейчас представлялось лучшим вариантом, нежели потом, в хаосе особняка, где он жил со своей женщиной.

- Ты когда-нибудь думала о том, чтобы завести детей? - спросил Ви.

- Так ты расскажешь мне еще что-нибудь о людях, с которыми живешь?

Когда Битти задала этот вопрос с заднего сиденья GTO, Мэри покосилась на Рейджа. Они втроем уже направлялись домой, набив животы всеми разновидностями мороженого, и напряжение из-за вопроса про папу почти ушло. Но черт, какой же непростой это был момент - ну, для всех, кроме Битти. Ей, похоже, вообще было все равно.

Чего не скажешь о сопровождавших ее взрослых. Ничто так не проливает свет на проблему бездетности, как такие вопросы. Но, по крайней мере, остальной вечер прошел с бешеным успехом.

- О моих людях, да? - Рейдж посмотрел в зеркало заднего вида и улыбнулся. - Давай посмотрим. Кто же следующий. Мы уже затронули Короля, животных и Лэсситера. Которого по-хорошему надо бы отнести к животным, серьезно. Итак... хм, ты когда-нибудь встречала близнецов?

- Нет, никогда. Мне не разрешали покидать дом.

Рейдж моргнул.

- Мне жаль, Битти. Должно быть, тебе пришлось нелегко.

- Мой отец не хотел, чтобы мы с кем-то виделись.

Мэри пришлось сдержаться, чтобы не содрогнуться.

Рейдж нахмурился, и она почувствовала, как он берет ее за руку.

- Можно я кое-что у тебя спрошу, Битти? - сказал Рейдж.

- Хорошо.

- Как ты научилась читать? И ты говоришь очень хорошо.

- Моя мамэн была учителем. До того, как вышла замуж за отца.

- Аа.

Мэри повернулась на сиденье.

- Ты бы тоже хотела быть учительницей?

Малышка вскинула брови.

- Да, наверное, хотела бы. Но я не знаю, где этому учиться. Моя мамэн училась в Южной Каролине.

Мэри постаралась не выказать удивления.

- Правда? Твоя мать никогда не упоминала, что родом оттуда.

- Там жили ее родители. Но они умерли.

- Я слышал, что там есть колония, - вклинился Рейдж.

- Мой отец был рабочим иммигрантом. Он переезжал каждый сезон, работал на людей, пока не встретил ее. Потом они переехали сюда, и он стал электриком для нашей расы. Он стал пить еще сильнее, и тогда все изменилось. Я родилась после того, как случилось плохое - или, возможно, я была причиной этого.

Мэри молчала, надеясь, что Битти продолжит, но еще и потому, что тяжело было слышать такое из уст ребенка. И понимая, что они уже приближаются к «Безопасному месту», она нахмурилась.

Глянув на Рейджа, Мэри попыталась намекнуть ему ехать дальше - но он лишь едва заметно кивнул, как будто точно знал, о чем она думала.

Может, если он продолжит ехать, Битти продолжит говорить.

Потому что ничего из этого не было в файлах ее матери.

- Иногда, - сказала Мэри, - алкоголь может причинить людям немало боли.

- Это отец нас бил. А не пиво, которое он пил.

Мэри прочистила горло.

- Это точно, Битти.

Девочка замолчала, но прежде, чем Мэри успела сказать что-то еще, она снова заговорила.

- Можно кое-что у вас спросить, мисс Льюс?

Мэри снова развернулась и кивнула, глядя девочке в глаза.

- Что угодно.

- Вы сказали, что ваша мамэн умерла, верно?

- Да, так и есть.

- А где вы делали церемонию провождения в Забвение?

- Ну, Битти, это... - Мэри заправила волосы за уши. - Правда в том, что я была человеком, Битти.

Малышка отпрянула.

- Я... не знала.

- Это очень, очень долгая история. Но я встретила его и влюбилась, - Мэри положила руку на плечо Рейджа. - И потом случилось столько всего. С тех пор я живу в мире вампиров. Моя жизнь здесь, со всеми вами, и я не собираюсь возвращаться.

Бровки Битти собрались у переносицы.

- Но что же случилось с вашей семьей? Вы привели их с собой?

- У меня была только мама. А после ее смерти меня ничто не держало в том мире. Благодаря Рейджу... - Мэри посмотрела на него и улыбнулась. - Ну, благодаря ему я обрела новую семью.

- У вас есть дети?

Мэри покачала головой.

- Нет, и я не могу выносить ребенка.

И снова малышка отпрянула.

- Вообще?

- Да, никогда. Мне не выпало такой доли. Но у меня есть моя работа в «Безопасном месте», а там столько детей, нуждающихся в моей помощи, - например, ты. - Так я вношу свой вклад в будущее и детей.

Битти снова надолго нахмурилась, а затем посмотрела на Рейджа.

- А ты? У тебя есть дети? До того, как ты встретил... ну, ее?

Рейдж снова протянул свою большую руку, привлекая Мэри к себе в теплые сильные объятья.

- Думаю, я могу иметь детей. Но если не с ней, то ни с кем вообще.

- Моя мамэн говорила, что дети - это самое большое благословение в жизни.

Мэри кивнула, ощутив внезапную боль в сердце.

- И она была права насчет этого.

- Так что там с близнецами? - подсказала Битти.

Рейдж глубоко вздохнул, как будто заставляя себя вернуться к нормальному разговору.

- Ах да. Близнецы. Так вот, есть у нас парочка в доме. Они абсолютно одинаковые, но выглядят по-разному.

- Как такое возможно?

- Ну, один из них был рабом крови.

- Что это такое?

- Это обычай, который Король объявил вне закона. Это когда один вампир удерживает другого против его воли и использует как источник крови. Во время побега Зейдист получил шрам, а Фьюри, его близнец - тот, который его вытащил - лишился ноги в процессе. Но все закончилось хорошо. Теперь они оба обзавелись парами, а у Зеда есть охре... чертовски милая дочка. Тебе бы понравилась Налла. Она очень красивая малышка.

- Думаю, мне бы хотелось когда-нибудь иметь детей.

Мэри снова повернулась.

- И они у тебя будут.

- Но у вас же их не может быть? Что, если это случится со мной?

- Ну, возможно и такое. Но я предпочитаю верить, что если думать о хорошем, то хорошее и воплотится в жизнь. Так что представляй себе счастливую семью, брак с мужчиной, который любит тебя, заботится о тебе и позволяет тебе заботиться о нем. А затем представь, как держишь на руках теплого шевелящегося младенца. Видишь, что ее глаза - копия твоих, или, возможно, волосики совсем как у папы. Представляй это, думай о хорошем, и это случится.

- И в любом случае, - вклинился Рейдж, - даже если ты не сможешь выносить ребенка, возможно, ты сможешь усыновить. Или работать с детьми, как это делает Мэри. Всегда есть другие пути.

- Всегда, - согласилась Мэри.

Они проехали еще немного, и Рейдж направился обратно в «Безопасное место». Свернув на обочину и припарковавшись, он прочистил горло.

- Итак, Битти.

- Да?

Рейдж развернул свои мощные плечи, чтобы иметь возможность посмотреть на девочку.

- Завтра ночью я работаю, но послезавтра у меня выходной. Ты бы не хотела поужинать со мной и Мэри? Я хочу поесть где-нибудь вне дома.

- В ресторане? - спросила Битти.

- Ага. TGI Fridays. Бывала там когда-нибудь?

- Ну, нет, если честно.

- Так что скажешь?

Ииииии вот как его за такое не любить, подумала Мэри.

Выбравшись из машины, она наклонила вперед верхнюю часть своего сидения.

Битти посмотрела на нее.

- Можно, мисс Льюс?

- Конечно.

- Тогда да, пожалуйста.

- Отлично! - Рейдж хлопнул в ладоши. - О Боже, ты совершенно точно должна попробовать брауни с пломбиром. Это восхитительно.

Битти на мгновение задержалась на обочине. Затем подняла ручку, чтобы помахать на прощание.

- Спасибо. За мороженое.

- Жду не дождусь ужина!

Мэри поставила сиденье на место, наклонилась и уперлась ладонью в кожу, все еще теплую от ее тела.

- Увидимся дома?

- Угу.

Потянувшись, она поцеловала Рейджа в губы.

- Люблю тебя.

- И я тебя люблю, моя Мэри, - Рейдж притянул ее для еще одного поцелуя и понизил голос. - Принимать ванну так весело. Ты знала об этом?

Улыбка осветила ее лицо и там и осталась, и Мэри выгнула бровь.

- Серьезно?

- Думаю, я наполню ванну и заберусь в нее как раз перед Последней Трапезой. Найдешь меня?

- Значит, мы опять будем ужинать в своей комнате?

- Боже, я на это и надеюсь.

Засмеявшись, Мэри выпрямилась и захлопнула дверцу машины.

- Буду дома в обычное время, ладно?

- И ты знаешь, где меня искать!

Сделав шаг назад, Мэри увидела, что Битти смотрит то на нее, то на Рейджа. И затем машина резко рванула с места, оставляя следы от покрышек.

Мэри рассмеялась.

- Показушник.

- Что это значит?

- Он пытается произвести впечатление своим вождением, - они вдвоем пошли к дому. - Парни всегда так. Ничего не поделаешь.

Подойдя к передней двери, Мэри ввела код и, распахнув дверь, ощутила запах печенья с шоколадной крошкой.

- Вау. Второй раз за неделю.

Она хотела предложить Битти пойти на звуки разговоров и смех, доносившиеся с большой кухни, и провести время со всеми, но девочка направилась прямиком к лестницам. Надеясь, что она немного откроется или поговорит, Мэри пошла с ней до второго этажа и остановилась на площадке перед своим кабинетом.

- Ты пойдешь на чердак? - спросила она. - Если понадоблюсь, я буду здесь, займусь бумагами. Или, если ты хочешь, пойдем делать печенье?

Битти пожала плечами в большой толстой парке.

- Думаю, я посижу в своей комнате. Но спасибо.

- Ладно. Ну, доброй ночи.

- Доброй ночи...

- Я буду здесь. До рассвета.

- Спасибо.

Битти пошла к лестнице, а Мэри оставалась на месте, перед открытой дверью своего кабинета...

Это произошло так быстро. В один момент девочка уходила. В следующий она развернулась и мгновенно преодолела разделявшее их расстояние.

Ее ручки быстро обхватили Мэри и так же быстро отпустили.

И затем Битти убежала, поднялась на чердак, не сказав ни слова и не обернувшись.

Мэри стояла на прежнем месте.

Еще долго.

«Так, это все-таки случилось», подумал Ви, когда его слова повисли в воздухе между ним и Джейн.

Ты когда-нибудь думала о том, чтобы завести детей?

Его женщина замерла и притихла, и он беззвучно выругался - но это не те слова, которые можно взять обратно. Даже если между вами на каталке лежит полумертвый враг.

И вы окружены тысячью сердец в сосудах.

И это происходит посреди рабочей для вас обоих ночи.

Срань Господня, это действительно сорвалось с его губ.

О, и постскриптум - он снова набьет рожу Рейджу, когда в следующий раз увидит брата. Хотя технически это не вина Голливуда. Парень лишь озвучил вопрос, очевидно, волновавший его самого.

Но Ви ему все равно врежет.

- Вау, - медленно произнесла Джейн, потирая нос и откидывая с лица светлые волосы. - Это было неожиданно.

- Слушай, забудь, что я сказал...

- Нет, не забуду. Ты спрашиваешь, потому что сам хочешь детей, или потому что хочешь знать, что я думаю?

- Хочу знать, что ты думаешь.

И ага, может, и странно, что этот вопрос не всплывал раньше. Но когда они сошлись, было очевидно, что Джейн биологически не может иметь детей, да и с тех пор произошло много всего.

- Ну, а ты что думаешь по этому поводу? - спросила она.

- Я первый спросил.

- Мы играем в «кто первый»? Или говорим по душам?

Они оба замолчали. А потом одновременно, одинаковым тоном произнесли:

- Для меня это не главное.

- Для меня это не главное.

Ви рассмеялся, и Джейн тоже. У него сложилось впечатление, что напряжение покинуло и его, и ее тело, поза Джейн сделалась более расслабленной, она облегченно выдохнула.

- Слушай, - сказал Ви. - Роф-младший и Налла - милые и все такое. Но я проявляю к ним интерес, потому что они часть жизни Рофа и Зеда, а не потому, что хочу того же для нас. Если только, ну, знаешь, это не станет проблемой для тебя.

- Ну, я не могу иметь детей. То есть, технически я вообще мертва, - Джейн закатила глаза. - Можно я скажу тебе, что каждый раз, когда я говорю это, у меня в голове происходит экзистенциальный взрыв? Ну типа - как моя жизнь стала такой... нет, это конечно чудо и все такое. Но боже.

- И ты замужем за полубогом.

- Ты только что себя повысил?

- Возможно. И кто меня за это упрекнет? - когда Джейн рассмеялась, как он и планировал, Ви снова посерьезнел. - Усыновление у вампиров - дело проблемное, но все же возможное.

- Правда. Правда, - Джейн пожала плечами. - Но знаешь, я не из тех женщин, которые всегда планировали свою свадьбу и представляли радужные подвески над младенцем в кроватке. Не то чтобы я видела много младенцев в кроватках, - она нахмурилась. - Черт подери. На самом деле... кажется, я никогда не видела младенца, спящего в кроватке.

- И это не делает тебя неправильной. Я вижу, о чем ты думаешь.

- Ага, - Джейн потерла шею. Затем встряхнулась, как будто отбрасывая мысли, которым не хотела предаваться. - То есть, конечно, не делает. Если женщина может быть матерью, это еще не означает, что она обязана.

Ви натянуто улыбнулся. Но потом покачал головой.

- Я не думаю, что с нами что-то не так. И по правде говоря, я ненавижу себя за то, что должен был это сказать.

- Дело во взаимности. Если один из нас захочет детей, а другой нет - вот тогда у нас проблема.

Джейн подошла к нему и положила руки на плечи. Забавно - обычно он терпеть не мог, когда кто-то приближался к нему вплотную. Не из-за какого-то ужасного насилия - хотя частичную кастрацию от папаши нельзя назвать вечеринкой, уж спасибо - но потому что непосредственный контакт и близость приносили с собой слишком много ощущений, которые его мозг не успевал переварить.

Но с Джейн он никогда не чувствовал себя стесненным.

Как и с Бутчем.

Возможно, потому что эти двое понимали, что для него - перегрузка.

- Ты выглядишь обеспокоенным, - сказала Джейн, убирая назад его волосы и проводя указательным пальцем по татуировкам на его виске.

- Не хочу, чтобы что-то встало между нами. Никогда.

- Это зависит от нас с тобой, верно? Так зачем беспокоиться?

- Рейджу и Мэри пришлось несладко.

- Из-за желания иметь детей? Теперь у них все хорошо?

- Ага. Наверное.

- Ладно, - Джейн склонила голову набок. - Что касается нас с тобой... Мы не можем предсказать будущее. Никто не может. Так что мы говорим, разбираемся с проблемой и двигаемся дальше. Вместе. Сейчас я не могу представить себе сценарий, в котором бы мои биологические часы резко затикали, и я ощутила непреодолимое желание стать мамой. Наверное, сейчас я не ощущаю недостатка в чем-то. Нет пустот, которые нужно заполнить. У меня есть ты, моя работа, и я решительно не согласна с утверждением, что все женщины должны быть матерями. Кому-то это дано, кому-то нет, и самое прекрасное в том, что мы можем выбирать. То же касается и мужчин. Так что да, мы будем обсуждать наши проблемы, и все наладится - неважно, каким в итоге будет исход.

Вишес посмотрел на нее со своего немаленького роста и почему-то ощутил себя меньше Джейн.

- Ты как всегда логична.

- Не знаю, всегда ли. Но я пытаюсь смотреть на все с разных сторон и быть как можно рассудительнее...

- Я не думаю, что смогу быть отцом, Джейн.

Его женщина покачала головой.

- Я знаю, куда ты ведешь. Твои родители - это не ты, и между прочим, ты не так формулируешь. Вопрос в том, хочешь ли ты быть отцом?

Вишес попытался представить на себе тот же груз, что несли Роф и Зед - постоянно беспокоиться о каком-то маленьком создании, о том, не убьет ли оно само себя. Да, конечно, были и положительные стороны - радость на лице братьев была подлинной. Но Боже, работа.

Хотя не использует ли он ее как оправдание?

Какая разница.

- Точно не сейчас. Нет, сейчас я не хочу становиться отцом.

- Ну, от этого и будем отталкиваться. А если положение дел изменится, мы это обсудим. С моей стороны аналогично.

- Я никогда не захочу, чтобы кто-то на этой планете ненавидел меня так же, как я ненавижу своих родителей.

Вот. Он сказал это.

- Немало причин поддержать твою позицию, - прошептала Джейн, гладя его лицо. - И мне очень жаль.

- Не заставляй меня говорить об этом с Мэри, ладно? Я не заинтересован в этом дерьме, ясно?

- Ты знаешь, где ее найти, если она тебе понадобится. И мне нет нужды сообщать тебе, что она пойдет навстречу в любой момент, если ты попросишь, - Джейн откинула его волосы с лица. - И я должна сказать кое-что еще. Какой бы ужасной ни была твоя мать... без нее мы с тобой не были бы вместе.

Ви нахмурился, думая о том, как нашел Джейн в том смятом Ауди на краю дороги[82]. Никакие его попытки поддержания жизни не принесли результата. Она оставалась неподвижной все то время, что он пытался вернуть ее.

По какой-то причине в голове всплыл образ его матери, лежащей на спальной платформе, и он отказывался уходить. Он так и стоял перед глазами... как будто это дерьмо было знаком.

- Я действительно доверяю тебе, - услышал он свой голос, обращающийся к его шеллан.

- Я тоже тебя люблю, Вишес.

- Ладно, возможно, я подумала, что ты шутишь.

Когда его Мэри опустилась в джакузи, полную пузырьков, Рейдж потянулся к ней сквозь теплый пенистый водоворот, и ооооооо дааааааааа, тело его пары было гладким и скользким, от изгиба талии до округлости бедер - и всего остального.

- Дай, дай, дай.

Прислонившись к краю ванны, он привлек Мэри к себе, раздвигая ее бедра и устраивая прямо над своим гордо стоящим членом. Однако он не вошел в нее. Для этого будет время позднее.

- Долго ты меня ждал? - спросила Мэри, обвивая его шею руками.

- Часами и часами.

Ее груди то показывались, то скрывались, то показывались, то скрывались, пока уровень воды в ванне адаптировался к ее присутствию. Рейдж облизнул губы при виде ее блестящих сосков и мыльной пены, оставшейся на ее коже.

Это напомнило ему о верхе бикини, который закончил свои дни самым прекрасным из возможных способов.

- Я думала, ты после мороженого отправился в центр, чтобы сражаться, - сказала Мэри.

- А, да, отправился, - Рейдж обхватил ладонями ее груди, прижимая их друг к другу, поглаживая соски большими пальцами и вновь отпуская. - Ага.

Мэри гортанно застонала, и казалось, пыталась собраться с мыслями - особенно, когда он поднес ее ко рту и всосал одну из вершинок, дразня языком. Под водой его эрекция ревела быком, а бедра невольно дернулись.

- Что ты сказала? - пробормотал он, переключаясь на другую грудь.

Сжимая ее, сминая, Рейдж поймал себя на мысли, да... да, он помнил это из начала их отношений, когда ему не терпелось вернуться домой и раздеть ее, когда Последняя Трапеза отходила на второе место, поскольку его Мэри была единственной пищей, в которой он нуждался.

- Я честно не... а, вспомнила, долго ты меня ждал?

- Годами.

- Это... - она хватала ртом воздух. - ...Невозможно.

- Шутишь? Я вернулся домой минут десять назад.

Мэри рассмеялась.

- И это было вечность назад?

- Ждать тебя? В этой ванне одному? О да, черт подери.

И он бы не стал называть сражением то, что делал в тех аллеях. Скорее уж пешее патрулирование.

Никаких лессеров на прогулке - и это недобрый знак. Вопрос в том, откуда появится следующая волна войск Омеги. Кто будет Старшим лессером. Как долго продлится затишье.

Враг вернется. Такова суть войны уже миллиарды и миллиарды лет. И иногда переждать затишье намного сложнее, чем пережить сражение.

Едва заметный отблеск на окне привлек внимание Рейджа. Автоматические стальные ставни опускались, чтобы защитить особняк от солнечного света.

И чтобы обеспечить уединение.

Используя свою недюжинную силу, Рейдж поднял Мэри над водой так, чтобы одно ее колено уперлось в стопку белых пушистых полотенец рядом с его головой, а другая нога полностью выпрямилась и уперлась в пол возле джакузи. Мэри удержала равновесие, схватившись за оконную раму, и ее груди закачались.

Столько капелек.

Так много теплой воды и крошечных пузырьков стекали по ее коже, сползая по животу, бедрам, ногам.

По ее естеству.

Высунув язык, Рейдж зарылся туда лицом, лениво полизывая ее и жалея, что добавил в ванну чертову пену, которая теперь слегка приглушала вкус Мэри. Привлекая ее к себе ближе, он боготворил ее своим ртом, слушая, как она стонет его имя, чувствуя ее оргазм...

Что-то соскользнуло - возможно, ее нога на полу, и все пошло кувырком - ее тело потеряло равновесие, Рейдж соскользнул вниз и в следующее мгновение оказался под водой, Мэри захохотала, а на мраморный пол выплеснулось немало пенной воды.

- О, нет! - сказала Мэри. - Мне лучше это вытереть...

- Рано, женщина.

С рыком Рейдж увлек ее под себя, и вода в глубокой ванной вытолкнула Мэри к нему навстречу.

- Обхвати меня ногами.

Когда она подчинилась, он двинулся вперед, выгнулся и...

- О да, - прохрипел Рейдж.

Они вместе двигались, чтобы создать толчки, он поддерживал ее за талию, раскачивая туда и обратно, она устремлялась навстречу его толчкам и отстранялась. Так хорошо, так тесно, что он даже не замечал пену на своем лице или то, что продолжал хвататься за край ванны.

← Предыдущая страница | Следующая страница →