Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 19 страница

Ииииииии он проигнорировал кое-что еще.

Наверное, вода расплескивалась через край.

И как раз когда он начал кончать в ней, когда его яйца сжались, и то самое острое как нож наслаждение пронзило его член, заставляя снова и снова двигать бедрами...

Раздался совсем-не-приятный звук стука в дверь спальни.

- Рейдж! Эй, Рейдж!

- Не сейчас, - рявкнул он, продолжая вминаться в Мэри и чувствуя, как крепко ее оргазм стискивает его член.

- Рейдж! Какого хрена?! - раздался другой голос.

- Не сейчас! - заорал он в ответ.

- Рейдж!

Снова стук. И как будто стучали несколько кулаков.

С последним толчком бедер Рейдж застыл и выругался.

- Мэри, мне так жаль.

Она рассмеялась и уткнулась лицом в изгиб его шеи.

- Это не твоя вина...

Снова грохотание кулаков о дверь... становилось понятно, что за дверью стоят несколько Братьев. И когда мужчины снова принялись выкрикивать его имя, он еще раз выругался.

- Оставайся здесь, - пробормотал он.

Он вытащил член, и теплая вода в ванне показались лишь жалкой заменой плоти Мэри. Рейдж был в очень плохом настроении, когда он встал и поставил одну ногу на мраморный пол...

Три. Гребаных. Балбеса.[83]

Все триста фунтов его веса вдруг перешли в положение жопа-выше-локтя, вода на гладком камне превратила пол ванной в каток. Руки замолотили в воздухе, тело скорчилось, что-то хрустнуло в спине...

Бум! Он не столько приземлился, сколько сдетонировал - все виды боли взорвались в его руке, плече, спине, заднице и в одной из ног.

- Рейдж!

Пару мгновений он мог лишь смотреть в потолок, ожидая, когда к нему вернется способность дышать. Затем перед глазами появилось лицо Мэри.

- Ой, - и потом он почему-то чихнул - ах да. У него пена в носу... и черт, это было больно. - То есть, это... реально ой.

Тем временем толпа снаружи продолжала выбивать дерьмо из их двери. И да, тут было много воды.

- Мэри, окажешь мне услугу?

- Хочешь, чтобы я позвала дока Джейн?

- Только если вся влага подо мной - моя кровь, - сухо отозвался Рейдж. - Ты не могла бы надеть халат до того, как они вынесут дверь? Я люблю своих братьев, но если кто-то из них увидит тебя голой, я его убью. Как только приму вертикальное положение.

Убедившись, что Рейдж относительно в порядке, Мэри встала и осторожно подошла к одному из толстых махровых халатов Рейджа, висевшему на крючке. Она подумала, что этот вариант ему понравится лучше всего - потому что халат пропах им и был таким огромным, что укрывал ее от шеи до пят, и еще оставалось.

Затем она прошла к арочному проему...

Ну, прошла вброд, скорее, потому что вода буквально хлюпала под ногами. Черт, чтобы убрать это, потребуется тонна полотенец, или нехилый водяной пылесос.

- Все плохо, все очень плохо, - сказала Мэри.

- Со мной все будет хорошо... ай! Черт, я, кажется, руку сломал.

- Мы больше никогда не будем этим заниматься. Никогда.

- Сексом?! - воскликнул Рейдж. - Что?

Мэри развернулась и увидела его, сидящего с голой задницей в гигантской луже воды, покрытого бледно-розовыми пузырьками. На лице его отражалась крайняя степень абсолютного и бесконечного ужаса.

Мэри так расхохоталась, что ей пришлось схватиться за стену, чтобы удержать равновесие.

- О Бог мой, мне надо успокоиться...

- Скажи мне, что мы будем заниматься сексом...

- Конечно! Просто может быть не в ванне с таким количеством воды!

- Иисусе, не пугай меня так. Я чуть не заработал себе гребаную аневризму.

- Возможно, ты ее уже заработал. Теперь-то я могу их впустить?

Рейдж закряхтел, садясь. Татуировка на его спине извивалась, будто зверь тоже чувствовал себя побитым.

- Ладно, но я не знаю, чего они так психуют. Боже, ну пролил немножко водички, и все уже бесятся.

- Да тут воды на бассейн хватит.

Выбраться на ковер стало настоящим облегчением - ходить по нему намного проще, не приходится думать, как именно ты ступаешь.

- Да иду я! Можете перестать ломиться! - заорала Мэри, перекрикивая шум.

Добравшись до двери, она обнаружила, что замок заперт. Без сомнений, это сделал Рейдж - и она невольно улыбнулась.

Открыв замок, она столкнулась с...

- Ого, - так, здесь было очень много Братьев. - Вот это собрание.

Впереди всех стоял Бутч с бокалом Лагавулина в руке и кривой улыбкой на лице. Позади него - Джон Мэттью с Блэем и Куином. Ви. Зейдист. И Фьюри. И Тор.

- Вы что там делаете? - спросил кто-то.

- Не отвечай им, Мэри! - проорал Рейдж.

- Вы решили, что у нас горит кладовка?

- Сейчас закончу и приду! - сказал Рейдж.

- Думаю, он уже кончил, - пробормотал кто-то другой.

Когда Рейдж нарисовался позади Мэри, его встретило коллективное ооооооооооооу.

- Эта рука выглядит дерьмовенько, - сказал Бутч. - Ты погляди, у тебя как будто второй локоть появился.

Обернувшись через плечо, Мэри тоже отшатнулась.

- О, Рейдж, тебе нужно вправить…

Рейдж посмотрел на собравшихся.

- Дайте мне пластырь, и я буду в норме. А теперь вы оставите нас наедине?

Бутч покачал головой.

- Так, во-первых, нет, не оставим, потому что куда, по-вашему, девается вся эта вода? И во-вторых, ты уже должен быть на пути в клинику...

- Нормально все!

- Тогда почему ты придерживаешь локоть другой рукой?

Рейдж посмотрел на себя, как будто не осознавал, что делает.

- Ох ты ж дерьмо.

Мэри похлопала его по плечу.

- Я пойду с тобой, ладно?

Посмотрев на нее, он понизил голос.

- Не так я представлял окончание сессии.

- Будут и другие...

- Только не в воде! - раздался дружный хор.

Быстро пройдя в ванную, Мэри схватила полотенце и, вернувшись, обернула его вокруг талии своего мужчины, подоткнув концы, чтобы держалось.

Привстав на цыпочки, она прошептала:

- Если будешь хорошим мальчиком, я поиграю с тобой в медсестру и пациента, после того, как тебе наложат гипс.

Рейдж низко и слегка дьявольски рассмеялся, полуприкрыв горящие глаза.

- По рукам.

Когда опустилась ночь, голый по пояс Рейдж все еще сидел в клинике, его ноги в кожаных штанах и говнодавах свободно свешивались с края смотрового стола. Оружие лежало рядом на стуле, и как только ему снимут гипс, он собирался перекусить в кафетерии, который уже подготовили для будущих учеников, и отправляться на работу.

Мэри пораньше уехала в «Безопасное место», чтобы подготовиться к собранию персонала - хотя и предлагала остаться на удаление гипса. Черт, слава Богу, что он всего неделю назад кормился от Избранной, и его тело запросто исцеляло простой перелом за двенадцать часов. Он слышал, что людям приходится неделями ходить с этим мертвым грузом.

Безумие.

Когда в дверь постучали, Рейдж крикнул:

- Входи, Мэнни. Я готов избавиться от... о, привет, Ви. Как жизнь?

Брат был одет для сражения - черные кинжалы в нагрудных ножнах, сложенная газета засунута под руку, рядом с одним из двух одинаковых пистолетов сорокового калибра.

- Как рука?

- Ты пришел, чтобы высвободить меня из гипсовой клетки? - Рейдж постучал по этой фигне кулаком. - Или из чего там это делается.

- Неа, - Ви прислонился к двери. - У меня есть плохая новость и нет новостей вовсе, что выбираешь первым?

- Ты нихрена не нашел на дядю Битти, не так ли?

Когда брат покачал головой, Рейдж напряженно выдохнул, все его тело расслабилось, испытывая такое неправильное облегчение. А потом он сказал себе не бежать впереди паровоза. Они с Мэри не собирались удочерять Битти.

Серьезно.

Потому что это было бы безумием. Особенно учитывая, что он судил о совместимости и заинтересованности ребенка по тому, что вчера в «Бесси» была заказана и съедена пара порций шоколадного мороженого с шоколадной крошкой в вафельном рожке.

Вишес пожал плечами.

- Я проверил все базы данных, каждый контакт с югом, которым только располагало Братство. Я не говорю, что не осталось неохваченных семей, но я не смог найти ничего, что было бы связано с именем Битти, ее матери, отца или с именем ее дяди.

Стиснув край стола, Рейдж уставился на его говнодавы, стоящие на линолеуме.

- Вы с Мэри подумываете о том, чтобы взять ее? - когда Рейдж удивленно уставился на него, Ви закатил глаза. - Будет здорово, если возьмете. Ну, ты вчера говорил о детях, а потом вдруг попросил навести справки о семье сиротки. Нетрудно сложить дважды два.

Рейдж прочистил горло.

- Никому не говори об этом. Вообще никому.

- Ну да, я же такой болтун.

- Я серьезно, Ви.

- Брось, ты же меня знаешь. А я знаю, каким будет следующий вопрос.

- И каким же?

- Тебе надо поговорить с Сэкстоном. Он сможет объяснить, какие требования предъявляются для усыновления. Думаю, в старые времена во всех случаях, когда вовлечена аристократия, требовалось одобрение Короля. Хоть Битти и гражданская, ты, будучи членом Братства, принадлежишь к аристократии. Я думаю, здесь немало проблем с наследованием, но опять-таки, Сэкстон должен знать все ходы-выходы.

«Ладно, это хороший совет», - подумал Рейдж. Он даже не подумал об оформлении бумаг, это ж каким наивным надо быть?

Ах да, и он не обсуждал это с Мэри. И с Битти.

Дерьмо. Он все же бежит впереди паровоза, не так ли...

- Спасибо, Ви, - чувствуя себя неловко, Рейдж кивнул на свернутую копию Колдвелл Курьер Джорнал, которую Ви держал при себе. - Что там с другой новостью? И я удивлен, что ты нашел это не в сети, брат мой. Это ты или Игон Спенглер[84] сказал, что век печатных газет позади?

- Оба. Примерно одновременно, на самом деле, - Ви развернул газету и показал ему первую страницу. - Фритц принес нам бумажную копию.

Рейдж тихо присвистнул и протянул здоровую руку, чтобы взять газету.

- Ииии мы снова в деле.

Жирные буквы заголовка гласили «Сцена ритуального убийства на заброшенной фабрике», длинные колонки текста дополнялись пиксельными фото крови и железок рядом с чем-то вроде сломанного конвейера. Рейдж просмотрел материал и перелистнул страницу, чтобы дочитать статью. Запах печатной краски и шуршание страниц друг о друга напомнили ему о былых днях.

Покачав головой, он сложил газету.

- Не очень большой улов, впрочем.

- Всего двенадцать-пятнадцать новых рекрутов. Очевидно, кто-то был еще в процессе производства, а может, Омега поспешил с обращением. Но это явно небольшая партия.

- Неа. Мы делаем успехи.

- Хочу быть там, когда последний из них отдаст концы.

Рейдж прищурился.

- Это возможно, только если устранить Омегу.

- Я думал о том, как провернуть это, - Ви забрал газету обратно. - Поверь мне...

Негромкий стук в дверь перебил брата.

- Входи, Мэнни, - сказал Рейдж. - Давай уже...

- О, черт, нет, - пробормотал Ви, когда панель распахнулась настежь.

В дверном проеме стоял Лэсситер в желтом дождевике, огромном, как цирковой шатер, над головой он держал раскрытый зонтик, а на ногах красовались резиновые сапожки. Ноги были голыми. Недобрый знак.

- Нет, не хочу я покупать часы, - сказал Рейдж. - Так что не распахивай свой плащ, лютик.

- Часы? - Лэсситер вошел внутрь, точнее, попытался - зонтик застрял в дверном проеме. - Нафиг часы. Я слышал, у тебя утром были проблемки с джакузи.

Он вытащил мэри-поппинсовский зонтик обратно в коридор и сделал та-дааа! чем-то желтым на ладони. А затем этот ублюдок запел. Просто кошмарно запел.

- Резииииновая уууууточкааааа... ты моя единственная... С тобой принимать ванну тааааак весееелооооо....

Ви покосился на Рейджа.

- Ты выпнешь его задницу или мне самому?

- Можно по очереди, - Рейдж постарался перекричать пение. - Эй, мне тут доктор нужен!

Если бы ему сняли гипс, выбить дерьмо из этого ангела было бы намного проще. А еще медперсонал поможет убрать то, что останется от Лэсситера.

#идеально.

Добравшись до «Безопасного места», Мэри сняла верхнюю одежду у себя в кабинете, поставила сумочку на пол у стула и включила компьютер.

Каждую ночь, приходя на работу, она проверяла ту страницу на Фейсбук - потому что приучила себя не делать этого с телефона, иначе навеки застряла бы в интернете. И каждую ночь перед тем, как нажать «обновить», она задерживала дыхание, и ее сердце останавливалось.

Она сказала себе, что это потому, что она отчаянно желала этой девочке найти дом-с-белым-заборчиком в Южной Каролине, с собакой, кошкой, попугайчиком и волшебным образом воскресшими бабушкой и дедушкой, сошедшими с открыток Холлмарка.

Вот только с этой альтруистичной фантазией есть одна проблема.

Не обнаружив ни слова про дядю, Мэри обмякла в кресле и облегченно выпустила воздух из легких.

И это было так же профессионально, как тот случай, когда она неосознанно чуть не отвезла девочку в особняк сразу после смерти ее матери.

Правда в том... что в последние несколько дней в ее сердце произошла перемена. Она начала думать, что...

- Мисс Льюс?

Мэри резко подпрыгнула.

- Ох, Битти. Привет, как ты?

Девочка отошла от двери.

- Я не хотела вас пугать.

- Все хорошо. Я как раз собиралась подняться и узнать, как у тебя дела.

- Можно мне войти?

- Конечно.

Битти аккуратно закрыла дверь, не издав ни звука, и Мэри невольно задумалась, не было ли это результатом проживания с ее отцом. Сегодня девочка собрала волосы в хвостик и надела синий свитер поверх платья, которое носила два дня назад. На ногах была вторая пара коричневых ботиночек, доходящих до середины лодыжки.

- Мне надо вам кое-что сказать.

Мэри указала на стул напротив себя.

- Присаживайся.

Когда Битти послушалась, Мэри перекатила свой стул так, чтобы их не разделял стол и любые другие препятствия. Положив ногу на ногу, она сложила пальцы домиком.

Девочка молчала, бродя взглядом по стенам кабинета. Смотреть там было почти не на что, не считая пары рисунков других детей и карты озера Джордж, которую Мэри повесила потому, что она напоминала ей о летних каникулах в детстве.

Неудивительно, что взгляд девочки вскоре переместился к урне с прахом Аннали.

- Что бы там ни было, Битти, мы с этим справимся.

- Моя мама солгала, - выпалила девочка. - Мне не девять. Мне тринадцать.

Мэри постаралась не выказать удивления.

- Хорошо. Ну, все в порядке. В полном порядке.

Битти подняла взгляд.

- Она боялась, что я уже слишком взрослая, что есть какой-то возрастной предел для нахождения здесь или для получения помощи в клинике целителя. Она говорила, что боится, как бы нас не разлучили.

- Ты можешь жить здесь, пока тебя не заберут, Битти. Это не проблема.

- Она попыталась выбрать самый маленький возраст, на который я могу сойти.

- Все в порядке. Обещаю.

Битти посмотрела на свои руки.

- Мне правда очень жаль. Поэтому она сказала мне не разговаривать слишком много и играть с той куклой. Она не хотела, чтобы я ее отдавала.

Мэри откинулась на спинку стула и глубоко вздохнула. Теперь, когда она думала об этом, временные рамки вставали на место, если девочка была старше. Женщины-вампиры проходили через жажду каждые десять лет или около того, мать Битти была беременна, когда ее доставили сюда - а беременность обычно длилась восемнадцать месяцев. Получается, Аннали забеременела, когда Битти было примерно одиннадцать. А не семь.

Беспокойство вызывало то, какой хрупкой была девочка. Для восьми-девяти лет масса ее тела была нормальной. Но не для тринадцати лет - даже если принимать во внимание тот факт, что молодые вампиры совершают скачок в росте во время перехода.

- Мне правда очень жаль, - сказала Битти, повесив голову.

- Пожалуйста, не переживай. Мы понимаем. Мне лишь жаль, что мы не знали, потому что тогда успокоили бы твою маму.

- Есть еще кое-что.

- Ты можешь рассказать мне что угодно.

- Я соврала насчет моего дяди.

Сердце Мэри бешено заколотилось.

- Вот как?

- Я не думаю, что он за мной приедет.

- И почему же?

- Она иногда рассказывала о нем, но всегда в прошедшем времени. Ну, о том, что они делали в детстве. Она делала это, чтобы отвлечь меня, когда с отцом все было плохо. Наверное, я просто... мне просто хотелось бы, чтобы он приехал, понимаете?

- Да. Я понимаю.

- На самом деле он никогда меня не видел.

- И как ты себя чувствуешь из-за этого?

- Очень одинокой. Особенно теперь, когда моя мамэн умерла.

Мэри кивнула.

- Я хорошо тебя понимаю.

- Моя мамэн и я... мы заботились друг о друге. Нам приходилось, - Битти нахмурилась и посмотрела на коробку на столе. - Она три раза пыталась уйти от него. Первый - когда я была младенцем. Я не помню этого, но ничего не получилось. Второй раз... - Битти умолкла на полуслове. - Третий раз - это когда моя нога была сломана, и мамэн отвезла меня к Хэйверсу, потому что нога не заживала. Тогда мне поставили штырь... а потом мы вернулись домой и...

Рейдж, Ви и Бутч пришли и освободили их.

- Мне нравится ваш хеллрен, - внезапно сказала Битти. - Он забавный.

- Животик надорвешь.

- Это человеческое выражение?

- Ага. Это значит, что он очень смешной.

Битти снова нахмурилась.

- Так вы правда были человеком? Я думала, людей нельзя превратить в вампиров.

- Нельзя. В смысле, меня и не превратили, - Мэри сверкнула улыбкой. - Видишь, ничего выступающего.

- У вас красивые зубы.

- Спасибо.

Глаза Битти вернулись к картонной коробке.

- Значит, она действительно там.

- Там ее останки.

- Что случится, если я не похороню ее прямо сейчас? Она... это неправильно? Это плохо?

Мэри покачала головой.

- Нет причин для спешки. По крайней мере, насколько мне известно. Могу еще раз уточнить у Мариссы. Она знает все ваши традиции вдоль и поперек.

- Я просто не хочу сделать что-нибудь неправильно. Наверное... Теперь я несу за нее ответственность, понимаете. Я хочу сделать все правильно.

- Я абсолютно тебя понимаю.

- А что люди делают с умершими?

- Мы помещаем их в землю - ну, это один из вариантов. Так я поступила со своей мамой. Я кремировала ее и похоронила.

- Как мою маму.

Мэри кивнула.

- Как твою маму.

Последовала пауза, и Мэри молчала, чтобы Битти могла прочувствовать то, что она чувствовала. В тишине Мэри смогла рассмотреть девочку, замечая тоненькие как тростинка ручки и ножки, крохотное тельце под слоями одежды.

- Где вы поместили ее под землю? - спросила Битти.

- На кладбище. На другом конце города.

- Что такое кладбище?

- Это место, где люди хоронят умерших и отмечают могилы надгробными камнями, чтобы знать, где погребены твои родные. Время от времени я возвращаюсь и приношу ей цветы.

Битти склонила голову и слегка нахмурилась. Мгновение спустя она спросила:

- Вы мне покажете?

- Я не ожидал твоего звонка.

Заговорив, Эссейл развернулся и улыбнулся Нааше.

- По крайней мере, не так скоро.

Этим вечером Нааша предпочла принять его в апартаментах своего хеллрена, в темном и драматичном кабинете, полном кожаных переплетов и мебели, напоминавшей ему о человеческих частных клубах для джентльменов. Сегодня она вновь была в красном - возможно, чтобы сочетаться с бархатными портьерами, свешивавшимися с потолка как артерии, а возможно, потому что думала, что нравится ему в этом цвете.

- Я поняла, что мне не хватало твоего общества, - она говорила медленно, тщательно проговаривая слова, блестящие губы сжимались и расслаблялись, как будто она делала минет каждому слогу. - Я не могла спать сегодня днем.

- Потому что справлялась о здоровье своего мужчины в дневные часы, несомненно.

- Нет. От желания, - она подошла ближе, бесшумно пересекая толстый красный ковер. - Желания тебя. Я умираю от голода.

Когда она остановилась перед ним, Эссейл холодно улыбнулся.

- Вот как.

Нааша протянула руку и погладила его по щеке.

- Ты весьма выдающийся мужчина.

- Да, я знаю, - он отстранил ее руку, но удержал за запястье. - Мне любопытно вот что - почему мое отсутствие доставляет тебе столько проблем, когда у тебя уже есть член под этой крышей?

- Мой хеллрен слаб, если ты не забыл, - произнесла она отчужденно. Как будто он был последней темой на земле, которую она хотела обсуждать.

- Я имел в виду Тро, - Эссейл снова улыбнулся и начал поглаживать большим пальцем ее плоть. - Позволь поинтересоваться, какое он имеет отношение к тебе?

- Он дальний родственник моего мужа.

- Так ты приютила его из благородства.

- Как и подобало сделать.

Эссейл обвил рукой ее талию и привлек к своему телу.

- Иногда ты ведешь себя не очень подобающе, не так ли?

- Да, - промурлыкала она. - Это тебя заводит?

- Это определенно заводило тебя два вечера назад. Ты получила немало удовольствия с моими кузенами.

- И все же ты не принял участия.

- Я был не в настроении.

- А этим вечером?

Эссейл изобразил, будто рассматривает ее лицо. Затем отбросил назад ее длинные волосы, перекинув их через плечи.

- Возможно.

- И что же тебе требуется, чтобы прийти в настроение?

Когда она выгнулась всем телом, Эссейл притворился, будто находит ее захватывающей, прикрыв глаза и прикусив нижнюю губу. На самом деле с таким же успехом он мог трахнуть собаку.

- Где Тро? - спросил он.

- Ревнуешь?

- Конечно. По правде говоря, я поглощен ревностью.

- Ты лжешь.

- Всегда, - Эссейл улыбнулся и склонился к ее рту, проведя клыком по ее нижней губе. - Где он?

- Какая тебе разница?

- Мне нравится секс втроем.

Смешок, который она издала, был хриплым и полным обещания того, в чем Эссейл не был заинтересован. Ему лишь нужно было вернуться в этот ее подвал - буквально, не метафорически. И если для этого придется ее трахнуть, значит, так оно и будет.

Она, очевидно, не хотела, чтобы он отправился на разведку тем вечером. И поэтому Эссейл задумался, не скрывает ли она чего-то.

- Как ни прискорбно, Тро сегодня нет, - Нааша развернулась в руках Эссейла и прижалась задницей к его паху. - Лишь я одна.

- Куда он ушел?

Она обернулась через плечо и пристально посмотрела на него.

- Почему ты так на нем зациклился?

- У меня есть желания, которые ты не сможешь удовлетворить, дорогуша. Какой бы привлекательной ты ни была.

- Что ж, возможно, стоит позвать твоих кузенов? - она снова начала тереться об него. - Мне понравится принять их снова.

- Я не предаюсь разврату с кровными родственниками. Но если ты хочешь трахнуться с ними…

- Они умеют наполнить женщину до предела. И возможно, ты просто не можешь удовлетворить меня в одиночку.

«Вот уж сомневаюсь, - подумал Эссейл. - Но позвать кузенов - хорошая идея».

Придерживая Наашу одной рукой, Эссейл развернул ее лицом к себе, вытащил телефон, и буквально секунду спустя из передней части особняка раздался тихий звонок, едва слышный сквозь закрытые двери кабинета.

- Проси и получишь, - пробормотал он, жестко целуя ее, а затем отстранил от себя, подтолкнув к выходу. - Открой им сама. Поприветствуй их хорошенько.

Хихикнув, Нааша заторопилась к двери, как будто ей нравилось делать то, что сказано - и Боже, он не мог не подумать о Марисоль. Если бы он отдал такой приказ своей прекрасной воровке? Да она кастрировала бы его и носила его яйца вместо сережек.

Жжение в груди заставило его потянуться к баночке с кокаином во внутреннем кармане костюма от Бриони, но причиной тому была не зависимость.

От дополнительной дозы голова загудела, но ему это пойдет на пользу.

Сегодня ему многое предстоит сделать.

- Ладно, где же ты, где же ты...

Заезжая глубже в главный, по большей части пустой индустриальный парк Колдвелла, Джо нагнулась к ветровому стеклу и протерла его рукавом куртки, чтобы избавиться от конденсата. Она запустила бы систему обогрева стекол - вот только эта хрень не работала.

- Я смогу заплатить за нее через месяц, - пробормотала она. - А до тех пор я не буду дышать.

Подумав о том, как Билл намекал на богатство ее родителей, она рассмеялась. Да уж, придерживаться своих принципов - это похвально. Правда, это редко помогает платить по счетам и не способствует ремонту сломанных продувочных насосов, которые при включении воняют как горящая проводка.

Зато ночами лучше спится.

Когда зазвонил телефон, Джо схватила его, посмотрела на экран и отшвырнула обратно на сидение. У нее есть дела поважнее, чем внеурочные требования Брайанта. Кроме того, она оставила его вещи, забранные из химчистки, именно там, где он ей сказал - на крыльце многоквартирного дома, в котором он жил.

- Так, ну вот мы и на месте.

Когда фары ее машины осветили одноэтажное здание с плоской крышей и серой металлической обшивкой, длиной в целый квартал, Джо завернула на пустую парковку и подъехала к невзрачному входу. Припарковавшись у стеклянных дверей и вывески с названием фабрики, нанесенным черной аэрозольной краской, она ударила по тормозам, заглушила двигатель и вышла из машины.

Повсюду кругом тянулась желтая полицейская лента - хрупкий барьер, колыхавшийся на ветру - приоткрытая дверь крест-накрест была заклеена лентами с крупной надписью «Место преступления»... все вокруг было истоптано, шаркающие ноги и оборудование, которое катили или волокли по земле, проложили тропинку в грязи и листьях.

Черт, здесь было реально темно. Особенно, когда фары машины погасли.

- Нужно все-таки получить разрешение на ношение оружия, - сказала Джо вслух.

Когда глаза привыкли к темноте, граффити на стене здания вновь стало заметным, изъеденная выбоинами парковка снова появилась в поле зрения. В эту часть Колдвелла не проникало приглушенное свечение города - слишком много пустующих зданий, промзона оказалась заброшенной, когда семь лет назад экономика прошла через очередной кризис.

И когда Джо уже начала дергаться и подумывать о том, чтобы позвонить Биллу, из-за возвышенности показалась машина и точно так же заехала на парковку.

Остановившись рядом с ее автомобилем, Билл опустил стекло и перегнулся через какого-то мужчину.

- Следуй за мной.

Джо показала ему большие пальцы и забралась в свою машину.

Они поехали кругом, вдоль длинной передней и короткой боковой части здания. Черный вход этого места был еще непримечательнее передней двери - даже без вывески. Граффити здесь было еще больше - подписи и изогнутые линии рисунков накладывались друг на друга, как разговоры людей на вечеринке.

Джо вышла и заперла машину.

- Привет.

Парень, вышедший из машины Билла, слегка удивил ее. Метр восемьдесят, может, выше. Рано поседевшие волосы - но красиво поседевшие, как у Макса из «Catfish»[85]. Массивные темные очки, как будто проблемы с глазами и наличие чувства стиля - обязательное требование для общения с Биллом. А тело...

Ну, очень даже недурно. Широкие плечи, узкая талия, длинные ноги.

- Это мой кузен, Трой Томас.

- Привет, - сказал парень, протягивая руку. - Билл рассказывал мне про тебя.

- Представляю, - Джо пожала его руку и кивнула в сторону черного входа. - Слушайте, парни, черный вход тоже запечатан. Мне это не нравится.

- У меня есть разрешение, - Трой вытащил карточку-пропуск. - Все хорошо.

- Он работает следователем-криминалистом, - объяснил Билл.

- И мне нужно забрать кое-какое оборудование, так что все легально. Просто не трогайте ничего, пожалуйста, и никаких фото, понятно?

- Абсолютно, - Джо подняла руку и осознала, что чуть не поклялась, приложив ладонь к сердцу.

Трой пошел первым, срезав ленту складным ножом и вставив карточку-пропуск в полицейский электронный замок.

- Смотрите под ноги, - сказал он, отпирая дверь и включая свет.

В пустом холле лежал двухцветный ковер - кремовый по краям, грязный серо-коричневый там, где ступали ботинки рабочих. Мутно-серые подтеки на стенах указывали на течь в потолке. Запах, стоявший здесь, напоминал что-то среднее между заплесневелым хлебом и потными носками.

И свежей медью.

Двигаясь вперед, они перешагивали банки подтекшей краски, какие-то инструменты и парочку ведер со штукатуркой. Все это могло принадлежать старым владельцам, или же банку, который выкупил это место и, возможно, затеял ремонт - но сдался, когда стало понятно, что это будет слишком затратно.

Здесь находилось два офиса, зона приема посетителей, уборная, не разделенная на мужчин и женщин, и пара стальных дверей, рядом с которыми на крючках висели каски, покрытые пылью.

- Давайте пройдем сюда. Так проще.

Свернув налево, Трой повел их третьим путем, вновь отступив в сторону, когда они прошли сквозь узкий дверной проем. На дальней стороне он воспользовался не выключателем, а чем-то, больше напоминавшим электрический щиток.

После серии щелчков огромные панели ламп одна за другой осветили просторную производственную зону, которая почти пустовала, если не считать пустых ведер на полу да больших жирных пятен там, где стояли станки.

← Предыдущая страница | Следующая страница →