Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 24 страница

- Я не знаю, что взять, - сказала девочка. - Я никогда не видела... столько всего.

- Ну, я с радостью поделюсь, - Мэри закрыла меню и положила папку на край стола. - Но я ограничусь большой порцией салата.

- Я все еще составляю свой список, - Рейдж пихнул Битти локтем. - Думаю, тебе стоит заказать хотя бы одно свое блюдо. Ты заслужила свою собственную тарелку - плюс я доем все, что ты не сможешь закончить.

Когда пришла официантка, она не отводила глаз от Рейджа - и забавно, Мэри помнила, как неуверенно себя чувствовала из-за этого в начале их отношений... особенно в свете того эпизода. Но теперь? Это действительно ее не беспокоило. Рейдж не врал. Эти женщины могли буквально станцевать перед ним стриптиз со своими эй-как-дела, и он испытывал бы к ним не больше сексуального влечения, чем к дивану.

Удивительно, как твой мужчина может дать тебе почувствовать себя лелеемой, не сказав ни слова.

- Так что вы решили? - спросила официантка у Рейджа.

- Дамы вперед. Битти?

Девочка похоже запаниковала.

- Я не знаю. Я не...

- Не возражаешь, если я кое-что предложу? - спросил Рейдж. Когда Битти кивнула, он продолжил: - Закажи пол-порции макарон с сыром, пол-порции брокколи и хрустящие куриные палочки с медовым соусом барбекю. Просто. Легко для желудка. Не слишком много новых ощущений для вкусовых рецепторов.

Битти как будто набралась смелости. Затем посмотрела на официантку.

- Можно мне то, что он сказал?

Официантка кивнула.

- Нет проблем.

- Моя Мэри?

Мэри улыбнулась.

- Я буду салат кобб[102] с курицей гриль, пожалуйста, без авокадо и блю-чиз... для заправки просто фермерский соус или что-то в этом духе. Сбоку.

- У нас есть фермерский соус, - официантка сосредоточилась на Рейдже, ее глаза цеплялись за его лицо, плечи, грудь. - А вам?

- Ну, думаю, я начну с крылышек буффало и фаршированного картофеля. Затем я бы хотел куриный шашлык, стейк Нью-Йорк с ребрышками барбекю в стиле Мемфис, стейк средней прожарки, и плюс тройной сэндвич Рубен. О, думаю, я еще буду американский бургер. Тоже средней прожарки. И фермерский соус к ребрышкам, пожалуйста. Сбоку.

Закрыв меню, Рейдж как будто не осознавал, что на него таращатся.

- Да? - спросил он у официантки?

- Вы... вы ожидаете еще гостей?

- Неа, - Рейдж собрал меню и протянул их девушке. - А можно мне еще две кока-колы, пожалуйста? Леди?

- Мне достаточно воды, - сказала Мэри. - Битти? Вода или содовая? Вода? Ладно, она возьмет воду... и кажется, мы закончили. И мы голодны, как вы уже поняли.

Когда официантка отошла, выпучив глаза, Битти начала хихикать.

- Ты же не собираешься все это съесть, да?

- Еще как собираюсь, - Рейдж протянул ладонь. - Хочешь поспорить?

Битти пожала его руку.

- А что случится, если я проиграю?

- Тебе придется доедать то, что останется.

- Я не могу!

Пока эти двое пререкались, Мэри просто наблюдала за ними - огромный, невероятно красивый мужчина с маленькой как феечка девочкой, и обоим им настолько комфортно, насколько это вообще возможно.

- Мэри?

Она встряхнулась.

- Что?

Рейдж потянулся к ней через стол.

- Битти спрашивает, как мы познакомились.

Хлопнув по его ладони, Мэри невольно улыбнулась.

- О, ты не поверишь.

- Расскажите мне, - попросила девочка, наклоняясь вперед. - Пожалуйста?

Убедившись, что здесь нет никакого видеонаблюдения или другого способа мониторить кабинет, Эссейл подошел к резным деревянным дверям и открыл одну из них. Ничего не услышав, он вышел в холл и замер на месте, прислушиваясь, нет ли звуков шагов или голосов.

- Берег и вправду чист, - пробормотал он, оглядываясь по сторонам.

Он уже собирался направиться к главной лестнице, как из закрытой комнаты напротив раздался пронзительный вопль.

- ... неправда! - орала Нааша, и двери практически не приглушали ее голос. - Значит, его подпись подделали! Это кощунство!

«Плохие новости?» - подумал Эссейл с улыбкой. Возможно, длительные отношения только что принесли неожиданные плоды в завещании.

Он отпрыгнул обратно в кабинет и закрыл дверь как раз тогда, когда Нааша вылетела в холл и пронеслась к лестнице. Тро побежал за ней, грубо схватив за локоть и резко развернув.

Подавшись вперед, мужчина тихо произнес:

- Ты должна выслушать остальные положения. Да, я понимаю, что это шок, но мы не можем спорить, не зная полной истории. Ты вернешься туда. Ты перестанешь орать. И ты позволишь ему закончить презентацию. Когда он подытожит все, мы спросим, какие у тебя есть права и кто будет принимать решение по оспариванию завещания. А потом мы найдем себе личного поверенного. Но ты не станешь выбегать туда в спешке и истерике, если хочешь получить причитающиеся тебе деньги. Ты понимаешь, что я тебе говорю?

Слова, вырвавшиеся из изрядно смазанного горла женщины, напоминали рычание собаки.

- Все должно быть моим. Последние двадцать лет я слушала его жалобы. Я заслужила каждый пенни этих денег.

- И я помогу тебе вернуть то, что твое по праву. Но этому не бывать, если ты не контролируешь себя. Эмоции здесь бесполезны.

Потом, немного покачавшись туда-сюда, Нааша расправила плечи в пиджаке с подкладкой и вернулась на встречу.

Сэкстону можно было лишь посочувствовать.

Хотя некогда этому предаваться.

Как только они закрыли дверь, Эссейл не стал тратить время впустую. Он выскочил из кабинета, закрыл его за собой и со всех ног побежал к лестнице. Добравшись до второго этажа, он поспешил по коридору туда, где бывал ранее, к хозяйским спальным покоям, дверь в которые была открыта. Почуяв в воздухе астрингент[103], Эссейл понял, что попал в комнату ее хеллрена - и кто бы мог подумать, но постель уже убрали, подушки лежали посреди матраса, все выглядело изрядно поношенным.

Он достал телефон и начал делать фотографии. Он понятия не имел, что могло или не могло быть не на месте, но собирался внимательно изучить это потом.

Пятна. На матрасе.

Высоко на матрасе, где их нельзя было списать на недержание мочи.

Подушки с такими же отметинами.

Принюхавшись, Эссейл понял, что это не кровь и не моча. Но что это за вещество?

В ванную. Повсюду лекарства, бутылочки с криво закрытыми крышками или без крышек вовсе. Ходунки. Трость. Подгузники для пожилых.

Эссейл покинул покои семь минут спустя и помедлил у основания лестницы. В подвал вело два пути. Служебная лестница, по которой он ходил прошлой ночью...

Нет, в этот раз он воспользуется другими ступенями.

Закрыв глаза, он дематериализовался на первый этаж и призраком скользнул под дверьми, обретая физическую форму на вершине лестницы, ведущей в подвал.

Зрительно не было ни одной причины для волнения, так что он открыл себе дорогу и скользнул во тьму. Используя фонарик на телефоне, чтобы ориентироваться, он держался края грубо высеченных ступеней, влажный холодный воздух колол ему ноздри.

Добравшись до самого низа, Эссейл продолжил быстро двигаться вперед, минуя игровую комнату Нааши. Ему не нравилось, сколько шума издают его кожаные туфли на каменном полу, но ничего нельзя было поделать - и наконец он добрался до двери с замком Master Lock.

Запах все еще витал в воздухе, и Эссейл мысленно отметил это, доставая инструмент Вишеса и вставляя его на манер ключа. После нехитрых манипуляций с металлом замок поддался, и он снял его с двери.

Не проверяя, куда направляется, Эссейл вошел внутрь и закрыл за собой дверь.

В абсолютной темноте из угла донеслось какое-то шуршание. И звон...

Цепей?

Дыхание. Что-то определенно дышало там.

Эссейл навел фонарик телефона в том направлении, но слабый луч освещал меньше метра перед собой. Убрав телефон, он накрыл ладонью пистолет и похлопал другой рукой по голым балкам у двери.

Нащупав выключатель, он щелкнул рычажком...

И отшатнулся в ужасе.

В углу, на голом каменном полу был прикован мужчина. Он сидел на цепи, дрожал, свернувшись клубочком, пряча голову и цепляясь за худые как у скелета ноги. Его длинные волосы были единственным, что его прикрывало.

Запах... запах исходил от старой еды, оставленной на подносе в пределах досягаемости. Удобства, если можно так называть, находились рядом - простая дыра в земле. Еще здесь был шланг наподобие садового, висевший на гвозде. И корзина.

Эссейл никогда в жизни не забудет тихое позвякивание оков этого мужчины, раздававшееся из-за дрожи его тощего тела.

Эссейл сделал шаг вперед.

Хныканье напоминало животный звук.

- Я не причиню тебе вреда, - хрипло сказал Эссейл. - Пожалуйста, знай... я... за что тебя здесь держат?

Хотя он знал.

Это был раб крови. Он смотрел на раба крови... были даже... да, у него были татуировки - одна вокруг горла, пара других на запястьях.

- Как я могу помочь?

Никакого ответа не последовало, мужчина лишь сильнее сжался в клубок, кости на локтях, казалось, вот-вот прорвут кожу, ребра напоминали отметины от когтей на туловище, бедра были такими узкими, что колени казались невероятно опухшими узлами.

Эссейл оглянулся, хоть это и было безумие. Все, что было в комнате, в ней и оставалось, и не изменилось.

- Я должен вытащить тебя отсюда.

Развернувшись, он представил дорогу к выходу.

- Я заберу тебя...

Что он мог сделать? Тащить беднягу на плече?

Эссейл прошел дальше в темницу.

- Сейчас, не беспокойся. Я не наврежу тебе.

Он осторожно приблизился, прекрасно понимая, что его мозг мигает как пульт управления, мысли кружились и беспокоили его одна за другой.

- Мой дорогой мужчина, ты не должен меня бояться, - он заставил свой голос звучать увереннее. - Я здесь, чтобы спасти тебя.

Голова раба слегка приподнялась. Потом еще немного.

И наконец мужчина посмотрел на него перепуганными покрасневшими глазами, которые настолько ввалились в глазницы, что Эссейл поразился, как он все еще жив.

- Ты можешь идти? - требовательно спросил Эссейл. Когда ответа не последовало, он кивнул на его ноги. - Ты можешь стоять? Ты можешь идти?

- Кто... - слово прозвучало так слабо, что едва можно было разобрать.

- Я Эссейл, - он коснулся своей груди. - Я... неважно. Но я спасу тебя.

На глаза раба навернулись слезы.

- Почему...

Эссейл наклонился, чтобы коснуться руки мужчины, но автоматический инстинкт раба заставил его отшатнуться так сильно, что Эссейл тут же отдернул руку.

- Потому что тебя нужно спасти, - и когда он произнес эти слова отчаянно хриплым тоном, ему показалось, что он говорит о себе самом. - И я... я нуждаюсь в хорошем поступке, чтобы доказать свою надежность.

Оглянувшись через плечо, он прикинул расстояние до двери и потом до выхода из особняка. Время, прошедшее с тех пор, как он покинул кабинет. Количество оружия, имевшегося при себе. Звонки, которые ему нужно было совершить. Кузенам. Вишесу.

Кому угодно.

Дерьмо. Цепи.

Нет, с ними он справится.

Потянувшись к кобуре под мышкой, Эссейл достал девятимиллиметровый пистолет, затем вытащил глушитель из кармана пиджака. Быстрыми движениями он установил устройство на ствол оружия.

- Мне нужно, чтобы ты подвинулся, - он указал в направлении себя. - Отодвинься от стены.

Раб все еще трясся, но попытался подчиниться, на четвереньках оттаскивая свое тело от места, где он обычно сидел, скорчившись - действительно, можно было различить отпечатавшуюся тень на камне стен и пола там, где мужчина занимал пространство.

Внезапно Эссейла пробил пот, капельки выступили над верхней губой и бровями, сердце резко заколотилось.

- Прекрати... - мужчина застыл, и Эссейл покачал головой. - Нет, я говорил сам с собой. Это было не тебе.

Цепи были прикованы к стене за кольцо толщиной с большой палец мужчины и диаметром с его шею - и держалось оно на болтах.

Любая пуля лишь срикошетит в сторону. Но разве у него был выбор?

Оставлять раба здесь - точно не вариант.

- Тебе придется... слушай, ты позволишь мне коснуться тебя?

Мужчина молча кивнул и приготовился к контакту. Эссейл быстро подхватил его...

Боги, он весил практически ничего.

Цепи зазвенели, перекатываясь по полу - им вторил стук зубов мужчины, он стонал, очевидно, испытывая боль.

Когда они оказались на максимально возможном расстоянии, Эссейл поставил раба на пол и встал перед ним, заслоняя собой его тело. Затем прицелился и...

Пуля не издала ни звука, вылетая из ствола, но она просвистела по всей темнице, отскакивая от каменных поверхностей и наконец упав где-то вдалеке от намеченной цели. Эссейл помедлил мгновение, проверяя, не зацепило ли его. Затем проверил раба.

- Ты в порядке? - получив кивок, он подошел и осмотрел кольцо. - Близко, но недостаточно, черт подери.

Он удачно прицелился, но металл оказался крепким. Однако он не мог рисковать и стрелять еще раз.

Схватившись за кольцо, он передвинул его поврежденным местом на болт и потянул со всей силы, наваливаясь всем весом. Хрипя и прикладывая все усилия, он отчаянно пытался сломать металлическую хватку.

После долгих попыток металл взвизгнул, как будто проклиная его, и Эссейл грохнулся на спину с кольцом в руках, его туфли поскользнулись на полу.

Приземление было чертовски болезненным, но ему было наплевать. Секунду спустя он вновь вскочил на ноги и повернулся к мужчине.

Скинув пиджак от костюма, Эссейл пожалел, что не захватил с собой нормальное пальто, но дематериализуясь сюда, он не думал, что ему понадобится верхняя одежда для холодной погоды.

- Давай-ка наденем это на тебя.

Проще сказать, чем сделать, цепи не пролезали в рукава. В конце концов он просто надел пиджак обратно, чтобы не оставлять его в темнице.

Обернув цепи вокруг своей шеи - даже дважды из-за их длины - Эссейл поднял мужчину и сумел удержать его одной рукой. Затем он направился к двери.

Раб открывал для них двери.

И это позволило Эссейлу держать пистолет наготове.

Он оставил свет включенным. Хозяйка вскоре узнает о пропаже раба, и ему не хотелось тратить время на закрывание дверей и выключение света.

Худший исход - это если встреча с Сэкстоном уже закончилась, и Тро с хозяйкой искали его.

Мимо секс-темницы. Вверх по лестницам.

Раб вновь потянулся к дверной ручке.

- Не торопись, - проговорил Эссейл между вздохами. - Дай мне послушать.

Ни звука. По кивку мужчина раскрыл перед ними дверь, и Эссейл быстро зашагал вперед с колотящимся сердцем и онемевшими ногами, которые, однако, работали как надо.

Быстро, быстро, торопливым шагом, держа ухо востро, он пронесся мимо многочисленных кладовок и вспомогательных помещений, пока не добрался до холла. Помедлив перед тем, как выйти на открытое пространство, он помолился Деве Летописеце, мойрам, судьбе, да всем, черт побери, чтобы это место было не просто пустым, но и оставалось таковым, пока он бежит к передней двери.

После этого? Ему придется бежать со всех ног в какое-нибудь безопасное место, чтобы позвонить кузенам. А затем Братству.

Рабство Крови было объявлено вне закона указом Короля - так что мог быть и легальный способ освободить этого живого и дышащего раба, который не должен был быть чьей-то собственностью. Но Эссейл не собирался оставлять мужчину, чтобы потом заявиться с кучкой Братьев, направиться в подвал и обнаружить, что Нааша уже избавилась от раба, потому что что-то ее спугнуло.

«Пусть удастся выбраться из этого дома, - подумал он. - Пожалуйста...»

- Через переднюю дверь, - прошептал он. - Мы пойдем прямо через парадную дверь. Ты готов? Постарайся держаться за меня.

Мужчина кивнул раз, другой, и чуточку усилил свою хватку.

- Вперед.

Эссейл рванул через холл, двигаясь быстро, цепи звенели, пиджак хлопал, влажные грязные волосы раба шлепали его...

Ему пришлось остановиться, не преодолев и половины пути к цели.

- Пожалуйста, - сказала Битти. - Пожалуйста, расскажите, как вы познакомились?

Мэри посмотрела на Рейджа, гадая, кто из них попытает удачи в этом. Когда он с улыбкой кивнул ей, она пожала плечами и погладила его ладонь.

- Ну что ж, - начала она. - Дело было...

- Темной штормовой ночью, - вставил Рейдж.

- Ну, это определенно была темная ночь, - Мэри казалось, что с тех пор прошло как будто две секунды и в то же время целая вечность. - Я работала на горячей линии. Ну знаешь, для людей, которым требуется совет. - Вообще-то это была горячая линия предотвращения самоубийств, но опустить этот момент казалось уместным. - И туда часто звонил один парень. В итоге я встретилась с ним, и моя соседка поняла, кем он был на самом деле - претрансом, застрявшим в мире людей. Если вкратце, то в итоге я поехала с ними в тренировочный центр Братства, чтобы переводить...

- Джон Мэттью не может говорить, - пояснил Рейдж. - А она знает язык жестов. Она помогала ему общаться.

- И вот я там, пытаюсь понять, где очутилась...

- А я как раз шел по коридору. И для нас это была любовь с первого взгляда.

- Ну, в тот момент он был слеп...

- Почему? - встревоженно спросила Битти.

Мэри посмотрела на Рейджа и они оба замерли.

- Ээ...

- Долгая история, - сказал он.

Официантка принесла Рейджу две кока-колы.

- Сообщите, если вам понадобится что-то еще, хорошо?

- Спасибо, - Рейдж отпил глоток из высокой банки, пока женщина отошла к другому столику. - Короче, я не мог видеть, но как только она заговорила, я влюбился.

- Что вы о нем подумали? - спросила Битти.

Мэри опустила глаза, расплываясь в улыбке шириной во весь стол.

- Ну, поначалу я была ошеломлена. Он, как ты видишь, просто огромный. И я не знала, где нахожусь и кто он - и я не могла понять, почему он уделяет мне столько внимания.

- Это потому что ты прекрасна. Вот почему...

- Проеееееееееееехали, - Мэри отмахнулась от комплимента - но потом остановила себя, подумав, какой пример подает юной девочке. - Я, эээ... спасибо.

Она краснеет? Почему... да, да, она краснеет.

Рейдж встал и обошел стол, чтобы поцеловать ее.

- Вот так-то лучше.

Мэри попыталась скрыть румянец, отпив глоток воды из стакана.

- Итак, мы начали встречаться... наше первое свидание даже прошло в этом самом ресторане.

- Правда? - переспросила Битти.

- За тем столиком...

- За тем столиком...

Они оба указали в одну сторону, и Мэри закончила:

- Вон там. И да, он заказал столько же много всего.

Рейдж откинулся на спинку сиденья, когда официантка принесла закуски.

- О, спасибо... слушайте, необязательно ждать, если наши блюда готовы. Просто приносите все сразу. Мммм, хочешь попробовать, Битс?

- Пахнет вкусно, - малышка наклонилась ближе. - Да, пожалуйста.

- Бери вилку и принимайся за дело. Фаршированный картофель просто божественен. Бекон - источник всех благ.

Пока эти двое трудились над тарелками, Мэри подумала о начале их отношений: как Рейдж просил ее сказать «антидизэстеблишментарионизм» там, в коридоре тренировочного центра. Как он встретился с ней здесь и смотрел на нее через столик, как будто она - самое захватывающее, что он видел в жизни. Как он заявился к ней домой в четыре утра...

- О чем призадумалась? - спросил Рейдж.

- Я... ээ... - когда Битти тоже посмотрела на нее, Мэри задумалась, сколько правды можно открыть. - Ну, честно говоря, я думаю о том моменте, когда ты узнал о...

Мэри остановила себя. Она не хотела говорить с Битти о болезни и своем странном положении. И без того слишком много всего происходит.

Рейдж помрачнел.

- Я понимаю, о чем ты думаешь.

Мэри скрестила руки и оперлась на столешницу. Подавшись вперед, она сказала Битти:

- Когда он впервые пришел ко мне домой, я не ждала гостей. Я проснулась в четыре утра и открывала кофейную банку - и сильно порезала палец. Конечно, я не поняла этого тогда... ну, то есть тогда я не знала, что он вампир.

Битти покачала головой.

- Я постоянно забываю, что вы человек. Что вы... вы удивились?

Мэри расхохоталась.

- Еще бы. Но я узнала не сразу. В итоге он... провел день со мной. Он не мог уйти из-за солнечного света, но не хотел называть мне настоящую причину... а потом было...

Она вспомнила, как он скрылся в ванной. И вновь появился восемь часов спустя, не осознавая, сколько отсутствовал.

- Ну, мы через многое прошли. Я столько раз его отталкивала.

- Так что свело вас вместе?

Мэри посмотрела на Рейджа.

- О, это очень долгая история. Главное, что в конце концов все образовалось.

- И смотрите, ужин! - ее хеллрен едва не вскочил и не кинулся к официантке. - Идеально!

Рейдж помог расставить и убрать тарелки, заменяя пустые полными, а затем выстроил все это сборище калорий полукругом перед собой и Битти.

- Все мое - твое, - сказал он девочке. - Не стесняйся.

Принявшись за еду, Рейдж, казалось, не осознавал, как Битти уставилась на него, как будто пытаясь уложить что-то в голове.

- Я знаю, - услышала Мэри свой голос. Когда девочка посмотрела на нее, она пробормотала: - Я тоже не могла поверить, что он настоящий. Но клянусь душой своей матери, что он самый лучший мужчина из всех, кого я когда-либо встречала - и когда он говорит, что никогда не причинит тебе вреда и не позволит никому навредить тебе... он действительно имеет это в виду.

Битти снова посмотрела на Рейджа. А потом сказала:

- Можно попробовать твой стейк?

«О, она знает, о чем просить», - подумала Мэри с улыбкой.

И конечно же, грудь Рейджа раздулась от гордости - потому что он принадлежал к тому типу мужчин, которые любят заботиться. Для него это было даже лучше еды.

- Я дам тебе его лучшую часть, - сказал он, берясь за вилку и нож и с хирургической точностью разделывая огромный сочный кусок мяса. - Самую, самую лучшую.

Эссейл застыл, держа на руках раба крови. Мужчина, стоявший посреди холла Нааши, повернулся - и Сэкстон едва не выпрыгнул из собственной шкуры, увидев, что на него неслось.

К счастью, юрист Короля быстро пришел в себя. И даже додумался говорить потише.

- Что бы ты ни...

Эссейл тяжело сглотнул.

- Помоги мне. Пожалуйста.

Сэкстон похлопал по пиджаку - и вытащил то, что Эссейлу показалось Святым Граалем.

- Моя машина стоит снаружи - мне пришлось поехать по магазинам этой ночью, слава Деве Летописеце. Бери ее - но быстро. Они попросили меня выйти, пока спорят. Я не знаю, долго ли это продлится. Иди! Иди сейчас же!

Поверенный метнулся к двери и широко распахнул ее, придерживая, пока Эссейл торопливо пересек холл и выскочил на холодный воздух, окружавший особняк.

- Я задержу их, - сказал Сэкстон. - Сколько смогу.

Эссейл на мгновение задержался, принимая ключи и перешагивая порог.

- Я перед тобой в долгу. В неоплатном долгу.

Он не стал дожидаться ответа. Он рванул вперед и соскочил бы с этих ступенек, если бы мог. И милостивый Боже, эти цепи, эти кошмарные цепи звенели, угрожая перекрыть ему поток воздуха, пока он направлялся к BMW 750i.

Он буквально швырнул мужчину на заднее сиденье.

Времени не было. Избавившись от груза, он метнулся к водительской двери, запрыгнул внутрь и завел двигатель. Хотелось вдавить педаль в пол, но он не мог рисковать - визг шин мог привлечь нежелательное внимание. Он быстро тронулся с места, но держался в рамках обычной скорости, и вскоре особняк уже скрылся в зеркале заднего вида, пока он ехал по долгой спускающейся вниз подъездной дорожке.

Теперь Эссейл уже сам дрожал, доставая телефон.

Он воспользовался голосовым набором, чтобы совершить звонок. И когда абонент ответил, он оборвал приветствие.

- Вишес, мне нужна медицинская помощь. Сейчас же. Где ты? Ладно. Понял. Буду там через пятнадцать минут. Пожалуйста. Поторопись.

Сбросив звонок, Эссейл наклонил зеркало так, чтобы видеть заднее сиденье.

- Держись. Мы поможем тебе. Скажи, как тебя зовут?

- Я... не знаю, - последовал слабый ответ.

Остановившись в конце подъездной дорожки, Эссейл свернул направо, но не позволял себе перевести дух и думать, что они на свободе. До этого еще далеко.

- Оставайся со мной. Ты должен... оставаться со мной. Ты слишком близок к свободе, чтобы сдаться сейчас. Держись!

Понимая, что уже кричит, Эссейл заставил себя понизить голос.

- Не умирай на моих руках, - пробормотал он, понимая, что заблудился.

Куда он едет? Куда...?

Вишес сказал ему направляться в северо-западную часть города, к...

Он снова достал телефон и воспользовался голосовым набором. Когда Вишес ответил, Эссейл не узнал собственный голос.

- Куда я еду? Скажи мне...

Вишес начал говорить.

- Я не слышу тебя... я не могу... видеть... - Эссейл вытер глаза. Боги, он что, плачет? - Помоги мне...

- Где ты?

- Я не знаю.

- Ищи указатель. Ищи указатель, Эссейл.

Затуманенный взгляд Эссейла метнулся к зеркалу заднего вида, к дрожащему голому мужчине на кожаном сиденье. Затем он посмотрел сквозь ветровое стекло.

- Монтгомери Плейс. На указателе написано... Монтгомери Плейс.

- Сворачивай налево. Сейчас же.

Эссейл без споров подчинился приказу, выкрутив руль и резко повернув, подрезал машину на соседней полосе. Когда раздался гудок, Вишес продолжил.

- Через две мили будет торговый центр. В нем есть агентство недвижимости. Парикмахерская. Рестораны. Ювелирный магазин. Объезжай его с другой стороны. Я буду в дальнем конце.

Эссейл кивнул, хоть Брат его и не видел.

И поскольку он не сбросил вызов, Вишес спокойно добавил:

- Ты справишься, приятель. Что бы там ни было, мы разберемся с этим дерьмом.

- Хорошо. Хорошо, - Эссейл снова посмотрел на мужчину. - Оставайся со мной...

- Я никуда не ухожу, - пробормотал Вишес. - Я только умолкну на секунду, пока дематериализуюсь. Все, я здесь.

Эссейл ничего не ответил, наклоняясь к рулю и ожидая, пока - сколько там милей он должен проехать? две? - появится торговый центр. И вот он, с сияющими вывесками, почти маяк надежды, символ спасения.

- Я здесь, здесь.

Он вдавил педаль газа в пол, несясь мимо офиса агентства недвижимости и с пробуксовкой заезжая за здание. Там находились вспомогательные помещения и мусорные контейнеры, парковка для персонала и хранилища складов. BMW набирал скорость, несясь вперед словно пуля.

В свете фар, в дальнем конце показалась темная фигура с широко расставленными ногами.

Эссейл ударил по тормозам и тут же смягчился, услышав звон и стон боли с заднего сиденья. Когда машина остановилась, он выскочил наружу, не заглушая двигатель, но ему тут же пришлось нырнуть назад, чтобы переключить передачу.

- Ты что делаешь в машине Сэкстона...

Он перебил Брата.

- Помоги мне...

- У тебя передоз что ли...

Эссейл распахнул заднюю дверцу авто.

- Помоги ему! Пожалуйста!

Ему пришлось снова вытереть глаза - они и вправду дали течь.

Вишес вытащил пистолет и подошел к открытой машине, заглядывая внутрь.

- Какого. Хрена.

- Он-он-он... - дерьмо, он не мог говорить. - Я нашел его. За замком. Он был в подвале. Я не мог его бросить.

Мужчина съежился, закрываясь от Вишеса, утягивая свое хилое тело в дальний угол заднего сиденья, свалявшиеся волосы разметались по его рукам и костлявой спине.

- Дерьмо, - Вишес выпрямился и осмотрелся. - Я не могу лечить его здесь. Нам придется отвезти его в клинику. Иисусе... цепи... ладно, забирайся в машину. Нет, не за руль, я поведу. Ты объяснишь все по дороге.

Эссейл, спотыкаясь, побежал к пассажирскому сиденью. Затем остановился, подумал еще раз и сел назад, рядом с мужчиной. Сняв пиджак, он прикрыл его наготу.

- Все хорошо, - машина тронулась с места, уличные огни мельком освещали темный салон, а Эссейл пытался собраться с силами. - С нами все будет... хорошо.

Лейла вернулась на землю и пришла в себя в своем теле, глаза открылись и уперлись взглядом в низкий потолок палаты. Ее руки тут же метнулись к животу, и когда она пошевелила ногами и глубоко вздохнула, то ощутила там движение, успокаивающее, сильное, живое движение.

Она оставила включенным свет в ванной, почти закрыв дверь, как делала всегда, когда пыталась уснуть, и сейчас ее взгляд невольно устремился к свету. Затем она посмотрела на часы. 23:34.

Она довольно долго была в святилище.

Когда она вышла из храма Уединенных Летописец и пошла в библиотеку, она не сразу нашла то, что искала. А потом она изучила подробные тома за некоторые периоды времени. И еще за другие.

Сев повыше, Лейла потерла виски.

Ей не стоило просматривать историю Кора.

Но опять-таки, будь его история другой, если бы его истинная родословная оказалась иной, это бы уже не имело значения, как ей казалось. Такой шок. На деле она даже сравнила свои находки, отправившись в священные анналы Братства Черного Кинжала, вытащив тома и пустившись на поиски несоответствий, каких-нибудь противоречий в родословных.

И там не было ничего такого. На самом деле, там даже нашлось подтверждение.

И теперь она не могла забыть то, что узнала.

← Предыдущая страница | Следующая страница →