Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 27 страница

Не забирай у них эту жизнь.

Рейдж, наверное, едва не переломал Мэри кости своей хваткой, но она, казалось, не замечала. Хорошо, потому что он сомневался, что мог ослабить объятия.

Он смутно и в то же время болезненно осознавал присутствие своих братьев, их женщин и Избранных, все домашние и друзья собрались вместе посреди трагедии, разворачивающейся по ту сторону двери - и все вокруг было слишком хрупким, чтобы вместить в себя вытекающее горе.

Рейдж просто не мог не думать о Битти. Боже, если ему представится шанс... если ему и Мэри представится шанс, он никогда не устанет защищать эту малышку. Постарается, чтобы у нее была та жизнь, которой она заслуживает, образование, которое нужно ей для того, чтобы стать независимой, почва под ногами и уверенность, что она никогда не лишится дома, неважно, как бы далеко она ни уехала.

- Это так ужасно, - прошептала Мэри. - Кошмар. Столько смертей случилось за последнее время...

Дверь открылась, и Блэй вылетел из операционной, как ядро из пушки.

- Она жива! - заорал он. - Они оба живы! Они живы! И Лейла стабильна!

На мгновение воцарилась тишина.

Все, кто находился в коридоре, как будто переосмысливали все, переключались в другое русло, с одной передачи на другую.

- А Куин без сознания валяется на полу!

Позже Рейдж подумал, что нехорошо как-то вышло, потому что все начали радоваться только после этой новости - но кому какое дело нахрен?

Блэя тут же облепили со всех сторон, все кричали и плакали, обнимались и пожимали руки, матерились и смеялись, что-то бессвязно говорили и кашляли, вновь и вновь требуя еще раз повторить все, раз, другой, еще много раз. Было столько шума, столько жизни, и Рейдж был в самой гуще этого с лучшими из них, чувствуя, как будто выиграл в лотерею, как будто ему подарили подарок, фура пронеслась мимо вместо того, чтобы сбить одного из них.

Вслед за ним вышла док Джейн, снявшая маску, когда все радостно поприветствовали ее. Но в отличие от новоявленного папочки она осторожно закрыла дверь, придержав ее за собой.

- Тише вы, - сказала она со смешком. - У нас здесь немало пациентов. Мне нужно пару каталок, ребята, можете освободить место? О, спасибо, Элена.

Медсестра, очевидно, вышла через другую комнату и уже толкала сюда каталку на колесиках. Люди отошли с дороги, но Блэя все еще обнимали, и это создало небольшое препятствие.

- Как я могу помочь? - спросил Рейдж у дока Джейн.

- Ну, пока что у нас все хорошо. Все в порядке - просто нужно переместить некоторых пациентов.

Рейдж взял врача за руку прежде, чем она успела развернуться.

- Трудности с малышами точно позади?

Эти темно-зеленые глаза посмотрели прямо на него.

- Насколько это сейчас возможно. Впереди еще пара долгих ночей, но эта водная система вентиляции легких, которую предоставил Хэйверс, спасла им жизни. Мы перед ним в долгу.

Рейдж кивнул и отпустил женщину. Затем подошел туда, где Мэри обнимала Тора, и дождался своей очереди. Он всего лишь хотел еще раз ощутить рядом свою шеллан.

Когда Мэри развернулась к нему, он раскрыл объятия. Было чертовски здорово ощущать, как она прыгнула на него, и Рейдж приподнял ее над полом.

- Готова попробовать? - спросил он, глядя ей в глаза. - Готова стать родителями со мной?

- О, Рейдж, - голос его шеллан дрогнул. - О, я надеюсь на это.

- Я тоже, - поставив ее обратно на землю, он нахмурился. - Что?

- Э... - Мэри оглянулась по сторонам. - Где мы можем уединиться на секундочку?

- Идем сюда.

Взяв ее за руку, он увел ее в сторону от толпы, минуя раздевалку и зал с силовыми тренажерами, и направляясь к спортзалу.

- Дамы вперед, - сказал Рейдж, открывая одну из стальных дверей.

Уличные прожекторы мягко освещали просторное помещение, знаки «выход» над дверями светились красным точно маленькие огоньки.

- Я забыла, какой он огромный, - сказала Мэри, входя внутрь, раскидывая руки в разные стороны и кружась.

Рейдж немного отстал и просто смотрел, как она двигается, смотрел на ее прекрасное гибкое тело, распаляющее его в тех местах, которые грозили сделаться ненасытными, если он не отвернется.

- Я могу включить свет, - пробормотал он, надеясь занять себя чем-то.

- Мне нравится этот полумрак. Так романтично.

- Согласен.

Член дернулся под кожаными штанами, которые он натянул для похода на ужин, и Рейдж покачал головой. Очевидно, им нужно было поговорить о чем-то важном, а у него один секс на уме. Возмутительно.

Но черт, она горяча.

А он просто дурел от хороших новостей.

И они одни.

А потом Мэри сделала какой-то пируэт с вращением бедрами, отчего его глаза приклеились к ее заднице и там и остались.

Выругавшись себе под нос, Рейдж хрустнул позвоночником и размял сначала одну руку, а затем другую.

- Что-то случилось? - Боже, он надеялся на обратное. Во всех смыслах. - Мэри?

- О, Рейдж. Потерять кого-то всегда сложно, знаешь?

Грусть в ее голосе точно огромный ластик тут же стерла все эротические мысли.

- С Битти все хорошо?

- Она тоже хотела это знать, - улыбка Мэри казалась печальной. - И Тор хотел это знать. Разве не все хотят это знать... и да, она в порядке. Просто ей нужно со стольким справиться.

- Ей нужна семья.

Мэри кивнула.

- По дороге сюда я поговорила с одним социальным работником, которого Марисса назначила на наше... дело, прошение об удочерении, называй как хочешь. Мы вроде как запустили процесс, но она поговорит с нами по отдельности, а потом вместе. О том, как мы живем. Как пришли к решению об удочерении. Какие у нас планы с Битти и без нее.

- Что мне надо вызубрить, чтобы сдать этот тест?

Мэри покружилась вокруг него.

- Просто будь честен. И заботлив. Здесь нет неправильных ответов.

- Ты уверена? Потому что я вот уверен, что ей не понравится мой ответ на вопрос «А не живет ли в вас зверь?»

- Мы говорили об этом с Мариссой, помнишь? Мы не можем этого скрывать, но зверь не причинил мне вреда и никогда не представлял опасности ни для кого из домашних - ну, когда они не на поле сражения. И я могу парировать любой аргумент насчет смертельной опасности своим я-не-могу-умереть. Нет проблем.

Боже, почему они вообще решили, что это сработает, подумал Рейдж.

- Если мы не сможем удочерить ее из-за моего проклятья, это меня убьет.

- Нам нельзя так думать, - Мэри взяла его руку и поцеловала. - Мы просто не можем так думать.

- Ладно, значит, мы рассчитываем, что сдадим тест. Как бы это ни выглядело. Что потом?

- Потом, если следовать человеческой процедуре, Рим должна будет посетить особняк и посмотреть, где мы живем. Но все немного иначе, учитывая, где мы живем и с кем.

- Какая разница, если кому-то нужно сюда прийти, я решу вопрос.

- Ну, давай посмотрим, что она предложит, ладно? - Мэри убрала волосы назад. - И слушай, раз уж мы говорим... Битти через многое прошла и все это за последнее время. Мне кажется, для всех будет лучше, если мы начнем с опекунства, а не удочерения.

- Нет. Я не хочу потерять ее...

- Выслушай меня. Битти только что потеряла свою маму. Важно, чтобы ей не казалось, будто мы пытаемся кого-то заменить. Думаю, что когда мы придем обсудить это с ней, то скажем, что она может оставаться в «Безопасном месте» сколько захочет. Или же переехать с нами сюда.

- А мы можем подкупить ребенка?

Мэри расхохоталась.

- Что? Нет!

- О, да брось, Мэри. Как думаешь, что ей понравится? Мороженое? Неограниченный доступ к телику? Пони, черт подери. Или я могу запросто подкупить ее сумочкой. Она уже в том возрасте?

Мэри стукнула его по груди.

- Нет, ты не можешь ее подкупить, - а потом она понизила голос. - Думаю, она любит животных. В случае чего разыграем карту Бу/Джордж. С фотками.

Рейдж рассмеялся и привлек свою женщину для поцелуя.

- Ты подумал о том, где она может остановиться в доме? То есть... если все действительно сработает?

- На самом деле да, но понадобится кое-какая реорганизация. А с нашей стороны переезд.

- Куда? Яма битком набита, а Бутч и Ви матерятся как дальнобойщики. Они еще хуже меня.

- Ну, я подумала, может Трез согласится поменяться с нами комнатами? Мы могли бы перебраться на третий этаж, в те спальни, где он жил с айЭмом. Там же две комнаты с отдельными ванными, но мы будем рядом, если понадобимся Битти.

- Отличная идея.

- Угуммм.

Прижимая к себе свою Мэри, он вдруг до странности осознал, какое просторное помещение их окружает. В приглушенном свете очертания и углы спортзала почти скрылись в тени, пустые трибуны, веревки, свисавшие с потолка, баскетбольная разметка на блестящем сосновом полу - все это было лишь примечаниями в огромном помещении.

Рейдж нахмурился, обдумывая метафору.

Весь мир по сути был таким - огромным и пустым, не считая твоих близких, он представлял собой всего лишь более теплую версию космоса со случайной фигней, на которую ты натыкался. Основанием всего этого была твоя семья, твои друзья, племя твоих единомышленников. А без этого?

Рейдж сорвался с места и принялся бродить вокруг.

С его стороны никаких пируэтов.

- Рейдж?

Он думал об ее словах, об этих встречах с социальным работником, о себе и своем звере, о ней и ее... необычной ситуации. А потом он вспомнил, как лежал на поле в том заброшенном кампусе. Он на земле, Мэри над ним, его Мэри боролась за то, чтобы сохранить ему жизнь, хоть им и был дарован чудесный моментальный выход.

Остановившись, Рейдж понял, что стоит на линии штрафного броска. В руках не было мяча, на стене не было кольца, в который можно было его швырнуть, не было и линии товарищей по команде и соперников. Не было и спешки.

Рейдж посмотрел туда, где должна была бы находиться корзина, если бы здоровенная металлическая рука со стеклянным квадратом опустилась с потолка на место.

- Мэри, я хочу, чтобы ты кое-что мне пообещала.

- Что угодно.

Посмотрев на нее, Рейдж понял, что ему сложно говорить. Пришлось прочистить горло.

- Если мы... если мы с тобой получим Битти? Если мы будем воспитывать ее как собственного ребенка, я хочу, чтобы ты пообещала... - в центре его груди зародилось жжение. - Если я умру, ты должна остаться с ней. Ты не можешь оставить ее, ладно? Если я уйду, ты останешься. Я не хочу, чтобы эта малышка снова потеряла обоих родителей. Не бывать этому.

Мэри прижала руку к губам и закрыла глаза, опустив голову.

- Я буду ждать тебя, - хрипло сказал Рейдж. - Если я умру, я буду ждать тебя в Забвении, как и все. Черт, я буду присматривать за вами с облаков. Я буду ангелом для вас двоих. Но ты... тебе придется остаться с ней.

Битти, в конце концов, проживет дольше его. Так должно быть, все на это надеются. Дети переживают своих родителей, занимают их места, идут тропами будущего, неся с собой традиции и уроки, усвоенные однажды, чтобы они передавались и дальше.

Это и есть бессмертие для смертных.

И это справедливо вне зависимости от того, родил ли ты этих детей или лишь раскрыл для них свои объятия.

- Ты останешься здесь, Мэри.

Начав осознавать последствия просьбы Рейджа, Мэри почувствовала, как заколотилось ее сердце, а тело покрылось холодным потом.

Хоть она и призналась, что хотела удержать его на земле по той же самой причине, о которой он говорит, но слышать от него такое? От этого к горлу подступила тошнота, возвращая ее в тот момент, когда она думала, что потеряла его - хотя тогда и могла найти его в Забвении.

Как будто он снова лежал, хватал ртом воздух и не мог его вдохнуть, кровь заливала его грудь, а сам он ускользал, хоть его тело и оставалось перед ней.

А потом Мэри подумала о Битти на заднем сиденье GTO, плачущей, потерянной, одинокой.

- Да, - хрипло сказала Мэри. - Я останусь. Ради нее. Пока она жива, я останусь с ней.

Рейдж протяжно и медленно выдохнул.

- Это хорошо. Это...

Они встретились посередине, идя друг другу навстречу, и обнявшись, она положила голову на его массивную грудь, слушая биение его сердца у своего уха. Глядя на тускло освещенный спортзал, она ненавидела только что принятое решение, только что принесенную клятву... и в то же время была так за нее благодарна.

- Ей нельзя знать, - выпалила Мэри, слегка отстранившись и подняв взгляд. - Битти нельзя знать про меня - по крайней мере, пока она еще не решила. Я не хочу, чтобы ее страх одиночества повлиял на ее выбор. Если она захочет пойти с нами, это должен быть ее свободный выбор. Все эти смерти - часть ее жизни, но они не могут стать всей ее жизнью.

- Согласен.

Мэри снова прижалась к его телу.

- Я люблю тебя.

- И я тебя люблю.

Они еще долго стояли в спортзале. А потом Рейдж изменил позу, вытянув одну ее руку вместе со своей, а другой рукой обвивая ее талию.

- Потанцуй со мной, - попросил он.

Мэри хихикнула.

- Под какую музыку?

- Под какую угодно. Ни под какую вовсе. Неважно. Просто потанцуй со мной в темноте.

Глаза почему-то защипало от слез, когда они начали двигаться - сначала покачиваясь, шарканье ног по гладкому полу и шорох одежды были их единственным аккомпанементом. Вскоре они нашли ритм, и он уже вел ее в вальсе, старомодном настоящем вальсе, который он танцевал намного лучше ее.

Кружась по пустом залу, Мэри внезапно осознала, что в ее голове вдруг заиграла симфония - струнные и флейты, литавры и трубы придавали их танцу величие и мощь.

Они кружились вновь и вновь, а она улыбалась ему сквозь слезы.

Она знала, что он делал. Она в точности понимала, почему он просил ее об этом.

Он напоминал ей, что будущее неизвестно и неведомо.

Так что если у тебя есть шанс... даже если нет ни музыки, ни бального зала, ни смокинга, ни парадного платья... но твоя настоящая любовь просит тебя о танце?

Очень важно сказать «да».

Вишес стоял у входа в спортзал и смотрел через окошко с мелкой сеткой в одной из стеклянных дверей.

Рейдж и Мэри танцевали и кружились по пустому залу, крупное мужское тело крепко прижимало к себе миниатюрное женское и вело его. Они смотрели друг на друга, смотрели прямо в глаза. Дерьмо, можно было поклясться, что им играл квартет или целый оркестр, так хорошо и слаженно они двигались.

Сам он был танцор так себе.

Да и нельзя вальсировать под Рика Росса[104] или Кендрика Ламара[105].

Вытащив самокрутку из заднего кармана кожаных штанов, Ви прикурил и выдохнул, прислонившись плечом к косяку и продолжая наблюдать.

Эти двое заслуживают уважения, подумал он. Стараются взять этого ребенка, создать семью. Но опять-таки, Рейдж и Мэри всегда на одной волне, ничто не грозит их отношениям, все всегда идеально.

Так случается, когда уравновешенный терапевт выходит замуж за плод любви Брэда Питта и Чэннинга Татума - космическая гармония.

Боже, в сравнении с этим их отношения с Джейн казались какими-то... клиническими.

Никаких танцев в темноте, если не считать горизонтальные - и то, когда это в последний раз случалось? Джейн выматывалась в клинике, а он справлялся с кучами разного дерьма.

Ладно, это странно. Хоть он и не завидовал - это, как и все остальные эмоции, было лишь пустой тратой гребанного времени - он действительно поймал себя на том, что хочет быть чуточку ближе к нормальному. Не то чтобы он извинялся за свои извращения, или за то, что больше думал головой, нежели чувствовал сердцем. И все же, стоя вот так снаружи и наблюдая за своим братом, он действительно чувствовал себя каким-то сломанным.

Нет, он не хотел превращаться в мужскую версию Адель[106] или типа того.

Ага, запишите это в колонку «Прощай».

Но ему правда хотелось...

Ох, черт подери, он не знал, что ему вздумалось нахрен.

Переключившись - пока не обнаружил себя в кружевных труселях - Ви подумал о дочери Куина, об этом крошечном создании, вернувшемся из мертвых.

Откуда Пейн знала, что делать? Дерьмо, если бы она не...

Вишес нахмурился, в голове всплыло воспоминание о Мэри, и оно отказывалось уходить. Мэри говорила о том, как спасла жизнь Рейджу... когда она переместила дракона в центр его груди, чтобы его зверь каким-то образом исцелил огнестрельную рану.

Я не знаю, откуда знала, что делать, сказала она ему. Или что-то в таком роде.

Ви подумал о своей стычке с матерью, когда Рейдж умирал, о том как требовал, чтобы она сделала что-то, а потом вылетел прочь, взбешенный как черт. А потом вспомнил требование, которое выпалил, работая над безжизненным тельцем дочки Куина.

Дерьмо.

Наклонившись, Ви затушил наполовину выкуренную сигарету о подошву ботинка и бросил окурок в урну.

Закрыв глаза...

... он дематериализовался в дворик личных покоев его матери, вновь обретая форму перед колоннадой.

И в то же самое мгновение он понял, что что-то не так.

Обернувшись через плечо, Ви нахмурился. Фонтан, в котором всегда журчала кристально чистая вода... был пуст. Подойдя к его чаше, он увидел, что фонтан сухой и пустой, как будто никогда и не был полон.

Затем Ви посмотрел на дерево, на котором сидели певчие птицы.

Они исчезли. Все до единой.

В голове его зазвенели тревожные звоночки, и он тут же перешел на бег, направляясь к входу в личные покои его мамэн. Он принялся ломиться в дверь, но не слишком долго - он снова выломал дверь плечом.

В этот раз дверь слетела с петель, рухнув на каменный пол точно мертвое тело.

- Твою ж... мать.

Все исчезло. Спальная платформа. Туалетный столик. Единственный стул. Даже клетка с двойными замками, где держали Пейн, уже не была завешена тканью, белые волны материала, некогда висевшего на направляющих, исчезли.

Закрыв глаза, Ви позволил своим инстинктам пройтись по помещению в поисках улик. Его мать только что была здесь. Он чувствовал это своей кровью, какие-то следы ее энергии все еще оставались в воздухе, словно запах духов, задержавшийся после чьего-то ухода. Но куда она ушла?

Ви подумал о толпе, собравшейся внизу, в тренировочном центре. Амалия, Директрикс, была среди них, стояла рядом с Кормией и Фьюри и остальными Избранными, которые пришли помолиться и стать свидетелями рождения.

Дева Летописеца дождалась, пока останется в полном одиночестве, и ушла.

Она, та, кто знала все, видела все, умышленно выбрала кризисный момент на Земле, когда все, кто имел повод находиться здесь, были заняты другим.

Вишес рванул прочь из ее покоев.

- Мама! Где ты, черт подери?

Он не ожидал ответа...

До его ушей донесся звук, раздававшийся откуда-то снаружи дворика. Следуя за ним, Ви подошел к двери, которая открывалась внутрь Святилища, и выглянул в зеленую местность.

Птицы.

Это певчие птицы пели где-то вдалеке.

Переходя на бег, он последовал за приятными переливами, несясь по подстриженной зеленой траве, минуя пустые мраморные храмы и общежития.

- Мама? - его крик пронесся над пустой местностью. - Мама!

- Привет, мамэн, ты очнулась.

Услышав рядом мужской голос, Лейла осознала, что да, ее глаза открыты, и да, она жива...

- Дети! - закричала она.

Ощутив внезапный всплеск энергии, она попыталась сесть, но нежные руки заставили ее лечь обратно. И когда низ живота скрутило болью, перед ней показалось лицо Куина.

Он улыбался. От уха до уха.

Да, глаза его покраснели, сам он был бледным и немного дрожал, но мужчина безумно улыбался так, что ему должно быть больно.

- Все хорошо, - сказал он. - Наша дочь всех чертовски напугала, но они оба в порядке. Дышат. Шевелятся. Живут.

Нахлынувшая волна эмоций затопила ее, ее грудь буквально взорвалась от смеси облегчения, радости, запоздалого ужаса, который она испытывала перед погружением в наркоз. И как будто точно зная, что она чувствует, Куин начал обнимать ее, сжимать в объятиях - и она попыталась обнять в ответ, но не хватило сил.

- Блэй, - хрипло сказала Лейла. - Где...

- Здесь. Я здесь.

Поверх большого плеча Куина Лейла увидела другого мужчину и пожалела, что не может до него дотянуться - и как будто понимая это, он тоже подошел. Они втроем слились в объятии, которое пошатнуло их, но в то же время сделало сильнее.

- Где они? - спросила Лейла. - Где...

Мужчины отстранились, и то, как Куин посмотрел на Блэя, заставило ее занервничать.

- Что? - требовательно спросила Лейла. - Что не так?

Блэй взял ее за руку.

- Слушай, мы хотим, чтобы ты была готова, понимаешь? Они очень маленькие. Они очень... очень маленькие. Но они сильные. И док Джейн, и Мэнни осмотрели их - и Элена тоже. И мы провели видеоконференцию с Хэйверсом, согласовав все с ним. Они какое-то время будут на водной вентиляции, пока их легкие не разовьются, чтобы они смогли сами дышать и кушать. Но они отлично справляются.

Лейла осознала, что кивает, сглатывая огромный комок страха обратно в живот. Посмотрев на Куина, она вновь едва не прослезилась.

- Я пыталась удержать их... я пыталась...

Он решительно покачал головой, сине-зеленый взгляд был серьезен как никогда.

- Проблема была в твоей плаценте, налла. Ты ничего не могла сделать или не сделать, чтобы помешать этому случиться. То же самое случилось и с Бэт.

Лейла положила руки на живот, который сделался намного меньше.

- Они вырезали мою матку?

Блэй улыбнулся.

- Нет. Они достали малышей и остановили кровотечение. Ты сможешь иметь детей, если Дева Летописеца пошлет их тебе.

Лейла посмотрела на свое тело, ощущая прилив облегчения. И печаль за Королеву.

- Мне повезло.

- Да, повезло, - произнес Куин.

- Нам всем повезло, - поправилась она, глядя на их обоих. - Когда я смогу их увидеть?

Куин отступил в сторону.

- Они прямо там.

Лейла с усилием села, опираясь на руки отцов. А затем задохнулась.

- О...

Не успев осознать ничего, она уже слезала с матраса, хоть и было больно, хоть и она была подключена к ста пятидесяти тоннам медицинского оборудования.

- Дерьмо, - выругался Куин. - Ты точно хочешь...

- Ладно, двигаемся, - перебил Блэй. - Встали и двигаемся.

С одним-единственным, не знакомым ей прежде стремлением Лейла не обращала внимания ни на что, лишь бы добраться до своих детей - ни на мужчин, возившихся, чтобы подкатить мониторы, ни на то, как ей приходилось опираться на их руки и плечи, ни на то, какая боль раздирала ее живот.

Инкубаторы стояли у стены примерно в метре друг от друга. Ярко-синие лампы светили над крошечными тельцами и ох... боги... трубки, проводки...

Тогда-то у нее и закружилась голова.

- Ну разве не очаровательные солнцезащитные очки, - прокомментировал Блэй.

Внезапно Лейла рассмеялась.

- Они выглядят как мини-Рофы, - но потом она вдруг посерьезнела. - Вы уверены...

- Абсолютно, - заверил Куин. - Возможно несколько вариантов - но черт, они настоящие бойцы. Особенно она.

Лейла склонилась ближе к своей дочке.

- Когда я смогу их подержать?

- Док Джейн хочет, чтобы мы дали им немного времени. Завтра? - предположил Блэй. - Или следующей ночью, может быть?

- Я подожду, - даже если это станет самым тяжелым испытанием в ее жизни. - Я буду ждать столько, сколько потребуется.

Она повернулась к другому инкубатору и посмотрела на сына.

- Дражайшая Дева Летописеца, ну разве он не похож на тебя, а?

- Я знаю, - Куин покачал головой. - Безумие какое-то. То есть...

- Как вы назовете их? - спросил Блэй. - Думаю, вам самое время подумать над именами.

Ох, точно, подумала Лейла. По вампирским традициям рождение детей не сопровождалось никакими планами. Не было никаких праздников перед рождением ребенка, как у людей, никаких списков имен для мальчика и для девочки, никаких стопок подгузников, гор бутылочек, не покупали даже кроватку и ботиночек. Среди вампиров считалось плохой приметой бежать впереди паровоза и предполагать удачные роды.

- Да, - сказала Лейла, вновь сосредотачиваясь на своей дочке. - Нам нужно дать имена.

В это самое мгновение крошечная новорожденная девочка повернула голову и как будто посмотрела на нее сквозь солнцезащитные очки и плексигласовое стекло, сквозь все расстояние между матерью и дитем.

- Она вырастет настоящей красавицей, - пробормотал Блэй. - Невероятной красавицей.

- Лирик, - выпалила Лейла. - Ее нужно назвать Лирик.

Блэй отшатнулся.

- Лирик? Знаешь, так... знаешь, так зовут мою мамэн...

Когда мужчина умолк, Куин заулыбался. Затем наклонился и поцеловал Лейлу в щеку.

- Да. Абсолютно точно. Ее нужно назвать Лирик.

Блэй пару раз моргнул.

- Для моей мамэн это будет... огромной честью. Как и для меня.

Лейла сжала ладонь мужчины.

- Твои родители будут единственными грандмамэн и дедом для этих детей. И будет правильно дать им одно из их имен. А что касается нашего сына - возможно, стоит подать прошение Королю об имени Брата? Это будет уместно, поскольку его отец - храбрый и благородный член Братства Черного Кинжала.

- О, я не знаю насчет этого, - уклонился Куин.

- Да, - кивнул Блэй. - Это отличная идея.

Куин принялся качать головой.

- Но я не знаю, вдруг...

- Значит, решено, - объявила Лейла.

Когда Блэй кивнул, Куин обреченно поднял руки.

- Ладно, сдаюсь.

Лейла подмигнула Блэю.

- А он умница, да?

Снаружи возле родовой палаты Джейн просматривала принесенную Эленой карту, пролистывая тщательно записанный прогресс раба крови.

- Хорошо, хорошо... его показатели улучшаются. Давай продолжим вводить эти жидкости. Мне бы хотелось еще немного подержать его под капельницей, а потом попробуем привести Избранную, чтобы покормить его.

- Я уже попросила Фьюри, - шеллан Рива содрогнулась. - Честно говоря, я не знаю, что будет дальше. Этот мужчина в очень плохом состоянии. Тут.

Когда Элена показала на свою голову, Джейн кивнула.

- Я говорила об этом с Мэри. Она сказала, что готова побеседовать с ним, как только он будет клинически стабилен.

- Она замечательная.

- Вот уж точно.

Джейн вернула ей карту и взяла другую, с данными Лейлы. Да, она могла легко перевести все это в формат электронных медкарт, но ее учили в те времена, когда все еще не было компьютеризировано, и она всегда предпочитала старую добрую бумагу.

Джейн невольно улыбнулась, подумав о неодобрении Вишеса. Он умирал от желания поставить ей хоть какую-то достойную компьютерную систему, но уважал ее право первенства, даже если его это злило. И они действительно вводили общие сведения в базу данных - за этим занятием Джейн любила проводить воскресные дни, когда вокруг царила тишина.

Это было своего рода медитацией.

- Так как поживают наши детки? - пробормотала Джейн, просматривая заметки, которые Элена сделала на последнем ежечасном осмотре. - О, девочка, ну ты даешь. Ты посмотри на статистику кислорода. Как раз так, как мы и хотели.

- Есть в этой девочке что-то особенное. Точно тебе говорю.

- Абсолютно согласна, - Джейн перелистнула страницу. - А у тебя, мамочка, как дела - о, отлично. Очень сильные показатели. Моча идеальна. Состав крови прекрасный. Но мне хотелось бы, чтобы она как можно скорее взяла вену.

- Я знаю, Братья рвутся помочь. Мне пришлось буквально выпинывать их. Клянусь, мне казалось, они останутся там до тех пор, пока эти дети в школу не пойдут.

Джейн рассмеялась и закрыла папку.

- Я пойду быстренько проверю всех, а ты начинай физиотерапию с Лукасом.

- Поняла.

- Ты лучше всех...

- Эй, напарник.

Джейн обернулась. Мэнни шагал по коридору в чистом халате, волосы его были влажными, а глаза смотрели настороженно.

- Ты же говорила, что пойдешь отдохнуть на ближайшие шесть часов?

- Не могла оставаться в стороне. Может, мы что-то пропустили. Ты внутрь идешь?

- Хочешь присоединиться?

- Конечно.

Покачав головой, Джейн взялась за ручку на двери палаты Лейлы и толкнула. Медики все как один. Просто не могут оставить пациента в покое.

Она остановилась как вкопанная.

На другой стороне комнаты молодая мамочка стояла возле инкубаторов, с одной стороны рядом с ней был Блэй, с другой - Куин, все они смотрели на малышей и тихо переговаривались.

Любовь в воздухе была буквально осязаема.

И на мгновение любовь стала всем необходимым лечением.

- Что-то не так? - спросил Мэнни, когда Джейн попятилась и закрыла дверь обратно.

Джейн улыбнулась.

- Там сейчас семейное время. Давай дадим им минутку, ладно?

Мэнни улыбнулся в ответ.

- Дай пять, док. Ты там показала высший класс.

Хлопнув по его ладони, Джейн кивнула.

- А ты спас ее матку.

- Разве тебе не нравится хорошая работа в команде?

- Обожаю, в любое время суток, - сказала она, пока они неторопливо брели по коридору, в кои-то веки наслаждаясь свободной минуткой. - Эй, хочешь перекусить? Я не помню, когда в последний раз что-то ела.

- Думаю, я съел сникерс в прошлую среду, - пробормотал ее приятель. - Или это было в понедельник.

Джейн засмеялась и пихнула его бедром.

← Предыдущая страница | Следующая страница →