Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 5 страница

- Я бы нашла тебя, знаешь, - она глубоко вздохнула. - Если бы ты не вернулся, я бы... Я не знаю как, но я бы нашла тебя.

Выдох, который он испустил, длился целую вечность.

- Боже, мне нужно было это услышать.

- А ты думал иначе?

- Нет. Ну, не считая того, что все возможно. Ты наверняка думала так же, иначе не пыталась бы так упорно меня спасти.

Несколько мгновений стояла тишина.

- Да, - прошептала Мэри. - Я действительно хотела тебя спасти.

- И я рад, что это сработало, - правда, он был рад. Честно. - Я...ээ...

- Ты же знаешь, что я очень сильно тебя люблю, Рейдж.

- Почему это звучит как покаяние? - он выдавил смешок. - Просто шучу.

- Я правда ненавижу смерть.

Так, что-то случилось. И дело не только в нем. Мэри казалась такой... поверженной, что не походило на женщину, которая только что вытащила своего непутевого хеллрена с порога смерти.

Буквально.

Рейдж неуклюже поискал ее руки, и когда он взял их в свои ладони, они дрожали.

- Что еще случилось сегодня? И не говори, что ничего. Я чувствую твои эмоции.

Хоть он и не мог ощутить их запах. В его носу и пищеварительном тракте было слишком много лессеров. Хотите поговорить о чертовой ГЭРБ?[19]

- Это не так важно, как ты, - Мэри наклонилась и поцеловала его в губы. - Нет ничего важнее тебя.

«Где ты? - гадал он про себя. - Моя Мэри... куда ты ушла?»

- Боже, я устал, - произнес он в тишине, воцарившейся между ними.

- Хочешь, чтобы я ушла и дала тебе поспать?

- Нет, - Рейдж сжал ее ладони, чувствуя себя так, точно пытается привязать ее к себе. - Ни за что.

В тишине больничной палаты Мэри поймала себя на том, что изучает лицо Рейджа, будто пытается вновь запомнить черты, и без того отпечатавшиеся в ее мозгу. Но с другой стороны она не пускала слюнки на эту неземную красоту. Она пыталась отыскать немного храбрости в себе. Или в чем-то еще.

Учитывая ее профессию, в подобный момент от нее можно было ожидать лучшего поведения.

«Скажи ему, - подумала она. - Расскажи ему о Битти и ее матери, и о том, как ты облажалась в своей работе и чувствуешь себя ничтожеством».

Проблема в том, что все эта болтовня с признаниями казалась такой эгоистичной, учитывая, что он умер всего лишь час назад. Это все равно что прибежать к человеку, пережившему аварию, и рассказывать о том, что у тебя тоже была тяжелая ночь, потому что тебе выписали штраф за превышение скорости и у тебя спустило колесо.

- Я бы совершенно точно пришла и нашла тебя, - повторив уже произнесенные слова, Мэри знала, что он попал в яблочко - потому что она действительно чувствовала себя так, будто должна покаяться. - Правда. Нашла бы.

Замечательно, теперь ее саму тошнит.

Но Боже, как она могла сказать ему, что так сильно старалась его спасти не из-за их отношений, и даже не из-за его Братьев и того, какой трагедией стала бы его смерть для всего особняка, а из-за кого-то другого? Даже если этот кто-то и его проблемы были действительно благородным поводом? Даже если эта третья сторона была только что осиротевшим ребенком?

Потому что это выглядело бы предательством по отношению к ним и их отношениям. Когда ты находишь настоящую любовь, когда тебе даровано это счастье, ты не решаешь вопросы жизни и смерти, опираясь на чужие проблемы и ситуации. Если только это не твой ребенок, конечно - и видят небеса, у них с Рейджем никогда не будет никаких детей.

Оу. Ладно, это больно.

- Что больно? - спросил Рейдж.

- Прости. Ничего. Прости меня... просто долгая ночь.

- Я знаю это чувство, - Рейдж отпустил ее ладони и широко развел свои огромные руки, мышцы проступили под его кожей, отбрасывая резкие тени. - Ложись. Дай мне почувствовать себя мужчиной, а не куском мяса. Я хочу подержать тебя.

- Тебе не придется просить дважды.

Растянувшись рядом с ним на постели, Мэри положила голову ему на грудь, прямо на грудную клетку, и глубоко вздохнула. Запах темных специй и его связующего аромата витал в воздухе, и она закрыла глаза, стараясь избавиться от всех обвинений, скачущих и пляшущих у нее в голове точно цирковые клоуны, которых она никогда не считала смешными.

К счастью, прикосновение к коже Рейджа, жар его тела, его живое присутствие было подобно Валиуму[20] без побочных эффектов. Напряжение медленно оставило ее, и эти ублюдки с резиновыми носами, кошмарными париками и дурацкими шлепающими башмаками растворились на заднем плане.

Они несомненно вернутся. Но сейчас она могла не беспокоиться об этом.

- Оно снова бьется так сильно, - пробормотала Мэри. - Мне нравится биение твоего сердца.

А еще ей нравилось, как ровно вздымается и опадает его мощная грудь.

И знаете что... эта гладкая, лишенная волос кожа поверх мощных жестких мышц тоже неплоха.

- Ты такой большой, - сказала она, протягивая руку и даже не имея возможность полностью обхватить его тело.

Смешок, завибрировавший в его груди, был немного натянутым. Но он продолжил:

- Да? Расскажи мне, какой я большой.

- Ты очень, очень большой.

- Только моя грудь? Или ты думаешь о... других местах?

Мэри хорошо знала эту манеру лениво растягивать слова... прекрасно понимала, что на уме у ее мужчины и была уверена, что если опустится ниже по его укрытому одеялом телу, то обнаружит, что каждый сантиметр его тела находится в рабочем состоянии, хоть и побывал на грани жизни и смерти.

А точнее, определенные тридцать сантиметров. Плюс-минус.

Глаза Мэри метнулись к двери, и она пожелала, чтобы та была заперта. Вокруг было столько медиков... ладно, всего трое. Но когда ты заинтересован в уединении, даже трое - слишком много.

Рейдж шевельнул бедрами, и это характерное утолщение потерлось под покрывалом, от чего он прикусил нижнюю губу. Мэри почувствовала, как все ее тело отзывается вспышкой жара. Боже, она ненавидела то странное расстояние, разделявшее их в последние дни, едва уловимую потерю связи, которую она ощущала уже некоторое время. Хоть их любовь и не угасла, они словно отрывались друг от друга... хотя продолжали говорить слова любви, когда это было нужно, спали в одной кровати и не могли представить себя где-то еще с кем-то другим.

Хотя если так подумать, когда в последний раз они просто проводили время вместе, только вдвоем? Рейдж был так занят войной, а также из-за нападений на Рофа и трон. Как только Битти и ее мать попали в «Безопасное место», Мэри с головой ушла в работу, которая не отпускала ее даже тогда, когда заканчивалась ее смена. Черт, беспокойство о Битти и Аннали преследовало ее даже во сне.

По правде говоря, эта маленькая девочка снилась ей почти каждый день.

«Слишком долго», - подумала Мэри. Слишком много времени прошло с тех пор, как они с Рейджем по-настоящему уделяли время друг другу.

Так что да, пусть это и было лишь временным пластырем для раны, пусть они и находились в публичном месте, и да, пусть Рейдж и был мертв не так давно... Мэри скользнула рукой под простыни, медленно гладя рельефный живот своего мужчины.

Рейдж зашипел и застонал, вновь двигая бедрами. Его руки вытянулись вдоль тела, хватаясь за края кровати.

- Мэри... я хочу тебя...

- С удовольствием.

Его эрекция была толстой и длинной, и когда Мэри обхватила ее, бархатное ощущение его кожи, гортанные звуки, которые он издавал, и то, как усилился его связующий аромат стали как раз той близостью, в которой они нуждались. Это только для них двоих, и ничего другого здесь не требовалось - ни ее работы, ни его работы, ни ее волнений, ни его стресса. В этом отношении секс был лучшим пылесосом в мире, собирающим всю пыль и мусор Нормальной Жизни, притуплявшей их связь, чтобы их любовь оставалась чистенькой и сияющей как никогда.

- Возьми меня, - потребовал Рейдж. - Раздевайся и забирайся на меня.

Мэри глянула на все это медицинское оборудования, стоявшее у его кровати, и захотела выругаться. Кстати, о скачках на мониторе.

- Что насчет приборов? Кажется, они начинают нешуточно волноваться.

- Нуууууууууууу, это потому что я начинаю не на шутку волноваться.

- Если они слишком...

И в ту же секунду резко запищал прибор, отслеживающий сердечный ритм. Как только Мэри выдернула руку из-под одеяла, в палату влетела Элена.

- Все хорошо, - сказал Рейдж медсестре, хихикнув. - Поверь мне, все хорошо.

- Я просто проверю... - и тут Элена остановилась. И улыбнулась. - О.

- Ага, о, - Рейджу хватало наглости лежать с видом льва, которого вот-вот покормят. Он даже подмигнул в сторону Мэри. - Так как ты думаешь, нельзя ли меня ненадолго отключить?

Элена хихикнула и покачала головой, переподключая аппарат.

- Ни за что. Пока у тебя за плечами не будет стабильного периода.

Рейдж наклонился к Мэри и прошептал:

- Я хочу твои руки ниже моего пояса[21]. Вот что мне нужно.

Медсестра направилась к двери.

- Если понадоблюсь, я в операционной. Мы будем оперировать.

Рейдж нахмурился.

- Кого?

- Есть пара ранений. Ничего серьезного, не волнуйся. А вы двое, ведите себя хорошо, поняли?

- Спасибо, Элена, - Мэри помахала женщине. - Ты лучшая.

Как только дверь закрылась, Рейдж понизил голос.

- Отключи меня.

- Что?

- Или ты, или я сам - но ты нужна мне, сейчас же.

Мэри не двинулась с места, и Рейдж вслепую потянулся к машинам, шарахнув по компьютеру на стойке, который, казалось, стоил больше целого дома.

- Рейдж! - Мэри рассмеялась, ловя его руки и оттаскивая от машины. - Брось...

В следующее мгновение он поднял ее и усадил на свои бедра, устраивая как раз на эрекции. И да, как только ее вес отозвался в его теле, бип-бип-бип приборов вновь участилось.

- Можешь потом подключить меня обратно, когда все кончится, - проинформировал он ее. - И хоть это будет огромной жертвой, если ты удостоишь меня лишь ручных ласк, я соглашусь подождать остального. Но я сегодня уже побывал на пороге смерти, не заставляй своего хеллрена умирать от желания.

Мэри невольно улыбнулась.

- Ты меня убиваешь.

- А ты не могла бы со мной переспать? Пожалуйста?

Мэри покачала головой, хоть он и не мог ее видеть.

- Ты просто не принимаешь «нет» за ответ, да ведь?

- Когда дело касается тебя? - Рейдж посерьезнел, его голубые как Багамы[22] глаза слепо смотрели на нее, прекрасное лицо помрачнело. - Ты моя сила и слабость, моя Мэри. Так что ты скажешь? Хочешь сделать мою ночь? И позволь напомнить... ранее я уже умер у тебя на руках.

Мэри расхохоталась и, рухнув на него, уткнулась лицом ему в шею.

- Я так сильно тебя люблю.

- Оооо, вот это мне нравится слышать, - большие ладони погладили ее спину. - Так как это будет, моя Мэри?

Наблюдать из теней не было нормальной линией поведения для Кора, ничьего сына.

Будучи изуродованным борцом без правил и, по сути, лидером банды социопатов-изгоев, он привык действовать. Желательно своей косой. Или ножом. Пистолетом. Кулаками. Клыками.

Может, он и не произошел от Бладлеттера, как когда-то предполагал, но этот самый безжалостный из воинов действительно воспитал его... и его жестокие уроки, преподанные в военном лагере рукой в шипастой перчатке, запомнились надолго.

Нападай прежде, чем нападут на тебя - первое и самое важное правило. И оно оставалось его основным действующим принципом.

Однако бывали времена, когда требовались нейтральные действия, и как бы внутренние инстинкты ни кричали о противоположном, когда он таился за остовом сгоревшей машины в наихудшем из криминальных кварталов Колдвелла, Кор сдержал себя. Впереди, стоя возле луж грязного света от уличных фонарей тридцатилетней давности, стояло трое лессеров, которые обменивались товарами - пара рюкзаков была отдана за одну-единственную сумку.

Судя по увиденному ранее на улицах, Кор был уверен, что та одна сумка была набита наличкой, а в двух других были товары черного рынка в виде порошка или инъекций.

Вдохнув, он отсортировал запахи, отделяя один от другого. Троица еще не успела побелеть, темные волосы и брови указывали на недавнее вступление в Общество Лессенинг - и действительно, это было распространено в Новом Свете. С тех пор, как он и его Шайка Ублюдков пересекли океан, перебравшись из Старого Света, все враги, которые им встречались, были недавно приняты в ряды лессеров и по большей части занимали невысокие чины.

Весьма прискорбно. Но где недоставало качества, количество было в избытке.

И убийцы нашли себе новое занятие, не так ли? Впрочем, конкретно эта троица недалеко уйдет в наркобизнесе. Как только они закончат свою небольшую передачу, он собирался устроить резню...

Раздались три разных сигнала телефона, все они звучали приглушенно, и Кор услышал их только благодаря острому слуху. Дальше события развивались стремительно. После того, как все ознакомились с тем, что должно было быть сообщением, они поспорили буквально секунду, затем забрались в приземистый автомобиль, сияющая серебристая поверхность которого была оклеена изображениями пиццы и такос.

Будучи неграмотным, Кор не мог прочитать надписи.

Будучи бойцом, он, черт подери, не собирался позволить своим целям уйти.

Когда машина проехала мимо него, Кор закрыл глаза и дематериализовался на ее крыше, найдя место, куда пристроить свое тело, благодаря углублению позади чего-то вроде вентиляционной шахты. Он не думал о том, чтобы вызвать подкрепление. Неважно, куда направлялись лессеры или с кем они собирались встречаться. Если перевес сил будет не на его стороне, он может незаметно покинуть это место, не выдавая себя.

Точнее и не скажешь, как оказалось.

То, что водитель двигался в направлении Хадсон-Ривер, было вовсе не удивительно. Учитывая то, какими товарами они торговали, можно было предположить, что какой-то конфликт, вооруженный или нет, требовал подкрепления в район под мостами. Или же это могло быть как-то связано с Братством. Но как ни прискорбно, те тошнотворные бетонные джунгли не были местом их назначения. Машина вскоре миновала съезд и выехала на шоссе, набирая скорость, и Кору пришлось подобраться, защищая свое тело от порывов ветра, и обхватить руками основание шахты, без труда держась за него.

Поездка была не из приятных, но не из-за неровной дороги, скорее из-за пронизывающего холода и скорости. Впрочем, вскоре машина вновь повернула, и скорость ее замедлилась настолько, что Кор сумел поднять голову и узнать пригородный жилой район к северу от центра города. Населенные кварталы продлились недолго. Вскоре их сменили сельскохозяйственные угодья.

Нет, это была парковая зона или типа того.

Нет... что-то другое.

Когда они, наконец, свернули налево, на какой-то земельный участок, Кор не мог понять, где находится. Много пустой, заросшей земли... много заброшенных зданий. Школа? Да, подумал он.

Но это место больше не служило людям.

В воздухе стоял настолько сильный запах лессеров, что его тело отреагировало на вонь выбросом адреналина, пробуждая инстинкты и готовясь к битве...

Первые изувеченные тела убийц показались то тут, то там в густых зарослях, и по мере того, как машина продвигалась вперед, их становилось все больше.

Закрыв глаза, Кор успокоился и дематериализовался на плоскую крышу пятиэтажного здания перед тем местом, где в итоге остановился грузовик. Осторожно переступая через опавшие ветки и кучи гниющих листьев, плавающих в лужах холодной воды, он подошел к краю крыши. Об истинных масштабах массового нападения на Общество Лессенинг свидетельствовали акры кровавой резни в самом центре кампуса: обширный луг с притоптанной травой и деревьями был покрыт частями тел, полуживыми, полумертвыми лессерами и залит черной маслянистой кровью Омеги.

Точно изображение самого Дхунда.

- Братство, - сказал он ветру.

Это было единственное объяснение. И обдумывая, какой должна была быть их стратегия, Кор завидовал, что дар этой битвы достался им. Как он хотел бы этого сражения для себя и своих солдат...

Кор резко развернулся.

Что-то двигалось на крыше позади него. Говорило. Ругалось.

В темноте, абсолютно бесшумно, он вытащил стальной кинжал из нагрудных ножен и низко присел. Подбираясь ближе сквозь холодные порывы ветра, он шел на звуки, раздававшиеся с поветренной стороны, и принюхался. Человек.

- ... пленку! Нет! Говорю тебе, это дерьмо какое-то!

Кор подобрался сзади к этой слабой бесхвостой крысе, оставаясь незамеченным, пока человек говорил по сотовому.

- Я на крыше... я заснял эту хрень на видео! Нет, Чуч, Ти Джей и Соз удрали, но я поднялся сюда... это был дракон... что? Нет, Джо, ЛСД меня отпустило еще утром... нет! Если это воспоминания, то почему я только что залил их на YouTube?

Кор занес нож над плечом.

- Нет! Я серьезно, я...

Человек заткнулся, когда Кор ударил его по затылку рукояткой оружия. Когда тело обмякло и повалилось набок, Кор поднял телефон и поднес его к уху.

Женский голос говорил:

- Дуги? Дуги! Что случилось?

Кор сбросил вызов, засунул телефон в карман куртки и перегнулся через край крыши. Трое лессеров, с которыми он приехал, недалеко ушли от своего фургона. Они, казалось, были огорошены тем, что их окружало, и были не в состоянии реагировать, учитывая масштабы потерь.

Лучше ему сразу заняться ими, пока они не убрались отсюда.

Перешагнув через упавшего мужчину, Кор спрыгнул с крыши, дематериализуясь в полете и обретая форму на земле прежде, чем он успел упасть и разбиться.

Лессеры заметили его. Этого-то он и хотел.

Так их убийство станет чуточку сложнее.

Когда все трое рванули в грузовик, Кор метнулся к тому, который держался позади, заколов его в грудь и отсылая обратно к Омеге с яркой вспышкой и хлопком. Затем он метнулся вперед и схватил второго за плечи, лишая равновесия и вспарывая горло, и отбросил тело в сторону. Третьего он схватил за волосы как раз тогда, когда он попытался запереться в грузовике на водительском сиденье.

- Нет, приятель, - прорычал Кор, сбивая его с ног. - Один за всех и все за одного.

Лессер приземлился на спину, и прежде чем он успел ответить, Кор опустил тяжелый ботинок на его лицо, ломая кости, сминая черты лица, превращая глаза в бесформенные лужицы жидкости.

Кор оглянулся через плечо. Не похоже, чтобы Братство оставило такой беспорядок, который могли обнаружить люди. Хоть кампус и был заброшен, вскоре юные Homo sapiens могли случайно набрести на неприбранное место. Как тот, что на крыше.

Должно быть, что-то случилось во время битвы. Критическое ранение, возможно, которое помешало убрать за собой, по крайней мере, временно...

Кор этого не ожидал. Не слышал ничего.

В один момент он полностью осознавал свое окружение.

А в следующий момент кто-то или что-то проделало с ним то же самое, что он сотворил с человеком на крыше.

Ему даже не хватило времени для последней мысли, настолько сокрушительным был удар по голове.

Вишес медленно опустил руку, глядя на массивного мужчину, рухнувшего к его говнодавам.

Затем он немедленно вскинул пистолет, держа его обеими руками и поворачиваясь вокруг своей оси.

- Где вы, мальчики? - беззвучно произнес он. - А, мудаки? Где вы?

Кор, глава Шайки Ублюдков, ни за что не пришел бы сюда один. Ни за что нахрен.

Ви просто не уготовано такого везения.

Вот только никто на него не бросился. Никакой ответной атаки. Никто не выбежал из здания или из-за дерева с пушкой и криками. Повсюду были лишь части лессеров, валявшиеся на земле, холодный ветер, бьющий по лицу, и сплошная тишина.

Свист слева сообщил ему расположение Бутча. Другой свист слева. Третий спереди.

Ви посвистел в ответ, и братья не спеша направились к нему.

Он смотрел на Тора, и как только воин оказался в пределах досягаемости выстрела, Ви направил пистолет прямо на обтянутую кожей грудь.

- Стой. Сейчас же.

Тор резко остановился. Поднял ладони.

- Какого черта ты творишь?

- Бутч, переверни его, - сквозь зубы проговорил Ви, кивнув на вампира у своих ног.

Как только Тор увидел, кто это, он опустил руки и обнажил удлинившиеся клыки.

- Теперь ты понимаешь, - пробормотал Ви. - Я знаю, что ты имеешь право убить его, но ты не можешь этого сделать. Мы понимаем друг друга? Ты не прикончишь его здесь, понял?

Тормент зарычал.

- Это не тебе решать, Ви. Пошел ты, этот мудак мой...

- Я выстрелю в тебя, мать твою. Ясно? Остановись сейчас же.

Очевидно, Брат не осознавал, что шагает вперед. Но Бутч и остальные сразу это заметили. Коп осторожно приблизился к Тору.

- Убийство будет твоим, - сказал Бутч. - Но сначала нам нужно забрать его с собой. Мы поговорим с ублюдком, получим информацию, а потом он твой, Тор. Никто не нанесет решающего удара, кроме тебя.

Фьюри кивнул.

- Ви прав. Если ты убьешь его сейчас, мы не сможем его допросить. Мысли логически, Тор.

Вишес осмотрелся по сторонам. Они вчетвером вернулись в кампус, чтобы отправить как можно больше лессеров к Омеге и прибрать за собой, насколько это вообще возможно... но эта маленькая находка изменила их планы.

- Бутч, ты отвезешь его обратно в Хаммере. Сейчас же, - Ви кивнул Тору. - И нет, ты не поедешь с ним в качестве прикрытия.

- Ты меня не так понял, - мрачно произнес Тор.

- Вот как? Ты осознаешь, что держишь в руке кинжал? Нет? - когда брат с удивлением посмотрел вниз, Ви покачал головой. - Не думай, что из нас двоих переклинило меня. Ты остаешься с нами, Тор. Коп справится.

- Я позову Куина и Блэя, - сказал Бутч, доставая телефон. - Я хочу, чтобы они составили мне компанию.

- Вот почему я тебя люблю, - пробормотал Ви, не спуская глаз с Тора.

Брат все еще не убрал кинжал. И это нормально. Как только Кора увезут отсюда, Ви позаботится о том, чтобы Тор нашел хорошее применение этому смертоносному импульсу.

Мгновение спустя рядом с ними материализовались Блэй и Куин, и оба они выругались, увидев уродливое, покрытое шрамами лицо, которое таращилось невидящим взглядом с бесчувственного тела.

Бутч быстро надел на Кора наручники, затем они с Куином взяли ублюдка за руки и за ноги, таща его точно мешок с картошкой к пуленепробиваемому черному Хаммеру, припаркованному за одним из учебных корпусов. Угрожающего вида машина на самом деле была вторым внедорожником Куина - первый угнали, когда он бросил его перед аптекой прошлой зимой.

Ви не двинулся с места, пока не убедился, что проклятая тачка направляется отсюда на скорости педаль-в-пол.

- Не то чтобы я тебе не доверял, - сказал он Тору. - Я просто не...

Вишес заткнулся. И снова замер.

- Что такое? - спросил Фьюри.

У Ви не было ни малейшей идеи. И это не к добру. Он был уверен в одном - местность вокруг резко изменилась, слабо, но несомненно. От тел убитых расходилась волна, точно над кампусом нависла тень.

- Дерьмо, - прошипел Ви. - Сюда идет Омега!

У каждого свое понятие красоты, и иногда оно воспринималось на слух.

Водя руками вверх-вниз по бедрам Мэри, Рейдж может и был слеп, но в точности осознавал, насколько прекрасна его шеллан, сидящая на его бедрах и опирающаяся ладонями ему на грудь.

- Так как это будет? - подстегнул он, двигая бедрами.

Его эрекция терлась об ее естество, даже сквозь покрывало и ее брюки, и ее ответ получился хриплым.

- Как я вообще могу тебе отказать? - прошептала она.

Боже, эти слова... и более того, ее голос. Это напомнило Рейджу о ночи их первой встречи. Дело было в тренировочном центре, сразу после появления зверя. Тогда он тоже был слеп и брел по коридору, ища разминки, чтобы отвлечься от скучного процесса восстановления. Она пришла в их заведение с Джоном Мэттью и Беллой в качестве переводчика для немого мальчика, который общался через язык жестов.

Как только она заговорила с ним, ее голос посадил его на цепь, точно каждый произнесенный слог содержал в себе стальные звенья. В тот момент он уже знал, что будет ею обладать.

Конечно же, тогда он не планировал, что она станет любовью всей его жизни. Но у связующего инстинкта были другие планы, и слава Богу за это.

Слава Богу еще и за то, что она захотела его.

- Иди сюда, моя Мэри...

Она сдвинулась набок.

- Но я подключу тебя обратно сразу же, как только ты закончишь.

Рейдж улыбнулся так широко, что зубам стало холодно.

- Меня устраивает... погоди, что? Куда ты собралась?

Несмотря на его возражения, Мэри не остановилась и слезла с него, чтобы полностью отсоединить от приборов, а не просто выключить аппараты.

- Нам нужно соблюдать осторожность, - пиканье прекратилось. - И я серьезно собираюсь подключить эти штуки заново.

Перевернувшись набок, Рейдж вслепую потянулся к ней, схватил за талию и потащил обратно к себе.

- Иди сюда...

Все мысли пропали, когда он ощутил ее руку поверх простыней... прямо на его члене.

Звук, забурливший в его груди, был частично стоном, частично мммммм. Ее прикосновение, даже приглушенное одеялом, ускорило его сердцебиение, заставило кровь закипеть, разогрело кожу сладким покалыванием.

И оставило в крошечном дюйме от оргазма.

Больничный матрас прогнулся, когда она растянулась рядом с ним, и ее ладонь отправилась в путешествие под простыней, ох, так низко. Раздвинув ноги и обеспечивая ей полный доступ, Рейдж запрокинул голову и выгнул позвоночник навстречу раю, когда она сжала его эрекцию. Выкрикнув ее имя, он почувствовал, как зверь тоже рванулся, находясь на гребне наслаждения вместе с ним, но оставаясь на привязи.

Как будто его научили хорошим манерам.

- Моя Мэри... он хватал ртом воздух. - О да...

Она начала поглаживать его, медленно и приятно, и это так странно воздействовало на него. Секс делал его таким сильным, таким мужественным, охренительно опьяняя, и Рейдж гадал, как его плоть выдерживала этот невероятный рев эротической горячки... и все же Мэри полностью владела им и его реакцией, целиком контролируя его, доминируя над ним таким образом, что он делался абсолютно бессильным перед нею.

И черт подери, это было сексуально.

- Ты так прекрасен, - хрипло произнесла она. - Ох, посмотри на себя, Рейдж...

Ему нравилось, что она наблюдала за ним, смотрела, что она с ним делала, наслаждалась своей хваткой - буквально. И как будто он не мог сам ее коснуться, как будто он должен был быть хорошим мальчиком и держать руки при себе, и она могла лишь наслаждаться тем, что ставит его на колени, и только у нее одной есть эта власть.

В конце концов, несмотря на расстояние, разделявшее их в последнее время, для Рейджа ничего не изменилось. Мэри оставалась единственной женщиной, которую он хотел, видел, чей запах ощущал, и с кем ему не терпелось остаться наедине.

И это было им на руку. Эта обжигающая сексуальная связь сейчас имела значение как никогда прежде.

Особенно когда Мэри нашла ритм, возбуждавший его достоинство, и сжала головку. Быстрее. Еще быстрее. Пока он не начал задыхаться, и сладкая боль предвкушения волнами прошлась по его телу, а голова закружилась.

Больше не устал. Неа.

- Мэри, - он растянулся на постели, выгибаясь всем телом, стискивая одной рукой матрас, а другой - основание кровати. - Мэри, подожди...

- Что такое?

Она остановилась, и Рейдж покачал головой.

- Нет, продолжай... я просто хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня.

- Что именно? - спросила Мэри, снова проводя ладонью по его члену вверх... и вниз... затем вверх...

Какого черта он... а, точно.

- Иди сюда, ближе, - и когда она наклонилась, Рейдж прошептал ей кое-что на ухо.

Ее смех заставил его улыбнуться.

- Серьезно? - переспросила она. - Этого ты хочешь?

- Да, - он вновь выгнулся и задвигал бедрами, потираясь эрекцией об ее ладонь. - Пожалуйста? И я буду умолять, если хочешь... мне нравится умолять тебя о чем-то.

Мэри выпрямилась на больничной кровати и принялась ласкать его по-настоящему. Затем она наклонилась к его уху...

... и с идеальным произношением сказала:

- Антидизэстеблишментарионизм[23].

Бешено прорычав проклятье, Рейдж кончил так сильно, что увидел звезды, его эрекция толкалась в ее ладонь, его сперма очень, очень сильно запачкала покрывала снизу. И все это время он думал лишь о том, как любит эту женщину.

Как очень сильно он ее любит.

Через две двери от спровоцированного словарным запасом оргазма Рейджа, Лейла сидела на своей больничной койке. С одной стороны рядом с ней лежал огромный клубок красной шерсти, а с другой стороны на пол свешивался самый длинный шарф в истории. А между ними - живот, который настолько раздулся от вынашиваемых ею близнецов, что она чувствовала себя так, будто кто-то привязал к ее туловищу свернутый матрас.

Не то чтобы она жаловалась. Оба ребенка были здоровыми, и оставаясь в постели, она давала им лучшие шансы на выживание. И действительно, Куин, их отец, и его возлюбленный Блэй, нещадно баловали Лейлу, как будто сами были готовы остаться здесь вместо нее.

Какие замечательные мужчины.

В очередной раз повернув работу и начиная новый ряд, Лейла улыбнулась, вспоминая, как Блэй предложил ей связать что-нибудь, поскольку это помогло его матери, Лирик, преодолеть свой постельный период, когда она вынашивала его. Это оказалось хорошим советом - было что-то успокаивающее в тихом постукивании спиц, в ощущении мягкой пряжи между пальцами и в заметном прогрессе. Однако в данный момент ей оставалось лишь порезать эту штуку на части или отдать жирафу.

← Предыдущая страница | Следующая страница →