Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 7 страница

И не из-за всей этой хрени со зверем.

- Я знаю, что до заката еще двенадцать часов, - сказала она. - Но мне хотелось бы пойти на работу сегодня вечером. Ненадолго, и только если ты...

- О Боже, да. Ты нужна Битти, - интересно, остался еще Алка Зельцер? - Я в норме.

- Уверен?

Нет. Вовсе нет.

- Черт, конечно... сколько раз я проходил через это восстановление? Я просто поторчу здесь и отосплюсь, - потому что если он не в сознании, он не будет все это чувствовать, верно? - И по правде говоря, тебе не нужно, чтобы я что-то объяснял Битти. Ты сама можешь рассказать все еще лучше.

- Я тоже так думала.

- Нет, - он посмотрел в ту сторону, откуда доносился голос, и торопливо взял ее за руку. - Мэри, ты не можешь сомневаться в себе. Слушай, ты идешь на свою войну, и худшее, что может сделать солдат - это лишиться уверенности перед боем. Не каждое сражение заканчивается победой, но каждое ты должна начинать, зная, что твоя подготовка и инстинкты безупречны. Ты не сделала ничего плохого. Ты не причиняла Битти боль нарочно. И ты точно не в ответе за то, что ее мамэн выбрала тот момент, чтобы отправиться в Забвение. На самом деле, все указывает на то, что женщина умерла, потому что чувствовала, что ее ребенок в хороших руках. Ты должна поверить в это, иначе застрянешь на месте, а это никому не поможет.

- Боже, ты как всегда прав.

Нее. Даже близко не стоял. Но разве станет он припоминать все свои ошибки теперь, когда ей предстоит справляться с реальными проблемами с этой девочкой? Он эгоистичный придурок, но не настолько мудак.

Гребаный ад, Рейдж не мог поверить, что заставил свою шеллан пройти через такое... он не мог жить с мыслью, что прошлой ночью Мэри смотрела, как он умирает... и все без единой гребаной причины.

Все потому, что он не послушался Вишеса.

Вообще-то, подумал он, нет. Все еще хуже. На самом деле он слышал каждое слово, сказанное братом, и все равно полез в битву, полностью осознавая, что ждет его на поле сражения, если парень был прав.

Кажется, это и есть определение суицида, не так ли?

А это значит, что он...

О, дерьмо.

Голова Рейджа буквально разрывалась от осознания, а Мэри продолжала медленно и задумчиво говорить о том, что сделает для маленькой девочки, каких консультантов в штате ей не хватает, и что-то еще про дядю... а Рейдж просто позволил разговору идти в одностороннем порядке.

По правде говоря, он был бесконечно благодарен за то, что Мэри чувствовала себя лучше и ближе к нему. Это дерьмо имело значение. К сожалению, сам он опять очутился вдалеке от нее, мысленно уносясь куда-то прочь, хотя тело его оставалось на месте.

Да какого хрена с ним не так? У него в жизни было все, чего он хотел – и Мэри была в его руках. У него остался шрам от смертоносной раны, но он выжил. Было столько всего, ради чего жить, бороться, любить.

Так с какого перепугу ему делать что-то подобное? Почему он побежал навстречу гарантированному гробу? И почему расстояние между ними вернулось?

Ну, было одно объяснение. Которое связывало все в большой, жирный, психически больной узел.

Рейдж часто задумывался, не сошел ли он с ума. Ну, по существу.

Его эмоции всегда были чрезмерными, прыгали от мании до злобы, и он иногда беспокоился, что в один прекрасный день сорвется за грань во время одного из таких взрывов и никогда не вернет себе трезвый рассудок. Возможно, это наконец-то случилось. И если так, то Мэри после всего случившегося меньше всего нужно было знать, что он выжил из ума.

Потому что, черт подери, почему иначе он чувствует себя так странно в собственной шкуре?

Проклятье, как будто он выиграл в лотерею и узнал, что у него аллергия на деньги или типа того.

- Рейдж?

Он встряхнулся.

- Прости, что?

- Хочешь, чтобы я принесла тебе еды?

- Неа. Я все еще сыт, - он привлек ее обратно к себе. - А вот этого мне не помешает.

Мэри прижалась крепче, протянув руку и постаравшись обнять его за плечи.

- И у тебя это есть.

«Я пытался убить себя прошлой ночью, - сказал он ей мысленно. - И я понятия не имею, почему».

Ага. Все официально.

Он выжил из ума.

- Это здесь.

Джо Эрли отпустила педаль газа своего дерьмовенького Фольксвагена.

- Ага, я знаю, где это, Дуги.

- Прямо здесь...

- Я знаю.

Включать поворотник не было смысла. В семь утра рядом не было других машин, и никому не было дела до того, как она проехала сквозь покосившиеся облезлые железные ворота старой школы, в которую ее мать ходила миллион лет назад.

Ничего себе. Браунсвикская школа для девочек видала лучшие времена.

Ее матери вовсе не понравился бы местный ландшафтный дизайн. Или отсутствие такового.

Но с другой стороны эта женщина могла заработать аневризму из-за одного единственного одуванчика на газоне в пять акров.

Проезжая по изрытой асфальтовой дорожке, Джо объезжала огромные ямы, в которые могли целиком проглотить ее маленький Гольф, и миновала упавшие ветки деревьев - некоторые из них уже догнивали от старости.

- Боже, моя голова раскалывается.

Она посмотрела на своего соседа по комнате. Дуги Кифер был как Шэгги из «Скуби Ду»[26] - только без разговоров о немецком доге. И да, прозвище Косяк он получил не просто так.

- Я же говорила тебе сходить к врачу. Когда ты вырубился здесь прошлой ночью...

- Меня ударили по голове!

- ... ты наверняка заработал сотрясение.

Хотя любому невропатологу с этим пациентом придется тяжко, потому что у него постоянно двоилось в глазах. А онемение и звон в ушах для него были выбором жизни.

Дуги щелкал костяшками пальцев, одной за другой.

- Со мной все будет в порядке.

- Тогда перестать жаловаться. Между прочим, половина проблемы в том, что ты трезвеешь. Это называется похмелье.

Когда они проехали дальше по кампусу, появились здания, и она представила их с чистыми, не разбитыми окнами, свежеокрашенными рамами и дверьми, которые не болтаются на шарнирах. Она легко видела здесь свою мать, с ее костюмом-двойкой из кардигана и джемпера, жемчужными украшениями. Уже тогда она была нацелена на получение степени по маркетингу, хотя это всего лишь начальная школа, а не колледж.

Если не считать нравов 21-го столетия, все для ее матери так и застряло в 1950-х. И чтобы доказать это, женщина подбирала сумочки под туфли.

И люди еще удивлялись, почему Джо съехала?

- Ты не готова для этого, Джо. Говорю тебе.

- Пофиг. Мне надо на работу.

- Это взорвет твой мозг.

- Ага.

Дуги повернулся к ней, и ремень безопасности впился в его грудь.

- Ты видела видео.

- Я не знаю, на что смотрела. Было темно - и прежде, чем ты начнешь спросить, помнишь День Дурака в этом году?

- Ладно, вот только сейчас октябрь, - смешок был настолько в его духе. - И да, в тот раз было круто.

- Не для меня. Нет.

Дуги решил, что будет забавно позаимствовать ее машину на день, а потом послал ей отфошопленную фотографию машины, разбитой о дерево. Как он умудрился сосредоточиться настолько, чтобы сотворить этот оптический обман - загадка, но все выглядело настолько правдоподобно, что она даже позвонила в страховую компанию.

А еще был срыв в ванной комнате на работе, когда она ломала голову, как, черт подери, ей платить налоги.

Такое случается, когда оставляешь богатых родителей позади. Непредвиденные расходы на пятьсот долларов могут заставить тебя голодать.

Нахмурившись, Джо наклонилась к рулю.

- Что за... ох, черт.

Ударив по тормозам, она остановилась перед целым деревом, упавшим поперек дорожки. Быстро глянув на часы, она выругалась. Хоть время истекало, она не собиралась газовать и рисковать необходимостью звонить в ААА[27] и вызывать эвакуатор.

- Если мы собираемся сделать это, придется идти пешком.

- Объезжай его.

- И застрять в грязи? Прошлой ночью шел дождь, - Джо заглушила мотор и выдернула ключ зажигания. - Пошли. Хочешь показать - вылезай и топай ножками. Иначе я разворачиваюсь.

Дуги все еще скулил, когда они пошли пешком, обошли рухнувший клен и направились дальше по дорожке. Утро выдалось на удивление холодным - из числа тех, когда ты радуешься, что по какой-то причуде надел парку, и злишься, что оставил дома шапку и перчатки, потому что «всего лишь октябрь».

- Теперь я знаю, почему я не встаю раньше полудня, - пробормотал Дуги.

Джо посмотрела на голые ветки над их головами. Она ненавидела быть пессимистом, но все равно гадала, не упадет ли эта фигня и не прибьет ли ее.

- Почему я позволила уболтать себя на это?

Он обнял ее за плечи.

- Потому что ты меня лююююбишь.

- Неа, - она толкнула его локтем под ребра. - Дело точно не в этом.

И все же отчасти так и было. Дуги и его компанию торчков Джо встретила через знакомых, и они приютили ее в отчаянные времена. Уговор был о временном заселении на диван, но потом перед ней открылись двери спальни, и вот, год спустя, она все еще жила в общаге версии середины двадцатых годов. С кучей непослушных мужчин-мальчишек. Которыми она, казалось, управляла.

- Мы уже близко, - Дуги прижал ладони к голове, как будто она раскалывалась. - Я имею в виду, части тела повсюду, и запах. Даже хуже, чем в нашем холодильнике. Я хочу сказать, мы говорим о мертвых телах, Джо. Мертвых! Вот только они двигались! А потом еще та...

- Галлюцинация дракона. Ты говорил мне.

- Ты видела пленку!

- Я знаю лучше, - сказала она, качая голову. - Обманешь меня раз, позор тебе. Обманешь меня дважды...[28]

- Джо. Это было настоящим. Это было охренеть каким настоящим... я видел монстра и...

Когда Дуги опять выдал череду невозможностей, Джо сосредоточилась на дороге перед собой.

- Ага, ага, ты уже рассказывал. В отличие от тебя, с моей кратковременной памятью все в порядке.

- Чуч, Ти Джей и Соз тоже его видели.

- Уверен? Потому что когда я утром написала им смс, они сказали, что это был всего лишь плохой глюк. Ничего более.

- Они идиоты.

Когда они добрались до склона, Джо улыбнулась и решила, что слишком увлеклась поправками. Она не вписывалась в строгие социальные нормы, которые так нравились ее родителям, но с другой стороны, зависать с кучкой бесперспективных наркоманов тоже было не по душе.

Хотя они весьма забавные. По большей части.

И к тому же, правда в том, что она не знала, где ее место.

- Увидишь, - заявил Дуги и побежал к вершине склона. - Просто смотри!

Джо присоединилась к нему... и покачала головой на все «ага, ладно, так что там внизу».

- Так на что я должна смотреть? На деревья, здания или на траву?

Дуги опустил руки.

- Нет, нет, все не так. Нет...

- Думаю, ты все-таки выжил из ума, Дуги. Но такое случается, когда за шесть часов ты двенадцать раз закидываешься ЛСД. По крайней мере, в этот раз ты думал, что это правда, в отличие от того случая машина-врезалась-в-дерево.

Да-да, внизу, где раньше был центр кампуса, не было ничего необычного. Ни трупов. Ни частей тела. И запаха тоже не было. Ничего, кроме заброшенных зданий и холодного ветра, ничего странного.

- Нет, не, нет...

Когда Дуги побежал вниз, Джо отпустила его, идя следом и пытаясь представить, как это место выглядело, когда школа работала. Сложно было думать о том, что ее мать ходила на занятия в этих зданиях. Спала в них. Впервые танцевала с ее отцом.

Забавно, прошлое казалось столь же недосягаемым, как и настоящее с теми людьми, которые ее удочерили. Они втроем никогда не ладили, и хоть жить одной временами приходилось туговато, для нее было облегчением избавиться от всех этих изматывающих попыток изобразить связь, которой никогда не существовало.

- Джо! Иди сюда!

Она приложила руку к уху и притворилась, что не слышит его, и тогда Дуги подбежал к ней с экстатическим рвением проповедника. Схватив ее за руку, он потащил ее вниз, хлопая полами огромной армейской куртки.

- Видишь, как все здесь примято? Видишь?

Джо позволила притащить себя к участку луга, который, надо признать, и правда был примят. Но немного утоптанной травы и поломанного кустарника едва ли напоминали сцену из фильма Уэса Крэйвена[29]. И определенно не здесь было снято то видео, которое Дуги заставлял ее пересматривать раз за разом.

Джо не была уверена, как это объяснить. Но одно она знала точно - она не собиралась лишаться чувств в попытке стереть эти воспоминания.

- Ты видела, что я опубликовал! - сказал Дуги. - И кто-то забрал мой телефон, потому что они не хотят, чтобы кто-то это видел!

- Ты, наверное, просто потерял его...

- Я был там, - он указал на самое высокое кирпичное здание. - Прямо там! Оттуда я заснял видео!

- Эй, Дуги, без обид, но мне пора на работу...

- Джо, я серьезно, мать твою, - он нарезал круги. - Ладно, объясни это. Почему здесь все так примято? А?

- Насколько я могу судить, ты и три твоих соседа по комнате бегали здесь по кругу голышом. Хотя давай не будем это представлять даже гипотетически.

Дуги повернулся к ней лицом.

- Тогда как я снял видео? А?

- Я не знаю, Дуги. Если честно, кадр такой зернистый, что я даже не знаю, на что смотрю.

Джо дала ему возможность поскакать вокруг со словами «как насчет этого», «как насчет того», а потом у нее кончилось терпение.

- Слушай, мне правда жаль, но я уезжаю. Можешь поехать со мной или вызвать такси до дома. Выбор за тобой. О, погоди. Нет телефона. Значит, пешком пойдешь?

Когда она развернулась, он сказал неожиданно взрослым голосом.

- Я серьезно, Джо. Это произошло. Мне плевать, что говорят эти трое. Я знаю, когда я под кайфом, а когда нет.

Когда Джо остановилась и оглянулась, его лицо озарилось надеждой.

- Не возражаешь, если я высажу тебя на автобусной остановке в Джефферсоне? Не думаю, что мне хватит времени довезти тебя до дома.

Дуги вскинул руки.

- О, да ладно, Джо... дай я покажу тебе здесь...

- Автобусная остановка, - сказала она. - И напомни мне об этом, когда в следующий раз примешь ЛСД. Хочу быть готовой.

Некоторое время спустя Мэри проснулась после долгого хорошего отдыха... и улыбнулась, глядя на своего определенно спящего мужчину. Рейдж дрых без задних ног - глаза закрыты, одна светлая бровь подергивалась, и он скрежетал зубами, как будто ему снился спор или игра в бильярд. Дыхание было глубоким и ровным, и да, он храпел. Впрочем, не как бензопила. И не как Мустанг без глушителя, пролетающий на красный свет. И даже не как Бутч, напоминавший раненого барсука - а это надо слышать, чтобы поверить.

Нет, звуки, которые издавал ее мужчина, напоминали скорее кофеварку от Krups, заканчивавшую приготовление напитка; что-то булькающее в успокаивающем ритме на заднем фоне - и она могла спать под это, если хотела, или же бодрствовать и прислушиваться, если начинала волноваться. Если так подумать, храп был самым тихим звуком в его репертуаре, учитывая, какие тяжелые у него шаги, какой громкий смех, и сколько он говорил, особенно если доставал Братьев.

И все это в нем она так сильно любила.

Он всегда был таким живым. Очень живым.

Слава Богу.

Потянувшись, она перегнулась через его тело, осторожно, чтобы не разбудить, и посмотрела на настенные часы. Семь вечера. Солнце давно село.

Учитывая, насколько он устал, Рейдж мог проспать еще четыре-пять часов. Наверное, лучше ей уйти сейчас и вернуться, когда он проснется.

- Я собираюсь ненадолго поехать в «Безопасное Место», - тихо сказала Мэри. - Ты оставайся с ним. Передашь, что я скоро вернусь, или пусть он мне позвонит?

Она обращалась к зверю, конечно же - и использовала этого массивного, ломающего кости дракона в качестве секретаря. Но это работало. Если ей приходилось уйти, когда Рейдж спал, она всегда говорила зверю, куда уходит и когда вернется. Тогда Рейдж не просыпался в холодном поту с мыслью, что ее похитили. Убили. Или что она поскользнулась и упала в ванной, вырубившись и истекая кровью на мраморном полу.

Ага, связанные мужчины склонны к поспешным выводам, которые немнооооооожко за гранью разумного.

Мэри осторожно высвободилась из объятий Рейджа... и остановилась на полпути. Она посмотрела на его чистую, абсолютно нетронутую грудь и погладила кончиками пальцев место, где была пулевая рана.

- Я не поблагодарила тебя, - прошептала она. - Ты спас его. Я перед тобой в долгу... в очень большом долгу.

Внезапно веки Рейджа поднялись - но это не он проснулся. Его глаза полностью превратились в белые глазные яблоки, что говорило о том, что на нее смотрело сознание зверя.

Мэри улыбнулась и погладила лицо своего мужчины, зная, что дракон почувствует прикосновение.

- Спасибо тебе. Хороший мальчик.

Горло Рейджа выдало тихую версию ласкового рычания, которым зверь обычно приветствовал ее.

- Ложись спать, ладно? Тебе тоже нужно отдохнуть. Прошлой ночью ты хорошо поработал.

Снова пыхтение... и веки начали закрываться. Зверь боролся со сном, как щенок, но в итоге проиграл битву, и тихий храп вернулся. Они оба воссоединились в стране снов.

Наклонившись, Мэри поцеловала своего мужчину в лоб и пригладила его волосы. Затем она прошлепала в ванную и закрыла дверь. Повернувшись к раковине, она улыбнулась. Кто-то - да ладно, кого она обманывает, это наверняка Фритц - оставил для них полную смену одежды. А также зубные щетки, бритва, крем для бритья, шампунь и кондиционер.

- Фритц, твое настоящее имя - внимательность.

И ох, что это был за душ. Время от времени Мэри беспокоилась, не разбудят ли Рейджа запахи или звуки. Но когда она вытерлась и открыла дверь, то обнаружила, что он оставался в отключке, только повернулся лицом к ванной.

Возможно, потому что она предупредила зверя.

Высушивая волосы, Мэри гадала, где теперь ее Вольво. Она уехала с поля битвы в медицинском фургоне, но кто-то же должен был отогнать машину обратно?

Ну, она всегда может добраться до «Безопасного Места» на чем-нибудь еще.

Пятнадцать минут спустя Мэри бесшумно подошла к выходу. Бросив на Рейджа долгий взгляд, она открыла дверь и...

- О! Боже! - прошипела она, отшатнувшись.

Меньше всего она ожидала увидеть Братство в полном составе, стоящее у палаты ее хеллрена.

Но опять-таки, она должна была догадаться. Все были здесь, начиная с Ви и Бутча и заканчивая Фьюри и Зедом... Блэй и Куин... Тор и Джон Мэттью... даже Роф и Ривендж. Это все равно что стоять перед футбольной командой... составленной из профессиональных рестлеров... в полноконтактном режиме игры.

Ладно, это далеко не полностью описывало количество мужчин в коридоре.

- Привет, ребята, - тихо сказала Мэри, потянув за ручку и закрывая дверь. - Он сейчас спит, но думаю, не будет возражать, если его разбудят.

- Мы пришли не к нему, - низким голосом произнес Роф.

Вскинув брови, Мэри посмотрела на их Короля.

- О.

Боже, она сделала что-то не так? По Рофу это сложно было понять, потому что с его вдовьим пиком и большими солнцезащитными очками он всегда выглядел сердитым.

Его спокойным лицом было я-убью-кого-то-и-сожгу-их-дома лицо.

Тяжело сглотнув, Мэри пробормотала:

- Я, ээ...

- Спасибо тебе, Мэри, - сказал Король, шагнув вперед вместе со своим поводырем, Джорджем. - Спасибо тебе за спасение жизни нашего брата.

На мгновение она совершенно остолбенела. А затем Король привлек ее в крепкое тесное объятие.

Когда Роф отступил, с ее плеча что-то свешивалось.

Меч?

- Погоди, что это? - она снова отскочила. - Почему это... о Боже мой...

Оружие было выполнено из изысканно украшенного золота, от рукоятки до ножен, и повсюду сверкали белые и красные драгоценные камни. Более того, рубиново-красная лента, на которой висел меч, была украшена дорогими камнями и металлом. Вещь выглядела старинной. Старинной... и бесценной.

- Роф, я не могу это принять... это слишком...

- Ты с храбростью послужила на благо трона, - провозгласил Король. - За спасение жизни члена моей личной охраны ты удостаиваешься высочайшей королевской почести и можешь просить меня о равноценной услуге в свою пользу в будущем.

Мэри вновь и вновь качала головой.

- В этом нет необходимости. Правда. Не нужно.

И внезапно она почувствовала себя плохо. Очень плохо. Потому что она спасла Рейджа не ради этих чудесных мужчин, которые его так любили. И даже не для себя.

О Боже... почему этот момент так портился драмой с Битти?

Мэри начала снимать меч.

- Правда, я не могу...

Один за другим Братья подходили к ней, крепко обнимая, пока ее позвоночник не согнулся, а ребра больше не могли расширяться. Некоторые говорили ей на ухо, и их фразы находили отклик не только из-за выбранных слов, но и из-за уважения и благоговения, звучавших в их низких голосах. Другие лишь многократно прочищали горло - мужчины делают так, пытаясь оставаться сильными и собранными под воздействием сильных эмоций. А потом подошел Джон Мэттью, с которого и началось ее безумное путешествие, который начал все это, позвонив на горячую линию по предотвращению самоубийств, где она работала волонтером.

Вишес подошел предпоследним, и когда он обнял ее, Мэри ощутила запах табака. И кожи. И пороха.

- Мы перед тобой в долгу, - коротко сказал он. - Навеки.

Вытерев глаза, Мэри снова покачала головой.

- Вы меня слишком много хвалите.

- Вовсе нет, - сказал Вишес, проводя по ее щеке рукой в перчатке. И когда он смотрел на нее сверху вниз, его бриллиантовые глаза и суровое лицо с татуировками обрели самое нежное выражение, какое Мэри когда-либо видела у него. - Ты знала, что делать...

- Я не знала, Ви. Я правда понятия не имею, откуда взялась эта идея.

На мгновение он нахмурился. Затем пожал плечами.

- Ну, какая разница. Ты вернула нам брата. И хоть он заноза в заднице, без него жизнь была бы уже не такой.

- Или без тебя, - вклинился Зейдист.

Зед подошел последним, и когда он раскрыл для нее объятия, по какой-то причине Мэри обратила внимание на метки раба, кольцом охватывавшие его горло и запястья.

Его объятия были скованными. Неловкими. Для него это, очевидно, было непросто, поскольку он держал бедра подальше от ее тела. Но его глаза были желтыми, не черными, и отодвинувшись, он положил ладонь на ее плечо.

Шрам, проходивший по его переносице и щеке, немного сместился, когда Зед слегка улыбнулся.

- Ты правда хорошо спасаешь жизни.

Мэри прекрасно понимала, на что он намекает. На их сессии вдвоем в котельной, в подвале особняка, когда он говорил об ужасном насилии, которое вытерпел от рук своей Госпожи, а она слушала и комментировала, только если он надолго умолкал или смотрел на нее как на спасательный круг, словно тонул в море стыда, боли и печали.

- Иногда мне хотелось бы делать это лучше, - сказала она, подумав о Битти.

- Невозможно.

Когда Зед вернулся в строй братьев, Мэри пригладила волосы. Вытерла щеки. Глубоко вздохнула. Хоть в ней бурлило множество других эмоций, было действительно здорово находиться среди людей, которые любили Рейджа так же сильно, как и она.

В этом она была уверена безо всяких сомнений.

- Ну, - Мэри прочистила горло. - Спасибо вам всем. Но честно...

Когда все до единого посмотрели на нее, это был один из тех моментов, когда ты радуешься, что нравишься им.

Она вынужденно рассмеялась.

- Ладно, ладно. Я приму его, приму.

Между Братьями завязался разговор, раздались похлопывания, как будто они гордились, что поступили правильно по отношению к ней.

Помахав на прощание, Мэри заставила себя пройти дальше, к входу в подземный туннель... со своим новым мечом.

«Боже, а он тяжелый», - подумала она, поправляя оружие на плече.

Почти такой же тяжелый, как камень, висевший у нее на душе.

Когда Мэри ушла по коридору в направлении офиса, Вишес вытащил самокрутку и зажал ее между передними зубами. Прикурив ее, он нахмурился, думая о том, что сказала ему Мэри.

- Так Кор без сознания, - пробормотал Роф.

Повернувшись к Королю, Ви выдохнул и мысленно переключился.

- Пока да. И я проверял его примерно полчаса назад.

- Куда ты его поместил?

- В тир, - Ви глянул на Тора, который находился в пределах слышимости. - И у нас попеременное расписание охраны. Он привязан ради моего удовольствия...

- Ты правда используешь эту хрень для секса?

Все Братство разом посмотрело на вмешавшегося. Лэсситер, падший ангел, появился из ниоткуда и выглядел чуть менее оскорбительно, чем обычно – черно-блондинистые волосы заплетены в косичку, свешивавшуюся до задницы, черные кожаные штаны прикрывали причинные места, золотые кольца в ушах, браслеты на запястьях и пирсинг в сосках поблескивали под флуоресцентным освещением. Или, возможно, это всего лишь проявление его божественного чертова настроя.

Нет.

- Какого черта случилось с твоей гребаной рубашкой? - рявкнул в ответ Ви. - И почему, мать твою, ты не на посту?

Черт подери, он должен был хорошо подумать перед тем, как ставить этого идиота в охрану. Ну хотя бы Пэйн не покинула пост в тире - Ви не нужно было это проверять. Его сестра относилась к тому типу бойцов, которому он не только доверил бы свою жизнь, жизнь своих братьев и своей женщины, но и был бы уверен, что узник даже не всхрапнет без разрешения.

- Я запачкался.

- Чем? Ты там ел?

- Нет. Конечно же нет, - Лэсситер прогулочным шагом прошел туда, где хранились халаты. - Ладно, ел. Все нормально. Это был клубничный молочный коктейль, я просто возьму чистую рубашку и вернусь. Расслабься.

Ви сделал глубокую затяжку. Иначе он вцепился бы ублюдку в горло.

- Клубничный? Серьезно?

- Пошел ты, Вишес.

Ангел улыбнулся и послал воздушный поцелуй через плечо. Ну, хотя бы эта сучка не помахала своим «хозяйством».

- Можно я убью его? - пробормотал Ви Рофу. - Пожалуйста. Один разочек. Или два.

- Вставай в очередь.

Ви собрался с мыслями.

- Как я и говорил, Кор никуда не уйдет.

- Я хочу узнать местоположение Ублюдков, - приказал Роф. - И приведите остальных. Но они наверняка понимают, что его похитили. Я бы сам так решил. Нет тела? Нет свидетелей смерти? Безопаснее всего предположить, что их лидер оказался пленником, и сматываться оттуда нахрен.

- Согласен. Но никогда не знаешь, какие сведения можно получить, если нажать на правильные рычаги.

- Держи Тора подальше от него.

- Понял тебя.

Ви снова посмотрел на Тора. Брат стоял с краю их группы и смотрел в сторону коридора, ведущего к тиру. Странно было думать о том, чтобы держать этого парня в узде или следить за ним, но приходилось.

Некоторые эмоции слишком сильны даже для самых логичных воинов.

За исключением его, конечно же.

Он был охренеть каким сдержанным.

- Итак, Эссейл в двух комнатах отсюда, - сказал Ви. - Если ты готов с ним поговорить.

- Отведи меня туда, Ви.

Опять-таки, обычно это делал Тор, но Ви подошел ближе и слегка подтолкнул Короля вперед, оставив Братьев в разных сидячих и стоячих позах ожидать, когда проснется Рейдж.

Когда они отошли на некоторое расстояние, Король тихо произнес:

- Так что тебе известно о Рейдже и его небольшом преждевременном соревновании по стрельбе? - когда Ви выругался, Роф покачал головой. - Скажи мне. И не притворяйся, что ничего не знаешь, мать твою. Ты последний говорил с ним.

Вишес подумал скрыть эту хрень, но, в конце концов, врать Рофу еще никому не шло на пользу.

- Я предвидел его смерть и попытался заставить покинуть поле. Он не послушался и... вот что вышло.

- Он вышел туда. Зная, что умрет.

- Ага.

- Черт подери, - несколько раз грубо выругавшись, Роф переключился на другую веселую тему. - Еще я слышал, что у вас был посетитель. Когда вы вернулись в кампус.

- Омега, - черт, Ви не нравилось даже произносить его имя. Но как будто ему нравилось говорить о том, что Рейджу жить надоело? – Да уж, брат моей матери позаботился об уборке. Если с работой в качестве мирового источника зла не сложится, карьера дворника всегда ждет его.

- Какие-то проблемы?

- Он даже не знал, что мы были там.

- Отлично, черт подери, - Роф обернулся через плечо, как будто мог видеть. - Ты говорил со своей матерью в последнее время?

- Нет. Неа. Вовсе нет.

- Я просил ее об аудиенции. Она не удостоила меня ответа.

- Не могу с этим помочь. Извини.

- Я явлюсь без приглашения, если понадобится.

Ви остановился у двери в палату Эссейла, но не открыл ее.

- Что именно ты от нее хочешь?

- Я хочу знать, там ли она, - жесткое аристократичное лицо Рофа напряглось. - Сражаться с лессерами - это одно, но чтобы справиться с атакой Омеги, нам нужен могущественный помощник, и я не шучу. Мы только что выкосили 90 процентов того, что он имел на земле. Он ответит, и его ответ нам не понравится.

- Чтоб мне провалиться, - пробормотал Ви.

- Скорее «всем нам», брат мой.

- Ага. И это тоже, - Ви сделал еще одну затяжку, чтобы собраться. - Но знаешь, если хочешь, чтобы я с ней поговорил или...

- Надеюсь, это не понадобится.

«Ииииии вот нас уже двое», - подумал Ви.

← Предыдущая страница | Следующая страница →