Поделиться Поделиться

В другом мире, возможно, мы свидимся вновь. 9 страница

Последовала долгая пауза, но он знал, что она смягчится.

- Спасибо, налла, - ровно пропел он. - Скоро увидимся... о, надень что-нибудь красное. Никаких трусиков. Вот и все.

Эссейл повесил трубку, потому что она относилась к числу женщин, которых нужно ограничивать, чтобы удерживать их внимание. Слишком просто? Слишком очаровательно? Она потеряет интерес, а это недопустимо, пока он не получит то, что ему нужно.

Следующий звонок был Брату Вишесу. Когда мужчина ответил, Эссейл произнес всего три слова, прежде чем вновь повесить трубку.

- Я в деле.

- Конеееечно, я задержусь. Нет проблем. Мне же больше нечего делать.

Джо Эрли сидела за стойкой ресепшна. Все остальное бюро недвижимости пустовало, компанию ей составляли лишь смесь остаточных ароматов одеколонов да набившая оскомину фоновая музыка. Ну, и еще чертовы заросли фикуса рядом с ней.

Эти растения сбрасывали листву, как будто находились в постоянной линьке, и ее ОКРЛ[36] просто не давало ей расслабиться, пока пол не станет чистым. С другой стороны, ей не приходилось делать упражнения на пресс в зале.

Как будто она ходила в зал.

Проверив телефон, Джо покачала головой. Семь часов.

План, «услуга», которую она оказывала своему боссу - остаться здесь, пока он не занесет три контракта с подписями, чтобы она отсканировала их и отправила по электронной почте агентам нескольких покупателей. Почему он сам не мог засунуть документы в копировальную машину и создать парочку PDF-файлов - загадка.

Ну ладно, возможно, проблема частично в ней самой.

И Джо этим совсем не гордилась.

Посмотрев поверх края стойки, она сосредоточилась на матовых стеклянных дверях, открывавшихся наружу. Офис располагался в элитном торговом центре, в котором была парикмахерская, стригущая минимум за сотню баксов - и это только для мужчин; бутик, демонстрировавший в витрине два крошечных предмета одежды; магазинчик стекла и фарфора, сверкавший даже в пасмурные деньки; и, наконец, в дальнем конце коридора, ювелирный магазин, который облюбовали статусные жены Колдвелла.

Судя по пышногрудой клиентуре этого места.

- Давай же, Брайант. Давай...

Хотя, на самом деле, куда ей нужно было идти? Домой к Дуги, чтобы начались одни и те же споры по кругу? Теперь там была вечеринка.

Когда в стороне офисов зазвонил телефон, Джо пробудила компьютер ото сна и посмотрела на календарь Брайанта. Она вносила его встречи в Outlook,[37] когда он писал ей сообщения или звонил, чтобы сказать. Вносила в расписание вещи вроде встречи по поводу недвижимости, а также сервисное обслуживание его BMW, визиты специалиста по бассейнам к нему домой по поводу этого новшества. Напоминала позвонить матери в ее день рождения, заказывала цветы для женщин, с которыми он встречался.

И все это время она гадала, знал ли он, кем являются ее родители.

Этот маленький секрет Джо держала при себе, когда Брайант приходил утром понедельника и шептал, что в пятницу был с разведенной, с личным тренером в субботу, а затем обедал с кем-то еще в воскресенье.

Ее настоящая личность была оружием, которым она сражалась против него. В войне, в которой он участвовал, сам того не зная.

Закрыв его плотный график, Джо посмотрела на логотип на экране. Фамилия Брайанта, Драмм, была второй - потому что фирма была основана ее отцом. Когда мужчина скончался почти два года назад, Брайант занял его место и главный офис так же, как делал все остальное в своей жизни - с очаровательной улыбкой. И эй, это неплохая стратегия. Говорите, что хотите, про его плэйбойский образ жизни, но он мог продать кучу недвижимости и при этом выглядеть прекрасно.

Звезда его собственной колдвеллской версии «Сделки на миллион».[38]

- Ну же, Брайант... где ты?

Вновь осмотрев свой уже дважды прибранный стол, она проверила пол под правым фикусом, подобрала листок, выбросила его, села обратно и...

Какого черта, она зашла на YouTube.

Дуги загрузил то дурацкое видео себе на канал - нерегулярный ресурс с двадцатью девятью подписчиками. Из которых четыре были аккаунты самого Дуги, а два - спамеры с низкими запросами. Кликнув на стрелочку, чтобы снова посмотреть клип длительностью 42 секунды, Джо включила колонки. Звуковая дорожка была любительской и представляла собой сочетание слишком громкого шуршания от того, как ее сосед держал iPhone, и отдаленного, не слишком тихого рева.

Ладно, да, это действительно выглядело так, будто посреди поля находилось нечто из юрского периода. И да, казалось, что на земле что-то лежит, но кто знает, что это. Запись делалась на камеру телефона, и возможно, ее линзы так отобразили примятую траву.

Джо просмотрела видео еще пару раз. Затем откинулась в кресле.

Там было пять комментариев. Три - от Дуги и его соседей по комнате. Еще один - заявление от кого-то, кто делает $1750 в месяц на дому!!!!$$$!!!!! А последний... просто четыре слова, которые не несли особого смысла.

vamp9120 дерьмо опять все по новой.

Оставлен кем-то под ником ghstrydr11.

Нахмурившись, Джо принялась неумело печатать двумя пальцами и нашла канал vamp9120. Ладно, три тысячи подписчиков и примерно сотня видео. Запустив одно, она...

Рассмеялась в голос.

Парень, говоривший в камеру, выглядел как лего-фигурка Дракулы, с точкой посередине лба и выступающими клыками, волосы на лице казались скорее нарисованными, и Джо была готова поклясться, что воротник рубашки был в стиле Элвиса. Кожа этого парня была слишком бледной, волосы слишком черными, красные губы явно обязаны цветом тюбику MAC[39]. А этот голос? Отчасти проповеднический, отчасти нео-викторианский, и почти в духе Брэма Стокера.[40]

- ... создания ночи...

Погодите, разве это не реплика откуда-то?

- ... бродят по улицам Колдвелла...

Типа нью-йоркская версия «Ходячих мертвецов»?[41] Если не уверен, подволакивай ногу.

- ... охотятся на жертв...

Яяяяясно, поехали дальше. Прокрутив бегунок, Джо случайно выбрала другое видео. И да, в кадре опять возникло лицо Недо-Дракулы - в этот раз у него был отличный макияж смоки-айз.[42]

- ... реальны! Вампиры реальны...

Интересно, он толкает речь за кафедрой, укрытой черным барх... ого, вот это да. Это должно было быть шуткой, но когда камера отдалилась, в самом деле оказалось, что он наклонялся на что-то, покрытое черным бархатом.

Оборвав эти напыщенные речи, Джо перешла к следующему видео, сказав себе, что после этого с нее довольно.

- О, приветик, Влад, как делишки?

- ... доказательство встречи с вампирами, - Влад повернулся к парню, сидевшему рядом с ним на пластиковом складном стульчике. Очень атмосферно. - Хулио? Расскажи моим фанатам о том, что случилось с тобой два дня назад.

Кстати, о смешении противоположностей - Хулио был анти-вампиром - бандана с Тупаком[43] на голове, нательный крестик, татуировки на горле.

Хотя его глаза... взгляд их был лихорадочным и постоянно бегал туда-сюда, как и у Влада.

- Я был в центре, ну знаешь, с моими парнями, и мы...

Последовавшая за этим история начиналась вполне обычно, всего лишь член уличной банды со своими людьми устроил перестрелку с конкурентами в аллее. Но потом действие перенеслось в Дракуляндию, парень описывал, как он вбежал в заброшенный ресторан, и тогда-то и начались странности.

Если верить ему.

- ... парень швырнул меня на столик, и он такой, - Хулио изобразил когти и зашипел, - а его зубы были такие...

- Как мои, - встрял Влад.

- Только у него эта хрень была настоящей, - так, Владу это явно не понравилось, но Хулио понесло. - И у него было изуродованное лицо, верхняя губа вся изуродована. И он собирался убить меня. У него был...

Джо просмотрела остаток интервью, даже ту, где Влад чуть ли не вышвырнул Хулио из кадра, как будто Дракула достиг своего предела дележки сведениями.

Откинувшись на спинку стула, она размышляла, как далеко собирается зайти. Ответом оказалось то, что она направилась на сайт Колдвелл Курьер Джорнал и поискала старого-доброго Хулио. Ха! И что вы думаете? Там нашлась написанная в прошлом декабре статья, связанная с активностью уличных банд в центре города - и Хулио там был на переднем плане. Была даже его фотография на заднем сиденье патрульной машины - глаза его были так же безумно расширены, рот раскрыт, как будто он отчаянно объяснял что-то фотографу.

Впрочем, ни слова о вампирах.

Снова прокрутив вверх, Джо обнаружила, что имя в заголовке статьи ей знакомо.

По факту, Брайант продал этому парню и его жене дом примерно полгода назад. Если она правильно запомнила.

Быстрый поиск по клиентским файлам, и да, она не ошиблась...

- Мне так жаль, что я опоздал!

Брайант Драмм в дикой спешке пронесся сквозь стеклянные двери, но измотанным он не выглядел. Его темные волосы лежали в идеальном порядке, пиджак серо-голубого костюма застегнут на все пуговицы, а бумаги в руках разделены на три стопки.

Так что на самом деле он не торопился. Он шел сюда, не спеша, хоть она и гнила здесь в ожидании.

Опершись локтями на стойку, он наклонился к ней со своей фирменной улыбочкой.

- Джо, как я могу загладить вину перед тобой?

Джо протянула руку.

- Давайте. И отпустите меня домой.

Брайант вложил документы в ее ладонь, но отказался отпускать, когда она попыталась забрать их.

- Что бы я без тебя делал?

Глядя на нее, он оставался полностью сосредоточенным на ней - как будто для него в мире ничего больше не существовало, как будто он был захвачен ею и благоговейным трепетом. И для той, которая была не нужна родителям, которую породившие ее люди отдали на удочерение, для той, которая чувствовала себя потерянной в этом мире... вот так он ее и покорил.

В каком-то печальном смысле она жила ради этих моментов, хоть предпочитала об этом не думать. Оставалась ради них допоздна. Продолжала усердно трудиться в надежде, что это случится снова...

Его телефон зазвонил. И он все еще смотрел на нее, когда ответил.

- Алло? О, привет.

Джо отвернулась, и в этот раз когда она потянула, он отдал ей контракты. Она знала этот его тон голоса. Это была одна из его женщин.

- Я могу встретиться с тобой сейчас, - промурлыкал он. - Где? Угууу. Нет, я уже поужинал... но я готов для десерта. Жду не дождусь.

Когда он положил трубку, Джо вынуждена была повернуться и запустить сканер.

- Еще раз спасибо, Джо. До завтра?

Джо не потрудилась обернуться, одну за другой скармливая страницы машине.

- Я буду здесь.

- Эй.

- Что?

- Джо, - когда она повернулась, Брайант склонил голову набок и прищурился. - Тебе стоит почаще носить этот оттенок красного. Сочетается с твоими волосами.

- Спасибо.

Вернувшись к сканированию, Джо слушала, как он уходит, как тихо захлопнулась за ним дверь. Мгновение спустя раздался рев мощного двигателя, и он уехал.

Зная, что находится в абсолютном одиночестве, она подняла голову и посмотрела на свое отражение в стеклянных дверях. Свет внутреннего освещения струился с потолка, таким образом падая на ее волосы, что красные и каштановые пряди выделялись из черно-серого окружения.

По какой-то причине тишина в офисе... в ее жизни... казалось громкой как крик.

Записи в файлах клиентов «Безопасного места» все еще делались вручную. Отчасти это из-за цены - компьютеры, информационные системы и надежные хранилища стоили дорого, а поскольку приоритетом был персонал, то вкладывать средства в IT-направление не было первостепенной задачей. Но отчасти это еще и из-за Мариссы, их бесстрашного лидера - она была консервативной и очень не любила хранить важные вещи в такой форме, в которой их невозможно подержать в руках.

В конце концов, когда тебе почти четыре сотни лет, технологическая революция последних трех десятилетий кажется просто точкой на экранах твоих радаров.

Возможно, лет через сто их босс будет больше доверять вкусам Билла Гейтса.

И в чем-то это было даже мило, размышляла Мэри. Более человечно, что ли, видеть разные почерки, разные чернила, то, как по-разному люди иногда допускали ошибки. Это было визуальным эквивалентом разговора, каждый привносил в эти записи что-то уникальное от себя - в качестве противоположности унифицированным данным и формам, проверке правописания и одинаково напечатанным словам.

Однако, это затрудняло поиск конкретного упоминания. Но с другой стороны, перечитывание всего с самого начала помогало тебе найти вещи, которые ты в первый раз мог пропустить.

Например, дяди.

Не найдя никаких упоминаний родственников в форме, заполняемой при поступлении, Мэри продолжила читать все записи о прогрессе в файле Аннали, многие из которых были сделаны ее собственным почерком. Как ей и помнилось, разговоры были неизбежно короткими и содержали мало полезной информации.

Битти не единственная, кто был молчаливой.

Не было ни единого упоминания брата или родителей. И женщина также не говорила о своем покойном мужчине, как и о насилии, через которое прошли они с Битти. Хотя это не значит, что жестокость не была задокументирована. Их медицинские записи были распечатаны и крепились к обратной стороне папки.

Прочитав все это заново, Мэри пришлось откинуться на спинку стула и потереть глаза. Как и многие жертвы, боящиеся за свои жизни, мамэн Битти обращалась за медицинской помощью только тогда, когда ее ребенок пострадал настолько, что травмы не могли исцелиться естественным путем. Рентгеновские снимки рассказывали остальную часть мрачной истории, показывая годы сломанных костей, которые срастались сами по себе. У них обоих.

Закрыв файл, Мэри взяла папку с данными Битти. она была тоньше, потому что медицинские записи были объединены с записями ее матери, и девочка дала им еще меньше информации для записывания, чем Аннали. Были обычные сессии с беседами, арт-терапия и уроки музыки. Но это продолжалось недолго.

В какой-то мере все только и делали, что ждали неизбежного...

- Мисс Льюс?

Мэри подпрыгнула на стуле, вскинув руки и хлопнув ладонями по столу.

- Битти! Я не слышала, как ты пришла.

Маленькая девочка стояла прямо у раскрытой двери, ее хрупкий профиль казался еще меньше на фоне косяков. Сегодня ее каштановые волосы были распущены и свободно вились. Одета она была в очередное платье ручного пошива, на сей раз в желтое.

Мэри накрыло почти неудержимое желание дать Битти свитер.

- Мисс Льюс?

Встряхнувшись, Мэри сказала:

- Прости, что?

- Я хотела спросить, мой дядя еще не пришел?

- А, нет. Не пришел. - Мэри прочистила горло. - Послушай, ты не могла бы зайти на минутку? И закрой дверь, пожалуйста.

Сделав, как ее просили, Битти закрыла за собой дверь и подошла ближе, остановившись перед столом.

- Вот твои файлы, дорогая, - Мэри коснулась коричневой папки. - Твои и твоей мамэн. Я только что просмотрела их снова. Я не... Я не нашла ничего о твоем дяде. Здесь ни одного упоминания. Я не говорю, что его не существует, просто...

- Моя мамэн с ним связалась. Так что он приедет за мной.

Дерьмо, подумала Мэри. К слову о необходимости действовать осторожно.

- Как твоя мамэн сделала это? - спросила она. - Она ему писала? Звонила? Можешь сказать, как она с ним связалась? Может, я смогу пообщаться с ним?

- Я не знаю, как. Но она связалась.

- Как его зовут? Ты помнишь?

- Его зовут... - Битти посмотрела на стол. На папки. - Его имя...

Было физически больно смотреть, как девочка пытается вспомнить то, что скорее всего будет выдуманным именем. Но Мэри не торопила ее, надеясь на чудо, волшебное разрешение ситуации - что объявится какой-то брат, который и в самом деле где-то там живет и дышит, и который окажется для Битти хорошим дядей, которого она заслуживает.

- Ран. Его имя Ран.

Мэри на мгновение закрыла глаза. Она ничего не могла поделать. Ран так похоже на Рим, конечно же. Лишь шаг в сторону от имени сотрудницы, принимающей клиентов - это расстояние легко пересечь молодому уму, ищущему спасение от ужасной ситуации.

К слову о необходимости оставаться в профессиональных рамках.

- Ладно, хорошо. Вот что мы сделаем, - Мэри взяла телефон. - Если ты не возражаешь, я опубликую информацию о нем в закрытой группе на Facebook. Возможно, кто-нибудь поможет нам связаться с ним.

Битти нерешительно кивнула.

- Это все?

Мэри снова прочистила горло.

- Еще один момент. Прах твоей мамэн... его скоро можно будет забрать. Я подумала, что если ты захочешь, мы можем провести для нее церемонию, здесь, в доме. Знаю, здесь все ее очень любили, и мы все любим тебя...

- Я бы хотела подождать. Пока не приедет мой дядя. И тогда мы с ним сделаем это.

- Ладно. Ну, тогда ты хотела бы поехать со мной и забрать прах? Я хочу убедиться, что ты...

- Нет, я хочу подождать здесь. Подождать дядю.

Дерьмо.

- Хорошо.

- Это все?

- Да.

Когда малышка повернулась, Мэри произнесла:

- Битти.

- Да? - Битти обернулась. - Что?

- Знаешь, ты можешь поговорить со мной. О чем угодно. И в любое время дня и ночи. Я рядом - и если не хочешь говорить со мной, любой сотрудник тебе поможет. Я не обижусь. Я волнуюсь лишь о том, чтобы ты получила поддержку, в которую нуждаешься.

На мгновение Битти посмотрела в пол.

- Хорошо. Теперь я могу идти?

- Я очень сожалею о том, как... о том, что случилось вчера в клинике. Я настоятельно советую тебе поговорить с кем-нибудь - и если не со мной...

- Разговоры не вернут мою мамэн, мисс Льюс, - голос звучал так печально, что казалось, принадлежал взрослому человеку. - Разговоры ничего не изменят.

- Изменят. Поверь мне.

- Они могут повернуть время вспять? Не думаю.

- Нет, но это поможет тебе приспособиться к новой реальности, - Боже, неужели она правда говорит об этом с девятилетним ребенком. - Ты должна дать выход горю...

- Я ухожу. Я буду наверху, на чердаке. Пожалуйста, сообщите, когда придет мой дядя.

С этими словами девочка вышла и тихо закрыла дверь. Опустив голову на руки, Мэри слушала, как маленькие шажки удаляются к лестницам и поднимаются на третий этаж.

- Будь оно все проклято, - прошептала она.

Вставая из-за кухонного стола, Рейдж не беспокоился, что бежавший через столовую и направлявшийся сюда был врагом. Он больше волновался, что у кого-то в доме были проблемы.

Потому что был и другой звук, перекрывавший шаги.

Плач ребенка.

Не успел он проделать и половину пути до дверей, как Королева Бэт ворвалась в комнату, ее маленький сын висел на ее руке как мешок картошки, свободную руку она высоко подняла кверху и вся была покрыта кровью.

- Дерьмо! - выругался Рейдж, споткнувшись босой ногой и встречая Бэт у раковины. - Что случилось?

Его зрение еще не вернуло нормальную остроту, но на передней части ее рубашки явно было много красного. И он ощущал запах крови повсюду.

- Можешь взять его? - сказала Бэт, перекрикивая вопящего Рофа-младшего. - Пожалуйста, возьми его.

Иииииии вот как он очутился здесь, держа первого и единственного сына Рофа под мышки, как взрывное устройство с быстро сгорающим запалом.

- А... - протянул Рейдж, когда ребенок пнул его своей маленькой ножкой прямо по лицу. - Эм... да, ты хочешь пойти с этим в клинику?

Произнося эти слова, он не был уверен, что имеет в виду - порез или ребенка.

Отодвинув в сторону кричащий мешок генов Рофа, Рейдж попытался разглядеть, что происходит - порез на ее пальце? На руке? На запястье?

- Я идиотка, - пробормотала Бэт, зашипев. - Я была снаружи, на террасе, вынесла его посмотреть на луну, потому что она ему нравится. И не смотрела куда иду. Наступила в кучу мокрых листьев - и вжих! Земля ушла из-под ног. А он был у меня в руках, и я не хотела упасть на него. Выставила вперед свою чертову руку, напоролась на обломок камня и раскромсала себе руку. Дерьмо… кровь не останавливается.

Рейдж содрогнулся, гадая, как долго у него будет звенеть в ушах после того, как Бэт заберет с собой Рофа-младшего.

- Что... а...

- Эй, ты можешь побыть с ним минутку? Док Джейн в Яме, я только что получила от нее сообщение. Я сбегаю туда, чтобы она взглянула на рану. Вернусь через две секунды.

Рейдж раскрыл рот и застыл, словно ему к виску приставили пистолет.

- А, да. Конечно. Нет проблем. - Пожалуйста, не дай мне убить ребенка Рофа. ПожалуйстаНеДайМнеУбитьРебенкаРофа. ОБожебожебоже. - Мы будем в порядке. Я дам ему кофейку...

- Нет, - Бэт закрыла кран и обернула руку полотенцем. - Никакой еды, никакого питья. Я сейчас вернусь.

Женщина побежала со всей ног, выбежала с кухни и вихрем пронеслась через столовую - и когда она перешла в режим Усэйна Болта[44], Рейдж невольно задумался, что было тому причиной - ее рука... или то, что она оставила своего ребенка с абсолютно некомпетентным.

Ииииии теперь Роф-младший реально плакал, как будто заметил, что его мамэн ушла, и предыдущие крики были только разогревом.

Рейдж зажмурился и начал возвращаться к своему месту за столом. Но через два шага он подумал о падении Бэт и представил, как расплющивает ребенка как панини[45]. Перейдя на крошечные шажки, он ступал с пятки на носочек, с пятки на носочек, как будто балансировал с хрустальной вазой на макушке. Добравшись до места, он припарковал свою задницу на стуле и поставил ребенка на его ножки-печенюшки. Роф-младший еще не мог держать свое тельце, но кричал прямо как рок-н-ролльщик.

- Твоя мамэн скоро вернется, - пожалуйста, дражайшая Дева Летописеца, пусть женщина вернется до того, как он оглохнет. - Ага. Вот пряяяям скоро.

Рейдж посмотрел вокруг этой очень здоровой пары легких, молясь, чтобы кто-нибудь пришел, ну кто угодно.

Когда пассивный оптимизм не принес результата, он посмотрел на покрасневшее личико.

- Приятель, ты свою мысль донес. Поверь мне. Я тебя слыыыыышу.

Ладно, если безумство - это повторять одно и то же снова и снова...

Развернув мальчика, Рейдж уложил Рофа-младшего на изгиб своей руки, как это делали Роф и Бэт на его глазах...

Гребаный ад, он только сильнее разозлил ребенка. Если такое вообще возможно.

Следующая позиция? Эм...

Рейдж приложил Рофа-младшего к груди, чтобы малыш мог смотреть через его плечо. И затем похлопал ладонью по удивительно крепкой спинке. Снова. И снова. И снова...

Прямо как делал Роф.

И знаете что. Это дерьмо сработало.

Примерно через четыре минуты и тридцать семь секунд - не то чтобы Рейдж считал - Роф-младший заглох, как будто его машинка по производству слез израсходовала последний бензин. Затем малыш прерывисто вздохнул и обмяк.

Потом Рейдж думал - может, все было бы в порядке, если бы Роф-младший на этом остановился. Может, если бы младенец не пошел дальше... или если бы снова начал плакать? Тогда, возможно, Рейдж был бы спасен.

Проблема в том, что считанные мгновения спустя Роф-младший обхватил пухленькой ручкой горло Рейджа, кулачком стиснул толстовку и уцепился, прижимаясь ближе, ища утешения, находя его... полагаясь на него, потому что малыш был абсолютно беспомощен в этом мире.

Рейдж резко перестал похлопывать его, замирая на месте, хоть и неустойчиво сидел на стуле. С ошеломляющей ясностью он вдруг почувствовал все, связанное с младенцем, начиная от тепла в этом живом тельце, до ощутимой силы его хватки, до поднимания и опадания маленькой груди. Сопение и тихое пыхтящее дыхание раздавалось прямо над ухом Рейджа, а когда Роф-младший повернул головку, шелковистые волосики коснулись шеи Рейджа.

Это будущее, подумал Рейдж. Это... сама судьба отдыхает на его руках.

В конце концов, глаза Рофа-младшего увидят то, что случится много лет спустя после смерти Рейджа. И мозг этого младенца будет принимать решения, которые Рейдж не мог даже осознать. И это тельце, хрупкое в своем начальном состоянии, но выносливое во взрослом возрасте, будет сражаться, почитать и защищать, совсем как его отец и отец его отца... и все отцы в его кровной линии.

Роф жил в своем мальчике. И будет жить в детях этого мальчика. И в детях их детей.

Более того, Бэт дала ему это. Они разделили это. Они... сотворили... это.

Внезапно Рейдж понял, что не может дышать.

Нааша не заставила его ждать.

Как только Эссейл показался в гостиной леди в особняке ее хеллрена, полотно персикового шелка, покрывавшего стену, сдвинулось в сторону, и из потайной двери появилась Нааша.

- Добрый вечер, - произнесла она, принимая позу. - Я надела красное, как ты просил.

Говорите что хотите об ее нехватке родословной и браке по расчету, но она была прекрасной женщиной - длинные черные волосы в сочетании с пропорциями грудь-талия-бедра как у Мэрилин Монро. Она была одета в открытое платье, на ножках шестого размера[46] - пара лабутенов, и в целом она была воплощением влажной мечты любого члена с яйцами.

Но даже будучи такой разодетой и элегантной, она не могла сравниться с его Марисоль - как и тепличный цветок не был и вполовину таким привлекательным, как нечто выросшее неукротимым и неожиданным гостем в дикой природе.

И все же ее запах прошелся по нему, воздействуя ненамного иначе, чем кокаин, принятый перед приходом сюда, и его тело пробудилось, пусть даже его эмоции и душа оставались мертвы. Ужасная реальность заключалась в том, что его плоть нуждалась в крови вампирской женщины - и это биологическое требование сейчас преобладало надо всем остальным.

Даже если при других обстоятельствах он сделал бы для нее исключение.

- Тебе нравится? - спросила она, поднимая руки и медленно кружась.

Как и полагалось, Эссейл улыбнулся, обнажая удлинившиеся клыки.

- Оно будет выглядеть еще лучше вне твоего тела. Иди сюда, - скомандовал он.

Нааша неспешно приблизилась к нему, но не подошла вплотную, остановившись у светло-желтого антикварного диванчика, на котором было больше подушечек, чем места для сидения.

- Это ты иди ко мне.

Эссейл покачал головой.

- Нет.

Она тут же надулась, поджимая пухлые губы, покрытые блеском в цвет платья.

- Ты приехал ко мне через весь город. Уверена, ты сможешь преодолеть еще пару метров.

- Я не стану пересекать эту комнату.

Он изобразил скучающий вид, для чего не понадобилось прикладывать никаких усилий, и ее возбуждение вспыхнуло.

- Ты такой непочтительный. Мне стоит вышвырнуть тебя.

- Если ты это считаешь непочтительным, ты меня вообще не знаешь. И я буду более чем счастлив уйти.

- Я обзавелась любовником, знаешь ли.

- Вот как, - Эссейл склонил голову. - Мои поздравления.

- Так что меня хорошо обслуживают. Несмотря на хворь моего возлюбленного.

- Что ж, тогда мне стоит тебя покинуть...

- Нет, - она пронеслась мимо дивана, приблизившись к нему настолько, что он мог видеть поры на ее гладком лице. - Не уходи.

Эссейл сделал вид, что рассматривает ее черты. Затем протянул руку и коснулся ее волос.

- Встань на колени, - прежде, чем она успела что-то сказать, он указал на свои ноги. - На колени. Живо.

- Я забыла, каким требовательным ты...

- Не трать мое время впустую.

Очередная вспышка возбуждения ударила ему в нос, и он знал, что она опустится на колени на обюссонском ковре - и когда она оперлась на его грудь, чтобы удержать равновесие, он оттолкнул ее руку так, что она пошатнулась, упав на пол.

- Хорошая девочка, - он погладил ее щеку костяшками пальцев. Затем сгреб ее волосы в кулак и нагнул ее голову. - Открой ротик.

Раскрыв губы, она начала задыхаться, запах ее возбуждения ревел в его ноздрях, лицо ее раскраснелось от жара, груди выпирали из декольте платья. Свободной рукой Эссейл расстегнул молнию своих отличных саржевых слаксов и вытащил свою эрекцию.

Поглаживая себя, он прорычал:

- Хочешь еще что-нибудь рассказать о своем любовнике?

Ее полуприкрытые глаза полыхнули эротическим светом.

- Он такой сильный...

Эссейл всадил себя меж ее губ, не давая продолжать. И затем, удерживая ее волосы в кулаке, он принялся трахать ее в рот. Она застонала, руками взявшись за свои груди и стискивая их, широко раздвигая колени, как будто мысленно представляя, как он двигается в ее естестве вместо рта. Или, возможно, вдобавок к этому.

Грубо трахая женщину, он вовсе не ненавидел ее. Она даже нравилась ему и была бы в поле его зрения, так или иначе напоминая о себе.

Он ненавидел, что она не была той, которую он хотел.

И чем больше он думал об этой реальности, о вечном расстоянии, о потере...

Вытащив себя изо рта Нааши, Эссейл на четвереньках привел ее к дивану, используя волосы как поводок. И ей это нравилось. Она более чем охотно последовала за ним, задыхающаяся, раскрасневшаяся, готовая быть оттраханной. Удобно, не так ли.

Особенно когда он нагнул ее на этом прекрасном французском диванчике, задрал узкую юбку и вошел сзади.

Она тут же кончила, дрожа и сотрясаясь под ним. И когда он снова дернул ее за волосы, она выкрикнула его имя.

- Ш-ш-ш, - выдавил Эссейл. - Не хочешь, чтобы твой возлюбленный услышал? Или твой бойфренд.

Она простонала что-то нечленораздельно, настолько отдавшись траханью, что ее мозг, очевидно, взял выходной. И в какой-то мере он завидовал ее эротическим ощущениям. Для него это было лишь выражением примитивной нужды, физической тренировкой, сопровождавшейся удовольствием и кровью в качестве анонимной награды.

← Предыдущая страница | Следующая страница →