Поделиться Поделиться

quot;Чтобы не натворила она, ты прости ее. Ибо красивым всё можно, всё прощается, ведь красота дана от богов, так они отмечают равных себе"

Чтобы было, если бы Атос и миледи помирились и перестали враждовать? Как бы тогда сложились их отношения и были бы они тогда счастливы вместе? И надолго ли? Какой бы тогда стала миледи: осталась бы она прежней или свернула с плохой дорожки, чтобы посвятить свою дальнейшую жизнь семье? И смогли бы граф и графиня простить друг друга?..

Глава 1.Гость в чёрном плаще.

quot;Чтобы не натворила она, ты прости ее. Ибо красивым всё можно, всё прощается, ведь красота дана от богов, так они отмечают равных себе".

Сумерки всё сгущались.
Я приходила в себя после утомительной дороги в комнате харчевни «Красная голубятня». Через открытое окно дул прохладный ветерок,от которого пламя свечи,стоявшей в медном подсвечнике на столе,дрожало.

Несмотря на то,что в камине вовсю горел огонь,мне было холодно.Сама не знаю,почему.Может быть,я простудилась,и поэтому меня знобило.Или это был тот холод,который вот уже много лет, был в моей душе и сердце,тёкший отныне в моих жилах…
Стоя у зеркала,я расчёсывала свои светлые густые волосы. С некоторой долей сожаления,я заметила три седых волоска… И это в 25 лет!Немного портили картину еле заметные морщинки в уголках губ и на лбу.
«Спасибо графу де Ла Феру!-подумала я.-В 25 лет уже седеть начала…Ненавижу его и этого гасконского юнца,который вечно суёт свой нос,везде,где не просят… Д’Артаньяна!»
Я,наверно,всегда буду помнить,как Д’Артаньян,наречённый при рождении Шарлем, перехватывал мои письма к де Варду и писал мне от его имени. Вероломно проник ко мне в кровать,нацепив личину де Варда… А потом,от его же имени,отверг меня…Я даже была шокирована тем,что это он ко мне на самом деле тогда приходил,а не де Вард…Как я узнала позже,настоящий де Вард,который ещё не оправился от ранения,ничего не знал…

Неужели этот выскочка правда думал,что я его тут же прощу после всего того притворства, с его стороны?Конечно,я пришла в гнев!Ни одной женщине не понравится,что ею просто воспользовались и растоптали её чувства…В тот день я испытывала жгучее желание убить гасконца долгой,жестокой и мучительной смертью.Оскорбление,которое он мне нанёс,можно смыть только так,желательно кровью… Есть такие поступки,которые благородный человек,если он правда такой,искупит только своей смертью… Кстати,наверно,достоинство Д’Артаньяна состоит в том,что он смертен… И что его организм плохо переносит ясменник душистый, бруцин,белладонну,мухоморы,морозник,собачий мак,медвежью лапу,белену,волчьи ягоды и ландыш… Не пожалела я и аконита-тоже очень ядовитое растение…
Эту смесь я разработала сама,назвав её «Fiori del Diablo».Цветы дьявола,если переводить с итальянского…
Да,годы,проведённые под началом кардинала Ришелье,пошли мне на пользу…Правда и крови у меня эта служба выпила… Если бы не мой сын Джон Френсис,для которого мне хотелось выбить титул…
…Я и хотела бы покончить с этой жизнью,с этими хождениями по острию ножа,но не могу… Кроме меня,о моём сыне никто не позаботится.
Да и я многим обязана кардиналу…Хотя бы тем,что он снял меня с того дерева,выходил,взял к себе на службу и дал блестящее образование,не идущее ни в какое сравнение с монастырским… И за то,что взял моего ребёнка к себе на попечение,пока я отсутствую,выполняя его приказания… А то знаю я,как бы лорд Винтер-младший позаботился о своём племяннике:подлил яд в яблочный сок-и все дела!
Не для того я Джона рожала 8 часов, в криках и мучениях,чтобы его какая-то скотина,его дядюшка,свела в могилу!
Меня одолевали сомнения:а не причастен ли братец моего мужа к гибели моего второго мужа?Увы,я ничего и никому не могла доказать… Как и то,что клеймо на левом плече я получила незаслуженно…
Хотя я и сама не была уверена,родственник ли Джон вообще с моим мужем и ненавистным шурином… Вроде бы черноволосый,красивый,с уже аристократическими чертами милого детского личика…Только мои огромные голубые глаза и кипучий ум от меня унаследовал. По своему характеру,очень задумчивый и молчаливый,легко гневается и быстро отходит. И очень добрый… Не думаю,что он в родню папы пошёл…
Помню,когда Джон родился,я лелеяла мечту назвать его Оливером…А что?Оливер Винтер-очень звучно!Но потом я передумала,потому что Оливер-английский вариант имени Оливье...
Я родила сына спустя 8 месяцев после замужества,в 16 лет… Сомнения в отцовстве лорда Винтера-старшего были,но я гнала их прочь, убедив себя в обратном…
Джон рос. Я смотрела на него и думала,что он ни капли не похож на отца…Может в какую мою дальнюю родню пошёл,о которой я даже не знаю? Всё может быть…
Я вспомнила о Д’Артаньяне… Уже скоро его не станет.Он заплатит своей жизнью за то,что он меня оскорбил.Надеюсь,вино придётся ему по вкусу…
А эта малолетняя дурочка,моя служанка Кэтрин?Предала меня,стоило персоне в штанах замаячить на горизонте!На что она вообще надеялась?Что гасконец станет перед ней на колени,подарит кольцо с огромным бриллиантом и попросит стать его женой,а потом увезёт в своё гасконское имение?Ага,как же,пусть эта овца держит карман шире и губу обратно закатает! Так ей и надо,скатертью дорога!Никогда её не приму обратно на работу к себе после того,что она выкинула!Даже если будет слёзно проситься…
Так же мне было очень жаль моего любимого порванного голубенького пеньюара,который мне ещё подарил покойный супруг лорд Винтер… И который гасконец безнадёжно подпортил. Так ещё и моё кольцо с сапфиром у него,которое так подходит к моим голубым глазам. А это уже подарок моего первого мужа,Оливье де Ла Фера…Что с ним стало?Почему о нём нигде не слышно?Может его и в живых-то нет?Каким он стал спустя 9 лет с того самого дня,когда он повесил меня,лишившуюся чувств, увидев моё клеймо?
Минутку,а с какой стати я должна о нём беспокоиться,если он тогда не побеспокоился обо мне?Нет!Мне нельзя о нём думать… Даже если его нет в живых,мне-то что с того?Одним врагом меньше… Все люди приносят счастье:одни своим присутствием,а другие отсутствием…Граф де Ла Фер скорее попадает под второе определение.
Чтобы себя отвлечь, я привела в порядок свои ногти. Нельзя же себя запускать.

Достав из кармана камзола свёрнутую вчетверо грамоту,данную мне кардиналом,я прочитала содержание. Я не смогла сдержать тщеславной улыбки… Особенно радовали строки: «Все, что сделал податель сего, сделано по моему приказу и для блага государства».
«Вы ещё меня запомните!»-подумала я не без злости,пряча письмо в потайной карман камзола.
На ручке слегка приоткрытой двери висела моя чёрная шляпа с перьями.Ленты немного истрепались, поэтому я решила их подвязать.
Я услышала за своей спиной лязг задвигаемого засова и обернулась, встретившись глазами с фигурой мужчины,закутанной в чёрный плащ и в шляпе,надвинутой на глаза. Я даже испугалась,будто в мою комнату,собственной персоной,зашла Смерть с косой… Разве что косы при незнакомце не было,а так была бы точная копия.
- Кто вы? Что вам нужно? – вскричала я,будучи напуганной.

Незнакомец не делал шагов мне навстречу,но именно поэтому он и выглядел так угрожающе и таинственно…

Откинув плащ и сдвинув со лба шляпу, он подошел ко мне.У меня чуть сердце в пятки не переместилось.Я чувствовала его бешеное биение.
«Так мой муж всё это время был жив!Святая Дева,ну почему я с ним пересеклась?»-промелькнуло у меня в голове.
Я не знала,радоваться ли мне тому,что мой супруг,граф де Ла Фер,объявился или горевать.Если учитывать нашу с ним последнюю поездку на охоту,вряд ли он скажет мне хоть одно ласковое слово и прижмёт к груди… Он,что больше всего вероятно,мне голову от шеи без топора отделит!
- Узнаете вы меня, сударыня? - спросил он.

- Граф де Ла Фер! - прошептала я губами,вдруг переставшими меня слушаться, бледнея и отступая все дальше и дальше от него,
пока не коснулась спиной стены.
- Так, хорошо... - сказал Атос. - Я вижу, вы меня узнали.
«Конечно,муженёк,я тебя узнала!Повешение на деревьях и люди,сделавшие это,так просто не забываются!»-вертелось у меня на языке.

-О,боже!Это не может быть…Нет…-не помня себя от страха,я зажала себе рот рукой.

- Да, миледи, - ответил Атос, - граф де Ла Фер, собственной персоной,
нарочно явился с того света, чтобы иметь удовольствие вас видеть. Присядем
же и побеседуем, как выражается господин кардинал.

Пребывая во власти ужаса,я присела на стул,не издавая ни звука.Наверно, никого не удивит,почему мне было страшно с ним находиться в одной комнате,не то что разговаривать?Как сейчас помню эту жуткую картину:висит на дереве повешенная женщина,в изодранном платье,с отвисшей челюстью и выпученными глазами, недоумевающе глядя вдаль... Граф тогда даже не потрудился привести меня в чувство и самому всё спросить!
- Вы демон, посланный на землю! - начал Атос. - Власть ваша велика, я
знаю, но вам известно также, что люди с божьей помощью часто побеждали самых
устрашающих демонов. Вы уже один раз оказались на моем пути. Я думал, что
стер вас с лица земли, сударыня, но или я ошибся, или ад воскресил вас...
-На мне грехов не больше,чем на вас,граф де Ла Фер!Рано или поздно,но мы бы всё равно встретились в аду!-не стерпела я того,что он навязчиво намекнул мне на то,что я будто являюсь отродьем дьявола,причиной всех пороков и всего зла на Земле.Теперь я у него уже демон...А раньше он меня боготворил, называл ангелом...Для него я была женщиной-чем-то средним между кошкой и ворожеей,если судить о его отношении ко мне...

- Да, ад воскресил вас, - продолжал Атос, - ад сделал вас богатой, ад
дал вам другое имя, ад почти до неузнаваемости изменил ваше лицо, но он не
смыл ни грязи с вашей души, ни клейма с вашего тела!
- Ваша душа не чище моей будет! А есть ли,куда ещё ниже,падать вам,граф?-я вскочила, точно подброшенная пружиной,гневно глядя на Атоса,продолжавшего сидеть.

- Вы полагали, что я умер, не правда ли? И я тоже думал, что вы умерли.
А имя Атос скрыло графа де Ла Фер, как имя леди Кларик скрыло Анну де Бейль!
Не так ли вас звали, когда ваш почтенный братец обвенчал нас?.. Право, у нас
обоих странное положение, - с усмешкой продолжал Атос, - мы оба жили до сих
пор только потому, что считали друг друга умершими. Ведь воспоминания не так
стесняют, как живое существо, хотя иной раз воспоминания терзают душу!
-А вашу душу терзают воспоминания о безвинно повешенной молодой жене?-едко поддела я графа с горькой ухмылкой.-Что-то не очень заметно! Что же привело вас ко мне и что вам от меня нужно?-спросила я сдавленно.
- Я хочу вам сказать, что, упорно оставаясь невидимым для вас, я не
упускал вас из виду.
- Вам известно, что я делала?-спросила я саркастически.-Может вы мне и про появление клейма на плече расскажете?
- Я могу день за днем перечислить вам, что вы делали, начиная с того
времени, когда поступили на службу к кардиналу, и вплоть до сегодняшнего
вечера.
-Да неужели?-я вскинула бровь.
- Слушайте: вы срезали два алмазных подвеска с плеча герцога Бекингэма;
вы похитили госпожу Бонасье; вы, влюбившись в де Варда и мечтая провести с
ним ночь, впустили к себе господина д'Артаньяна; вы, думая, что де Вард
обманул вас, хотели заставить соперника де Варда убить его; вы, когда этот
соперник обнаружил вашу постыдную тайну, велели двум наемным убийцам,
которых вы послали по его следам, подстрелить его; вы, узнав, что пуля не
достигла цели, прислали ему отравленное вино с подложным письмом, желая
уверить вашу жертву, что это вино - подарок друзей, и, наконец, вы здесь, в
этой комнате, сидя на том самом стуле, на котором я сижу сейчас, только что
взяли на себя перед кардиналом Ришелье обязательство подослать убийцу к
герцогу Бекингэму, взамен чего он обещал позволить вам убить д'Артаньяна!
- Браво, граф! Вы сама проницательность! - я поаплодировала Атосу. - Вы никогда не увлекались гаданиями? Получается, что вы сам сатана, а не я...
- Быть может, но, во всяком случае, запомните одно: убьете ли вы или
поручите кому-нибудь убить герцога Бекингэма - мне до этого нет дела: я его
не знаю, и к тому же он англичанин, но не троньте и волоска на голове
д'Артаньяна, верного моего друга, которого я люблю и охраняю, или, клянусь
вам памятью моего отца, преступление, которое вы совершите, будет последним!
- Д'Артаньян жестоко оскорбил меня и обманул,поэтому он умрёт.-проговорила я глухим голосом.-И умрёт за дело!
- Разве в самом деле возможно оскорбить вас, сударыня? - усмехнулся
Атос. - Он вас оскорбил и он умрет?

-Да, он умрёт. Эту дурочку Бонасье, которая влезла в дела, не имеющие к ней касательства, я трогать не буду, но Д'Артаньян поплатится... То,что он - дворянин, его никак не извиняет.
Я не смогла сдержать злорадства,глядя на побледневшего Атоса.
Но вдруг он выхватил из-за пояса пистолет,взвёл курок и направил дуло мне в голову.А что я ожидала?Уж точно не пылкого поцелуя после многих лет разлуки!
Хотя если не предаваться негативизму и вспомнить тот период в наших отношениях,когда он за мной ухаживал...Целуется он просто потрясающе!Когда он поцеловал меня впервые,тогда,во время прогулки по его парку,я минуту была во власти волшебного сна,который бы мне хотелось растянуть на целую вечность...

Но сейчас было немного глупо вспоминать о приятных вещах,когда в твой лоб упирается дуло пистолета.Да и глаза у Оливье были такие натуральные...Черты его красивого лица исказились.Он смотрел на меня с таким гневом,что я даже опешила...Если бы Атос умел испепелять взглядом,от меня бы сейчас осталась горсточка пепла.Да и я питала к мужу взаимную ненависть,так что мы друг друга стоим...
- Сударыня, вы сию же минуту отдадите мне бумагу, которую подписал
кардинал, или, клянусь жизнью, я пущу вам пулю в лоб!-эти слова он произнёс спокойным и властным голосом,будто речь шла об уборке дома.
Его взгляд,мимика и голос напугали бы кого угодно, но не меня... Я смотрела на него отрешённым взглядом и улыбалась. В глазах Атоса я увидела сомнение.
"Даю 100%, что он сомневается в моей адекватности!"- подумала я.
- Даю вам секунду на размышление, - продолжал он.
Я не дрогнула. Мне было любопытно, насколько далеко он может зайти, в своём ревностном стремлении, стереть меня с лица Земли...
- Давайте, граф. Стреляйте. Вы сильный и хорошо вооружённый мужчина, а я лишь слабая и безоружная женщина... Вы, несомненно, являете собой образец галантности.
Таких слов он от меня никак не ожидал. Да и я, от самой себя, тоже.
-Бумагу, Анна! - повелительно сказал Атос, нацелив пистолет мне в висок.
-Какую бумагу? - спросила я таким тоном, будто не понимала, чего он от меня хочет. Иными словами, включила дурочку.-Вам писать не на чем?Вы настолько разорены?
-Не играйте словами,миледи.Вы прекрасно понимаете,о чём я!-вспылил он.
-Нет,не понимаю.-гнула я свою линию.-Если вам нужна бумага,так пойдите и купите-я вам не канцелярия!
С ужасом я услышала,как Атос слегка надавил на курок.У меня в голове будто тоже спусковой крючок нажали.Я пригнулась,и,схватившись за руку Атоса,в которой он держал пистолет,повисла на ней.Выстрел пришёлся в потолок.Слава Богу,что не в меня!Лишь небольшой кусочек штукатурки упал мне на голову.
-Отдайте мне бумагу,которую вам дал Ришелье!-вышел из себя Атос.
-У меня нет никакой бумаги от Ришелье!-я тоже перешла на крик.
Тут Атос схватил меня за руки и завёл мне их за спину так резко,что я взвизгнула.
А чего хотите?У него железная хватка здорового и сильного мужчины!И что я могу против него сделать?
-Та самая бумага,миледи,которую вы прячете в карманах одежды!Лучше сами отдайте!
-Низа что!-выкрикнула я ему это в лицо.-Вы её не получите,потому что у меня её нет!
-В ваших интересах,Анна де Бейль,не противиться!
-Да пошёл ты к дьяволу!-не утерпела я,высказав то,что думала.
-Не сомневайтесь,я вас туда отправлю!Я хочу проститься с вами,Анна...-эти слова у него получились проникнутыми каким-то сожалением...
«Наверно,жалеет,что раньше меня не прикончил,что Ришелье снял меня с того злополучного дерева...»-включила я логику.
-Ушам своим не верю!-театрально воскликнула я.-Выходит,что вы,доблестный и благородный мушкетёр его величества,граф Оливье де Ла Фер,почувствовали странную и острую необходимость проститься со мной?-проговорила я уже медленнее.-Какая большая честь! Какая необыкновенная и неслыханная милость к такой,как я, со стороны такого неисправимого гордеца,как вы! И почему вам взбрело в вашу умную голову,будто для меня ваше прощание может что-то значить?
-Анна,послушайте,-попытался граф вставить своё слово,но я не дала ему это сделать.
-Будьте же честны хоть сами с собой!Вам не терпится поскорее отправить меня в могилу!Так давайте,что застыли?Убейте меня...Смерть будет мне лишь избавлением от вас и вам подобных!-я замолчала и перевела дух.
Потом посмотрела на лицо Атоса.Оно не выражало гнева,скорее растерянность,сожаление и что-то ещё,чему я не могла дать название...
-Нет...не так...Знаешь,сколько ночей я думал о тебе?Ты уже у меня вот где засела,ведьма!Я тобою по горло сыт!Ненавижу тебя!-граф указал себе на шею.
Я рассмеялась жестоким и издевательским смехом.

-Ведьма!-воскликнула я.-Это всё,что вы можете сказать?Я думала,что ваша фантазия богаче,граф.
-Я тоже.Я считал свою выдержку сильнее.-ответил он мне без гнева,чем обескуражил на короткое время.
Не пойму,он сейчас искренен или мою бдительность усыпляет?

-Вот уже много лет,Анна,ты преследуешь меня и отравляешь всё существование!Ты и представить себе не можешь,как я тебя презираю и ненавижу!Поскольку ты отвратила меня от других женщин,я пытался утопить свою тоску в вине...Из-за тебя я и начал пить!
-А я-то причём, если у вас к этому предрасположенность?-ужаснулась я.

-Я даже хотел умереть,только чтобы избавиться от тебя,но смерть оказалась невосприимчивой к моим мольбам и не пришла за мной,чего бы мне хотелось!
-А!-вскрикнула я.-Поэтому вы подумали,что смерть на меня позарится!Ваша логика поражает,граф...-я с издёвкой рассмеялась.

-Ты вполне заслуживаешь смерти...Ты-зло,от которого нужно избавиться!
Я думала,что своими руками его сейчас придушу,но смогла сдержать свою ненависть.
-А ты,Атос?С радостью от меня избавишься?Думаешь,таким способом сможешь от меня отделаться?Ты правда так думаешь?
-Да,Анна!Я в самом деле так думаю!-ответил он мне охрипшим голосом и с вызовом.
Я рассмеялась ему в лицо невыносимым,злорадным смехом.

Меня наполнила какая-то дикая,безудержно-пьянящая радость.Но с каким-то привкусом горечи...Боже,как же мой муж был слаб передо мной со своей ненужной физической силой и своим оружием!В тысячу раз слабее какой-то хрупкой женщины,стоявшей перед ним…
-И ты в этом на 100% уверен,да? Думаешь,что мой призрак и воспоминания обо мне тебя оставят в покое?Дурак наивный!Даже если ты убьёшь меня,мёртвой я буду в тысячу раз страшнее,нежели живая! Старость,болезни,нищета и смерть будут уже не страшны мне… Ты никогда от меня не избавишься!Ты будешь видеть меня везде,в лице и теле каждой встречной женщины!Даже в лице любовниц,если таковые будут,ты будешь видеть меня!Я буду как призрак,как твоя тень,преследовать тебя!

-Ты так уверена?-скептически поинтересовался Атос.
-А твоё желание обладать мной будет усугубляться угрызениями совести...-я подошла к Атосу и поправила воротник его белой рубашки.

-Угрызения совести?По отношению к тебе?Ты заслуживаешь самой суровой кары!
-Да перестань ты обманывать себя и меня хоть сейчас!-вышла я из себя.-Один раз ты пытался от меня избавиться,и что из этого вышло,Атос?В кого ты превратил меня и кем стал сам?-я и сама не заметила,как мои глаза наполнились слезами,а голос предательски дрогнул.-Ты знал,ты всегда знал,что я невиновна,поэтому и терзался,считая меня умершей!
Тогда,9 лет назад,вы могли бы проявить ко мне милосердие!Вы могли сами у меня всё спросить!Да я и хотела признаться вам во всём сразу после нашей свадьбы,но вы меня не поняли... Вы с такой категоричностью отозвались о ситуации,аналогичной моей, вы не захотели даже меня слушать! Вы сказали,что если на человеке клеймо,то так ему и надо-нечего было преступать закон! А я была не виновата! Вы сами отвадили меня от мысли сознаться вам!
-Замолчи!-закричал он.-Замолчи, ради Христа!

-Нет,мой граф!Вы не заставите меня молчать!Всё выскажу,что наболело...Я жива,а верёвка тогда не задушила меня!Я любила вас,граф, и я была невиновна...Я любила вас,а вы меня едва не убили! Вы сами породили из Анны де Ла Фер,милой и доброй девушки,которая любила вас всей душой, адское создание миледи Винтер...
-Ты замолчишь или нет?!-закричал он мне,но я не испугалась.

Я понимала, что это всего лишь его попытка заново разжечь в себе гнев на меня.

-Вас даже не заботило то,при каких обстоятельствах я получила это клеймо!А я скажу вам всю правду,которую боялась открыть тогда,когда мы ещё жили вместе...Я хотела вам сказать,что палач выжег это клеймо, из ревности и неудовлетворённой похоти,на моём плече,дабы никто не зарился на меня больше...А что? Всё равно в глазах людей, и прежде всего,в ваших глазах,я всегда буду виновна...И никому не будет дела...Так оно и вышло...Вы кичитесь своей родовитостью и благородством...Да у вас повешение на дереве собственной молодой жены-лишь форма развлечения...Видно ваше благородство не простирается на такие вещи,как понимание и всепрощение...Можете убить меня снова,граф де Ла Фер,но только сможете ли вы жить с таким пятном на совести-убийство невиновной женщины,которая любила лишь вас одного?.. Сможете ли вы простить самого себя?О себе я даже не заикаюсь,потому что вы никогда меня не простите,хотя в том нет моей вины...-я отвернулась от Атоса,чтобы он не видел моих слёз.Сама себя стыдилась в эти моменты проявлений слабости...
Шмыгнув носиком и утирая, катившиеся из глаз по щекам,слёзы,я продолжала:
-Тогда,много лет назад,я хотела быть вам лучшей женой на белом свете,я хотела большую дружную семью и детей...Я любила вас и была вам верна...Да и сейчас ничего не изменилось,граф де Ла Фер...Я понимаю,что вы ненавидите меня...Я тоже должна вас ненавидеть,но не могу... Я люблю вас... Несмотря ни на что,я люблю вас!-дальше я уже не могла себя держать в руках и упала,исступленно рыдающая,на колени,обняв ножку стола.
Граф де Ла Фер как-то даже притих... Странно... Захватывающее, должно быть,зрелище,потому что почти невообразимое:плачущая злодейка миледи Винтер,баронесса Шеффилд,леди Кларик,Шарлотта Баксон,Анна де Бейль,графиня де Ла Фер...

Стоило кому-то из окружения кардинала Ришелье сказать,что я покраснела,так тут же все начинали по-идиотски ржать...А сейчас...Могу себе лишь отдалённо представить шок графа де Ла Фера при виде рыдающей миледи...

-Браво, Анна!-граф аплодировал мне стоя.-В вас погибает бесподобная актриса! Шикарное представление! Бесстыдное, как и вы сами.

Его презрительная улыбка окончательно меня добила… Вышибить мне мозги было бы куда милосерднее!

-Ну,так убейте меня!При вас пистолет и шпага…что вам стоит?Смерть лучше вашей несправедливости!-я посмотрела на него с таким отчаянием и болью,что граф даже смутился.

Тут только он и заметил,что я рыдала по-настоящему.

-Анна...-Атос взял меня поперёк талии,но я,что есть силы,отпихнула его и ещё более мёртвой хваткой вцепилась в ножку стола.-Анна,прекратите немедленно!Вы так до горячки дорыдаетесь!

-И пусть!-кричала я.-Слягу и помру быстрее!

-Анна,вы слышите меня?Хватит!-Атос по-прежнему безуспешно пытался отделить меня от стола.

-Нет, граф, не хватит! Я устала плести интриги, я устала быть пешкой...

-Странно это от вас слышать... Это же ваше любимое и в совершенстве освоенное занятие...

-Я устала от вашей беспричинной ненависти! Я так больше не хочу! Почему я должна расплачиваться за преступления других, совершённые из ревности и похоти?! Почему, граф?!!-я практически билась в истерике.-Я ничего плохого никому не делала, а палач меня заклеймил только потому, что я отказалась ему отдаться!!!Да и вы прекрасно знаете,что я была невинна,когда выходила за вас замуж и в первую нашу ночь… Вы никогда не думали,почему тогда на охоте я упала с лошади,хотя умела ездить верхом?

Атос лишь покачал головой.

-Я была беременна,а мне в тот день нездоровилось сильнее обычного!Голова кружилась,тошнило,поясница болела,а вы,вдобавок, потащили меня на эту чёртову охоту!Конечно,я потеряла сознание и упала,а очнулась уже повешенной!!!И вы не дали мне возможности даже объясниться!Даже последний бродяга имеет право на справедливый суд,а мне,своей законной жене,вы в этом праве отказали!!! Атос, почему?Почему вы не провели своего расследования и не допросили меня,как обвиняемую, хотя бы?Если бы я и правда была виновата перед вами,вы могли бы тогда отречься от меня и пинками выгнать из своих земель!Могли требовать аннуляции нашего брака у Римского папы… Могли отдать в руки королевского правосудия!Я честна перед вами,мне нечего скрывать,поскольку я невиновна!

-Анна,погодите… Вы сказали,что были беременны?-переспросил граф.

-Да,я была беременна и тогда находилась на третьей неделе!Это был ваш ребёнок!Ваш сын!-кричала я каким-то не своим,дурным голосом.-Если бы кардинал не снял меня тогда с дерева,на котором вы 9 лет назад соблаговолили меня повесить,я бы умерла,а со мной и мой нерождённый ребёнок!

-А ребёнок,что с ним?Где он?-тут же встревожился мужчина.

-Неужели вас это так волнует?-не поверила я.-Когда вы вешали будущую мать своего сына,вас это не волновало,а теперь вдруг волнует!Так всё получается,граф де Ла Фер?!

-Анна,где наш сын и что с ним?-Атос схватил меня за плечи и стал трясти с такой силой,что моя голова болталась из стороны в сторону,как у тряпичной куклы.

-Отдала Ришелье под опеку!-с трудом проговорила я,стараясь не упасть в обморок и не отключиться.Всё расплывалось перед глазами:убогая комнатка в харчевне «Красная голубятня», дрожащий от сквозняков огонёк свечи, мебель, занавески на окнах и такое красивое лицо графа де Ла Фера, с таким горящим взором карих глаз…

-Ришелье?-Атос аж вздрогнул от столь неожиданной новости,выпустив меня.-Вы отдали нашего сына Ришелье?!-в нём с новой силой начал закипать гнев.

-А что в этом плохого?-защищалась я.-Кардинал с ним хорошо обращается,балует,дарит подарки и даже нанял ему учителей!Он сделал для него больше,чем вы!

-И вы так спокойно об этом рассуждаете?

-Да!Потому что мне иногда кажется,будто кардинала больше заботит судьба моего сына и моя собственная,нежели вас!Чем я заслужила вашу ненависть?Я в ту пору любила вас,была вам верна,я родила от вас ребёнка,мальчика!!!

Вдруг я резко упала на пол,моё тело выгнулось дугой.Плохо ещё то,что я головой больно стукнулась об пол.Боль в голове только способствовала усилению моей истерики.

Атос попытался взять меня на руки,но я оказывала уж слишком активное сопротивление.

-Анна,пожалуйста,успокойтесь и прилягте...-мягко начал он.-Вы меня слышите?

Но я ничего не слышала и не видела от застилавших глаза слёз и продолжала истерить в том же духе.

-Анна де Ла Фер,-он всё же смог схватить меня в охапку,-прошу вас,успокойтесь.Мне странно вас такой видеть…И даже обидно…-одной рукой он вытер слёзы с моего лица,а другой обнял за талию и помог встать на ноги,но я тут же вырвалась от него.

-Обидно?-я,не поверив, даже хмыкнула.

-Да.

Минуту мы в нерешительности смотрели друг на друга.

-Какая же я глупая…Вы у меня в гостях, можно сказать, а я даже не предложила вам вина…-с этими словами я достала из-под кровати бутылочку бургундского вина. Десятилетней выдержки, между прочим.Наверно,осталась от прошлых постояльцев.

Потом достала из шкафа два хрустальных бокала. Поставив бокалы на стол,я равномерно разлила вино в бокалы.Я стояла спиной к Атосу и мои волосы вполне заслоняли от него происходящее.Так что он не увидел,как я достала из потайного кармана камзола бумажный пакетик с возбуждающим порошком и высыпала всё в его бокал… Порошок вскоре полностью растворился.Даже в осадок не выпал… Всегда ношу этот порошок при себе на непредвиденные случаи.

-Как это понимать,Анна?-спросил он недоумённо.

-Ваше любимое бургундское вино десятилетней выдержки. - пояснила я.- Не желаете? - я предложила Атосу бокал,в который подсыпала порошок,но он бокала не взял,а лишь недоверчиво посмотрел на меня.-Ладно,я отопью немного из вашего бокала,чтобы вы не грешили на меня напрасно.-я сделала два небольших глотка.-Попробуйте,заодно, и моё вино.

Атос взял мой бокал,в который я ничего не подмешивала,и последовал моему примеру.

-Видите,оно не отравлено.Неужели вы правда думаете,что я бы отравила вас,мужчину,которого люблю и от которого родила ребёнка?Ваше здоровье,граф.

-Взаимно,Анна.

Мне показалось, или в его карих глазах действительно светилась теплота?

Мы с ним стукнулись бокалами. Даже пили на брудершафт.

После этой проверки граф уже без опаски попивал вино из своего бокала,а я из моего.

-Славное вино.-Атос поставил пустой бокал на стол.Я сделала тоже самое.-Спасибо,Анна.

-Всегда пожалуйста,Атос.-я тепло улыбнулась ему и подмигнула.-Я рада,что вино вам понравилось.Вы ценитель во всём.

-Вам правда так кажется?

-Это всем в глаза бросается…-прошептала я ему на ухо страстно и немного приглушённо.-У вас отменный вкус в одежде…Вам так идёт эта рубашка,пояс,жилет и сапоги… А ещё плащ и шляпа…

-Очень польщён.-недоумевающе ответил Оливье, глядя на меня.

-Но без всего этого вам было бы гораздо лучше…

-Куда вы клоните,Анна?

-Я так скучала без вас… -я сняла обувь,украшения и камзол,оставшись в одной рубашке,которая едва прикрывала колени.Потом запустила пальцы в свои волосы и взлохматила их.Светлые кудри красиво рассыпались по плечам.-Вы даже представить себе не можете,как сильно!

Я прыгнула на руки оторопевшему Оливье.Он еле успел меня поймать…

-Вы дрожите… И такая бледная…

-Это от холода…-прошептала я с придыханием, обняв его за шею.-Я замерзла,причём очень сильно… Согрейте меня,и это проидёт…

Намёков графу делать больше не пришлось…

Он отнёс меня на кровать,а потом подставил стулья к двери,чтобы никто не нарушил нашего уединения…

Глава 2.Спасительный выстрел миледи.

В этой комнате, где и правда было прохладно, мы занимались не совсем невинными делами… Скорее тем, чем обычно занимаются наедине мужчина и женщина, распалённые страстью…

Я отдавалась мужу с ещё большим пылом, чем когда-то,9 лет назад… Так приятно было вновь познать ни с чем не сравнимую радость обладания и отдачи… Вновь вспомнить тепло его сильных и нежных рук, которые блуждали по моему телу, лаская каждую пядь… Настоящее блаженство!

Тесно прижавшись к друг другу,мы вновь познавали забытое ранее счастье,которое едва не разрушили из-за своей гордыни и глупости…Мы чувствовали себя,как два человека,потерпевших кораблекрушение и выброшенных волной наслаждения, на берег… Только тёплым и уютным берегом была кровать со смятыми простынями, одеялом и подушками…

Спать не хотелось ни мне, ни Оливье. Мы будто хотели наверстать те 9 лет,что провели в дали друг от друга. Нам казалось,что столько потраченных впустую лет на обиды,месть и ненависть,вряд ли перечеркнёт одна ночь любви… Поэтому мы даже рук не разжимали.

Нам обоим было приятно представлять,что наша кровь (в том числе бушующая в ней лихорадка) передаётся от одного к другому,через сомкнутые в пожатии руки. Что я и он-единое целое. Единый дух,плоть,кровь и разум. Одно сердце на двоих…

Мне было так тепло и хорошо под боком Оливье.

Мы причинили друг другу столько боли,но всё это меркло и бледнело, в сравнении с нашей любовью… Не смотря ни на что,мы всё же любили друг друга и никогда не переставали любить,даже ненавидя!

Теперь никто и ничто не сможет омрачить нашей любви,которая заново возродилась из пепла,в который её когда-то обратил огонь ненависти…

Приподнявшись на своём ложе и опираясь на локоть, я смотрела на спящего мужа. Какой он, всё-таки, красивый и властный… Как с ним хорошо даже просто тихонечко лежать рядом…

Но просто тихонечко лежать рядом с мужем я не могу, ведь меня обязательно потянет на озорство. Я несколько раз дунула ему в ухо,поцеловала в губы и щёку,потом ущипнула легонько за подбородок. Атос не реагировал,а только пробормотал что-то нечленораздельное и нахмурился. Тогда я снова дунула ему в ухо и на пару секунд зажала нос.

-Анна де Ла Фер, если кое-кто не прекратит этого хулиганства, то найдёт проблем на свою очаровательную белокурую умненькую головку!-приструнил он меня.

-С добрым утром,любимый!-проговорила я,едва ли не нараспев.

Ничего не могу с собой поделать,меня распирало от счастья.

-Я смотрю, ты уже проснулась и принялась меня мучить? Как спала?

-Ты издеваешься?-я еле сдерживала смех.-С тобой не отдохнёшь, не соскучишься и не выспишься!

-Потрясающая была ночь… -граф обвёл указательным пальцем черты моего лица.-Я до сих пор не могу в себя прийти…

-Тоже мне-удивил! - обронила я, хмыкнув.-Ты,хотя бы,просто не можешь в себя прийти после всего, а я вползти в себя не могу! И как тебе не стыдно мешать спать всю ночь напролёт бедной женщине?-ласково подшучивала я.

-Бедная женщина,-обратился Оливье ко мне,-вообще-то инициатива от тебя исходила…

-А тебе это даже понравилось!-шутя упрекнула я мужа,за что получила страстный поцелуй в губы.

Хороший способ граф де Ла Фер нашёл,чтобы заставить меня помалкивать… Нарочно буду напрашиваться!

-Ты вина хочешь?-спросил он,встав с кровати и быстро одевшись.

-Да нет… Спасибо… И так из-за тебя голова кружится…-я с озорством подмигнула ему.

-Интересно, куда Д’Артаньян запропастился?-резко поменял Атос тему, помогая уже одеваться мне.

Мои руки меня не слушались,будто я от них отбилась… Поэтому,пока муж помогал мне завязывать тесёмки на рубашке,я мучительно размышляла:

«Д’Артаньян… А правда,куда он мог запропаститься? Точно! Вино! Нельзя,чтобы Д’Артаньян умер, особенно после моего примирения с мужем!»

Я,как молнией поражённая, вскочила с кровати, нацепив плащ и сапоги Атоса. Я и пистолет его прихватила. Слава Богу,он был заряжен… Ну и ещё вытащила,пока Атос не видел,бумагу от Ришелье из кармана своего камзола.

Чтобы разблокировать дверь,пришлось отпихнуть в сторону стулья. Открывая засов на двери, я так торопилась, что сломала пару ногтей. Сделав это,я опрометью выбежала из комнаты и спустилась вниз. Атос был шокирован такой моей реакцией,мягко говоря…

Наверно, я представляла собой забавное зрелище: растрёпанная женщина, одетая лишь в короткую рубашку и плащ,с пистолетом в руке и обутая в мужские сапоги… Хоть пугалом на полях работать,а не у Ришелье агентом, честное слово!

Явившись в зал,я застыла,как соляной столб.

Д’Артаньян хвалил заведение и предлагал выпить за благополучие хозяев. Прямо с горла-так только плебеи пьют! Но это сейчас было неважно, а вот то,что бутылочка отравлена мной… Это проблема посерьёзнее, нежели простецкие замашки гасконского юнца.

Я хорошенько прицелилась и выстрелила прямо в бутылку. Стёкла разлетелись во все стороны,а вино пролилось на пол. Паренёк потрясённо смотрел на меня.

-Не пугайся,не привидение видишь.На счастье.-сказала я всего лишь.-Что уставился?Никогда довольную миледи не видел?-спросила я у поражённого гасконца и отдала ему бумагу.

Да,ту самую бумагу,где написано : «Все, что сделал податель сего, сделано по моему приказу и для блага государства».

-Скачи к Ришелье. Он знает,где твоя Констанция досуг справляет. Только я хочу тебя предупредить,что твоя дама сердца-непроходимая дура,которая вечно куда-то встревает.Потом не жалуйся,что я не предупреждала тебя.

-Спасибо вам,миледи!-гасконец горячо расцеловал меня в обе щёки и обнял. Я думала,он меня задушит или,в лучшем случае,рёбра мне все сломает!-Я обязан вам спасением женщины,которую люблю! Я думал,что вы злая,но мне очень приятно было в этом ошибиться!

-На свадьбу пригласишь,если отблагодарить захочешь!Быстрее уезжай,пока я не передумала. Граф де Ла Фер останется, потому что уладил со мной ещё не все дела.-сказала я ему напоследок и ушла обратно к себе в комнатку,где остался ничего не понимающий Атос.

Д’Артаньян,тем временем,уже галопом скакал на своём рыжем иноходце к человеку,который знал,где госпожа Бонасье. Компанию ему составляли Портос и Арамис.

Тем лучше-хоть время с мужем проведу наедине!

-Анна,какая муха тебя укусила?-спросил он меня,едва я переступила порог.

-Никакая.Жив-здоров твой друг.Я всего лишь ему подсказала,где искать Констанцию Бонасье.

-Вот это новость!-только и вымолвил граф.-Анна,отдай мне бумагу,полученную тобой от Ришелье.

«Вот же какой внимательный… До сих пор помнит!»-подумала я с иронией.

-У меня её нет.

-А если найду?-спросил Атос.

-Не найдёшь.Она у Д’Артаньяна. Д’Артаньян ,Портос и Арамис поехали за Констанцией. Если ты мне не веришь,можешь догнать Д’Артаньяна и спросить. Больше мне эта бумага не нужна.

(Нет,правда,зачем мне нужно плести все эти интриги,если Оливье вновь принял меня?)

-Я верю тебе,Анна.-Оливье поцеловал меня в лоб.-Собирайся быстрее,копуша. Нам ещё за нашим сыном к Ришелье ехать,а потом в Берри.

Чтобы собраться,мне хватило и пяти минут.

А вскоре мы уже скакали на лошади во весь опор к Ришелье,на временном попечении которого находился мой сын… Вернее,мой и графа… В общем,я запуталась! Ладно,приедем к кардиналу,а там разберёмся… Самое главное, что больше мне и графу не придётся быть одинокими. Отныне перед нами новая и счастливая совместная жизнь. Даже смерть не в силах разлучить нас.Если нам и суждено будет попасть в Рай,Чистилище или Ад,мы войдём туда,взявшись за руки…

Глава 3.Здравствуй, папа…

Мы добрались до Сюржера,где и находился сейчас кардинал,за одну неделю. По пути мы останавливались у встречных крестьян,в заброшенных хижинах и разбивали палатку, чтобы придать нашей поездке больше романтичности.

Оказывается, мой муж умеет готовить пищу на огне лучше меня! Я как-то взяла на себя смелость попытаться приготовить суп. Результат-пожар на кухне. Хорошо,что его удалось быстро потушить и хижина была бесхозной, да и не сгорела. Чудом уже было то,что никто не пострадал. Граф де Ла Фер дал клятвенное обещание, что близко меня к кухне не подпустит, когда мы приедем в его имение. На пушечный выстрел не даст приблизиться. Я не обижалась. Что есть, то есть. Не входит кулинария в число моих талантов.

Зато мы взглянули друг на друга с другой стороны. Атос перестал видеть во мне демона, посланного на землю. Для него я стала просто женщиной, со своими слабостями и достоинствами, которая тоже имеет право на ошибки. А я больше не видела в муже тирана-женоненавистника и маньяка. Я не держала на него зла за тот инцидент с деревом, а он даже и не заикался о том,что у меня шедевр нательного творчества на плече. Он теперь понимал,что я не виновата,поэтому и не затрагивал лишний раз ненавистную мне тему. Само воплощённое понимание и тактичность…

Нет,всё-таки,в том, чтобы быть замужней женщиной,есть свои плюсы. Например, то,что рядом всегда есть тот,кто тебя поймёт и поддержит в трудную минуту. А если ты оступишься,поможет встать на ноги и отряхнув платье, скажет: «Чтоб больше никуда не встревала.» Или вообще удержит от каких-либо глупостей.

Прав был тот, кто сказал: «Самое большое счастье в жизни - это быть любимым и самому любить.»

Нам обоим, мне и Оливье, было немного не по себе от того, что мы снова вместе, спустя столько лет. Отвыкли мы друг от друга. Но нас обоих радовало то, что у нас впереди вся жизнь, чтобы счастливо жить вместе в его родовом замке и любить друг друга вечно, как клялись у алтаря. Глядишь, мы так вместе и состаримся, видя, как растут наши дети, а потом и внуки… Наверно, Атос будет хорошим отцом нашим детям и дедушкой-внукам. А я буду безалаберной мамой и бабушкой, которая даже готовить и вязать не умеет. Хотя мне всего-то 25 лет, ещё будет куча времени научиться. Если Атос подпустит меня к кухне, конечно… Никогда не сомневалась в том,что наша семья немного, даже сильно, отличается от всех других семей.

Наконец-то мы добрались до места. Ришелье принял нас очень радушно, велев приготовить жареного фазана, креветок в винном соусе и подать ликёр. Меня даже удивило,что Арман-Жан дю Плесси де Ришелье на меня не сердился,хотя я отдала подписанную им бумагу Д’Артаньяну! Действительно, есть, за что на меня обижаться…

Как всегда,кардинал был весь в делах и заботах о благе Франции.

- Я и мой супруг, граф де Ла Фер, рады видеть вас в добром здравии.-сказала я это скорее для того, чтобы рассеять гнетущее молчание,царившее в комнате,где кардинал принимал нас и вершил государственные дела.

(Не скрою,я была счастлива,что могу называть отныне Оливье своим супругом. Я и не думала, что когда-нибудь буду вновь иметь на это полное право.)

-Граф, графиня,-обратился Ришелье к нам,-я тоже счастлив вас видеть.

-Взаимно, монсеньор.-Атос кивнул и улыбнулся.

-Я так поняла, Д’Артаньян у вас уже был?-осторожно поинтересовалась я у кардинала.

-Был и не один.-Ришелье как-то странно на меня посмотрел.

Понял,что я ему бумагу отдала.

-Граф де Ла Фер,можете поздравить вашего друга с назначением на должность лейтенанта королевских мушкетёров. Может быть,даже удастся погулять на свадьбе молодого лейтенанта и Констанции,когда та аннулирует свой брак с галантерейщиком Бонасье. В следующий раз пусть Д’Артаньян вежливо попросит миледи отдать ему ценные бумаги, а не отбирает силой.-опять Ришелье посмотрел на меня и Атоса своим пронизывающим взглядом.-Не так ли, миледи?

У меня нашлось сил только кивнуть.

«Слава Богу, повезло! А кардинал надо мной ещё и издевается! Ну, хоть какая-то от Д’Артаньяна польза. Молодец парнишка. Хороший способ нашёл меня прикрыть перед Ришелье. Только бы эта Констанция Бонасье Д'Артаньяна до ручки не довела… »

-Кстати, о миледи, господин, - напомнил Атос. - Я прошу вас уволить мою жену и мать моего сына с вашей службы.

-Сына,которого вы не слишком торопитесь узнать,граф де Ла Фер?-Ришелье почесал переносицу.-Вы такой же странный и удивительный муж,как и отец…

-Не поверите,монсеньор,сам недавно узнал от своей жены о существовании сына. Но вы ошиблись,полагая,что мне он безразличен.-ответил ему граф.-Анна сказала мне,что мальчик под вашей опекой.

-Так оно и есть.-подтвердили в один голос я и кардинал.

-А что с увольнением миледи?-не отступал Атос.

Видно, Атос очень интересовался этим вопросом.

-Уволить миледи? – уточнил Ришелье.-А вы,миледи,хотите сами быть уволенной?

-Если так хочет мой супруг! - воскликнула я с энтузиазмом. - Я подчиняюсь его воле! И заметьте,с радостью!

Оба,Атос и Ришелье,смотрели на меня,словно я на их глазах в лебедя превратилась. Или у меня хвост с рожками выросли.

-Что ж,миледи,мне было приятно работать с вами.-сказал кардинал,подписывая какие-то бумаги.

-И мне было приятно работать под вашим началом,монсеньор.Спасибо за всё.-ответила я ему.

-Вы уволены,миледи.-кардинал отдал бумаги мне.-Вот и ваш титул графини де Моро-де Ла Фер. Делайте со своим титулом,что хотите.

Я и Атос одновременно встали со стульев,поклонились и промолвили:

-Благодарю!

-А наш сынишка,монсеньор?-спросила я.-Где он сейчас?

-Мы бы хотели забрать его в Берри.Анна очень долго его не видела,а я вообще ни разу в жизни.-подтвердил Оливье.

-Играет во дворе с детьми слуг. На днях он смастерил себе оружие и доспехи. Теперь устраивает крестовые походы на территории моего двора. Он и плащ себе тамплиерский сделал.-Ришелье покачал головой.-Ни минуты не сидит на месте,так же,как и его родители…

У Атоса и у меня это вызвало смешок. Я уже представляла своего сынишку в белом плаще с красным крестом,держащим в руке выструганный из дерева меч.

Дворецкий кардинала Огюстен проводил нас во двор, откуда были слышны отзвуки детского смеха, разговоры и шумные игры.

-Анна,ты видишь нашего сына?-спрашивал Атос,высматривая среди стайки играющих детей, мальчика в тамплиерском плаще и игрушечных доспехах.

-Он где-то здесь,Оливье.Ришелье сказал,что он играет во дворе. Давай его ещё поищ…

Я не успела договорить,потому что что-то большое и чёрное сбило меня с ног.

-Кошелёк или жизнь,мама!-мальчишка снял с себя чёрную,как и всё его одеяние, маску,засмеявшись звонким смехом.

Это был Джон Френсис.

-Джон,смерти моей хочешь?Не пугай меня так больше!-отчитала я сына,поднимаясь с земли.

Атос помог мне встать и оттряхнуть дорожный костюм.

-Мамочка,я так скучал без тебя!-Джон кинулся мне на руки и обнял за шею.-Где ты так долго пропадала?

-Я тоже очень по тебе скучала,мой родной!-я едва сдержалась,чтобы не заплакать при ребёнке.-Разве тебе было плохо у дяди Ришелье?-спросила я наивно.

-Нет,он очень добрый и с ним весело,но без тебя было тоскливо!-голубые глаза Джона встретились с моими.

-Мой дорогой…-я даже всплакнула.-Боже,сынок,ты такой тяжёлый,что руки отваливаются! Так сильно вымахал… Скоро выше мамы будешь.-я опустила сынишку на землю.

-И не только выше мамы.-дополнил Оливье.-Здравствуй,сынок!

Атос потрепал сына по волосам,но мальчик в недоумении отшатнулся.

-Вы кто,сударь?-задал ребёнок вопрос.

-Джон,граф Оливье де Ла Фер твой отец. Будь к нему теплее.-сказала я спокойно и ободряюще улыбнулась сыну.

-Мой отец погиб на войне,когда я даже не родился.-простодушно ответил ребёнок.

-Это не правда.-возразил Атос.

-Но мне так сказала моя няня.-Джон недоумённо нахмурился.

Нахмурился и Атос.

Тут меня точно громом поразило. Конечно, Джон Френсис не похож на лорда Винтера,а также мало похож на меня,за исключением голубых глаз,и мою дальнюю, неизвестную мне самой, родню! Он же вылитый де Ла Фер-сходство портретное!Только глаза голубые,унаследованные от меня,а в остальном-вылитый мой муж! Тот же характер, цвет волос, форма губ и носа,подбородок. А так же гордый,красивый и волевой профиль де Ла Фера! Даже хмурятся они одинаково! Да… Богата жизнь на сюрпризы!

-Нет,счастье моё. Твой отец не погиб на войне.-я наклонилась к сыну и взяла его ладони в свои.-Он жив и здоров. Просто твой папа был в плену у пиратов и не мог послать тебе весточки. Но твой папа очень храбрый,отважный,сильный и умный. Он смог сбежать. Не так ли,Оливье?-я посмотрела с надеждой на Атоса,ожидая,что он подыграет мне,выдав мою красивую сказку для нашего сына, за правду.Потом я поднялась с колен.

А что? Не рассказывать же ребёнку,что мамочку заклеймили по молодости,за то,что палачу не отдалась; а папочка, спустя некоторое время после свадьбы, увидел это клеймо и повесил свою беременную жену,то есть маму своего милого сыночка. И что мама всё же выжила,а в Англии сразу нашла себе богатого избранника,который на ней женился и считал,что мама беременна от него. А уж про то,как его мама соблазнила его папу в харчевне «Красная голубятня» , мальчику и вовсе знать не полагается… В общем,такую густую кашу заварили,что до сих пор расхлёбываем… И как весь этот бардак объяснить ребёнку,которому нет ещё и девяти лет? Приходилось мне сочинять трогательные до слёз истории на ходу.

-Да,сынок,всё так и было.-выручил меня Атос.-Всё в точности,как сказала мама… Теперь мы все будем вместе.

Лицо Джона засияло. В глазах отражалась радостная восторженность. Он смотрел на высокого и статного красавца-дворянина,на его благородные и красивые черты лица. Карие глаза графа де Ла Фера глядели на сына тепло и по-доброму,с безграничной нежностью. Именно таким мальчик и представлял своего отца.

-Не хочешь обнять своего папу, Джон?-шепнула я на ушко сыну.

Мальчик захотел броситься к Атосу и обнять его,но не успел. Атос подхватил ребёнка на руки,нежно прижал к груди и усадил себе на шею.

-Ну,с вами и так всё ясно.-услышали мы позади нас голос Ришелье и обернулись.-Вот,мадам Анна де Моро -де Ла Фер,вы и обрели семью. Поздравляю вас. Граф де Ла Фер, глаз с неё не спускайте. Именно вам я поручаю эту молодую даму, которая стала близка мне, как родная.

-Очень рад такому поручению…-Атос легонько ущипнул меня за руку.

-Ай!Атос,какой же ты вредный!-воскликнула я.

-Не обижай маму!-заступился за меня Джон.-Она у нас хорошая…

«А ведь мой сын так мало знает меня… И я для него хорошая,как он сам сказал. Не могу представить себе теперь,как я раньше жила без него… Он же часть самой меня…»-думала я.

У Ришелье мы погостили где-то три дня. Отдохнули хорошо,нормально выспались. Ещё вдоволь играли и общались с нашим ребёнком. А я даже сперва боялась,что муж и сын не поладят,но напрасно. Джон,такой подвижный,умный,добрый и непоседливый,быстро нашёл общий язык со своим папой. Как шутил Атос,этот хитрый мальчишка и эта ехидна, то есть я, его в рабство обратили. Хотя никто никого не обращал-Атос сам позволил мальчишке его захомутать. Он питал слабость к своему первенцу,в отличие от меня. Я не позволяла так себя вести Джону со мной. Это его уже граф де Ла Фер за три дня,что мы гостили у Ришелье,распустить умудрился,а не я. А ещё говорят,что мужчины более строже воспитывают детей,чем женщины. Ничуть! У меня так этот пострел не распускался,как у Атоса…

Вместе со своим мужем и сыном я возвращалась в Берри,где находилось имение моего супруга. Ехали все верхом.

Глядя на то,как Атос поддерживает в седле Джона,чтобы тот не упал с лошади,я не могла сдержать улыбку. Иногда,когда Атос на минутку отвлекался от контроля над сыном,я ловила его обволакивающий и проникающий в душу,обжигающий взгляд.

Когда мы проезжали мимо небольшого пруда в парке, я приблизилась к нему.

-Атос,ты рад,что мы наконец-то вернулись домой?-спросила я.

-Конечно.-ответил он искренне.

-Ты понимаешь,что отныне будешь жить под одной крышей,пока смерть не разлучит,с невозможной женщиной,которую даже на кухню пускать опасно?-поддела я его нарочно.

-Прекрасно понимаю и всем доволен.-услышала я такой ответ от графа де Ла Фера.

Атос спешился,а потом помог сойти с лошадей мне и сынишке. Джон убежал исследовать замок,откуда доносился запах свежевыпеченных пирогов.

-Вот что,Анна,давай попробуем всегда жить с тобой спокойно и без приключений,на одном месте?Хотя бы ради нашего сына?

-Смеёшься?Это моё самое большое желание!-воскликнула я горячо.-Мне ничего другого и не надо!

-Анна,хочу тебя предупредить,что я ужасно несносен…-Атос притянул меня к себе и взял на руки.

-Я тоже не образец послушания и смирения,так что мы в чём-то схожи.

-Ничего,Анна. Как-нибудь уживёмся до тех пор,пока смерть не разлучит нас…

-Я и после смерти тебя не оставлю,граф де Ла Фер…

Обняв Атоса за шею,я посмотрела в небо,где пролетели два жаворонка. В голубом небе светило солнце и не было ни облачка…

«Хороший признак.-думала я, положив голову на плечо мужа.-Это,наверно,к счастью... Которое больше ничто не омрачит…»

А граф,крепко держа меня на руках,направлялся к нашему замку,исследованием которого занимался в это время наш сын…

Глава 4.Что же было потом?

Прошло девять месяцев,с тех пор,как я и Атос помирились и решили жить вместе по-человечески. Граф по-прежнему не подпускал меня к кухне, ближе,чем на пушечный выстрел. Ну и пусть, всё равно он лучше меня готовит. Так что в этом нет ничего страшного.

За исключением готовки,я старалась всё делать по дому сама. Зачем перекладывать на слуг то,что тебе самому по силам?

Только слуги возмущались,соглашаясь с моим мужем,по поводу того,что графине не пристало утруждать себя домашней работой. Тем более,на последнем месяце беременности.

Да,я была беременна и находилась на девятом месяце. Видно,всё произошло в ту ночь любви, в «Красной голубятне»…

Кстати,чувствовала я себя просто потрясающе и бессовестно счастливой,потому что ждала ребёнка от любимого мужчины. Даже сильный токсикоз не мог омрачить моей радости предстоящего материнства.

Все в имении поговаривали,что у меня и мужа родится мальчик. Причём свои прогнозы делали,глядя на меня и на то,что я обычно употребляю в качестве еды. Кислой,солёной и мясной пище я отдавала большее предпочтение.Отсюда люди и делали свои выводы.

Я постоянно слышала комплименты в свой адрес. Каждый считал своим долгом сказать,как я похорошела. Существует примета,что если женщина во время беременности становится ещё красивее,то родится мальчик. А если у неё отекает лицо и выступают там же пигментные пятна,то родится девочка,поскольку девочки будто забирают красоту у матерей. А ещё,если даже на поздних сроках видна талия, будет мальчик.

Да и походка у меня стала несколько неуклюжей,как у утки… Плюс меня охватила жажда активной деятельности. Пока Атос был на службе у де Тревиля,а следом за Атосом напросился и Джон, я отдала приказ о строительстве школы для местных крестьян. Надеюсь,идея с образованием для всех слоёв населения приживётся… А что?Всё равно делать нечего.Срок у меня уже приличный,не до путешествий.На кухню готовить меня не пускают,потому что я сущее стихийное кухонное бедствие.Прибирать в доме тоже мешают,верхом ездить тоже нельзя.К интригам я охладела и больше их плести не хочу. Атос и Джон в Париже у де Тревиля… Что,спрашивается,делать бедной миледи?Вот и ставлю опыты в имении мужа.

Но положительные моменты есть.Я подружилась со всеми нашими крестьянами и уже скоро помнила,как зовут каждого.Кстати,у всего женского населения наметилась очень нездоровая тенденция рисовать себе хной лилии на левом плече.Хоть в суд на них подавай за плагиат!Нет бы что-то своё придумать,так они за мной повторяют! Зато от них я получала множество дельных советов о том,как правильно заботиться о детях. Несмотря на то,что мне уже доводилось рожать,я совсем не умела обращаться с маленькими детьми.Когда родился мой старший сын,я не имела возможности им заниматься,поэтому пришлось искать для него кормилицу. В то время я не могла себе позволить быть обычной женщиной и посвящать всю себя ребёнку. Да и моя служба у Ришелье не оставляла на это времени. Но теперь всё было иначе.

Несмотря на то,что прошло уже 9 месяцев,я должна была скоро родить и муж меня любил,я чувствовала себя,как в каком-то сне. Будто не своей жизнью я живу.Очень неприятное чувство,что ты словно, без зазрения совести,пользуешься чужим счастьем,которое у кого-то украла. Мне до сих пор казалось,что моя нынешняя счастливая жизнь-лишь мираж,который рассеется, стоит мне протереть глаза.Как сон,который прекратится,едва я ущипну себя за руку… Не так-то просто изгонять из своей памяти и души призраков прошлого…

Так вот я и жила в Берри после своего воссоединения с Атосом. Никаких приключений и риска.Никаких заговоров и интриг.Тихая и спокойная жизнь обыкновенной дворянки,которая счастлива в браке,любит и любима,сама занимается воспитанием и образованием своего сына.К тому же,готовится к рождению второго ребёнка.

Так же я улаживала споры и разногласия между крестьянами,пока Атоса не было дома. Часто мне приходилось быть независимым экспертом в разбирательствах,касательно земельных участков и приданого,доводилось мирить родителей и детей. И,разумеется, судила неверных супругов. Но,вынося решения,я всегда руководствовалась правилом: «семь раз отмерь-один отрежь».Зная,каково становиться жертвой скорого и несправедливого суда,я всегда старалась разобраться в причинах поступков,не цепляясь к следствиям. Поэтому всех всё устраивало. Меня любили и мне доверяли,потому что знали:я никогда никого не буду судить,не разобравшись в проблеме,как следует. Ни у кого не возникали сомнения в том,что справедливость восторжествует и виновные будут нести ответственность,соразмерную с проступком.

Атос вполне разделял мои взгляды. Он,как и я,никогда не судил человека,не попытавшись вникнуть. Атос бы простил крестьянина,который убил на его угодьях двух уток,чтобы накормить голодающую семью. Он бы даже ему денег дал,чтобы помочь в столь бедственном положении. Но он никогда не проявил бы снисхождения к браконьеру,который незаконно охотится на его земле,а добычу продаёт на рынке… Я тоже считала,что мой муж поступает более чем мудро.

Атос был очень доволен моей позицией.Постоянно говорил,как ему повезло с такой хорошей женой… Мне тоже повезло,что у меня такой замечательный муж.Любит меня, Джона и нашего будущего ребёнка,верный,добрый,заботливый… Удивительно,как на людей отлично влияет счастье! В свою очередь,я делала всё,чтобы мой муж и сын мною гордились. Вела себя благопристойно,не перечила супругу(ну разве что мягко и не навязчиво убеждала в своей правоте). Хранила верность Оливье и была хорошей мамой сыну…

Снизила налоги,чтобы облегчить жизнь крестьян. Они и работать стали охотнее,видя,что до них кому-то есть дело.

Любой,кто знал меня в ту пору,когда я ещё была агентом кардинала Ришелье,сказал бы,что моя нынешняя жизнь однообразная и скучная. А мне и не надо острых ощущений. Зачем? Опять ставить под удар вновь обретённое счастье? Нет уж, премного благодарна! Лучше буду спокойно жить с мужем и сыном в его родовом замке, и готовиться к рождению ребёнка!

К тому же этих острых ощущений мне и дома хватало. Например, когда Джон изъявил желание уехать в Париж и пойти на службу к де Тревилю. Он потому и просился в Париж с Атосом…

«Ленивый мальчишка! Лишь бы от уроков отлынивать!»-думала я о сыне с ироничной досадой. Но меня брала и гордость за сына-по стопам отца идёт!

Вот любит Атос потакать сыну,ничего с этим не поделаешь! Я могла его понять:у него совсем недавно наладилась жизнь,он стал по-настоящему счастлив,у него есть сын и скоро родится второй ребёнок,да ещё и жена,которая пошла бы за ним пешком хоть на край света… Конечно,он стал намного добрее и мягче. Он всегда был таким,но сейчас это сильнее проявилось в нём. Ох,чует моя интуиция,он окончательно Джона избалует! А может быть,я ошибаюсь и Джону уже вконец избаловаться не грозит? Да,вот и хвалённая мужская строгость в воспитании детишек,особенно сыновей!

Но всё решилось само собой. Де Тревиль согласился принять Джона в свой корпус,где обучались военному делу дети мушкетёров,когда тому исполнится 10 лет. Думаю, год наш с Атосом сын потерпит, прежде чем исполнится его заветная мечта.

Да и не особо-то мне хотелось,чтобы сын уехал от нас на несколько долгих лет учиться в Париж. Но если уж ему так захотелось,то я не буду препятствовать его счастью. Тем более,что Атос выбор сына всячески одобряет и поддерживает.

Быстро спелись дуэтом,что я могу поделать…

Так вот мы и жили. Без каких-либо приключений.

В положенное время я родила мальчика. Красивого,здорового и крепкого. Как только я его увидела,то сразу поняла,что он мало походит на меня. Больше он похож на своего папу,графа де Ла Фера. Вот так всегда: вынашиваешь его 9 долгих месяцев,рожаешь пять часов и мучаешься,а малыш изволил на папу быть похожим!

Я вспомнила,как рожала своего старшенького 8 часов! Я думала тогда,что проще умереть. Две служанки и повитуха мне говорили,что с первым ребёнком всегда так,а со вторыми и третьими уже легче. В их словах есть смысл…

Как только я родила,служанки подхватили маленький плачущий комочек,отмыли,нарядили,счастливому отцу показали и послали за кормилицей для крохи.Для Рауля де Ла Фера,как его назвал Атос… Я хотела назвать мальчика Андре, но моему мужу больше нравилось имя Рауль. Чтобы в доме не было между мной и Атосом скандалов, назвали малыша Рауль-Андре.

Почему-то считалось, что знатной даме вредно самой кормить ребёнка. Дескать, для здоровья вредно и грудь портит. Зачем напрягаться хрупкому тщедушному созданию, когда вокруг полно здоровых крестьянок, рожающих каждый год по ребёнку, которые смогут не то что одного, а троих выкормить?

Если быть честной, меня такой образ мыслей приводил в недоумение. Ведь если я смогла благополучно выносить и родить ребёнка, из этого следует, что я и кормить его сама могу. Природа всё предусмотрела! Да и я, на второй день после рождения Рауля, уже была, более-менее, бодренькая. Осложнений никаких не было.

Не хочется казаться грубой, но меня ужасно бесило это кудахтанье нянечек, которые все в один голос утверждали: «мадам графиня, вы ещё так слабы и не оправились после родов! Вам очень вредно перенапрягаться, потому что роды отняли у вас много сил! Первое время вам лучше лежать в постели. Ни о каком самостоятельном кормлении не может быть и речи, пока вы не поправитесь и не встанете на ноги!»

Кошмар! И это мне приходилось выслушивать даже на десятые сутки после родов!

Вот именно такое отношение я и ненавидела.А так же намерения нянек устроить мне постельный режим. Никогда не любила пассивность. Если я буду постоянно находиться в постели,я буду приходить в себя месяцами.

Это тихий ужас! Мне приходилось буквально воевать за возможность самой кормить Рауля грудью! И вечно выслушивать кудахтанья (по-иному это назвать нельзя) о том,что я совсем не берегу своего здоровья и не слежу за собой.

Хорошо,что хоть Атос не примкнул к ним,а то бы мне вообще никакой жизни не было.

-Делайте так,как моя жена вам говорит.-отдавал он распоряжение.-И не расстраивайте её.

И тут же выслушивал всхлипы, охи-ахи-вздохи… И упрёки, что он «совсем не любит бедную графиню, не заботится о ней, хотя она ему уже второго сына родила»!

Заботился мой муж обо мне и очень хорошо! Не перегибал палку, превращая свою заботу, любовь и внимание, в удушающую чрезмерную опеку!

Поесть приготовит,в доме приберёт,с малышом Раулем обожал нянчиться, старшему сыну с уроками помогал. А так же вёл с ним разъяснительные беседы о том,что мама и папа его очень любят,и рождение второго ребёнка не говорит о том,что он перестал для нас существовать. Наоборот. Атос всячески внушал мальчику,что теперь он старший в семье после него,а так же поддержка и опора для мамы,то есть для меня. Джон это прекрасно понимал и гордился. Раз у него появился младший брат, значит, он сам стал даже взрослее. Тем лучше. Два бесценных помощника тоже очень хорошо. Джон помогал мне с Раулем ничуть не хуже мужа. Мальчик рассказывал Раулю сказки о прекрасных принцах и принцессах,коварных злодеях,тёмных магах,драконах и эльфах с русалками и феями,о дальних неведомых странах и их жителях. Все сказки он выдумывал сам, в своей умной голове. Раулю они очень нравились, хотя он был ещё слишком мал, чтобы понимать смысл. А я советовала Джону записывать его сказки в тетрадках,чтобы из головы не вылетели,что он и делал.

Я очень даже хорошо справлялась со своими материнскими обязанностями,которым была рада. Лучше самой заниматься своим ребёнком,чем ловить себя на мысли,что твой сын больше принадлежит мамкам-нянькам,чем тебе самой. Я хочу,чтобы первыми словами моего с Атосом сына, были «мама» и «папа»… Лично мне будет обидно,если первым словом у Рауля будет имя его няни. Да, я в этом отношении очень ревнивая. Уж такая, какая есть.

Я искренне сожалела о том времени, когда не могла быть заботливой матерью Джону. Я не видела, как он растёт. Не я сидела возле его колыбельки, когда он болел; и не я успокаивала его,взяв на руки,когда у него прорезывались зубы. Я не видела,как он научился сидеть, ползать, ходить и говорить. Первым его словом было не «мама»,а имя кормилицы, которая о нём заботилась и которую он считал мамой. Кормилицу,а не меня… Я помню, как однажды приехала, после очередного выполненного поручения Ришелье, навестить сына. Тогда мне было 18 лет,а сыну два года. Встречать меня вышла его кормилица Виктория Сеймур, ведя Джона за ручку.

Как сейчас помню эту сцену…

-Миледи, как хорошо, что вы приехали!-восторженно приветствовала меня молодая женщина.

-Виктория,я тоже этому очень рада.-ответила я на её приветствие. А потом подхватила сына на руки, прижимая к груди.-Мой хороший,как я по тебе соскучилась!Мой дорогой,мой ненаглядный!Джон,я приехала,ты разве не рад?

Но ребёнок расплакался прямо у меня на руках и принялся активно отталкивать меня своими маленькими,но сильными ручками.

-Отпусти меня! Ты чужая тётя!Я к маме хочу!-кричал истошно Джон.

Мне было больно,горько и обидно. Я не злилась на него. Он же пока совсем маленький и не понимает,как эти его слова рвут мне сердце на части.

← Предыдущая страница | Следующая страница →