Поделиться Поделиться

Авдусин Д.А., Полевая археология СССР, М., 1980 2 страница

Стремление получить вещи приводило к выбору для раскопок наиболее богатых памятников. В дореволюционной России раскапывались преимущественно курганы, в изучении которых были достигнуты большие успехи. Но недостаточное внимание к раскопкам поселений суживало круг не только изучаемых предметов и сооружений, но и изучаемых источников и проблем.

Развитие полевой археологии в советское время.После Великой Октябрьской социалистической революции перед археологией встали новые задачи. Она заняла подобающее ей место в советской исторической науке, которая развивается на основе марксистско-ленинской методологии. Широкий путь для археологии расчистили ряд декретов и мероприятий Советского правительства и его политика подъема культурного уровня народа. Отмена Советской властью частной собственности на землю, объявление недр собственностью государства устранило многие препятствия с пути археологии.

Полевая археология в советское время добилась крупных успехов. На средства Академий наук СССР и союзных республик, Московского и местных университетов, педагогических институтов, музеев и других учреждений работают сотни археологических экспедиций. Археологические работы подчинены единому плану, который предусматривает разработку наиболее важных и актуальных проблем.

Советская археология получила в наследство от дореволюционной науки приемы раскопок, не всегда соответствующие тем задачам, которые встали перед ней. Разработка новых приемов произошла, конечно, не мгновенно и заняла известное время, в течение которого у нас господствовали старые приемы раскопок. Почти не уделялось внимания раскопкам поселений, которые копали траншеями, курганы все еще исследовались колодцами, но советские археологи искали возможности для решения новых задач и все более совершенствовали приемы полевых исследований.

Развитию археологии способствовало и то, что она перестала быть наукой любителей и стала наукой университетской. Преподавание археологии было введено в советских университетах в 1922 г. Этот акт знаменовал собой соединение археологии и истории. В 20-е годы получило университетское образование старшее поколение ведущих советских археологов.

В советское время продолжалась деятельность В. А. Городцова. Будучи одним из преподавателей на археологическом отделении Московского университета, он, знаток древностей широкого хронологического диапазона, был также хорошим методистом и много сделал для совершенствования полевой археологии. Ему принадлежит введение в научный оборот ряда новых приемов обнаружения и расчистки сооружений, встречающихся при раскопках поселений. Примененный им прием раскопок стоянок палеолита широкими площадями привел к открытию первых палеолитических землянок.

Конечно, изменения в полевой археологии, выразившиеся в раскопках, обеспечивающих полное исследование памятника, есть заслуга всех советских археологов, но личный вклад В. А. Городцова в разработку новых приемов полевых археологических исследований значителен.

В результате совместных работ советских археологов был выработан наиболее совершенный при современном состоянии науки прием изучения археологического памятника. Он заключается в послойных раскопках памятника большими площадями. За основу расчленения культурных остатков берется слой как отложение с особым характером образования и с особым содержанием. Все строительные остатки рассматриваются в тесной связи со слоем и неотрывно от него. В применении к раскопкам кургана этот прием означает раскопки на снос, изучение строения насыпи, изучение его видоизменения во времени и, конечно, изучение погребения. В применении к остаткам поселений — раскопки послойно-квадратным способом со строжайшим учетом стратиграфии на площади, достаточной, чтобы включить весь исследуемый комплекс и прилежащую территорию. Раскопки большими площадями создают возможность археологического изучения истории, хозяйства и быта древних обществ.

Годы первой пятилетки, когда по всей стране развернулось широкое строительство, отмечены и успехами советской археологии. Крупнейшие археологические работы связаны с важнейшими новостройками, когда производилось археологическое обследование больших районов. Так было проведено сплошное обследование зоны строительства канала им. Москвы (Москва — Волга), давшее ряд интересных археологических открытий. Бригада археологов работала на строительстве первой очереди Московского метрополитена, когда впервые удалось подробно познакомиться с культурным слоем и древностями Москвы в ее разных районах. Были проведены и другие важные археологические работы.

К этому же периоду относятся археологические исследования древнерусских городов, начатые раскопками в Новгороде А. В. Арциховским. Они показали, как много могут дать для изучения хозяйства и быта простых людей археологические исследования древнерусских городов.

В 30-е годы разрабатывались приемы раскопок в Средней Азии, была пересмотрена техника раскопок трипольских поселений, курганы стали копать на снос, изменились и совершенствовались приемы полевого исследования и многих других типов памятников.

Археологические исследования получили особый размах в послевоенные годы, когда развернулись восстановительные работы и строительство гигантского масштаба, а также в настоящее время — в связи с грандиозными мероприятиями Советского правительства по созданию огромных водохранилищ, разветвленных систем орошения, мероприятий по развитию сельского хозяйства Нечерноземной полосы, по застройке городов, по осуществлению Закона об охране памятников истории и культуры СССР и многих других.

Естественно, что огромные масштабы этих работ требовали нового совершенствования полевой археологии, Советские руководства по полевой археологии. Вышедшая незадолго до Великой Отечественной войны книга А. А. Миллера «Археологические разведки» рассматривает этот раздел полевой археологии главным образом в приложении к памятникам каменного века. Вместе с тем книга Миллера является первым руководством, стоявшим на современном научном уровне. Эта книга стала первым специализированным руководством по разведкам и первой работой, содержавшей источниковедческий анализ археологических памятников, расположенных в поле, Вышедшая в 1941 г. книга П. А. Сухова посвящена археологическим разведкам памятников широкого археологического диапазона. Написанная на высоком научном уровне, она дает ясное представление об общих приемах разведок, но источниковедческого анализа памятников почти не содержит.

После Великой Отечественной войны вышел в свет ряд статей, посвященных главным образом раскопкам поселений — тому объекту, приемы раскопок которого почти не освещались в литературе. Каждая из этих статей касалась поселений определенной эпохи, т. е. происходила детализация полевых приемов применительно к специфике разных разделов археологии. Знаменательно, что эти статьи принадлежали перу разных авторов. Это значит, что поиски новых приемов шли в каждой экспедиции.

В 1967 г. вышла в свет книга В. Д. Блаватского, представляющая собой специализированное источниковедческое руководство по античной археологии. По мнению Блаватского, такие специальные руководства должны знакомить «начинающих археологов решительно со всеми специфическими особенностями раскопок памятников» данного диапазона.

В последние годы появилось много статей по полевой археологии, рассматривающих главным образом «новые» методы (т. е. методы естественных и технических наук) в полевой археологии. Применение таких методов в полевой практике важно, и археолог должен представлять сущность этих приемов, но их практическое осуществление — дело специалистов.

Археологические памятники — всенародное достояние. Порча археологического памятника равноценна уничтожению важнейшего исторического документа, еще непрочитанного, не раскрывшего свои тайны ученым. Следовательно, археологические памятники, как и архивы письменных документов, нуждаются в точном учете, бдительной охране.

В 1976 г. Верховный Совет СССР принял Закон об охране и использовании памятников истории и культуры. Согласно этому Закону надзор за охраной памятников возложен на местные органы Советской власти и специальные инспекции. По Советскому Союзу производится учет археологических памятников, причем на каждый из них составляется особый паспорт, а также учетная и справочная карточки. Эти памятники взяты на государственную охрану. По областям готовятся Своды, в которых будут отражены важнейшие сведения о памятниках данной области. Важнейшие памятники объявлены государственными заповедниками с особо строгим режимом их содержания. В ряде случаев на местах раскопок таких важнейших памятников организуются музеи, в штат которых входят научные сотрудники, экскурсоводы, смотрители заповедной территории. Таков музей в Херсонесе, в Танаисе, в Самарканде (на месте древней--обсерватории).

Открытые листы.Согласно указанному Закону, раскопки археологических памятников могут быть произведены только по специальному разрешению — открытому листу, выдаваемому Академией наук СССР или союзной республики. Открытые листы выдаются по запросу археологического учреждения лицам, имеющим специальную археологическую подготовку.

Открытые листы делятся на четыре категории. Открытый лист по форме № 3 дает право только на археологические разведки, на внешний осмотр памятника без каких бы то ни было земляных работ. Открытый лист по форме № 2 разрешает разведки со вскрытием небольших участков (до 20 кв. м) площади памятника. Открытый лист по форме № 1 дает исследователю право производства любых археологических работ. Наконец, открытый лист по форме № 4 выдается в аварийных случаях на право обследования археологических памятников, которым угрожает уничтожение, в результате действия природных сил, или, например, объектов, обнаруживаемых в ходе земляных работ.

Открытые листы выдаются отделами полевых исследований соответствующих институтов археологии. В задачу этих отделов входит и контроль за соблюдениями правил полевой археологии. Каждый археолог, получивший открытый лист, обязан отчитаться в проведенных работах. Отдел полевых исследований утверждает или не утверждает этот отчет. Если отчет утвержден, исследователь может ходатайствовать о выдаче открытого листа на следующий сезон. Каждый отчет должен сопровождаться полевыми документами, отражающими ход работы и фиксирующими вскрытые при раскопках объекты.

Помимо выдачи открытых листов и контроля над приемами раскопок отдел полевых исследований заслушивает доклады о новых приемах полевых исследований, утверждает основные правила, обязательные при проведении раскопок, разрабатывает инструкции для правильной научной обработки особо важных видов археологических находок, разрабатывает единые требования к полевой документации, возбуждает ходатайства об организации раскопок на особо важных археологических объектах и памятниках, которым угрожает опасность разрушения, а также ведает иными сторонами полевой археологической деятельности.

Глава первая

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛЕВОГО АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ

Предмет полевой археологии.Выявление и изучение исторических источников, расположенных в поле, а также их использование для исторических построений составляют предмет полевой археологии. Теоретическая часть этих вопросов охватывает исследование закономерностей образования исторического источника, полноты отражения источником исторического процесса, свойств сообщаемых им данных, а также принципы систематизации и классификации источников. Наконец, полевая археология как часть источниковедения включает методику исторического исследования. Ее прикладная сторона проявляется в практической деятельности археолога, т. е. в производстве раскопок. При этом мы почти не имеем возможности затрагивать ту часть археологического источниковедения, которая рассматривает вещи (как находимые при раскопках, так и никогда не бывшие в земле), так как работа с вещами в основной части выходит за рамки полевой археологии.

Сказанное не означает, что историческое исследование можно строить на данных только полевой или только кабинетной работы. При изучении исторических явлений историк исследует всю совокупность источников по интересующей его теме, каждый из которых ценен и важен.

Ценность источника зависит не только от того, освещает он одну черту изучаемого общества или целый их комплекс, но и от надежности, достоверности сообщаемых им сведений, а также от методов его исследования. Пользуясь тем или иным видом исторических источников, надо уметь подойти к нему критически, представлять, что этот источник может дать для исторического исследования, насколько извлекаемые из него сведения являются надежными и в какой проверке по другим источникам они нуждаются. В этой главе рассматриваются с описанных пози-ций те виды археологических памятников, с которыми археолог имеет дело в поле, оцениваются наиболее общие приемы исследования культурного слоя и погребений, общепризнанные способы получения некоторых исторических выводов, а также ряд дискуссионных вопросов археологического источниковедения.

Археологические памятники и их классификация.Каждое древнее погребение, поселение, найденная в них вещь, постройка, сооружение, а также древние изваяния, остатки древних зданий, горных выработок, дорог, загонов, оборонительных сооружений, оросительных систем и другие древности являются историческим источником, памятником той эпохи, когда они были сооружены. Этот несколько расплывчатый термин — памятник — принят в археологической литературе, хотя некоторые исследователи предпочитают иное определение — древности.

Орудия труда и оружие, древние бытовые вещи могли дойти до нас, переходя от одного поколения к другому. Но таких памятников сравнительно мало. Гораздо больше их находится в земле, куда они попали в результате образования культурного слоя. Эти древности находят при раскопках. Но цель раскопок — не поиски вещей, пусть даже красивых, редких, дорогих. Цель раскопок — историческое исследование. Неправильные раскопки ведут к гибели археологического памятника и к ложным выводам.

Главными археологическими памятниками, изучаемыми в поле, являются остатки древних поселений и древние погребения. Среди древних поселений археологи различают три типа. Во-первых, стоянки, т. е. остатки открытых (неукрепленных) поселений. Во-вторых, городища, т. е. остатки поселений, имевших укрепления (земляные, дерево-земляные, глинобитные, каменные или кирпичные). Городища — очень широкая категория, включающая в себя как слабо укрепленные энеолитические поселения (Поливанов Яр), так и остатки огромных поселений Средней Азии (Афрасиаб), античных городов Причерноморья (Ольвия), русских средневековых городов (Старая Рязань). Иногда к этой категории относят части живых городов (например, Керчь — древний Пантикапей, Новгород). Остатки неукрепленных поселений, одновременные городищам, называются селищами — это третий тип остатков древних поселений. Нередко определенная группа людей жила в укрепленной части поселения, у стен которого лежала неукрепленная часть, где обитали остальные жители этого поселка.

Древние погребения можно разделить на две основные группы. Первую составляют погребения в ямах без каких-либо насыпей над ними. Несколько таких могил составляют могильник. Другую группу представляют погребения в ямах или без них, над которыми насыпаны могильные холмы. Это курганы, скопления которых А. А. Спицын предложил называть курганной группой. Но поныне употребляют и неточный термин — «курганный могильник».

Кроме этих главных видов археологических памятников в поле расположены также мегалитические сооружения (менгиры, дольмены, кромлехи)[2], изваяния людей (каменные бабы) и животных, наскальные рисунки, святилища, древние постройки, горные выработки, системы орошения, древние пашни, водопроводы, дороги, укрепления типа засечных черт. Изучение этих объектов (при условии их достаточной древности) также входит в задачи полевой археологии.

Культурный слой.Изучение поселений минувших эпох дает археологу наиболее полные и важные сведения о развитии производительных сил данного общества и о других сторонах его жизни. Все эти сведения черпаются из изучения найденных в земле вещей, раскопанных сооружений, связанных между собой особого рода наслоениями.

В месте, где никакого поселения не было, обычно имеется сравнительно тонкий слой почвы, часто покрытый растительностью, а под ним — нетронутая порода, или, как говорят археологи, материк. На месте, где люди никогда не жили, нет слоев со скоплениями вещей. Здесь могут встретиться лишь предметы, утерянные случайным прохожим, и их находки очень редки.

Но если на этом месте возникло поселение, картина меняется. Первые же поселенцы строили там жилище. Если оно было деревянным, то при строительстве оставались хворост, щепки, солома, глина, которые были втоптаны в землю. Из жилища выметали мусор, здесь же, неподалеку, бросали кости, сношенную обувь и одежду, испорченные предметы домашнего обихода, битую посуду. Все это заносила пыль, люди и животные на ногах приносили грязь, и уровень земли незаметно повышался. При ремонтах дома вновь образовывались строительные отходы. А ведь на поселении домов было много, и вокруг каждого из них образовывались такие остатки. Иногда жилища горели, и пожар оставлял в земле прослойку угля и пепла. Если же дом разбирали, когда он становился ветхим, то в земле оставались его нижние части. При строительстве домов возникали новые отходы. Наслоения перекрывали случайно оставленные бревна, старые отложения, целые мостовые, на месте которых настилали новые. Кроме выброшенных поломанных вещей в образовавшиеся слои попадали утерянные или забытые вещи. Уровень земли на поселении повышался с каждым годом, незаметно для глаза. Он рос около храмов, существовавших века, и около недолговечных хижин. Рост наслоений дал пищу легендам об ушедших в землю церквах, так как люди видели: уровень пола церкви со временем становился ниже уровня почвы. Но ничто не может само по себе уйти в землю — ни маленькая вещь, ни брошенное бревно, ни церковь.

Эта картина одинакова для всех эпох, но , конечно, нужно учитывать соответствующий уровень развития производства и культуры. Так, в образовании культурного слоя палеолитических стоянок щепки, стружки почти не играли роли. Зато в первобытнообщинных поселениях наслоения мусора в жилищах и вблизи них были более значительные, чем, например, в феодальную эпоху.

Все эти напластования являются следствием деятельности человека, а потому называются культурным слоем. Культурный слой есть исторически сложившаяся система напластований, состоящая в основном из органических и строительных остатков, образовавшихся в результате деятельности человека. Образование культурного слоя — это медленный и сложный процесс, при котором не происходит сколько-нибудь правильного отложения наслоений. Эти наслоения все время изменяются. Они представляют собой систему напластований, так как находятся в определенном соотношении друг с другом.

Культурный слой обычно имеет более темную окраску, чем окружающая его земля. Он насыщен угольками, костями животных и предметами, сделанными человеком. Но более темная окраска для него характерна не всегда (например, для лёссовых напластований), она может быть утрачена, особенно если культурный слой перекрыт породами, легко пропускающими воздух, например песком. Впрочем, для исчезновения специфической окраски культурного слоя часто нужны тысячелетия. Так, культурный слой палеолита утратил окраску и не отличается от подстилающей и перекрывающей его породы.

В составе культурного слоя нашли отражение реальный исторический процесс, все своеобразие материальной жизни общества. Поэтому изучение культурного слоя является средством изучения исторического процесса во всей его полноте. Значит, во время раскопок надо думать не о скорейшем удалении культурного слоя, а о его наиболее полном изучении. Ценность культурного слоя заключается в тех исторических выводах, которые можно сделать на основании его изучения.

Наблюдения над культурным слоем — самая сложная часть работы при раскопках. Они неповторимы, потому что раскопки разрушают этот слой: пропущенная деталь ускользает от исследователя навсегда. Поэтому наблюдения над слоем (а также над курганной насыпью, заполнением могилы, разбираемым сооружением и другими уничтожаемыми частями памятника) представляют собой самую ответственную часть работы археолога.

Культурный слой состоит из двух неразрывно связанных компонентов — из остатков сооружений, являющихся его скелетом, и из наслоений, отражающих основное направление хозяйственной жизни данного участка поселения. Состав наслоений даже на соседних участках может быть различен, а выяснение природы этих напластований и их происхождения очень важно для понимания характера поселения в определенных границах. Ввиду того, что составные части, из которых образовались наслоения, обычно претерпели изменения в силу гниения, пожара и т. п., их надо восстановить, понять природу слоя. Наслоения могут иметь различный цвет, и эту разницу в цвете надо объяснить. Например, коричневая окраска наслоений часто объясняется наличием остатков перегнившей коры; слой, насыщенный известью, приобретает серый оттенок, красноватый цвет палеолитического слоя часто объясняется примесью охры и т. д.[3] Но это не означает, что коричневый цвет культурного слоя может образоваться только как следствие примеси коры.

Выяснение состава культурного слоя может дать важные сведения для изучения уровня санитарной культуры данного поселения. В том случае, когда люди жили, не убирая нечистот, культурный слой насыщен фосфатными соединениями, которые позволяют определить даже границы первобытного поселения путем соответствующего химического анализа напластований. В дальнейшем места скоплений нечистот локализуются, появляются мусорные свалки, говорящие об известном уровне культуры. Фосфатный анализ дает результаты даже для слоев позднего средневековья.

С грязью на улицах в феодальных и особенно в рабовладельческих городах боролись путем их замощения. В некоторых случаях эти неширокие мостовые (в Новгороде, например, их ширина 3,5 м) чистились, в других — подметались (например, мощеный двор в Боголюбове близ Владимира), а мусор с них вывозился. Но по сторонам мостовой культурный слой продолжал расти, а сама мостовая рано или поздно тонула в нем. Тогда на нее клали новую мостовую.

Таким образом, изучение наслоений предполагает выяснение причин, определивших их состав. Во всех описанных случаях главной причиной является строительная деятельность человека. Следующим этапом работы археолога является выяснение тех объектов, строительство которых было поводом возникновения данных остатков, заключение о случайном или массовом строительстве и т. д. Но строительная деятельность не единственная причина образования наслоений. Наслоения могут включать большое количество осколков кремня близ мест выработки орудий, шлаков, свидетельствующих о той или иной производственной деятельности.

Однако не только цвет и состав, но и структура слоя является важным фактором для выяснения картины жизни населения. На улицах, площадях и в других людных местах наслоения уплотнены естественно или искусственно (трамбовка, подсыпки, вымостки). Такое же изменение структуры можно проследить при изучении развала здания, где разница в структуре может помочь выявлению глинобитных сооружений, печей, их пода и пр. Таким образом, при изучении наслоений нужно учитывать не только их состав и окраску, но и структуру.

Из сказанного ясно, что генетическая характеристика вскрываемых наслоений дает ряд важнейших сведений о материальной жизни поселения, оставившего этот слой, подчеркивает значение наслоений как исторического источника.

Приведенная выше схема образования культурного слоя позволяет заключить, что толщина наслоений пропорциональна числу лет, в течение которых обиталось данное поселение. Однако эту закономерность нельзя понимать буквально. Дело в том, что на разных участках одного и того же поселения, обитавшихся одинаковое время, культурный слой может иметь разную мощность. Мощность напластований прежде всего зависит от сохранности органических веществ, входящих в культурный слой. Поэтому при одинаковой интенсивности нарастания культурного слоя, например в поселении, часть которого лежит у реки и сохраняет органические вещества, а другая часть — на горе и органических веществ не сохраняет, с течением времени мощность напластований будет разная: внизу — больше, на холме — меньше, так как там органические вещества сгниют и слой уплотнится.

Следует иметь в виду, что интенсивность нарастания культурного слоя в разных местах одного поселения неодинакова. Например, в палеолитических стоянках между землянками, местами выработки орудий, кострами размещались большие пустыри. Культурный слой на пустыре рос медленнее, чем в населенной части поселения, а в разные эпохи расположение пустырей и жилищ было различным. Если сравнить остатки древних поселений в разных частях нашей страны, картина получается еще более пестрая. В лесных районах, где дома строились из бревен, старое здание обычно разбирали на дрова или для других надобностей, а в земле оставались лишь два-три венца, которые вошли в состав культурного слоя. В областях, где строились глинобитные дома, их остатки не разбирали, а лишь изымали деревянные части, а потом разравнивали. На этом месте строили новый дом. Таким образом, здесь в состав культурного слоя вошли почти все остатки дома и слой рос гораздо быстрее, вследствие чего поселение скоро возвысилось над окружающей местностью и оказалось на искусственном холме. Такие холмы, например, в Средней Азии и на Кавказе достигают 30 м высоты и больше.

Мощность культурного слоя может зависеть и от других причин. Например, в Москве на площади Свердлова культурный слой весьма значителен, но его большую часть составляет засыпка болотистого русла реки Неглинной после ее заключения в трубу. Такое же скачкообразное нарастание культурного слоя часто происходило во время засыпки заброшенных колодцев, хозяйственных ям, на мусорных свалках. Даже внешне спокойные напластования нарастали в известной степени небольшими скачками. Так, слои щепы, иной раз довольно мощные, свидетельствуют о массовом строительстве (чаще после большого пожара).

Все это говорит о том, что образование культурного слоя не всегда шло постепенно, что скачкообразность в этом процессе обычно имела место. Поэтому, чтобы не исказить исторической картины, надо четко представлять не только очередность, но и быстроту образования культурного слоя.

Казалось бы, быстрый рост культурного слоя обусловлен главным образом интенсивностью жизни на поселении. Однако это не всегда так. Нужно отличать слои, выросшие в результате активной творческой деятельности (например, строительство террас в античных городах), которая знаменует экономический подъем населенного пункта, от мощных слоев разрушения (например, в тех же античных городах или в поселках с саманными постройками), образовавшихся в период бедствий. Толщина культурного слоя в периоды расцвета Пантикапея (IV в. до н. э. — I в. н. э.) оказывается меньшей, чем в позднеантичный период, не отмеченный подъемом города. Та же картина наблюдается в Новгороде, где слои XI—XII вв. более мощные, чем слои времени расцвета Новгорода (XIV в.). Почти непрекращающееся строительство маленьких рядовых жилищ дает мощные строительные остатки, но не говорит об экономическом подъеме населенного пункта. Следовательно, нужно выяснить не только каким образом рос культурный слой (при строительстве или при разрушении), но и в каком месте он рос (например, для античного города — в кварталах бедноты или знати). Культурный слой часто нивелирует древнюю поверхность. Небольшие естественные впадины, кочки, а также вырытые человеком ямы постепенно затягиваются культурным слоем. Древняя поверхность часто была далеко не такой ровной, как поверхность образовавшегося культурного слоя. Иногда наросший культурный слой сглаживает развалины, рельеф местности и даже меняет направление водостока. Так, Новгородский Кремль теперь представляет собой более или менее ровное место, а в древности Софийский собор в нем стоял на небольшом холме.

Археологическая стратиграфия . Для установления характера и относительной датировки слоев, прослоек, а также сооружений, погребений и вещей применяется метод археологического исследования, называемый стратиграфией (от латинского стратум — слой и греческого графo — пишу). Он заключается в изучении напластований культурного слоя, подстилающих и перекрывающих его пород, а также чередования искусственных насыпей и заполнений ям.

В культурных напластованиях часто можно выделить два-три, а иногда и много больше слоев, различающихся по составу, цвету, структуре или содержанию. Эти слои соответствуют периодам истории поселения, обычно отличающимся хозяйственно-экономическими условиями жизни населения. Например, в городах Волжской Болгарии, переживших монголо-татарское нашествие, домонгольский слой по составу, а часто и по цвету отличен от более позднего слоя. Таким образом, вычленение слоев внутри культурных напластований позволяет разбить период существования поселения на более мелкие хронологические отрезки и тем самым определить и подробнее изучить каждый важный этап его жизни.

← Предыдущая страница | Следующая страница →