Поделиться Поделиться

Авдусин Д.А., Полевая археология СССР, М., 1980 6 страница

Документация разведок. При разведках любых видов, будь то авиаразведки, подводные или пешеходные, их материалы требуют фиксации в виде дневниковых записей, чертежей, рисунков, фотографий. Если обследуется объект, уже известный по литературе, в дневнике излагается история сведений о нем. Здесь же приводится трактовка памятника местным населением. В дневнике должно быть указано, на чьей земле, в чьем ведении находится памятник и на кого возложена его охрана. Если памятник открыт заново, исследователь должен предупредить об ответственности за его охрану сельсовет и тот колхоз, на чьей земле он находится, а также сообщить об открытом объекте местному отделу культуры. Наконец, указывается, когда и кем памятник открыт, заполняется бланк его паспорта, который сдается в соответствующее учреждение после окончания разведок[14].

Поиски палеолитических поселений . Памятники нижнего палеолита обычно встречаются в переотложенном состоянии, т. е. они размыты водой или смещены иным образом. Древнейшие поселения в СССР приурочены к местам разработки выходов камня, как, например, стоянка Сатани-Дар, находящаяся у выходов обсидиана. Поэтому выходы камня, годного для изготовления орудий, расположенные вблизи источников питьевой воды, не должны ускользнуть от внимания археологов. При этом нужно иметь в виду, что такие выходы разрабатывались не только в палеолите, но и позже, вплоть до бронзового века.

Культурного слоя палеолитического времени на таких памятниках нет, и основным приемом разведок является сбор подъемного материала. Его нужно собирать и регистрировать по предварительно разбитой сетке квадратов, что значительно расширяет перспективы научного изучения этого материала.

Ареал известных нам мустьерских стоянок значительно расширился. Еще недавно самые северные из них едва достигали Средней России, сейчас же такие поселения открыты на Десне. Они расположены по коренным берегам рек, и при их поисках решающее слово принадлежит геологу, которого надо иметь в составе экспедиции. Геология доказала, что реки углубляли свое русло и суживали его. При этом дно реки становилось

цвет, структура, очередность слоев, поврежденность; размер и расположение зачищенных мест; стратиграфия (снизу вверх); распаханные памятники (поселения, курганы, могильники); номера фотографий.

берегом. Образовывались уступы, называемые речными террасами. Террасам определенной геологической эпохи соответствуют совершенно определенные стоянки. Поэтому надо знать время образования тех или иных террас. Например, В. И. Громов доказал рисский характер третьей надпойменной террасы Среднерусской равнины. По наблюдениям

А. Н. Рогачева, верхнепалеолитические памятники в СССР расположены на первой или второй террасе.

Палеолитическая стоянка находится обычно на конце долинного или овражного мыса, что и является одним из признаков поселений этого времени. Однако этот признак сам по себе полезен только в сочетании с находками костей мамонта и других крупных животных. Ведь хозяйство эпохи палеолита было охотничьим, причем охота велась на крупных животных. Кости таких животных на поселениях обычны и, как правило, часто расколоты (для добывания костного мозга). Они настолько велики, что выступают из культурного слоя, и это облегчает разведку стоянок, являясь находкой первостепенной важности.

Равнинные палеолитические поселения обычно являются лёссовыми стоянками, т. е. они включены в многометровые наслоения лёсса. Толщина наслоений, перекрывающих стоянку, колеблется от 1 до 20 м, а иногда и больше.

Лёссовые стоянки чаще всего залегают на глубине 1 — 1,5 м (деснинские стоянки, Костёнки), а поэтому нередко открываются хозяйственными земляными работами.

Хорошо известны поселения, залегающие на глубине 4 — 7 м, не доступной для хозяйственных работ. Поэтому главными объектами для осмотра при поисках являются берега рек, оврагов, обрывы карьеров, котлованов. У населения следует особенно настойчиво спрашивать не только о массовых находках костей ископаемых животных, но и о единичных костях. К местам таких находок надо периодически возвращаться, так как полые воды или сильные дожди могут вымыть новые кости. Опраши-При поисках палеолитических поселений нужно знать, на какой глубине в обследуемом районе найдены уже известные стоянки, так как часто оказывается, что поселения, расположенные сравнительно близко друг от друга, перекрыты слоем лёсса примерно одинаковой толщины. Глубину залегания дневной поверхности верхнепалеолитического времени может дать бурение.

Находки искусственно расколотых и обожженных костей почти всегда говорят о находящейся здесь стоянке. Идеальным случаем является находка рядом с такими костями кремневых сколов. Такие находки обычно вымываются водой из культурного слоя, а поэтому лучшее время разведок — после разливов или сильных дождей. Культурный слой палеолитических поселений не имеет черного цвета, обусловленного большой примесью гумуса. Примесь охры иногда придает ему красный оттенок.

Часто горизонт культурного слоя определяют зачисткой обнажения, возле которого обнаружены находки, по горизонту залегания костей.

Детальные разведки включают использование шурфов и траншей, о которых ниже (см. с. 170).

Пещеры . Палеолитические поселения другого типа расположены в гротах, т. е. в неглубоких пещерах. Глубокие пещеры редко использовались для жилья, потому что были сырыми, а вдали от входа очень темными. Глубокая разветвленная пещера обязана своим происхождением промывшей ее воде. Если в таких пещерах стоянки и встречаются, то около самого входа. Довольно часто оказывались заселенными скальные навесы, обращенные входом к солнцу, т. е. на юг; они защищали человека от холодного ветра, спасали его и разведенный им огонь от дождя. Важным признаком возможности поселения под таким навесом является расположенный поблизости источник. Впрочем, природная обстановка со времени палеолита могла перемениться, и эти перемены надо учитывать.

Пещерные стоянки встречаются главным образом в Крыму, на Северном Кавказе и в Средней Азии. Культурный слой в пещерных поселениях включает мелкие и крупные камни, обвалившиеся с потолка и увеличивающие мощность культурных напластований. Толщина культурного слоя в пещерах от 1 до 12 — 15 м. Так, стоянка Даховская на р. Белой (Северный Кавказ) имела культурный слой толщиной 8,5 м, а в осетинских пещерах он достигает 15 м. Но обычно мощность культурного слоя таких стоянок 1 — 4 м, а площадь — 150 — 300 м2.

При мощном культурном слое, к тому же скрытом под обвалами потолка, найти типичные палеолитические вещи трудно, а поэтому в подходящих пещерах приходится прибегать к шурфовке, но это уже начальный этап раскопок.

Хотя в дальних частях пещер культурного слоя, как правило, не бывает, их все же нужно обследовать. Цель такого осмотра — поиски пещерной живописи. Остатки палеолитической живописи, имеющей важнейшее значение для изучения первобытного общества, долгое время были известны только в Испании и во Франции. Теперь такая живопись найдена и в Советском Союзе.

При открытии палеолитических памятников в пещере нужно снять ее план.

Поиски мезолитических поселений . Расположение поселений эпохи мезолита зависит от условий хозяйства того времени и от местности. В Крыму в эпоху мезолита продолжались палеолитические традиции, хозяйство было охотничьим. Там открыто много стоянок, причем часть из них многослойные. Они найдены в пещерах, расположенных вдоль речных долин или в предгорьях. Но известны временные позднемезолитические стоянки и на высоких плоскогорьях. В Среднем Поволжье, на Волге и Каме мезолитические стоянки занимают первую надпойменную террасу, особенно у устья небольших речек — сказывается растущее значение рыболовства. Небольшие временные стоянки Камы иногда расположены на песчаных боровых террасах. На Верхней Волге, где рыболовство только еще начало развиваться, мезолитические поселения, как и ранненеолитические, занимали возвышенные участки. Сравнительно высоко (на древнем рельефе, выше неолитических) располагались стоянки Полесья и Латвии. Таким образом, условия расположения поселений мезолита довольно разнообразны.

Поиски неолитических поселений . В неолите рыболовство было ведущей отраслью хозяйства. Люди жили почти вплотную к воде, на берегах рек, озер и морей, чаще всего при впадении в них малой реки, в которой они ловили рыбу. Местом, где рыбная ловля была удачной и приносила добычу, являлись узкие протоки «фигурных» озер, т. е. протоки между расширениями реки. Здесь часты стоянки. Излюбленными местами поселений были и песчаные бухты, удобные для причаливания лодок. Глубоко вдающиеся в берег озерные заливы Карелии были густо заселены. На Кольском побережье стоянки размещались в устьях широких рек, в тех местах, куда не доходила морская вода.

Таким образом, заселены были главным образом низины. Но неолитические стоянки иногда располагались и на сравнительно высоких берегах, например в Прибалтике (особенно Восточной). Известны стоянки на высоких местах в Калининской области. В Среднем Зауралье стоянка «разбойничий остров» расположена на холме. Есть стоянки с подобным расположением в Закарпатье, в Хакассии, причем в нескольких километрах от реки. Вопрос о таких поселениях еще не изучен. Возможно, что это были сезонные поселки. Высоко расположен Олене-островский неолитический могильник на Онежском озере. На этом острове стоянок нет, люди жили по берегам.

По условиям залегания неолитические стоянки делятся на аллювиальные, дюнные и торфяниковые. Они распространены по всей территории СССР. Наиболее типичным местом расположения аллювиальных стоянок является край первой, особенно песчаной, надпойменной террасы. По этому краю и должен пролегать маршрут при отыскании поселений этого типа. При этом надо иметь в виду изменчивость русла реки, найти старицу и строить свой маршрут применительно к ней.

Внимательно осматривают каждый выступ надлуговой террасы, так как эти выступы — типичное место неолитических стоянок. Они часто заняты огородами и иногда с трех сторон окружены маленькими озерцами или болотами.

Подъемный материал на неолитических стоянках представлен черепками, например, сосудов с ямочно-гребенчатым орнаментом, кремневыми орудиями, главным образом скребками и ножевидными пластинками, наконечниками стрел и кремневыми отщепами.

На вершинах самых высоких дюн встречаются стоянки, изобилующие кремневыми орудиями и сколами. Культурный слой многих из таких стоянок развеян, и часто со стороны реки или озера, откуда дует наиболее сильный ветер, образовывалась котловина, изобилующая кремневыми остатками. Известны дюны длиной более километра, поэтому нужно указывать, в какой части дюны собран данный материал. Если дюна не очень велика, но высится посреди заливного луга, на ней также могут быть неолитические стоянки, но эти дюны обычно поросли кустами и плохо заметны. Розыски таких дюн требуют внимания и навыка.

Культурный слой стоянок может быть испорчен не только ветром или распахиванием. Стоянки неолитической эпохи обычно размыты разливами рек и прорезаны овражками. Оставшиеся на месте кремневые орудия и керамика лучше всего обнаруживаются после половодья, поэтому оптимальным временем разведок этих памятников является весна.

Торфяниковые стоянки также имеют ряд признаков, по которым их можно найти даже под торфом. Торфяник некогда представлял собой озеро или ряд расширений реки. Вода в них стояла на ином уровне, чем теперь, а берега часто были сухими, песчаными. Флора и фауна тех мест также были иными. При работе на торфяниках археолог должен иметь хотя бы минимум знаний об образовании болот, который позволит не бояться мест, кажущихся непосвященному непроходимыми. Совершенно ясно, что торфяниковые стоянки первоначально располагались на твердой почве, способной выдержать тяжесть построек. Стоянки тогда располагались на супеси или суглинке, иногда на песке.

В поисках торфяниковых, стоянок может помочь «синька» — размноженная светокопировальным способом топографическая карта, имеющаяся в каждой конторе торфоразработок. На синьке нужно цветным карандашом очертить горизонталь (см. с. 288), соответствующую, по мнению археолога, уровню воды в реке в атлантический или суббореальный период. Эта линия очертит контуры «фигурного» водоема со всеми протоками, у которых могли располагаться неолитические поселения. Она обычно соответствует дну торфяного слоя, залегающему на глубину 1—1,5 м от современной поверхности. Но нужно иметь в виду, что скорость нарастания торфа в разных местах неодинакова. Глубина залегания «дна» может быть определена шурфовкой.

Торфяниковые стоянки обнаруживаются и по небольшим неровностям, как бы возвышениям, которые можно заметить только лежа на земле. Эти места покрыты более густой и сочной растительностью, так как почва там богаче питательными веществами, которые содержит культурный слой. Так была открыта стоянка Веретье на р. Кинеме. По этим же признакам открыли неолитическое поселение на берегу р. Еломы.

Часто неолитические стоянки открываются при торфоразработках, которые в настоящее время развернуты весьма широко и нередко затрагивают культурный слой, лежащий над торфом. Поэтому осмотр этих разработок и опрос людей, работающих на них, обязателен. Особенно настойчиво надо спрашивать об остатках дерева и керамики. При определении границ уже открытой стоянки иногда пользуются луговым буром.

В торфе кроме поселений эпохи неолита и бронзы находят остатки времени раннего и позднего средневековья. Чаще всего это гати, соединявшие городища. Встречаются лодки, идолы и другие деревянные предметы.

Наконец, вдоль морей и озер можно встретить неолитические кухонные кучи, состоящие из раковин съедобных моллюсков, костей рыб и животных, остатков костров и пр. Прибоем из них сформованы длинные валы, хорошо заметные при обследовании берегов. Стоит указать, что неопытные разведчики иногда принимают за кухонные кучи скопления раковин-жемчужниц, образовавшиеся в позднее время при добыче жемчуга, например на тихоокеанском побережье.

Поиски энеолитических поселений . Наиболее характерными остатками энеолитических поселений в СССР являются трипольские поселения. Они распространены на Правобережной Украине и в Молдавии. В трипольскую эпоху главную роль в хозяйстве играли скотоводство и земледелие. Для мотыжного земледелия наиболее удобны лессово-черноземные равнины, которые часто находятся на высоких берегах рек. Поэтому остатки поселений развитого триполья располагаются не в низинах, как на первом этапе этой культуры, а на возвышенностях, и обычно вблизи выхода грунтовых вод — родников. Раннетрипольские памятники могут располагаться и ниже, например, поселение Лука Врублевецкая находится на первой надпойменной террасе.

Плодородные возвышенные равнины и ныне удобны для земледелия; место трипольских поселений обычно распахивается.

Так как каждое из трипольских поселений существовало 25—40 лет, то на них не успевал образоваться заметный культурный слой и наиболее существенными остатками этих поселений являются остатки глинобитных жилищ. Очень твердые, хорошо обожженные куски обмазки имеют яркую окраску, чаще кирпично-красную, а также зеленую, фиолетовую, оранжевую, что облегчает их поиски. Характерна и заметна раскрашенная трипольская керамика. Встречаются также каменные орудия и отщепы.

Иногда возвышенности, на которых располагались трипольские поселения, бывают прорезаны оврагами. В обрывах этих оврагов можно увидеть куски глиняной обмазки, остатки глинобитных жилищ, скрытых слоем почвы. Но ввиду того, что слой, покрывающий остатки трипольских поселений невелик (30—40 см), их в некоторых случаях можно обнаружить даже тогда, когда поля еще не убраны. Так как глинобитные остатки жилищ представляют собой непреодолимую преграду и для корней растений, и для почвенной влаги, растительность над ними более тощая и скудная, чем на соседних участках. Это надо иметь в виду особенно при авиаразведках памятников триполья, когда участки с более тощей растительностью хорошо видны. При этом следует помнить, что в трипольских поселках жилища иногда располагались по концентрическим кругам.

Разыскивать остатки трипольских поселений лучше осенью, после уборки урожая или после вспашки. Современная тракторная вспашка тревожит остатки глинобитных жилищ, которые часто поднимаются на поверхность и хорошо видны благодаря своей яркой окраске.

Кроме обмазки жилищ выпахивается керамика, орудия и другие трипольские вещи.

Местоположение глинобитных площадок, открытых разведками, может быть уточнено. Для подобных уточнений используется щуп.

Поиски поселений эпохи бронзы . Расположение поселений эпохи бронзы зависит от типа хозяйства, которое вели их жители. На Правобережной Украине такие поселения располагались, подобно трипольским, на возвышенных сухих местах. Земледельческие поселения Украины эпохи поздней бронзы располагались только на краю мелких оврагов. Изредка поселение бронзового века занимало мыс, образованный, например, рекой и оврагом. Нередко поселение было укреплено. Примером может быть поселение Михайловка, существовавшее и в бронзовом веке. В степных районах скотоводы той эпохи жили в поймах рек, у заливных лугов, т. е. у пастбищ.

Приемы поисков стоянок, расположенных на возвышенностях, описаны в параграфе о разведках энеолитических поселений, а находящиеся у воды — в параграфе о поисках неолитических стоянок. Приемы поисков ранних селищ, к которым могут относиться некоторые поселения эпохи бронзы, описаны в следующем параграфе.

Одной из особенностей стоянок бронзы (и отчасти неолита) являются воронкообразные впадины от землянок, иногда видные на их поверхности. Эти впадины нужно нанести на план стоянки, так как они позволяют ориентироваться в древней планировке поселения и облегчают выбор места начала раскопок. Выявление подобных небольших неровностей, т. е. микронивелировка, является предметом детальной разведки памятников.

Поиски селищ . Поиски селищ — неукрепленных поселений бронзового и железного веков — заключаются в поисках обнажения культурного слоя, остатков сооружений. Поверхность селищ часто распахана, поэтому они

отыскиваются по характерному подъемному материалу. В подъемном материале поселений, относящихся ко времени по ранний железный век включительно, преобладают черепки сосудов, сделанных еще без помощи гончарного круга, каменные и костяные орудия, а также кости животных.

Хорошие результаты дает авиаразведка, а также осмотр перепаханного поля с какой-нибудь ближайшей возвышенности или даже с дерева. При этом остатки распаханного культурного слоя выделяются черно-серым пятном.

Следует заметить, что длительное время распахиваемая курганная группа, особенно содержащая трупосожжения, иногда дает такую же картину, как распаханное селище, и это порой сбивает с толку даже опытных археологов. Распаханный курган часто оставляет светлое пятно на пашне — ведь его насыпь состоит из материковой породы, а она светлее перегноя. Черепки разбитых и выпаханных плугом сосудов усиливают сходство распаханных курганов с селищами. Правда, пятна от курганов, как правило, округлые. Главным же критерием может быть состав находок, который резко отличен в культурном слое поселения, где преобладают хозяйственные остатки, и в погребальных инвентарях, содержащих большое количество украшений.

Поврежденный культурный слой поселений, в том числе и селищ, сильно размывается дождями. Часто после ливня, особенно в русле ливневых ручейков, можно найти вымытые водой вещи.

Некоторое своеобразие имеет разведка античных сельскохозяйственных районов. Культурный слой расположенных в них поселений обычно простирается до 800 м в поперечнике, а расстояние между усадьбами — 30— 40 м. Очень тонкий слой таких селищ обычно распахан до материка, все кладки (стен, очагов и др.) разворочены, а в местностях, бедных камнем, полностью выбраны. Остатки жилищ легко разрушаются распашкой еще и потому, что это были непрочные постройки. Весьма вероятно, что эти остатки насчитывали несколько строительных периодов, определить которые теперь большей частью невозможно. Основной добычей археолога оказываются немногочисленные и маловыразительные вещи, в основном черепки амфор.

Именно поэтому главным приемом изучения сельскохозяйственных усадеб являются их поиски, картографирование и исследование разведочными раскопами (детальная разведка).

Неукрепленные усадьбы обычно располагались на равнинах, вблизи от источников питьевой воды. Поэтому при их поисках нужно прежде всего обследовать местность, лежащую у оврагов и балок, где в древности могли протекать ручьи и располагаться колодцы. Обследования начинаются с осмотра дна и стенок таких урочищ. Распаханный слой античных селищ узнается по выпаханным обломкам сырцовых и каменных кладок, а также по черепкам. Разведку сельских поселений лучше всего производить по районам, соответствующим древним делениям этой округи.

При обнаружении поселений, расположенных в сырых местах, следует брать пробы пыльцы для палеоботанического анализа, помогающего восстановить характер древней среды.

Укрепленные усадьбы располагались на вершинах холмов. В таких поселках стратиграфия городского типа. Они плотно застроены в пределах укреплений и почти все разрушены в III в. н. э. готами. Длительно существовавшие сельские поседения встречаются нечасто, поэтому они могут дать четкую датировку вещей и сооружений. Приемы исследования загородных укрепленных поселений совпадают с приемами раскопок городов и городищ.

В античной сельскохозяйственной округе могут быть найдены также могильники, курганы, святилища, дороги, валы (укрепления), мосты, водопроводы. Редчайшим античным памятником являются поля Гераклейского полуострова, разделенные на наделы. В этом районе удалось проследить характерные особенности планировки сельскохозяйственных участков, расположение и назначение каждой части таких участков, ограды, разделявшие их, стенки, конденсировавшие влагу, приемы высадки виноградных кустов и пр. Эти исследования проводились приемами детальных разведок с частичным вскрытием культурного слоя.

Не менее сложны разведки среднерусских деревень. Их остатки представляют собой селища, закономерность расположения которых установлена только для некоторых областей и то недостаточно надежно. Это расположение во многом зависит от ландшафта. Так, на типичной для Руси равнинной местности селища расположены почти вплотную к берегам рек и ручьев, иногда оврагов. Такое расположение деревни зависело от того, что река была удобной дорогой летом и зимой, а также от обеспеченности питьевой водой. На равнине в южной части Смоленской земли грунтовые воды залегают глубоко и рытье колодцев — огромный труд. В северной части Смоленской земли грунтовые воды неглубоки, а поэтому встречаются поселения и на холмах.

Типичным местом расположения селищ является устье малой реки при впадении ее в большую. Почти все такие места заняты остатками древнерусских деревень (или живыми поселениями). При этом селища занимают не мысы, подобно дьяковским городищам, а берег реки.

Как и все селища, остатки древнерусских деревень прослеживаются по темному пятну распаханного культурного слоя. Некоторые из них перепаханы до материка так сильно, что не удается найти даже мельчайших черепков. Но иногда при невыразительном цветовом пятне культурного слоя границы селища устанавливаются по находкам черепков.

Разведка древнерусских селиш должна охватывать не только берега водоемов, но и водоразделы. Поиски селищ затрудняются подчас наличием леса и кустарников, в пределах которых пока нет рациональных приемов разведок. Разведки селищ обычно завершаются шурфовкой предполагаемых или найденных поселений, т. е. переходят в стадию детальных разведок.

Поиски городищ . Понятие «городище» охватывает массу разновременных памятников от эпохи бронзы до XVI—XVII вв. Основным признаком городища являются укрепления. Укрепленные поселения появляются повсеместно, когда между родами возникает имущественное неравенство, выражающееся в накоплении некоторыми из них избытков скота или зерна. Впоследствии укрепления этих поселков получают классовый характер, защищая эксплуататоров от гнева эксплуатируемых. Возникновение городищ обусловлено и внешней опасностью, например частыми набегами кочевников.

Остатки укреплений в виде земляных валов и расположенных возле них рвов, в виде глинобитных, а иногда и каменных стен даже в самом разрушенном виде обычно возвышаются над окружающей почвой.

Лишь в редких случаях, например тогда, когда территорию городища заняло более позднее крупное поселение, остатки укреплений могут быть стерты этим поселением. Таким образом, поиски городищ облегчаются их рельефностью.

Другое обстоятельство, облегчающее поиски городищ, — топографическая закономерность расположения. Уже в раннюю эпоху население использовало особенности местности для того, чтобы сделать поселение неприступным. Эту неприступность обеспечивали крутые склоны берегов рек, обрывы оврагов. Особенно удобным для такого поселения был мыс, имевший обрывы с двух сторон. В таком случае перешеек перерывали рвом и из выброшенной земли насыпали вал. Так расположены городища Дьякова типа и многие другие. Подобные мысы население почти не пропускало, и они часто бывают заняты городищами.

Существуют городища и других типов. Некоторые, например, расположены в болотистых низинах и укреплены двумя-тремя кольцеобразными валами. Таковы болотные городища Смоленской земли и Белоруссии. Это городища-убежища, культурный слой здесь почти отсутствует, так как население скрывалось в них лишь в случаях военной опасности.

Иные городища так велики, что невозможно говорить о какой-нибудь топографической закономерности их расположения. Это остатки целых городов, например скифское Каменское городище на Днепре площадью 12 км2. Однако таких городищ мало, и в большинстве топографическая закономерность расположения при поисках может оказать немалую помощь. Мысы-стрелки, образованные двумя оврагами, или рекой и оврагом, или рекой и ручьем, типичны для городищ и их надо внимательно осматривать.

В поисках городищ может помочь топонимика. Многие, если не все, деревни и села, имеющие название «городище», «городок», расположены на месте древнего городища или рядом с ним. Иногда это слово входит в название местных урочищ и городище следует искать там. Городище местное население часто называет валами, валками, городцами, батареями; на юге это «турецкие» крепости или даже «природные» крепости.

Любопытно отметить, что термин «городище» применяется русским населением не только к остаткам славянских поселений. Выше говорилось, что городище, давшее имя дьяковской эпохе, называлось «Чертовым городком». Дело в том, что слово «городище» в русском языке всегда имело определенное значение, им обозначались остатки укрепленных поселений. Поэтому перед разведкой полезно просмотреть некоторые источники, касающиеся данной местности, например, «Книгу Большому Чертежу». В этой «Книге» указано расположение многих городищ и, кстати сказать, некоторых селищ, так как слово «селище» (чисто русский термин) также издревле употреблялось в том смысле, какой ему придают археологи.

Некоторые письменные источники могут дать прямое указание на расположение того или иного ныне не существующего города. Это относится не только к русским, но и античным городам.

Открытое разведками городище рекомендуется осмотреть с высшей точки его рельефа, например с остатков вала. Подобный осмотр может помочь составить более детальное представление о памятнике. После такого осмотра приступают к обычному обследованию открытого поселения в установленном порядке. При детальных разведках нужно вычертить профиль городища, проходящий через его площадку, рвы и валы.

Разведки городов . Поиски античных и средневековых городов производятся сравнительно редко. Ведь неизвестно расположение лишь немногих из греческих городов, упомянутых в письменных источниках. Остатки же средневекового города ничем не отличаются от остатков поселений, не бывших или не ставших городами (примером может быть Ковшаровское городище в Смоленской области, бывшее, вероятно, боярской усадьбой). Городской характер ряда поселений может быть определен лишь в результате раскопок, а не по внешнему виду. Например, найти древнерусские города, по каким-то причинам не упомянутые летописцем или упомянутые летописью, но неизвестно где расположенные, по их внешнему виду невозможно. При поисках этих городов используют те же приемы, что и при поисках городищ, и главную роль здесь играет наличие укреплений.

Признаком античного города, расположенного на берегу моря, может быть наличие более или менее закрытой гавани, а также наличие на берегу вымытых из культурного слоя камней и черепков. Иногда указывают, что таким признаком могут быть и требования греческой фортификации. Но в античных и в древнерусских городах укрепления проходили одинаково по краю холма.

← Предыдущая страница | Следующая страница →