Поделиться Поделиться

Авдусин Д.А., Полевая археология СССР, М., 1980 7 страница

В случае, если город был расположен не на холме, а на ровной местности, культурные напластования, отлагаясь одно на другое, могли поднять площадь города над окружающей местностью. Это явление особенно характерно для поселений с глинобитными домами и часто встречается в виде тепе в Средней Азии, на Кавказе, а также в Северном Причерноморье.

Но в большинстве случаев перед разведчиком не стоит задача поисков объекта. Обычно местоположение города уже установлено. Тогда главной задачей являются разведки и предварительное изучение самого культурного слоя, его стратиграфии, выяснение сохранности этого слоя, т. е. задачи детальных разведок.

Наблюдения над земляными работами . Если объектом разведок является живой город, предварительное изучение его культурных напластований может быть проведено путем наблюдения над земляными работами, ведущимися в городе. Эти наблюдения могут вестись при прокладке траншей для водопроводных и газовых труб, при рытье котлованов и т. д. Ценный материал для изучения стратиграфии культурных наслоений был получен при строительстве Московского метрополитена, при прокладке газовых труб в Киеве. Ведутся многолетние наблюдения над земляными работами в Новгороде.

Наблюдения над земляными работами много дают для изучения культурного слоя, археологической топографии и для решения ряда других задач разведок. Но полностью заменить разведки они не могут ввиду того, что, во-первых, подобные работы не всегда прорезают напластования до материка, во-вторых, они обычно сосредоточены на проезжих магистралях, где стратиграфия нарушена многими траншеями, в-третьих, эти работы сплошь и рядом ведутся в местах малоинтересных в археологическом отношении, в-четвертых, при таких наблюдениях имеется мало возможностей для датировок слоев и сооружений. Поэтому при разведках многих городов :помимо наблюдений не обойтись без активного вмешательства археолога путем закладки шурфов и траншей для изучения стратиграфии на данном участке. Этот способ изучения стратиграфии доминирует в давно заброшенных городах. Шурф в древнерусском городе должен быть не менее 8X8 м2. (Для других объектов это уже настоящий разведочный раскоп.) При закладке шурфов и проведении траншей нужно помнить, что, в случае открытия древнего слоя удовлетворительной сохранности, шурф или траншея должны быть превращены в раскоп достаточной площади (100 м2 и более). При закладке шурфов и траншей следует соблюдать те же правила, что и при разбивке раскопов, такова же должна быть и фиксация найденных сооружений и вещей.

В ряде случаев археологи могут использовать данные бурения, проводимого при городском строительстве. Данные бурения, проведенного в Новгороде, опубликованы. Бурение может дать представление о толщине верхней части культурного слоя, о мощности древнего мало-потревоженного слоя, об уровне залегания предматерика и материка. Кроме того, бурение сообщит ряд стратиграфических данных, например, об уровне залегания грунтовых вод, о сохранности дерева на разных глубинах.

Однако колонковое бурение при обычном диаметре скважин в 25 см может и погубить какой-нибудь ценный археологический объект, поэтому оно вряд ли может быть рекомендовано как специальный археологический прием.

Наконец, при выборе конкретного места раскопок в городе еще до его шурфовки нужно учесть все данные письменных источников, освещающие жизнь того или иного квартала, его роль в городе. Не меньшее значение имеет изучение древних планов города. Пренебрежение источниками подобного рода может привести к ошибке при выборе места для закладки разведывательных шурфов и к напрасной трате средств и времени.

Поиски могильников . Искать могильники так же трудно, как ненарушенный культурный слой, а может быть, еще труднее. Могильники не имеют насыпей и ничем не выделяются на поверхности. Расположение могильников редко подчинено каким-либо топографическим закономерностям. Такие закономерности, и то весьма относительные, можно отметить в расположении фатьяновских могильников (как правило, их находят в песчаном грунте на водоразделах). Неолитические погребения могут составлять могильники (например. Оленеостровский), но встречаются и одиночные захоронения, прямо в землянках.

Хорошие результаты дают поиски могил и могильников при помощи аэрофотосъемки по цветовому пятну или по растительности. Если селище эпохи полей погребений расположено у воды, могильник следует искать в направлении наибольшей возвышенности; если остатки этого поселения представляют собой городище, то могильник обычно располагается у наиболее удобного въезда на это городище. Могилы даже одной эпохи могут иметь различную глубину, например фатьяновские — от 30 см До 210 см.

Все это свидетельствует об элементе случайности в открытии могил и могильников. Часто они открываются при земляных работах. Поэтому разведчик должен лично обследовать ведущиеся в районе его деятельности крупные земляные работы и имеющиеся обнажения, а также опросить землекопов и местное население. Лучше всего в таких случаях спрашивать о находках человеческих костей, так как они больше всего обращают на себя внимание, но не следует пренебрегать вопросами о вещах, тем более, что разведчик ищет не только могилы.

В обнажениях берегов рек и оврагов могут быть видны в разрезе могильные ямы, заполнение которых цветом и структурой иногда отличается от окружающей земли. В некоторых, правда редких, случаях пятно могильной ямы видно прямо на поверхности земли. Так был обнаружен Мариупольский могильник. Заполнение его могильных ям было сильно перемешано с краской, которой были посыпаны погребенные. В результате могильная яма выделялась красным пятном.

В некоторых случаях, например на крупных строительствах, в тех местах, где может быть расположен могильник, верхний тонкий слой земли (дерн) можно снять бульдозером или скрепером. При этом могут обнажиться темные могильные пятна на светлом фоне материка. Но этот способ может быть применим только тогда, когда есть полная уверенность в том, что в данном месте есть могильник и нет культурного слоя, или тогда, когда этот слой земли все равно должен быть снят машинами. В тех местах, которые разведчику кажутся подходящими для расположения могильника, или там, где обнаружена хотя бы одна могила, можно прощупать почву щупом. Заполнение могил мягче, чем окружающий материк. Впрочем, этот прием не всегда позволяет добиться успеха, особенно тогда, когда могилы расположены в культурном слое.

При обнаружении могил, если они разрушены, надо составить их описание (см. с. 275). Подробно надо описать устройство могилы (с чертежами) и погребальный инвентарь. Если сведения о могиле поступили от населения, нужно собрать сохранившийся инвентарь или дать его описание хотя бы со слов очевидцев, оговорив это.

Поиски курганов . Другой вид погребальных памятников — курганы — отличается еще большим разнообразием. Наиболее древние курганы насыпаны в энеолите; они обычно сильно распаханы или расплылись, представляя собой низкую лепешку большого диаметра. Курганы железного века, напротив, напоминают крутые полушария. Среди курганов нередки насыпи больших размеров, например сибирский курган Салбык (высота 11 м, окружность свыше 500 м), скифский курган Солоха (высота 18 м), некогда окруженные оградой из поставленных вертикально каменных плит. Скифские курганы скорее напоминают конус, так как у них одна половина сильно выдута ветром. Сарматские курганы очень плоские. Среди курганов железного века встречаются также низкие и вытянутые, например длинные курганы Запада и Северо-Запада России. Другие имеют плоскую вершину. Есть курганы и с исчезнувшей насыпью, которые можно обнаружить по сохранившемуся кольцу камней, некогда окружавших могильный холм (новгородские «жальники»). Подобные кольца из валунов встречаются и вокруг сохранившихся насыпей. Ряд курганов, особенно сибирских, отмечен кольцом из узких вертикально поставленных каменных плит. Античные курганы часто имеют крепиду, т. е. каменную облицовку нижней части кургана, которая должна была предохранять его от оплывания.

Курганные насыпи различны и по материалу. В восточно-европейской части СССР встречаются земляные курганные насыпи, в Сибири и на Кавказе насыпь часто сооружена из камней.

Некоторые курганы считают сторожевыми, т. е. игравшими роль наблюдательных вышек. Подобное использование ранее существовавших насыпей возможно, но оно не меняет значение кургана как погребального памятника[15].

Главным признаком кургана является правильность его формы. Обычно курган в плане округлый, хотя бывают четырехугольные и удлиненные. Эта форма, видимо, определялась заранее, а земля, нужная для возведения насыпи, бралась недалеко от площади, намеченной для сооружения кургана. Многие курганы окружены ритуальными ровиками, наличие которых может быть критерием при определении погребального значения насыпи. Эти ровики незамкнуты; они облегчали восхождение на курган при его сооружении и при совершении на нем обрядов. Это так называемые перемычки, которых около кургана бывает несколько. Чем больше курган, тем глубже и шире ровик. Ровиков также может быть несколько, в этом случае они расположены радиально. Впрочем, ровики характерны не для всех эпох и стран. Например, курганы Сибири ровиков не имеют.

Расположение курганных групп не подчинено какой-нибудь строгой закономерности. Оно обычно зависит от местоположения того поселения, которое насыпало данную курганную группу. Курганы могут находиться как вплотную к озерам и рекам, в их пойме, так и далеко от них, на водоразделах. Но все же часто курганы эпохи бронзы расположены на водоразделах, сарматские курганы — вдоль рек, курганы древнерусских крестьян — на первой надпойменной террасе. Нередко курганы вытянуты цепочкой вдоль древних дорог.

При поисках курганов основным их признаком является рельефность. Округлые холмики курганов бросаются в глаза даже неархеологу. Но довольно часто эти насыпи настолько распаханы, что их трудно заметить. В таком случае, как уже говорилось выше, хорошие результаты дает обозрение местности против солнца, когда становятся заметны силуэты распаханных насыпей.

Распаханную насыпь можно определить и по растительности, которая более густа в ровике, так как в нем образовался мощный слой перегноя, сползшего с насыпи, когда она была еще целой. В этом слое лучше всего сохраняется влага. Вследствие этого густая растительность располагается кольцом и окаймляет распаханный курган.

Иногда курганы распаханы настолько, что затронуто погребение. Если курган содержал трупосожжение, такая распаханная насыпь выделяется на пашне серым зольным пятном, в котором встречаются различные вещи из погребального инвентаря и черепки разбитых сосудов. Доследование подобных курганов дает интересные результаты.

Разведки курганов предполагают опрос местного населения. Без сведений, полученных от местного населения, курганы иногда найти не удается, особенно если они расположены в лесу. При сборе этих сведений надо иметь в виду, что в разных районах СССР местное население называет курганы по-разному. На верхней Волге их называют «паны» или «панки», на Средней Волге это «мары» («мар» по-мордовски — куча, могильный холм), на Смоленщине — «волотовки» (от слова «волот» — великан), в Белоруссии — капцы (от литовского «kapas» — могила), на Северо-Западе — «сопки» (от слова «сыпать»), под Москвой — «холмы», в Сибири — «бугры», во многих других местах — французские, татарские, калмыцкие, турецкие, литовские и иные могилы.

Многим курганам, например подмытым половодьем, угрожает опасность разрушения. Обнаружив такой курган, археолог должен его докопать, чтобы этот памятник не пропал для науки. При этом, если у археолога нет открытого листа на данный район, нужно иметь разрешение отдела полевых исследований Института археологии АН СССР (хотя бы телеграфно), а при раскопках соблюдать установленные правила.

Помимо вопросов первичного изучения остатков древних поселений и погребений — двух основных типов археологических памятников — следует рассмотреть приемы разведок некоторых разновидностей этих памятников.

Поиски дольменов . Большую группу памятников составляют намогильные сооружения. Наиболее эффектны дольмены, заключающие погребения от эпохи энеолита и по эпоху раннего железа. Дольмены представляют собой несколько вертикально поставленных массивных каменных плит или глыб, прикрытых такой же плитой. Приблизительно такую же конструкцию имеют так называемые каменные ящики, являющиеся разновидностью дольменов и также заключающие погребения. У дольменов часты так называемые «дворики» — огороженные участки, где, вероятно, совершались обрядовые церемонии. Дольмены широко распространены в Европе, Азии, Африке. В СССР эти сооружения встречаются в Прикубанье, на восточном побережье Черного моря, в Крыму и на Волыни. Они располагаются поодиночке и небольшими группами, но встречаются и большие группы в несколько сот единиц. Такова группа более чем в 400 дольменов на р. Кизинке (Краснодарский край). Дольмены обычно расположены высоко над рекой и нередко правильными рядами. Они бывают скрыты под земляными насыпями, и в этом случае их открытию могут помочь сведения, полученные от местных жителей. Ввиду того что дольмены часто зарастают деревьями и кустами, лучшее время для их поисков — поздняя осень.

При обследовании дольмена нужно установить породу камня, из которого он сложен, что важно для решения вопроса о его местном или привозном характере. Осмотр плит иногда позволяет найти следы орудий, которыми они обрабатывались. Вокруг дольмена могут быть обнаружены осколки камня той же породы, говорящие об обработке плит на месте сооружения дольмена. Возле дольмена возможны остатки земляных насыпей, воздвигавшихся для установки его плит. Конструкция сооружения описывается и зачерчивается, для чего рекомендуется пользоваться приемами архитектурных обмеров. На внутренних стенах и потолках дольменов встречаются рельефы и роспись красками. Роспись следует сфотографировать и зарисовать, а с рельефа, кроме того, надо сделать эстампаж. (О технике архитектурных обмеров и изготовления эстампажей см. гл. 5.) Остатки погребений и погребального инвентаря фиксируются в обычном порядке.

Поиски каменных изваяний . В восточноевропейских степях, Казахстане, Сибири и в некоторых других местах Советского Союза встречаются каменные изваяния людей (называемые каменными бабами), а также изваяния животных. Все они отмечали древние могилы и курганы. Многие из них давно сдвинуты с первоначальных мест и иногда встречаются в бывших помещичьих усадьбах — далеко от тех мест, где они некогда стояли (например, под Москвой в Абрамцеве, в парке Новочеркасска).

Эти памятники, если они не упали, хорошо видны. Но для выяснения местоположения как уцелевших, так и упавших, увезенных или разбитых каменных изваяний полезно прибегнуть к опросу населения. При открытии подобного памятника его нужно сфотографировать крупным планом при освещении с разных сторон, определить породу камня (это может помочь отыскать мастерскую, где это изваяние было высечено), указать, куда изваяние обращено лицом (если оно не сдвинуто с места), тщательно зарисовать его целиком, а также детали его костюма, оружие, украшения, прическу — все, что может помочь датировке и интерпретации. Каменных изваяний особенно много в Казахстане, Киргизии, в Южной Сибири и на Кавказе. Из славянских изваяний известен Збручский идол (находится в музее Кракова) в виде каменного, покрытого рельефными изображениями столба, увенчанного четырехликой головой в княжьей шапке. Збручский идол был найден в реке, куда он, вероятно, был низвергнут в связи с христианизацией местного населения. Подобные идолы были обнаружены и в земле. Много каменных изваяний было обнаружено во время распашки целинных земель.

Поиски петроглифов . На каменных столбах и скалах встречаются вырезанные на них петроглифы (греческое петра — скала, глифе — резьба), т. е. изображения людей, зверей, построек, различные символические знаки, а иногда и знаки письменности. Они могут быть не только вырезаны, но и выбиты, нанесены краской. Изучение петроглифов сводится к их зарисовке, фотографированию, описанию как изображений, так и основы, на которой они изображены, и к указанию связи данного объекта с местностью и другими памятниками древности. Если площадь скалы, на которой нанесены изображения, велика, ее можно расчертить мелом на квадраты, что облегчает зарисовку. При фотографировании нужно сделать несколько снимков при различном освещении (косое освещение увеличивает четкость рельефа). В случае небольших рельефов можно сделать эстампаж.

В зависимости от условий местности у петроглифов или вблизи от них следует произвести шурфовку, так как около таких памятников должны оставаться следы хотя бы временного пребывания человека. Все эти приемы фиксации одинаково относятся к монументальным наскальным изображениям и к рисункам на каменных столбах, к рельефам на каменных изваяниях, а также к значительно более поздним памятникам — рельефам на зданиях и к надгробиям с надписями или орнаментом.

Подобные надписи встречаются в разных местах. В Причерноморье встречаются греческие и латинские посвятительные, благодарственные, надгробные надписи. В Средней Азии известны кайраки — неправильной формы камни с арабскими эпитафиями. В мусульманских надгробиях Волжской Болгарии надписи также сделаны арабским шрифтом. Не менее известны московские надгробия XIV — XVII вв. с двумя видами орнамента — ранним треугольчатым и поздним жгутовым; причем оба они сопровождаются надписями, сделанными славянской вязью, иногда очень сложной. Такие плиты часто занесены землей и пылью, заросли мхом и травой. Для расчистки их полезно промыть горячей водой с мылом, пользуясь щетинной щеткой.

В античных городах Северного Причерноморья и их округах хорошо известны могилы, выложенные камнем. Такие могилы называются археологами плитовыми. Они встречаются также по Днестру, отчасти и по Днепру. В степных южно-русских курганах покойники иногда заключались в подобных каменных гробницах.

В некоторых случаях в качестве погребальных камер использовались пещеры. Пещеры, расположенные в высокогорных районах, сохранили трупы, подвергшиеся благодаря чистоте горного воздуха естественной мумификации. При этом надо иметь в виду, что пещеры используются в качестве склепов до сих пор. Пещеры, где произошла естественная мумификация трупов, известны и в России, например в Печорском монастыре под Псковом. Некоторые из таких погребений отмечены прекрасными майоликовыми досками XVII — XVIII вв. В античных могилах встречаются маленькие гробики (оссуарии) — вместилища костей. Чаще всего они сделаны из глины, но бывают и деревянные. В Средней Азии находки глиняных оссуариев часты. Обычно они сделаны в виде домиков, их стенки орнаментированы.

Поиски обрядовых мест . В расположении обрядовых мест нет определенной закономерности. Они встречаются как на открытых местах, так и в горных проходах, как в низинах, так и на водоразделах. Эти места иногда отмечены грубо вырезанным изображением человеческого лица на столбе, чурбане или на дереве. В некоторых случаях почитались предметы: пещеры, скалы, камни, деревья, пни. Вокруг остатков идола или объектов почитания находят много тысяч жертвенных предметов — либо обиходных, либо специально изготовленных. Это различные изображения людей, реальных и фантастических животных, украшения, стрелы, сосуды, остатки одежды, мехов; здесь же находят черепа и кости животных. Все это встречается в обильных прослойках золы, оставшейся от жертвенных костров. Такие жертвенные места лучше всего изучены в Прикамье и на Кавказе. Гляденовское кострище на Каме имело слой толщиной полтора метра, насыщенный землей, в которой встречены жженые человеческие кости. Это дало основание предположить, что Гляденовское кострище — место сжигания трупов. В большинстве характер обрядового места — святилища — определяется раскопками.

Русские языческие святилища известны пока в очень ограниченном количестве (например, святилище в Перыни под Новгородом). Пока еще не известны характерные черты обрядовых мест и не выработаны специфические приемы их поисков.

Дендроглифы и геоглифы . Изучая первобытное искусство. А. А. Формозов обратил внимание на важные археологические факты. При исследовании искусства археологи обычно располагают только предметами из глины, камня, металла. Дерево, солома, ткани, кость доходят до нас только в исключительных случаях. Но в древности были и другие категории памятников искусства, в частности рисунки на древесной коре или на стволах деревьев (дендроглифы) и сформованные из земли и глины барельефы (геоглифы), пользовавшиеся длительным почитанием, подобно рисункам на скалах. Средневековые дендроглифы найдены на стволах буковых деревьев в верховьях Кубани у Карачаевска. Можно предположить, что рядом с наскальными изображениями в древности также стояли деревья, покрытые резьбой или росписью.

Если геоглифы были вырезаны в материке, их тоже можно найти. Так, хорошо известны зольники, распространенные в Причерноморье от Днепра до Северского Донца. Их обычно принимали за места поселений, а накопившуюся золу считали выброшенной из жилищ. Но потом выяснилось, что жилищ там не было, но были и есть глинобитные жертвенники, рядом с которыми встречаются маленькие сосуды, лепные фигурки животных и другие культовые предметы. При раскопках зольника у Пожарной балки были выявлены рельефы, вырезанные в земле, напоминавшие изображения уток. На древнем святилище Мелигеле в Восточной Грузии при раскопках выявлены рельефы из земли, инкрустированные костью. Они изображают животных в профиль и датируются XV — VII вв. до н. э., т. е. концом бронзового века.

В катакомбе II тыс. до н. э. у с. Тошковка на Украине найдено глиняное изображение человекоподобного существа, условно называемого «богиней погребений», но в данном случае мужчины. Подобные графические изображения встречались на стенах скальных гробниц, которые служили прообразом для строителей катакомб. Реставраторам удалось вырезать изображения из грунта и привезти в Центральные реставрационные мастерские. Возможно, что такие изображения были и в ранее раскопанных катакомбах, но остались незамеченными. Теперь археологи внимательно следят за стенами земляных гробниц.

Возможны изображения и на стенах глинобитных жилищ: модели трипольских домов покрыты росписью, которая вряд ли служит украшением моделей. Вероятно, это имитация росписей настоящих домов, чего пока на трипольских жилищах не обнаружено. Но подобные росписи есть в Средней Азии на домах джейтунской культуры и культуры Анау. При ремонтах домов старые росписи закрывались слоем глины, поверх которого наносились новые рисунки.

Выработка приемов открытия дендроглифов и геоглифов встала на повестку дня.

Разведки систем укреплений.До сих пор недостаточно обследованы различные долговременные земляные и каменные укрепления. Они расположены главным образом в южной части Восточной Европы и создавались в зависимости от обстановки как средство обороны или наступления. Часто такие «валы» представляют собой целую систему укреплений, хорошо использующих условия местности: овраги, реки, их обрывы, высотки и т. п. В линиях укреплений хорошо сочетаются насыпи, рвы, эскарпы, надолбы, городища и так называемые засечные леса, где валы и рвы сочетались с лесными завалами. Обследование таких укреплений неизбежно включает составление общего плана каждого узла обороны. При этом надо установить дату сооружения, которая важна не столько для выяснения последовательности постройки узла, сколько для выяснения последовательности сооружения отдельных линий, так как часто новая линия строилась на много верст впереди старой, знаменуя наступление на противника. Что касается разведки городищ, входящих в такую черту, то она включает все элементы разведки обычных городищ.

Помимо укреплений, защищавших границы государственных образований, весьма интересны городские стены. Эти стены могут быть различной древности и разного облика. Разведчика здесь в основном интересует строительная техника (материал фундамента, цоколя и всей массы, их кладка, раствор, скрепления, строительные периоды, ремонты) и боевые качества укреплений (расположение стен и башен, использование рельефа местности, приспособленность стен и башен для определенного вида оружия, расположение бойниц по верху стены и ее толще). При специальном изучении подобного сооружения рекомендуется сделать чертежи каждого блока, используя приемы архитектурных обмеров.

При археологическом изучении древних зданий и их остатков также имеется в виду изучение строительной техники, конструкции и планировки.

Поиски древних пашен и сельскохозяйственных сооружений . Весьма интересным и важным объектом археологического изучения являются древние сельскохозяйственные районы. Признаками древних полей могут быть сохраняющиеся в некоторых районах следы обработки почвы в виде грядок, в виде рядов камней, расположенных по древним межам, наконец, остатки оросительной системы. Последние выявляются по более густой растительности на местах, где в древности проходили арыки. Поиски древних пашен и арыков лучше производить путем авиаразведок. Фотографии с воздуха могут быть начальным пунктом составления планов древних оросительных систем, что важно при выяснении хозяйственного и социально-экономического облика древних цивилизаций. Важность этих работ подтверждается исследованиями в Хорезме.

В некоторых случаях сохранились развалины акведуков-мостов, служащих для прокладывания водопроводов через неровности местности. Они расположены обычно в ложбинах, по краям которых вода не может подняться самотеком. Здесь сооружался мост-акведук, по которому прокладывался желоб для воды.

Поиски горных выработок . При сравнении кремневых орудий со стоянок, разделенных значительным расстоянием, но относящихся к одной и той же эпохе, иногда обнаруживается, что орудия сделаны из одинакового камня. Поэтому при разведках памятников энеолита, неолита и бронзы наряду с изучением кремневых орудий заслуживают внимания места добывания камня и выработки из него орудий. Для открытия этих мест осматривают все окрестные отложения камня, дно глубоких оврагов, а также с образцом в руке (орудием или отщепом) опрашивают местных жителей о том, где встречается данная порода камня. При этом в одних случаях оказывается, что одни и те же каменные разработки снабжали громадную округу, в других случаях подтверждается местное происхождение сырья.

В неолитических стоянках Понеманья встречаются орудия из одинакового кремня. Его добывали у Красного села Гродненской области, где найдены подземные разработки кремневых месторождений. Кремень на поверхности к тому времени был уже собран. Красносельские шахты расположены в меловых отложениях, в которых чаще всего залегает кремень. На поверхности около шахт имелось множество кремневых сколов — остатков первоначальной обработки кремня. Шахты были обнаружены при промышленной разработке мела. Таким образом, меловые отложения, а тем более их разработки нужно внимательно осматривать, особенно если в непосредственной близости от них имеются скопления кремневых сколов.

В районах, богатых месторождениями цветного металла, а также железа, уже в древности существовали рудники. Обычно рудники находились в тех районах, где и ныне добываются эти руды: на Урале, в Казахстане, в Кривом Роге, на Кавказе. Разработки велись открытым способом, и остатки горных выработок встречаются в виде продолговатых впадин, глубоких ям, штолен, воронкообразных выработок. Эти ямы часто завалены и оплыли. При поисках таких ям их нужно отличать от поздних карьеров. На краю ям можно наблюдать следы выброса (отвалы). В ямах, шахтах и отвалах находят каменные, костяные, деревянные орудия рудокопов (мотыги, молоты, терки, жернова и пр.), а возле выработок встречаются развалы плавильных печей и горнов, а также шлаки. В древности разрабатывались месторождения лишь с высоким содержанием металла. Они имеют и внешние признаки, по которым, видимо, их находили древние рудокопы. Эти признаки заключаются в цветных пятнах, имеющихся в зоне выходов минералов, содержащих руду. Неестественный синий и зеленый цвета свидетельствуют о залегании медных руд. Встречаются также признаки других металлов в виде красных и желтых пятен.

Отвалы древних выработок внешне почти незаметны и отличаются только бедностью растительного покрова. В поисках древних рудных разработок может помочь и топонимика. Названия урочищ на местных языках включают слова «отвал», «шлак» и др.

Для выявления границ отвалов можно использовать способ, называемый геологами металлометрической съемкой. Имеющийся в почве распыленный металл, образовавшийся при разрушении коренных месторождений, обнаруживается спектральным анализом почвы. В нашем случае этим методом определяется граница площади рассеивания шлаков, содержащих металл. Для спектрального анализа берутся пробы из-под дерна весом 50—100 г через 1—2 м по прямой.

← Предыдущая страница | Следующая страница →