Поделиться Поделиться

Лабиринт как «изделие» Времени Вечности

Луна улетела.

Ворона на ветке осталась одна

Почему-то.

(Стихотворение, сочиненное 5-летним мальчиком в трамвае г. Иркутска.)

Мы возвращаемся к образу природных знаний. Можно и даль­ше восходить по символике: Лабиринт — Лабиринт Времени — Ин­формационный Лабиринт — Тело Цивилизации. Но можно на мгно­вение остановиться и посмотреть — чем мы являемся, за чем мы оказались, по чему движемся?

Ворона на ветке осталась одна Почему-то.

Почему-то. Осталась одна. Ворона. По-чему сделан этот мгновен­ный рисунок? По какому «материалу» и по какой причине? Или «материал» и причина — одно? Почему-то, поскольку Луна уже уле­тела (оказалась отброшенной). Пейзаж состояния.

Здесь Время дается нам только для того, чтобы навести «фокус видения» — по Центру, выхватить сознанием деталь Вечности. Но по краям Центра все размывается Колесом Времени, простирается в Бесконечность. А в Центре — ветка, ворона (которая тоже может улететь, но уже в другое мгновение). Ветка — самое устойчивое. По­ка. Все очень просто. Мгновение, наполненное космосом безусловно­го знания. Никаких лабиринтов. Вообще — почти ничего (здесь «почти» как бы сродни «почему-то»). Знание — это поч­ти ничего. Оно есть и его тут же нет. Текучесть—одновре­менность. Текучесть — Сила, одновременность — Воля. И еще есть Свет.

На сорок девять Станц всего один ответ, И занимает он двухтомный комментарий. Я понял: человек спускается — как Свет, И каждый из миров, как выстрел, моментален.

(Александр Еременко) 8

Человек состоит из Света Знаний. Безусловно. А со-Знание на­ше — пока условно. Ограничения со-Знания обнаруживаются по периметру личной Воли, по периметру недо-одновременности, по пери­метру Колеса Времени. Вечность — в Центре, попасть туда прямо не удается (только по Лабиринту). Время Вечности — это «способ связи» для Сверх-со-Знания — внутри одновременности. Время Веч­ности мы отсюда называем — мгновением.

Но Центр — отбрасывает (Луна улетела) — по принципу недо­статка у нас сознательной творческой Воли. Отбрасывает — Силой, если у нас недостает — Воли. Целостная Воля — духовна, Сила — нет (Душа и Тело).

Нас окружает Время, его — Глубина, Плотность, Ход, Вуали (эти и другие свойства Времени мы пока почти не различаем). Вре­мя в нас — останавливается, тормозится, преобразуется, слишком часто «тратится — не туда». Сознательная творческая Воля возвра­щает нас к изначальным ритмам Времени, вписывая в живую кос­мическую целостность (при сохранении сознательности). Наше Те­ло — самая сознательная часть материи, в этом смысле оно — цело­стно. Нецелостна — его часть, именуемая — нашим сознанием. На­ше сознание — все более обособлено, все более отстает от Тела. Для единства Тела и со-Знания необходим Центр. Но в Центр еще нужно попасть.

И все же — нас ведут к Центру: Бог, Дао, Нус, Логос, Целое... Ведут к мгновению-одновременности. Ведут — по-чему-то, или — по Лабиринту (по иерархическим необходимостям, воспитывающим це­лостную Волю). Центр окружает — «свернувшаяся в кольцо древ­ность», а дальше все более размытыми кругами расходится — наше не-Знание (с бесчисленными, изолированными островками со-зна-ния), и все это — на фактуре Колеса Времени. Чем дальше от Цен­тра, тем многозначительнее недостаток Знаний,— «научный ваку­ум», с целенаправленным энтузиазмом заполняемый «фактами сведе­ний» и — технологией (поскольку «природа...» нашего сознания — «...не терпит пустоты»). Вот такая картинка, набросок, черновик,— его можно стереть, если не понравится.

Но нас ведет — любая деталь из Вечности: ворона на ветке, ос­торожный цветок над водопадом, даосский мотылек. Для начала надо разобраться хотя бы с этим мотыльком — кто же из нас кому снится. И — по-чему? Если поймем — можно начинать двигаться. Много лет назад автору этих строк привиделось что-то такое. По зрелому размышлению этот автор постепенно осознал, что это имен­но он приснился некоему легкому существу, случайно залетевшему из ночи на свет старой настольной лампы. Но когда снятся чужие сны, их можно разве что пересказывать.

На свету мотылек чертит знаки. Как строг стал он за ночь со мною. Он сгорит здесь дотла. Но какие слова он над лампой построит.

А над лампой дрожит время, и — как магнит — собирает пространство Собирает людей мотылек-казначей для неведомых странствий.

Для неведомых дел он давно осмелел, но в него кто поверит. Кто посмеет войти в этот круг тишины, чтобы душу измерить.

Чтобы душу узнать, надо только начать верить в каждое чувство. Повороты ума втиснуть в зыбкость крыла, оттолкнувшись от грусти.

Оттолкнувшись от дел — ты узнаешь предел. Сердце ищет так ровно. Ты узнаешь себя — только все потеряв, окунувшись в бездомность.

...А для тех, кто не спит — станешь сам, как магнит.

Как звезда с абажуром Над бессонным столом. Убежденный лишь в том, что пора подежурить.

Что, наверно, пора смастерить те слова и зажечь в них пространство —

Как пыльцу на крыле. И манить всех извне мотыльком-самозван­цем.



← Предыдущая страница | Следующая страница →