Поделиться Поделиться

Смерть клиническая и биологическая 8 страница

К уговорам, вспоминает академик Дебов, подключился А. Н. Косыгин, который во главе советской партийно-правительственной делегации прибыл в Ханой для участия в траурных мероприятиях. Руководство Вьетнама продолжало стоять на своем. Косыгин вылетел в Москву и доложил о сложившейся ситуации на Политбюро ЦК КПСС. Было решено пойти навстречу пожеланию вьетнамской стороны. В считанные дни в Ханой по воздуху перебросили оборудование, необходимое для бальзамирования тела и его дальнейшего сохранения.

Советские специалисты приступили к работе, но все новые сложности прямо-таки преследовали дело, против которого, как казалось, ополчилась сама судьба. Американская авиация начала массированные бомбардировки Ханоя. Пришлось срочно перебрасывать лабораторию на запасной секретный пункт километрах в 30–40 от столицы. Несмотря на сложнейшие условия, она была развернута на новом месте за какие-то две недели. Только все начали успокаиваться, как поступила еще одна тревожная весть: неподалеку высадился американский вертолетный десант. И опять пришлось спешно сворачивать лабораторию и перевозить ее на новое место.

На сей раз ее решили разместить неподалеку от реки Черной, в большой пещере у подножия огромной скалы, способной, как утверждали, выдержать многотонный бомбовый удар. Точное местонахождение этой «точки», на всякий случай законсервированной, и по сей день сохраняется в тайне, а уж тогда, во время войны, все, связанное с ней, было окружено строжайшей секретностью. Советские сотрудники, которые согласно разработанной легенде, выдавали себя за специалистов по лесному хозяйству, приезжали туда только по ночам. Так продолжалось до конца войны. Торжественная церемония открытия усыпальницы вождя состоялась уже после войны, 29 августа 1975 года, в канун национального праздника. Строгие колонны мавзолея поднялись на том самом месте, откуда 2 сентября 1945 года Хо Ши Мин провозгласил Декларацию независимости.

Строгий и величественный мавзолей Хо Ши Мина, находящийся в центре главной ханойской площади Бадинь, заметно превосходит размерами ленинский в Москве. Усыпальница — это не только саркофаг с телом, но и мощные холодильные установки, системы кондиционирования воздуха, телекамеры и мониторы, линии электроснабжения и другие системы жизнеобеспечения. Все это сложное хозяйство, включая, разумеется, охрану мавзолея, находится в ведении специального армейского управления.

Завершает цепь пышных мавзолеев мавзолей Мао Цзе Дуна в Пекине, где в саркофаге из горного хрусталя было помещено набальзамированное тело китайского вождя после его смерти в 1976 году.

Но, как уже было сказано, все эти мавзолеи — лишь дань традиции, впервые зародившейся в России после смерти В. И. Ленина. Где искать истоки этой традиции? Ведь одна из страшнейших во все времена кар — не предавать тела земле. Давайте, попытаемся разобраться в этом вопросе вместе.

Когда мы говорим слово «мумия», то оно у нас в первую очередь ассоциируется с культурой Древнего Египта. Очевидно, хотя окончательно и не доказано, египтяне даже и в доисторические времена бальзамировали умерших. Для этой процедуры и для церемонии погребения каста жрецов развила специальный церемониал. Техника бальзамирования изложена в некоторых текстах того времени, прежде всего в известной «Книге мертвых».

Манускрипт о смерти и сохранении тел умерших, названный позднее «Книгой мертвых», создали жрецы из долины Нила во времена первой египетской династии, около 4266 года до нашей эры. Отдельные фрагменты этого сочинения сохранились до наших дней. Более поздние версии «Книги мертвых» были дополнены жрецами Гелиополя и нанесены множеством ремесленников в виде иероглифов на стенах помещений и переходов внутри пирамид, расположенных в Сахаре, в период 5-ой и 6-ой династий. Эти произведения названы «Текстами пирамид». Новые тексты, нередко с изображением различных фигур, во времена 11-ой и 12-ой династий наносили на боковые стенки саркофагов (так называемые «Тексты саркофагов»), а в период 26-ой династии — на папирус посредством иератического или иероглифического видов письма. Наконец, во времена Птоломея существовал текст на папирусе, подобный шестой версии. Этот папирус с текстом неизвестного автора был обнаружен в отдельном контейнере вне саркофага. В качестве хранилища для папирусов использовались статуи богов или чучела птиц, обычно ястребов. Последняя версия, относящаяся к Греко-Римской эпохе и содержащая выдержки из текстов на кусочках папируса, была написана очень неразборчивыми знаками.

Совершенно непонятно, почему версии «Книги мертвых», выполненные столетия спустя, так разительно отличаются друг от друга по стилю, содержанию, манере письма. Возможно, что желание властителей 26-ой династии иметь свою версию манускрипта обусловило создание жрецами нового варианта первоначального текста. Последующие версии времен Птоломея были менее точны, в них пропущены важные фрагменты ранних текстов. Кроме того, разные списки «Книги мертвых» нетождественны, выбор и порядок текстов часто был произвольным. Привести все эти взгляды в стройную, последовательную систему невозможно.

Двенадцатичленная композиция очерчена наиболее ясно в «Книге Амдуат». Она отражает и идею загробного воздаяния, широко известную ценителям египетской культуры по описаниям «психостазии» («взвешивания души») на суде Озириса: сцены кары над грешниками мы видим в последних частях «Книги Амдуат». Но это лишь один аспект «книг загробного мира». Главным же представляется другое — отождествление усопшего с Великим Богом в его различных ипостасях (Ра, Озиоис), твердое знание имен богов и демонов, которые встречаются в запредельном мире.

Эта концепция — не плод вольного мифотворчества, она имеет глубокое психологическое обоснование. Египтяне считали, что человек еще при жизни должен познать тайные пути мира запредельного, чуждого бытовому опыту; более того, должен слиться с высшими проявлениями этого мира — иначе невозможно блаженство в загробном царстве. Эта идея находит соответствие в родственном памятнике мировой культуры — тибетской «Книге мертвых» (возможно, она восходит к тому же источнику, что и египетские книги загробного мира).

Процесс мумифицирования был довольно долгим и кропотливым, он длился 70 дней. Сразу же после предполагаемой смерти человека жрец делал надрез на левой половине живота умершего и поспешно извлекал нож, чтобы не навлечь на себя гнев близких и родственников покойного. Такой обычай возник в результате случаев преждевременного ошибочного установления смерти. Затем помощники извлекали внутренние органы за исключением сердца, средоточия души и мысли, тщательно промывали их ароматическими жидкостями и заполняли их миррой и ароматическими веществами. Затем все вновь помещали на место и зашивали, натерев бальзамирующими веществами. С помощью хитроумного крючка через ноздри покойного извлекали по частям мозг, а полость черепа также заполняли специями. Тело обмывали солевым раствором и оставляли на 70 дней, затем обмывали еще раз, натирали камедью, обертывали полотнами тканей и помещали в деревянный саркофаг.

Самой древней человеческой мумии 7039 лет. Она найдена не в Египте, а в Чили и находится в настоящее время в Сантьяго в Национальном музее истории природы. Мумия представляет собой забальзамированное тело четырехлетнего ребенка.

Она была обнаружена в 1977 году двумя чилийскими антропологами в одном из пустынных районов на севере Чили. В 1980 году мумия была направлена в США в лабораторию Нью-Джерси на проведение экспертизы, которая подтвердила ее возраст. Тур Хейердал, говоря о контактах между Новым и Старым Светом, в общей цепи доказательств приводит и следующие, объединяющие признаки: колоссальные сооружения, лишенные практических функций, например, пирамиды; мегалитические саркофаги с массивной каменной крышкой; мумификация с применением смол, бинтов и хлопковой набивки. Таким образом, обычай бальзамирования усопших и помещения их в саркофаги и пирамиды восходит к самым древним эпохам человеческой цивилизации. Сходство погребальных обрядов древнейших цивилизаций Старого и Нового Света расценивается некоторыми учеными как доказательство влияния на эти цивилизации некой мифической працивилизации, располагавшейся между этими континентами, например, погибнувшей Атлантиды.

Коренное население Канарских островов — гуанчи — многие специалисты считают прямыми потомками Атлантов. Уже к началу XVI века гуанчи были полностью истреблены испанскими завоевателями, поэтому сведений об этом народе осталось немного. Но и того, что осталось, зафиксировано в немногочисленных источниках достаточно, чтобы утверждать: их обычаи обнаруживали странное сходство с обычаями высококультурных древних народов. В частности, они бальзамировали мертвецов, как египтяне, и хоронили их в куполообразных гробницах, как греки в Микенах.

В 1989 году американская археологическая экспедиция, проводившая раскопки в Египте в районе Эль-Файюма, обнаружила кладбище, относящееся к греко-римскому периоду истории Египта. Наибольший интерес ученых вызвала прекрасно сохранившаяся мумия женщины. Она находилась в позолоченном саркофаге, испещренном письменами, который был искусно обвит полотняными лентами и украшен венком из натуральных цветов. Все это помещалось в более просторном деревянном саркофаге. Рядом находилась мумия младенца, очевидно, сына захороненной женщины.

«Находка в эль-Файюме относится к началу первого века нашей эры. Она интересна не только своей прекрасной сохранностью и богатым оформлением. Это захоронение имеет большое научное значение», — говорит директор департамента древностей Среднего Египта доктор Али эль-Холи. — «Ценность находки, как это ни парадоксально, не в ее древности, а в сравнительной молодости. Мы убеждаемся в том, что искусство бальзамирования, процветавшее в Древнем Египте за десятки веков до нашей эры, еще сохранялось во времена появления христианства». Файюмская мумия доставлена в Каир в Национальный музей для изучения и расшифровки текстов на позолоченном саркофаге. Возможно, вскоре мы сможем узнать больше об обнаруженной в эль-Файюме «Мадонне с младенцем».

Приведенные нами факты свидетельствуют о том, что обычай бальзамирования покойников существовал несколько тысячелетий и был распространен среди древних цивилизаций как Старого, так и Нового Света. Обычай этот в Египте еще сохранялся в античную эпоху и даже во времена появления христианства.

Ни греко-римская культура, ни христианство, ни ислам уже не знали традиции бальзамирования и сохранения трупов. Правда, в исключительных случаях консервация трупов все же осуществлялась.

Античный историк Арриан рассказывает, что когда Александр Македонский внезапно скончался на обратном пути из Индии в возрасте 33 лет, его сподвижники не захотели оставлять труп великого полководца на чужбине. В то же время, в условиях жары было невозможно транспортировать труп из Вавилона, так как он моментально подвергся бы разложению. Выход был найден: глубокую ванну наполнили доверху свежим медом, а в мед погрузили труп Александра Македонского. В таком виде его и перевезли из Вавилона в Египет, где и захоронили. Труп сохранялся, не разлагаясь, триста лет. Когда в I веке нашей эры римский император Октавиан Август, завоевав Египет, вскрыл извлеченную из святилища гробницу Македонского, то он был изумлен тем, что труп отлично сохранился. Август одел на голову знаменитого полководца венец, а тело осыпал цветами.

Сохранение тел покойников в меду в античную эпоху применялось крайне редко, но все-таки применялось. Мне удалось отыскать еще два свидетельства этого обычая, помимо рассказа Арриана об Александре Македонском. Так, в IV веке до н. э. в Спарту было доставлено погруженным в мед тело царя Агесилая, умершего в Африке.

В сатире древнеримского сатирика Марка Теренция Варрона «Лебедь, или о Погребении», от которой сохранились лишь небольшие фрагменты, имеется следующая фраза: «Стало быть, Гераклид Понтийский разумней, что велит сжигать покойников, чем Демокрит — хранить их в меду. Когда бы все делали по его, то пропади я пропадом, если бы можно было чашку медовой сыты купить за сто денариев».

По уцелевшему фрагменту трудно судить, о чем же конкретно идет речь, но, несомненно, опять упомянет обычай консервации трупов в меду.

Но все же даже в античную эпоху обычай консервации тела покойника был скорее редким исключением, чем правилом. Откуда же вдруг всплыла идея бальзамирования тела В. И. Ленина? Может быть поискать ответ на этот вопрос в более близкой для нас российской истории?

Единственную, правда очень отдаленную аналогию, удается проследить в истории захоронения тела Потемкина. Как известно, фаворит Екатерины II светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический скончался в дороге, на пути из Ясс в Николаев 5 октября 1791 года. Труп Потемкина был привезен обратно в Яссы, тело было анатомировано и бальзамировано. Отпетое тело Потемкина стояло с Яссах до ноября и затем было перевезено в Херсон и поставлено в подпольном склепе крепостной церкви Св. Екатерины. Гроб оставался неопущенным в землю с 23-го ноября 1791 года по 28 апреля 1798 года. Жители Херсона здесь служили панихиды и приходили поклониться праху Потемкина.

Дошедший до императора Павла слух, что тело Потемкина более семи лет стоит не преданным земле, вызвал распоряжение похоронить его, как гласил указ «без дальнейшей огласки, в самом же том месте, во особо вырытую яму, а погреб засыпать и загладить землею так, как бы его никогда не было», что и выполнили.

М. И. Пыляев, сообщивший эти факты, не приводит побудительных мотивов бальзамирования тела Потемкина и столь долгого хранения его в непогребенном состоянии. Я думаю, что все это, и бальзамирование, и отсрочка захоронения, было связано не с попыткой изменить традицию православного погребения, а с неясностью дальнейшей политической ситуации. Вельможу, равного по рангу и политическому значению Потемкину, полагалось хоронить в столице. Но охлаждение Екатерины к бывшему фавориту и усиление влияния фаворита нового, Платона Зубова, препятствовали этому. В то же время сторонники Потемкина, вероятно, не оставляли надежды перевезти тело в Петербург и достойно захоронить его там, почему и не спешили с похоронами в Херсоне. Приход к власти императора Павла I, старого противника Потемкина, окончательно лишил их этой надежды и способствовал погребению тела светлейшего князя. Таким образом, данный исторический эпизод не может считаться прямым предшественником мавзолея. Но есть еще один, более близкий по значению, аналог в русской истории.

Мало кому известно, что в нашей стране хранится и доступен осмотру еще один труп знаменитого человека. Я имею в виду мумифицированное тело талантливейшего русского хирурга Николая Ивановича Пирогова, хранящееся в склепе его усадьбы в селе Вишня под Винницей. Пользуясь первой же возможностью, в декабре 1990 года я выехал в Винницу, чтобы разузнать обо всем поподробнее. Случай, когда верующий христианин оставался непогребенным в течение более ста лет, никак не укладывался в рамки традиционного православия.

Оказывается, тело Пирогова было бальзамировано по инициативе его второй жены Александры Антоновны. В свое время она прочла книгу одного из учеников Пирогова профессора Давида Ильича Выводцева (1830–1886) о бальзамировании (книга эта и сейчас хранится в экспозиции усадьбы-музея Н. И. Пирогова в Вишнях). Книга эта настолько потрясла ее, что она настоятельно просила Выводцева, в случае смерти мужа, забальзамировать его тело по разработанным Выводцевым рецептам. Следует заметить, что в XIX веке уже были известны способы продолжительной консервации трупа путем введения в него антисептических веществ, останавливающих гниение, после чего неизбежно следует мумификация. Еще в XVII веке анатому Фредерику Рюишу всемирную известность принес его способ длительно сохранять анатомические препараты и бальзамировать трупы. Рюиш основал в Дании анатомический музей — по отзывам современников «восьмое чудо света».

В 1698 году Петр I неоднократно посещал анатомический театр Рюиша в Амстердаме, присутствовал на его лекциях, а позже переписывался с ним и обменивался редкими коллекциями. Во второй свой приезд в Амстердам, в 1717 году, Петр I купил у Рюиша для естественно-научного музея — «Кунсткамеры натуральных вещей» — большую коллекцию анатомических препаратов. Теперь «Кунсткамера» переименована в Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук. Гости С.-Петербурга могут посетить этот музей и своими глазами убедиться в великолепной сохранности анатомических препаратов из коллекции Фредерика Рюиша. В настоящее время самым простым способом консервации трупов является способ, предложенный профессором П. А. Минаковым (1865–1931), который заключается в том, что в брюшную, грудную и черепную полость невскрытого трупа при помощи шприца вводится в общей сложности 2–3 л смеси формалина и денатурированного спирта (поровну). Эта смесь пропитывает весь труп, убивает гнилостных микробов, останавливает гниение и уплотняет белки, свертывая их. После этого труп начинает высыхать, мумифицируется при комнатной температуре за три месяца и остается в таком виде на долгие годы. Подобное искусственное консервирование на продолжительный срок неправильно называется бальзамированием и применяется в основном для изготовления муляжей в медицинских институтах. Николай Иванович Пирогов скончался 23 ноября (5 декабря) 1881 года в 8 часов 45 минут вечера в возрасте 71 года от раковой кахексии, вызванной злокачественной язвой на слизистой оболочке твердого неба. Уже на третий день после смерти Пирогова из Петербурга в Винницу прибывает профессор Выводцев и тут же отправляется в имение Вишня, где незамедлительно приступает к бальзамированию. Процедура бальзамирования длилась четыре часа. К сожалению, нам неизвестны все секреты Выводцева, хотя основные рекомендации по искусству бальзамирования содержатся в его книге. Жена хотела хранить бальзамированное тело Пирогова прямо в своей усадьбе, но тут вмешались церковные власти, усмотрев в этом кощунство.

Пирогов был отпет в церкви близлежащего села Шереметьево и закрытый гроб с его бальзамированным телом временно поместили в подвал церкви. За два месяца крестьянами этого села был выстроен специальный склеп, куда и поместили теперь уже открытый гроб с телом Пирогова. Позже склеп перестроили и возвели над ним церковь Николая Чудотворца, в память святого покровителя Николая Ивановича Пирогова (церковь закрыли в 1956 году).

Шли годы, десятилетия, над Винницей одна за другой прокатывались волны революции, кайзеровской оккупации, петлюровщины, гражданской войны, а тело Пирогова, как будто заколдованное чудесным искусством профессора Выводцева, продолжало оставаться таким же, как в день смерти.

В годы Великой Отечественной войны и фашистской оккупации церковь и склеп не пострадали, однако от взрывной волны треснула крышка стеклянного саркофага, герметизация была нарушена и тело Пирогова стало портиться от плесени, особенно рука. В 1945, 1956, 1973 годах проводилась ребальзамация мумии на месте, и только в 1988 году тело Пирогова впервые ненадолго покинуло Винницу и отправилось в Москву, где была произведена последняя ребальзамация.

Склеп Пирогова находится в 6 км от его усадьбы Вишня, теперь уже на окраине современной Винницы. Сейчас там устроен филиал музея-усадьбы Вишня. Я спускаюсь по гранитным ступеням в склеп… Тело Пирогова покоится в открытом черном деревянном гробу с покрытыми серебряной краской резными украшениями — витые ручки, фигурки ангелов на крышке. Гроб был выполнен по заказу жены Пирогова в Австрии. До половины тело Пирогова прикрыто белой парчой, руки сложены на животе поверх покрывала (до последней ребальзамации в руках находился крест, сейчас его нет).

Одет Пирогов в черный мундир с шитьем. Нет столь знакомых по портретам Пирогова пышных бакенбардов, виски коротко подстрижены, непривычно смотрятся седая борода и усы. Открытый гроб с телом покрыт стеклянным саркофагом, электрическая подсветка выхватывает лицо Пирогова из полумрака склепа. Крышка гроба стоит на специальном возвышении слева от саркофага, справа от саркофага плита, под которой лежит старший сын Пирогова.

Я долго стоял над саркофагом великого хирурга, всматривался в его лицо, но так и не смог понять, что же заставило его родственников (конечно же, не без согласия самого Пирогова) решиться на столь странный, не имеющий аналогов в русской культуре шаг. Но понятнее становилась идея успешного бальзамирования тела В. И. Ленина. Прецедент уже существовал, имелся опыт мумификации и длительного хранения тела и вот, спустя почти полвека, его можно было повторить. Не знаю, знакомы ли были Сталин, Калинин и другие члены Политбюро с историей бальзамирования Пирогова (может быть и нет), но вот врачи и патологоанатомы, бальзамировавшие тело В. И. Ленина, несомненно, должны были знать работы профессора Д. И. Выводцева по бальзамированию.

Когда уже была написана и готовилась в печать эта книга, мои предположения подтвердились. В интервью газете «Аргументы и факты» комендант Мавзолея В. Каменных заявил: «Способы захоронения Пирогова и Ленина принципиально одинаковы. Однако метод, по которому забальзамировали тело В. И. Ленина, изобретенный в 1924 году профессорами В. Воробьевым и Б. Збарским, был более совершенным и оригинальным». В этом же интервью комендант Мавзолея впервые упоминает о двух «покушениях» на тело В. И. Ленина: «Таких „покушений“ было два. Так, 20 марта 1959 г. один из посетителей бросил в саркофаг металлическую часть молотка и разбил стекло. Гражданина задержали. Как выяснилось впоследствии, он оказался душевнобольным и был отправлен на лечение.

Второе произошло 1 сентября 1973 г. Находясь в потоке посетителей в Траурном зале и не отклоняясь от маршрута движения, один гражданин произвел взрыв закрепленного на себе самодельного взрывного устройства. Он погиб. Пострадали и другие посетители. Следствие установило, что он тоже являлся душевнобольным».

В настоящее время в печати усиленно дискутируется вопрос о необходимости захоронения тела В. И. Ленина на одном из кладбищ Москвы или Петербурга. Может быть, к моменту выхода книги в свет вопрос этот окажется решенным. Если же нет, то мне хотелось бы высказать свое мнение по этому поводу.

Независимо от политических оценок деятельности В. И. Ленина, тело его должно быть сохранено для всеобщего обозрения. В настоящее время сам факт существования Мавзолея стал неотъемлемой частью культуры нашей страны советского периода, поэтому его необходимо сохранить, как важный исторический памятник. Надо лишь изменить режим функционирования Мавзолея, превратив его из объекта поклонения в музей, сменив почетный караул на музейных хранителей и вахтеров.

Литература

Римская сатира. М., «Художественная литература», 1989.

Пыляев М. И. Старый Петербург. — Изд. А. С. Суворина, С.-Петербург, 1889.

И. Ачильдиев. Идол (Очерк социологии культа личности). «Юность», 1989, № 10.

В. И. Щербаков. Где искать Атлантиду? «Знак вопроса», 1990, № 9.

С. Медведка. Мадонне 2000 лет. «Литературная газета», 1989, № 33, 16 августа.

В. Низамутдинов. Не надо пышных похорон. «Эхо планеты», 1991.

Самая древняя мумия. «Вечерний Минск», 1989, 5 августа.

Никакой тайны нет… «Гласность», 1990, 18 октября.

Е. Лазарев. Книга мертвых. «Наука и религия», 1990, № 8.

Ф. Конев. Как перезахоранивали Сталина. «Аргументы и факты», 1990. № 1.

Мавзолей содержится на средства КГБ. «Аргументы и факты», 1991. № 38.

А. Э. Уолкер. Смерть мозга. Пер. с англ. М., «Медицина», 1988.

ГЛАВА Х

← Предыдущая страница | Следующая страница →