Поделиться Поделиться

Своеобразие развития американского романтизма. Реализация романтических тенденций в творчестве Ф. Купера (этапы пути, характер героев, воплощение основных идей).

Романтизм оставался ведущим художественным направлением в литературе США на протяжении первых двух третей XIX столетия, вплоть до завершения Гражданской войны (1861-65) между Севером и Югом), приведшая к уничтожению рабства негров и открывшая путь к беспрепятственному развитию капитализма на всей территории США.

С ним связаны наивысшие достижения крупнейших писателей той поры: Ирвинга, Купера, Эмерсона, Торо, Эдгара По, Готорна, Мелвилла, Уитмена и др. Определенные позиции романтизм продолжал сохранять и в последние десятилетия века.

В развитии американского романтизма выделяется несколько периодов. Первый, или ранний (1820–1830-е годы) – Ирвинг («Рип Ван Винкль» и сборник рассказов «Книга эскизов» - новелла «Сонная лощина»), второй, или зрелый (конец 1830– середина 50х годов) – творчество Э.По, Н.Готорна – «Алая буква», «Моби Дик» Г. Мелвилла, «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу и т.д.; третий этап, или финальный, (середина 1850- конец 60гг.) – Д.Ф.Купер.

Сравнивая литературное развитие США и Европы, мы убеждаемся, что в Америке процесс смены литературных направлений протекал замедленно. Хотя в Европе романтизм, как и в США, не сходил со сцены в течение почти всего XIX века, он гораздо раньше, чем в Америке, утратил там главенствующие позиции. Формирование пришедшего ему на смену реалистического метода началось в США примерно на полстолетия позже, чем в Европе. Причины этого следует искать в особенностях общественного развития Соединенных Штатов.

К числу важнейших особенностей следует отнести особый характер связи американского романтизма с Просвещением. Как в Америке, так и в Европе романтизм и отрицал Просвещение, и развивал некоторые из заложенных в нем тенденций. В США сильнее была выражена преемственная сторона. Американские романтики в подавляющем большинстве продолжали борьбу просветителей за демократию, за честь и достоинство простого человека – представителя третьего сословия, за то, чтобы провозглашенное в Декларации независимости «право на жизнь, свободу и стремление к счастью» было Предоставлено не только белым, но и цветным. Для американского романтизма характерна большая близость традициям просветительства, особенно у ранних романтиков (У. Ирвинг, Купер, У.К. Брайант), оптимистические иллюзии в ожидании будущего Америки. Большая усложненность и многозначность характерны для зрелого американского романтизма: Э. По, Хоторн, Г.У. Лонгфелло, Г. Мелвилл и др. В особое течение тут выделяется трансцендентализм - Р.У. Эмерсон, Г. Торо, Хоторн, которые воспевали культ природы и простой жизни, отвергали урбанизацию и индустриализацию.

В то же время антипросветительский пафос, в большой степени присущий романтизму (скептическое отношение к разуму, тяга к иррациональному, мистическому, отрицание идеи «общего блага», идеализация средневековья и т. д.), был выражен у американских романтиков значительно слабее, чем у европейских» Даже Эдгар По, который из всех американских романтиков склонялся к иррационализму в наибольшей степени, сохранял веру в разум, науку, знания.

Центр художественной системы романтизма - личность, а его главный конфликт - личности и общества. Появление романтизма связано с антипросветительским движением, причины которого лежат в разочаровании в цивилизации, в социальном, промышленном, политическом и научном прогрессе, результатом которого явились новые контрасты и противоречия, нивелировка и духовное опустошение личности.

Романтический герой - личность сложная, страстная, внутренний мир которого необычайно глубок, бесконечен; это целая вселенная, полная противоречий. Романтиков интересовали все страсти, и высокие и низкие, которые противопоставлялись друг другу. Высокая страсть - любовь во всех ее проявлениях, низкая - жадность, честолюбие, зависть. Низменной материальной практике романтики противопоставляли жизнь духа, в особенности религию, искусство, философию. Интерес к сильным и ярким чувствам, всепоглощающим страстям, к тайным движениям души - характерные черты романтизма.

Если бесспорной заслугой Ирвинга и Готорна, а также Э. По было создание американской новеллы, то основоположником американского романа по праву считается Джеймс Фенимор Купер (1789—1851). Именно он ввел в литературу США такое сугубо национальное и многоликое явление, как фронтир, хотя этим не исчерпывается открытая Купером читателю Америка.

Купер первым в США начал писать романы в современном понимании жанра, он разработал идейно-эстетические параметры американского романа теоретически (в предисловиях к произведениям) и практически (в своем творчестве). Он заложил основы целого ряда жанровых разновидностей романа, прежде вовсе не знакомых отечественной, а в отдельных случаях и мировой художественной прозе.

Купер — создатель американского исторического романа: с его "Шпиона" (1821) началось освоение героической национальной истории. Он зачинатель американского морского романа ("Лоцман", 1823) и его специфически национальной разновидности — романа китобойного ("Морские львы", 1849), впоследствии блестяще развитых Г. Мелвиллом. Купером же разработаны принципы американского приключенческого и нравоописательного романов ("Майлс Уолингфорд", 1844), романа социального ("Дома", 1838), сатирического ("Моникины", 1835), романа-утопии ("Колония на кратере", 1848) и так называемого "евро-американского" романа ("Понятия американцев", 1828), конфликт которого строится на взаимоотношениях культур Старого и Нового Света.

             

Наконец, Купер — первооткрыватель такой неисчерпаемой области отечественной беллетристики, как роман фронтира (или "роман границы") — жанровой разновидности, к которой относится, прежде всего, его пенталогия о Кожаном Чулке. Следует, впрочем, заметить, что куперовская пенталогия — своего рода синтетическое повествование, ибо вбирает в себя также черты исторического, социального, нравоописательного и приключенческого романов и романа-эпопеи, что вполне соответствует действительному значению фронтира в национальной истории и жизни XIX столетия.

Джеймс Купер родился в семье видного политического деятеля, конгрессмена и крупного землевладельца судьи Уильяма Купера, славного потомка тихих английских квакеров и суровых шведов. (Фенимор — девичья фамилия матери писателя, которую он добавил к собственной в 1826 году, обозначив таким образом новый этап своей литературной карьеры). Через год после его появления на свет семья переехала из Нью-Джерси в штат Нью-Йорк на необжитые берега озера Отсего, где судья Купер основал поселок Куперстаун. Здесь, на границе между цивилизацией и дикими неосвоенными землями прошли детство и раннее отрочество будущего романиста.

Писателем он стал, как гласит семейная легенда, совершенно случайно — неожиданно для домашних и для него самого. Дочь Купера Сьюзен вспоминала: "Мать моя была нездорова; она лежала на кушетке, а он читал ей вслух свежий английский роман. Видимо, вещь была никчемная, потому что после первых же глав он отшвырнул его и воскликнул: "Да я бы сам написал тебе книгу получше этой!" Мать рассмеялась — до того абсурдной показалась ей эта идея. Он, который терпеть не мог писать даже письма, вдруг засядет за книгу! Отец настаивал, что сможет, и правда, с ходу набросал первые страницы истории, у которой еще не было названия; действие, между прочим, происходило в Англии".

Купер положил в основу своего творчества главный принцип английского социального романа, вошедшего в особую моду в первые десятилетия XIX века (Джейн Остин, Мэри Эджворт): бурное действие, свободное искусство создания характеров, подчинение сюжета утверждению социальной идеи. Оригинальность же куперовских произведений, созданных на этой основе, заключалась, прежде всего, в теме, которую он нашел уже в своем первом не подражательном, а "чисто американском романе". Тема эта — Америка, совершенно не знакомая тогда европейцам и вечно привлекательная для патриотически настроенного отечественного читателя. Уже в "Шпионе" наметилось и одно из двух основных направлений, в которых Купер в дальнейшем разрабатывал эту тему: национальная история (главным образом, Война за независимость) и природа США (прежде всего, знакомые ему с юности фронтир и море; мореплаванию посвящено 11 из 33 куперовских романов). Что касается драматизма сюжета и яркости характеров, то национальная история и действительность давали для этого не менее богатый и более свежий материал, чем жизнь Старого Света.

Абсолютно новаторской и непохожей на манеру английских романистов была стилистика нативистского повествования Купера: сюжет, образная система, пейзажи, самый способ изложения, взаимодействуя, создавали неповторимое качество эмоциональной куперовской прозы. Для Купера литературный труд был способом выражения того, что он думал об Америке.

Первый период творчества. В первый период своей литературной деятельности Купер выступил как писатель, вполне разделявший свойственные американской буржуазной демократии иллюзии относительно особой миссии Америки в истории человечества. В эти годы он верит в возможность осуществления идеалов американской революции и выступает с восхвалением американской действительности. Убежденный в блестящих перспективах и возможностях США, Купер противопоставляет их настоящее феодальным порядкам, обычаям и нравам, господствовавшим на протяжении многих веков в европейских странах, подчеркивает блестящие преимущества республиканского строя перед монархическим. Критический элемент в ранних романах Купера («Шпион», 1821, «Лоцман», 1823) еще незначителен. С большим воодушевлением прославляет Купер в этих романах американскую революцию, являющуюся для каждого американца «днем рождения его нации», эрой, «когда разум и здравый смысл начали занимать место обычая и феодальных порядков в управлении судьбами народов» («Лоцман»). Роман «Шпион» — наиболее характерное произведение первого периода. Описанные в нем события относятся к 1780 году, т. е. к периоду войны за независимость. В образе центрального героя — разносчика товаров Гарвея Бирча — Купер прославляет простых людей, самоотверженно служащих делу независимости своей родины. Бирч становится разведчиком американского командования.

Лучшими романами первого периода являются романы «индейского цикла». Из пяти романов о Кожаном Чулке в эти годы были написаны два — «Пионеры» и «Последний из могикан». Оба эти произведения свидетельствуют о стремлении писателя использовать форму приключенческого романа для раскрытия проблем социального и политического характера. Именно в этих романах, повествующих об истреблении индейских племен буржуазной цивилизацией, проявились критические тенденции творчества Купера, значительно усиливающиеся в последующие годы.

Второй период творчества. В период 1826—1833 годов Купер совершил путешествие по ряду европейских стран. Он побывал во Франции, Германии, Италии. Эти годы составляют второй, или так называемый европейский, период творчества писателя. К этому периоду относятся романы «Браво» (1831), «Гейденмауэр» (1832), «Палач» (1833), посвященные событиям из истории европейских государств.
В Европе Купер оказался свидетелем событий, связанных с революцией 1830 года. В отношении к Июльской революции 1830 года проявился последовательный демократизм писателя. В своих «Европейских заметках американца» Купер отмечал большую роль народа в июльском восстании (1830) и совершенно правильно указывал на различие интересов «рабочего класса Парижа», смелой и энергичной молодежи, принимавшей участие в революции, с одной стороны, и банкиров, промышленников и крупных землевладельцев — с другой.
Европейские романы Купера, действие которых происходит в средние века, явились в то же время непосредственным откликом на события 30-х годов XIX века. В этих романах с позиций американского буржуазного демократа Купер критикует феодализм и его пережитки, сохранившиеся в европейских государствах, выступает против монархии и сословных привилегий. Герои романов — представители народных масс, страдающие под гнетом тирании аристократов и борющиеся с ней.

Третий период творчества. С возвращением Купера на родину начинается третий, наиболее значительный период его творчества, который характеризуется резкой переменой во взглядах писателя на американскую действительность. Европейские впечатления помогли ему более глубоко разобраться в явлениях жизни США. То, что увидел Купер, вернувшись на родину, заставило его разочароваться в восхваляемой им прежде «американской демократии». Захвативший страну ажиотаж наживы и спекуляции, подчинение жизни страны интересам буржуазных дельцов не имели ничего общего с принципами демократии.
С резкой критикой буржуазной Америки выступил Купер в романах «Домой», «Дома» (1838) и особенно в романе «Моникины» (1835). По своему характеру роман «Моникины» является социально-политической сатирой на буржуазные государства.

Купер изображает здесь жизнь фантастических государств — Высокопрыг и Низкопрыг, населенных человекообразными обезьянами. Этими вымышленными ироническими названиями Купер обозначил Великобританию и Соединенные Штаты Америки. Повествуя о порядках и нравах обитателей этих государств, Купер стремится убедить читателя в том, что никакого различия между монархической Англией и республиканской Америкой уже давно не существует.

В третий период Купер завершил работу над серией романов о Кожаном Чулке. В 1840 году был написан «Следопыт», в 1841 году «Зверобой». И в том, и в другом романе отчетливо проявилось усиление критического отношения Купера к американской буржуазной демократии.

В самые последние годы жизни Купера в его творчестве заметно усиливаются настроения пессимизма и даже отчаяния, объясняемые неверием писателя в возможность осуществления предлагаемой им самим программы возврата к прошлому.

Серия романов о Кожаном Чулке. Основное место в творческом наследии Купера принадлежит романам о Кожаном Чулке. Над этой серией писатель работал на протяжении двух десятилетий. Романы появлялись в такой последовательности: «Пионеры» (1823), «Последний из могикан» (1826); «Прерия» (1827), «Следопыт» (1840) и «Зверобой» (1841).

Все пять романов объединены образом одного героя — охотника Натти Бумпо, прозванного Кожаным Чулком. Натти Бумпо появляется в романах под разными именами: Длинный Карабин, Соколиный Глаз, Следопыт, Зверобой. Вся жизнь этого человека проходит перед читателем, начиная с его ранней молодости, когда юный Натти Бумпо, пионер и разведчик, становится участником освоения девственных лесов, и кончая его трагической гибелью, когда он, будучи уже дряхлым стариком, становится жертвой установившихся в стране буржуазных порядков.

Натти Бумпо воплощает в себе лучшие стороны человеческого характера — смелость, мужество, верность в дружбе, благородство и честность. По замыслу Купера Натти Бумпо — идеал человека, выросшего в общении с природой и сформировавшегося под ее благотворным влиянием. Судьба Натти Бумпо тесно связана с историей колонизации девственных лесов и неосвоенных степных пространств Америки; она развертывается в романе одновременно с повествованием о путях формирования буржуазной цивилизации в Соединенных Штатах, жертвой которой становится отважный и благородный герой Купера.
Действие первого романа серии «Пионеры» происходит в 1793 году, в штате Нью-Йорк. Основной конфликт романа заключается в столкновении свободолюбивого и человечного Натти Бумпо и его старого друга индейца Чингачгука (индеец Джон) с обществом людей, зараженных духом стяжательства и всецело посвятивших себя делу наживы. В «Пионерах» поставлена проблема положения индейских племен. Она разрешается на образе старого индейца Джона Могикана, бывшего в прошлом вождем индейского племени делаваров. Он один из немногих уцелевших в этих местах индейцев, целые племена которых безжалостно истреблялись на протяжении нескольких десятилетий английскими и французскими колонизаторами. Джон Могикан стар и немощен; белые научили его пить. Лишь в воспоминаниях его друга Натти Бумпо живет героическое прошлое этого некогда сильного и отважного предводителя племени. Так же как и Натти Бумпо, Джон тяжело переживает одинокую старость, вспоминая о своей прежней жизни. Джон Могикан умирает со старческим равнодушием и спокойствием, как это и было принято в племени делаваров.

Ни Джону, ни Кожаному Чулку нет места в Темпльтауне, построенном на берегу некогда прекрасного и дикого озера Отсего, земли вокруг которого принадлежали индейцам.

Во втором романе серии «Последний из могикан» Купер воспроизводит события англо-французской колониальной войны второй половины 50-х годов XVIII века, т. е. он обращается к более далекому прошлому страны. События развертываются в густых, почти непроходимых лесах Америки. Лишь отважным разведчикам Натти и Чингачгуку известны тайные лесные тропы. По ним и ведут они англичан, поступив на службу в их войска. Рассказывая историю небольшого отряда белых, продвигающихся с помощью разведчиков по лесным тропинкам к военному форту, Купер раскрывает в своем романе мир сильных и благородных чувств отважных людей, вступивших в борьбу с природой и поджидающими их на каждом шагу опасностями. «Последний из могикан» — это прежде всего роман об индейцах. Наряду с разведчиком Соколиным Глазом (Натти Бумпо) центральное место в романе занимают индейцы из племени могикан — Чингачгук и его сын Ункас, воплощающие лучшие черты характера индейского народа. Суровая требовательность Чингачгука к сыну сочетается с глубокой, сдержанной любовью и гордостью. Любовь Ункаса к белой девушке Коре — сильное и благородное чувство. Индейцы в изображении Купера не только ни в чем не уступают белым, но и превосходят их глубиной и мудростью своих суждений, непосредственностью восприятия окружающего. Купер поэтизирует «естественного человека». В романе рассказывается об обычаях и жизни индейских племен. Купер стремится передать своеобразную красоту строя речи индейцев, прелесть их песен, раскрыть поэтичность души этих детей лесов. В романе сказалось хорошее знание писателем индейского фольклора (включение песен; своеобразные имена индейцев: Большой Змей, Щедрая Рука, Быстроногий Олень и т. д.).

В «Последнем из могикан» Купер показывает жестокость колонизаторов, истребляющих индейцев, правдиво изображает дикость и «кровожадность» отдельных индейских племен. Однако процесс колонизации воспроизводится и оценивается в этом романе Купером как бы с позиций колониста-англичанина, способствовавшего созданию Соединенных Штатов Америки.

В романе «Зверобой», так же как и в написанном за год до него романе «Следопыт», Купер воскрешает романтику свободной жизни индейцев и прославляет вольное существование независимого человека, живущего в общении с природой и еще незнакомого с буржуазной цивилизацией.
Натти Зверобой — молодой охотник. В романе рассказывается о помощи, оказанной Зверобоем молодому могикану Чингачгуку, невеста которого была похищена индейцами племени мингов.
На первом плане и в «Следопыте», и в «Зверобое» — образы Натти и Чингачгука. Среди образов колонизаторов нет ни одного положительного персонажа. Купер полностью отказывается от идеализации представителей английских войск и командования, как это было в «Последнем из могикан», и наделяет белых колонистов Томаса Хаттера и Гарри Марча наиболее отталкивающими чертами и качествами. Хаттер и Марч — охотники за скальпами индейцев. На продаже скальпов властям они наживаются. Пират в прошлом, Хаттер приехал в Америку, скрываясь от виселицы. Индейцев Хаттер считает животными, а себя, человека с белой кожей, их «законным» хозяином и властелином.

Однако подлинными людьми в настоящем смысле этого слова оказываются индейцы и свободолюбивый и гуманный Натти Зверобой. Замечательные черты характера индейцев противопоставлены в романе грубости и жестокости белых завоевателей.

В «Зверобое» Купер открывает перед своим героем Натти Бумпо возможность начать «устроенную» жизнь, но он предпочитает свободу. Зверобоя привлекает жизнь в лесах, вдали от людей, занятых подсчетом своих прибылей. Он считает себя сыном племени делаваров и возвращается к ним.
Роман завершается сценой расправы колониальных войск над индейцами-гуронами. Жестокость действий колонизаторов подчеркивается величием и красотой пейзажа, на фоне которого происходят описываемые события.

Завершая пенталогию о Кожаном Чулке, Купер снова, с несравненно большей силой, чем в первых романах этого цикла, выразил мысль о враждебности буржуазной цивилизации не только интересам и стремлениям простых людей, но и самой их жизни.

Романы Купера отличаются простотой и динамичностью сюжета. События развертываются в них быстро и увлекательно, захватывая читателя своим драматизмом. Перед героями Купера встают бесконечные неожиданные препятствия; они преодолевают трудные испытания. Окружающая обстановка и обстоятельства заставляют их быть в постоянном напряжении. Покоряющая сила героев Купера заключается в их безграничной энергии и неослабевающей решимости в борьбе с препятствиями и опасностями.

Купер — большой мастер описаний, и прежде всего описаний природы, однако всегда описания в его романах подчинены действию. Пейзаж занимает особое место в романах Купера. В нем передано своеобразное очарование американских лесов и прерий. Природа, окружающая людей, становится непременным участником развертывающихся событий. Грозная и величественная, суровая и всегда прекрасная, она то помогает, то препятствует человеку в достижении его целей.

21. Своеобразие воплощения романтизма в творчестве Э. А. По. Художественно-эстетические особенности новеллы «Падение дома Ашер» и поэмы «Ворон» (характер композиции, особенности сквозных образов, образы произведений искусства и их роль, образ рассказчика, роль эпиграфа).

Эдгар По - чрезвычайно яркая фигура в мировой литературе. Его поэзия в значительной мере повлияла на творчество поэтов разных народов, но на родине, в Америке, его стихе долго не понимали и не признавали. Его прозаические произведения стали подпочвам новых жанров, детективного и научно-фантастического. Его психологические новеллы заложили основания психологической прозы. Его критические работы оказывали содействие формированию американской национальной литературы.

Такое разнообразие творческих достижений Э. По постоянная возможная потому, что он особое внимание уделял художественному мастерству произведения и разработал свою теорию о задаче творческого процесса, его особенности. Он первым в литературе осознал эмоциональную силу слова и стремился так строить свои произведения, чтобы достичь наибольшего влияния на читателя. В этом заключается ярчайший особенность романтизма Э. По.

Поэзия раскрывает идеалы прекрасного, что создаются в воображении поэта. Цель его творчества - создать особый залог эмоционального подъема, в котором возможное мгновенное прозрение прекрасного. Так, например, построенный стих «Ворон», в котором читатель вместе с лирическим героем переживает прекрасные и трагические чувства. Э. По точно рассчитал строение стиха, его ритмические изменения, даже чувства, которые вызывают те или другие слова.

Еще ярче своеобразность романтизма американского писателя оказалась в его прозаических произведениях. Э. По отдавал предпочтение небольшим за размером жанрам - новелле и рассказу. Он считал, что большое произведение, которое нельзя прочитать сразу, не с такой силой влияет на читателя, так как целостность произведения поднимается. В прозе он поставил проблему столкновенья сознания человека с реальностью.

     
 
 

Э. По верил в Ум. Он считал, что только ум может вывести человека из трагических противоречий современности. В этом тоже заключается своеобразность его романтизма, недаром его называли рационалистом в романтизме.

Таким образом, своеобразность романтизма Э. По заключается в осознании силы эмоционального влияния слова, художественного произведения на читателя. Осознав это, По стремится подчинить эту силу, рассчитать ее, направить ее средствами художественной выразительности. Романтические герои Е. По, в отличие от большинства подобных героев того времени, живут в реальном, современном авторе миру. Их романтическая исключительность скрыта в их внутреннем миру, в их возможностях ощущать и мыслить.

Анализ новеллы «Падение дома Ашеров»:Новелла впервые опубликована в сентябре 1839 года в Бартонском журнале для джентльменов. Была немного переработана в 1840 году для сборника «Гротески и арабески». Новелла содержит стихотворение «Обитель привидений». Центральное место в новеллистике По занимают психологические рассказы, которые нередко называют «страшными» или «ужасными». Главная тема новеллы «Падение дома Ашеров» — трагические последствия столкновения человеческого сознания, воспитанного в духе гуманистических идеалов, с новыми бесчеловечными тенденциями, возникающими в ходе прогресса американской буржуазной цивилизации. По был, вероятно, первым американским писателем, который уловил в этих тенденциях угрозу бездуховности. Душа человеческая, ужаснувшаяся при столкновении с миром, в котором для неё не оставалось места, боль и болезнь души, её страх стали предметом художественно-психологического исследования. Среди психологических состояний, особенно привлекавших внимание По-художника, главное место занимает чувство страха: страх перед смертью, страх перед жизнью, страх перед одиночеством, страх перед людьми, страх перед безумием, страх перед знанием. Общепризнанной вершиной психологической новеллистики По является «Падение дома Ашеров» — новелла, рисующая уже не страх перед жизнью или страх перед смертью, но страх перед страхом жизни и смерти, т.е. особо утонченную и смертоносную форму ужаса души, ведущую к разрушению личности. По не было равных в умении так изобразить место действия и создать такую атмосферу, что читателем овладевает страх. Тревожная обстановка, воссозданная в самом начале новеллы «Падение дома Ашеров», уже предвещает последующие жуткие события.

Поэзия По исполнена, чувства безысходной меланхолии, сознания обреченности всего светлого и прекрасного. Содержательные моменты часто уступают место настроению. Оно создается не с помощью образов действительности, а посредством разнообразных ассоциаций, неопределенных, туманных, возникающих «на той грани, где смешиваются явь и сон». Стихи По рождают сильнейший эмоциональный отклик. Так, о «Вороне» современники говорили, что его чтение вызывает физическое ощущение «мороза по коже». Это воздействие, которое чем-то сродни гипнотическому, достигается прежде всего с помощью музыкального начала. По его мнению, поэзия и поэтическая техника рождаются из музыки. И действительно, По демонстрирует настоящую магию стиха, доводя до совершенства мелодику, технику внутренних рифм, аллитераций и ассонансов, параллелизмов и повторов, ритмических перебоев и рефренов-заклинаний. Он виртуозно, как никто до него в мировой поэзии, использует звуковую организацию поэтической речи.

Это знаменитое стихотворение построено на серии обращений лирического героя к птице, залетевшей в бурную ночь в его комнату. На все вопросы ворон отвечает одним и тем же словом «Nevemore» - «никогда». Поначалу это кажется механическим повторением зазубренного слова, но повторяющийся рефрен звучит пугающе уместно в ответ на слова скорбящего об умершей возлюбленной героя стихотворения. Наконец, он хочет узнать, суждено ли ему хотя бы на небесах вновь встретиться с той, что покинула его на земле. Но и здесь приговором звучит «Nevemore». В финале стихотворения черный ворон из ученой говорящей птицы превращается в символ скорби, тоски и безнадежности: невозможно вернуть любимую или избавиться от мучительной памяти.

← Предыдущая страница | Следующая страница →