Поделиться Поделиться

Проблемы метода при работе с массовыми источниками

Введение в научный оборот массовых источников требует применения целой совокупности разнообразныхнаучныхметодов, начиная от элементарных группировок и кончая довольно сложными синтетическими формами представления процесса исследования и его результатов. При этом требуется более строгое обоснование исходных теоретических положений, поиск причинно-следственных связей, выявление структур, их типология и т. д. Обычная логика и здравый смысл оказываются бессильными, когда нужно оценить результаты взаимодействия множества факторов и их место в системе общественных отношений.

Существуют методы, которые относят к разряду общенаучных, пригодных как для естественных, так и общественных наук: уже упомянутые индукция и дедукция, а также анализ и синтез. Если анализ предполагает расчленение предмета исследования на отдельные составляющие, то синтез — их соединение в единое целое. В случае с массовыми источниками аналитико-синтетические процедуры исторического исследования, не утрачивая своей взаимосвязи и единства, становятся, тем не менее, достаточно четко выраженными.

На роль общенаучных претендуют моделирование, измерение, математико-статистические методы, хотя область их применения в гуманитарной области, где господствуют методы описания, ограничена. В ряде общественных наук накоплен большой опыт изучения экономических, социальных и политических структур и институтов, который с успехом можно применить в истории. Разработана методология исследования многих важных признаков и показателей, которыми они характеризуются. В экономике, например, это валовой внутренний продукт (ВВП), национальный доход, производительность труда. В демографии — рождаемость, смертность, естественный прирост населения. В социологии — соотношение городского и сельского населения, параметры социальной дифференциации, разделения на общественные классы, слои, группы, показатели вертикальных и горизонтальных социальных перемещений (социальной мобильности и миграций). В политологии и конфликтологии — результаты голосований, индексы и шкалы степени влияния отдельных кандидатов, депутатов, партий, организаций. В культурологии — грамотности, образования и т. п. В практике конкретных исторических исследований они зачастую используются недостаточно, не в полном объеме, а порою — весьма неквалифицированно. Здесь для историка существуют широкие перспективы для совершенствования приемов и методов работы при обработке массовых источников. За счет этого возможно взаимопроникновение проблематики, постановка важных с точки зрения общества задач.

Опираясь на современные тенденции, характерные для развития гуманитарного знания, многие авторы считают, что заимствование историками методов работы из других наук является главным стимулом в развитии исторических исследований. На этой основе должно происходить постоянное становление новых направлений и новых исторических дисциплин — исторической социологии, исторической психологии, исторической антропологии и т. п., на которые, по их мнению, должна распадаться современная историческая наука.

Такой подход для истории не является конструктивным. Историки могут брать на вооружение методы других наук, однако возможности и пределы этого заимствования определяются спецификой исторического познания. Работа историка напоминает блуждающий луч, по мере надобности высвечивающий те или иные стороны общественной жизни. История с точки зрения методов всеядна, эклектична, но до определенных пределов, не нарушающих целостности исторического видения. Бесконечное расщепление исторического процесса на отдельные составляющие для исторической науки, направленной на реконструкцию прошлой жизни во всех ее ипостасях, воссоздание «полотна без шва», чревато утратой подобной перспективы.

Прямое заимствование историками методов из других наук, как правило, невозможно. Накопленный в них опыт должен быть проанализирован в свете особенностей исторического исследования и адаптирован к характеру исторических знаний и профессиональной подготовки историков. Не раз бывало, что вторжение представителей других наук в изучение прошлого приносило лишь горькое разочарование.

Кроме того, исследовательские задачи различных наук далеко не одинаковы. Если историк воспроизводит и объясняет последовательность исторических изменений, большинство общественных наук они интересуют постольку, поскольку оказывают им помощь в раскрытии актуальных проблем современности, как бы далеко во времени ни отстояли непосредственные причины изучаемых явлений. Для историка диахронный метод — главный, интегрирующий, для представителей других научных профессий — вспомогательный в установлении общественных закономерностей. Можно сказать, что время, как бы его сегодня ни понимать, — главное измерение истории. Любой метод, который заимствует историк, должен быть пропущенчерез призму времени,неумолимую логику исторических изменений. Из этого следует, по крайней мере, два вывода.

Первый состоит в том, что историк заимствует, прежде всего, те методы, которые содержат ретроспекцию, учет временного фактора. Это анализ временных рядов в статистике и успешно применяемый в экономике, демографии, индексный метод в экономической науке, панельные343 и когортные344 исследования в социологии и психологии (перекрестные и продольные в статистике), анализ малых групп и др., сравнительные показатели развития отдельных стран и регионов, применяемые в международной практике.

Второй вывод заключается в том, что при обработке массовых источников историки должны разрабатывать свои методы исследования. Учитывая тот факт, что время является почти забытой категорией в нынешних общественных науках, это будет означать, что и им тоже есть чему поучиться у историков, а об известном афоризме Гераклита, что «нельзя вступить дважды в одну и ту же реку», ибо «все новые и новые воды текут», необходимо постоянно напоминать нашим политикам и общественным деятелям, взывающим к заимствованиям из прошлого или из опыта других стран.

Моделирование

Моделирование в истории — попытка воспроизвести путем описания или формализации аналог процедуры исследования или исторической действительности. Формализация заключается в конструировании системы признаков и показателей, характеризующих основные сущностные черты исторического явления или процесса. Примером моделирования может служить создание исторических карт, дающих представление о пространственно- временных изменениях в истории. Назначение моделирования — с помощью методов дедукции расширить и углубить познавательные возможности, получить более высокую, не явно выраженную в конкретных данных источников систему исторического знания.

Обычно в общественных науках модели строятся для проверки различных гипотез, однако возможности такого моделирования в истории невелики, так как направлены на раскрытие лишь отдельных сторон общественного развития, а получить всестороннее представление об исследуемом историческом объекте невозможно, поскольку в реальной жизни он для исследователя отсутствует. Модель в этом случае может быть построена на основе эмпирической информации, т. е. исторических свидетельств, и носитотражательно-измерительныйхарактер. Если данные отсутствуют, то считается, что в стабильных системах путем экстраполяции (или интерполяции) опорных сведений можно рассчитать некоторое количество необходимых данных, что не сможет существенно повлиять на результаты исследования.

Часто в истории применяются модели другого типа, которые строятся на практически полностью рассчитанных данных: нотационно-игровые, контрфактические (гипотетико-дедуктивные) модели. Например, в экономической истории: что было бы, не случись в стране революция, и народное хозяйство России развивалось на капиталистических основах или нэповских принципах; что было бы с экономикой, если бы не было Второй мировой войны; если бы вместо железных дорог упор был сделан на водный транспорт; если бы вместо нефти и газа велась разработка угольных месторождений; и т. д. Для истории применение таких моделей приносит больше вреда, чем пользы, порождает ненужные иллюзии и фантазии, невольно ведет к игнорированию влияния множества обстоятельств, диктующих течение исторических событий. Как отмечал И.Д. Ковальченко, различие типов моделей сводится к различию между реальным, возможным, допустимым и желаемым в истории345. Если еще можно спорить, чем должен заниматься историк: объяснять, почемув реальностиполучилось так, а не иначе, или же, предъявляя истории счет, анализом упущенных возможностей, то для разработки массовых источников эти споры имеют небольшое практическое значение, так как большинство методов, известных в настоящее время, ориентировано на изучение конкретных данных.

Моделирование предусматривает неразрывное единство теоретических и формализованных представлений на всех этапах исследования от постановки задач до изложения результатов. Формализация широко апеллирует к логическим умозаключениям, схемам и диаграммам, графам, измерениям, формулам и уравнениям, математико-статистическим приложениям при обработке данных массовых источников.

← Предыдущая страница | Следующая страница →