Поделиться Поделиться

Информационные документы политических органов

С 1993 г. стала возможной работа историков с документами ранее засекреченных архивов спецслужб, в том числе Центрального архива ФСБ РФ. Прежде всего, архив никогда не ориентировался на изучение его документов посторонними, что совершенно естественно для учреждений такого профиля, поэтому систематизация архивной документации была подчинена решению ведомственных задач. В нем хранится огромный по объему и дифференцированности информации материал, собиравшийся и готовившийся для высшего руководства страны. Это совершенно новый пласт источников. Его источниковедческое и археографическое изучение было впервые начато в связи с подготовкой многотомного документального издания «Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. 1918—1939»81, что является характерной особенностью не только современной ситуации. В кризисные периоды историки всегда сосредоточивали свои усилия на публикаторской работе.

Сводки имеют уникальное значение для историков. Это единственный в своем роде источник, который фиксирует день за днем, год за годом жизнь всей страны, политические, экономические, культурные события и их отражение в судьбах всех слоев населения, где бы они ни находились.

Система госинформации складывалась постепенно. По своей структуре и языковым особенностям (лаконичные ответы на вопросы) сводка — наиболее оптимальная форма передачи информации в военных условиях. Все сводки передавались по телеграфу. На протяжении 1919—1920 гг. штабами фронтов составлялись и направлялись в Реввоенсовет различного рода сводки. Их названия говорят сами за себя: политсводки, оперативные, агентурные, осведомительные. Составляли свои сводки и особые отделы ВЧК, также действовавшие в военных условиях. Все они в той или иной степени содержали информацию о жителях прифронтовой полосы: их настроении, контрреволюционных выступлениях, взятии заложников.

Сводка как форма документа, в максимальной степени соответствовавшая требованиям оперативного информирования в условиях Гражданской войны, получила очень широкое распространение. С марта 1920 г. стали стабильно издаваться секретные бюллетени информационно-инструкторского отдела Главполитпути. Они рассылались высшему партийно-хозяйственному руководству, редакторам центральных газет — всего в 54 адреса. Это были регулярные сводки о политических настроениях рабочих, работах на железных дорогах, субботниках и митингах.

Предтечей регулярных информсводок ВЧК являлись составлявшиеся в 1919 г. секретным отделом недельные сводки. Их источником были сообщения местных ЧК.

Одним из получателей этих сводок была секретарь ЦК Е.Д. Стасова. Судя по пометам на документах, побывавших в ее руках, Стасова внимательно изучала данные сводок, сопоставляя с информацией, поступавшей по партийным каналам. Так, читая сводку за 1—7 декабря 1919 г. о положении в Самарской губ., она обратила внимание на фразу «засевшие на местах комиссары подрывают престиж Советской власти и РКП», что противоречило имевшимся сведениям о Самарской парторганизации. В ВЧК было направлено письмо, в котором предлагалось сообщить фактический материал с указанием фамилий и конкретных случаев. В ответ была прислана выписка из сводки Самарской губчека, текст которой совпадал со сводкой секретного отдела, и сообщалось, что Самарская губчека запрошена об источнике этих сведений.

Описанный случай свидетельствует о востребованности информсводок как формы информирования высшего руководства уже на раннем этапе, о критическом отношении к получаемой информации как «потребителей», так и составителей сводок.

В свою очередь губчека получали информацию от своих подчиненных органов: политбюро, уполномоченных, а также от осведомителей. Для поощрения их работы оплата передаваемых сведений могла быть осуществлена и натурой. Приказом ВЧК предписывалось при содействии губисполкомов создавать особые фонды. На практике местные органы постоянно жаловались на нехватку средств для оплаты. В качестве источников информации использовались также коммунисты, работники местных исполкомов, хозяйственных органов, милиции, беспартийные активисты. Получаемая на этой низовой ступени информация являлась основой сначала губернских сводок, а затем, в конечном итоге — информсводок ВЧК.

Одновременно со сменой экономического курса ЦК партии была развернута работа по кадровому усилению чрезвычайных комиссий, по налаживанию информационной работы в мирных условиях, преодолению трений между партийными, хозяйственными, военными и чекистскими органами на местах. В этих целях в феврале 1921 г. оргбюро ЦК было принято постановление о возвращении к прежней деятельности бывших нескомпрометированных чекистов.

Многочисленные письма, поступавшие в ЦК партии в начале 1921 г. от местных органов, свидетельствовали об острой потребности в постоянной информации руководства на местах. Приведем выдержки лишь из двух подобных писем. «Уральский губком находит, что нужно провести агитационную кампанию против бандитизма. Между тем замалчивание правды об антоновщине и вообще о бандитизме заставляет губком обратиться за директивами ЦЕКА», — телеграфировал в Москву 22 февраля секретарь губкома Петровский. Об этом же свидетельствует и письмо в ЦК секретаря Тамбовского губкома партии Б. Васильева от 15 марта 1921 г.: «Тамбовский губком настоятельно [просит] сообщать систематическую секретную информацию губкомам о политическом положении Республики. Отсутствие такой информации (как было до сих пор) чрезвычайно затрудняет политическую работу. Особенно важно иметь сведения о всяких забастовках, контрреволюционных выступлениях и т. п. с краткой характеристикой причин».

17 марта ВЦИК и ЦК РКП(б) направили в губисполкомы и губкомы партии циркулярное письмо об упорядочении информирования советского руководства о политическом положении в республике, настроениях населения. В письме говорилось, что в связи с усилением новой волны контрреволюционного движения необходимо увеличить информационный аппарат. Губчека было предписано перейти к выпуску ежедневной информсводки о состоянии губерний. Во исполнение этого циркуляра на местах были организованы государственные информационные тройки в составе представителя губчека,губкома партии и губисполкома. А специальным приказом ВЧК №132 от 12 мая 1921 г. «О порядке составления госинформсводки» была объявлена структура сводки губчека. Всем губчека и особым отделам предлагалось использовать информационные аппараты гражданских и военных ведомств и официально требовать от них каждые три дня сведения по установленным формам. Для обработки получаемых сведений и составления телеграфных сводок было предписано ввести в штат губчека специального сотрудника — уполномоченного по информации. Вскоре последовал ряд приказов, в которых конкретизировались перечни вопросов в сводках, высказывались критические замечания по содержанию уже полученных сводок.

Свое мнение высказывали и получатели информации. Так, орготдел ЦК обратил внимание зам. председателя ВЧК И.С. Уншлихта на крайнюю небрежность и непродуманность в составлении госинфсводок. «И вообще отдел полагает, что квалификация «удовлетворительно», «неудовлетворительно», «слабо» и т. д. ничего не выражает. Лучше в сводке отмечать наиболее выразительные явления местной жизни (конкретно факты), а вывод, разумеется, будет сделать легко», — говорилось в письме.

Руководство ВЧК прекрасно сознавало роль и значение информации для успешного выполнения возложенных на него задач. В многочисленных директивных документах этого периода неоднократно обращалось внимание на необходимость критического отношения к собранным фактам. «Недостаточно хорошо организовать собирание фактического материала, необходимо также тщательно прокритиковать весь поступивший материал и взять из него для информационной сводки лишь факты, события, цифры, имеющие государственное значение. При этом следует избегать вредных обобщений и единичных фактов и случаев, обнаруживающих лишь известную тенденцию в том или ином направлении, чтобы таким путем не сгустить красок и не создать совершенно ложное представление о действительном положении вещей», — отмечалось в одном из циркулярных писем представителя ВЧК по Сибири И.П. Павлуновского.

С начала июня 1921 г. в специальном подразделении ВЧК на основе систематической обработки местных сводок стали составляться ежедневные госинформсводки. В декабре 1921 г. для ведения этой работы был создан информационный отдел (ИНФО). Первоначально сводки печатались в 10 экземплярах и рассылались для ознакомления высшим должностным партийно-государственным лицам.

С согласия ЦК РКП(б) и ВЦИК система госинформации ВЧК приобрела роль общегосударственного информационного центра. С течением времени список получателей информсводок увеличился. Помимо руководителей центрального и местного аппарата ВЧК—ОГПУ в него вошли наркомы, председатель ВЦСПС, главные редакторы «Правды» и «Известий», Исполком Коминтерна и др. Как отмечалось в докладной записке начальника ИНФО от 9 декабря 1921 г., адресованной управляющему делами ВЧК Г.Г. Ягоде, «работа эта не носит поэтому узкочекистского характера, а обслуживает и центральные органы, по заявлениям которых она дает им весьма ценный материал». Приоритетным потребителем информации, судя по имеющимся рассекреченным документам, являлся ЦК партии. По согласованию с высшим партийным руководством создавалась система государственной информации, определялись задачи и тематика сбора информации. Так, осенью 1921 г. в период становления и апробации информационной системы, ВЧК обратилось к секретарю ЦК В.М. Михайлову с просьбой «сообщить, какие вопросы из области партийной работы требуют для Вас более детального освещения и насколько существующая форма госинфсводок удовлетворяет требования Вашего ведомства».

В соответствии с инструкцией от 7 февраля 1922 г. информсводки должны были освещать четыре основные группы вопросов:

1. настроения всех групп населения и факторы, влияющие на их изменение;

2. динамику роста мелкобуржуазной стихии среди всех групп населения;

3. максимально полное освещение экономического положения районов, включая обязательный показ хода и результатов всевозможных «кампаний», «месячников», «недель», «дней», «боевых заданий» и т. п.;

4. информацию о «контрреволюционных проявлениях» на местах.

Госинформсводки имели четкую схему построения, перешедшую от оперсводки. Информация группировалась по военным округам, а внутри них по губерниям с указанием источника сведений. Чаще всего это были «разговоры по прямому проводу» с председателями губчека (в таких случаях в сводке указывалась не только дата, но и точное время разговора), сводки местных органов, телеграммы из особых отделов фронтов и армий. Сообщения передавались накануне или в день составления сводки.

Безусловно, это был один из основных источников информации, с учетом которой принимались те или иные решения, координировалась работа центра и регионов, выявлялись настроения различных слоев населения, отношение к проходившим в стране политическим и экономическим преобразованиям и кампаниям.

Очень быстро объем получаемой информации перестал вмещаться в рамки информсводки. На ее основе стали составляться сводки по специальным вопросам — спецсводки: спецполитсводка (о политическом состоянии республики, составлялась в 7 экз.), спецпромсводка (о состоянии промышленности, 6 экз.), совстройсводка (о состоянии советского аппарата и настроениях совслужащих, 8 экз.), продсводка (о продовольственном состоянии республики, 5 экз.), финсводка (о финансовом положении республики, 5 экз.), военсводка (о положении в Красной Армии, 6 экз.), коопсводка (о состоянии вольного рынка и положении в органах кооперации, 6 экз.), земсводка (о земледелии, сельском хозяйстве и ликвидации последствий голода, 8 экз.), партсводка (о состоянии парторганизаций, 3 экз.), спецсводка (о пьянстве и выгоне самогона 3 экз.). Имея примерно равный объем, они выходили с разной периодичностью: коопсводка была трехдневной, военсводка и земсводка составлялись раз в два дня, остальные — ежедневно.

Составлялись также сводки по другим направлениям деятельности ВЧК—ОГПУ: церксводка, пожарсводка, бандитсводка, агентсводка и др.

С июня 1922 г. появился весьма объемный, 100—150 страниц, информационно-аналитический документ — «обзор политического и экономического положения республики». Обзоры составлялись ежемесячно и выходили вплоть до 1930 г. Специальные разделы обзора были посвящены" рабочему классу, крестьянству, красноармейцам, духовенству, антисоветским партиям и группировкам, бандитизму. В них анализировались общественно-политические настроения; отношение к различным кампаниям политического и экономического характера внутри страны и за ее пределами; протестные выступления; работа кооперации и местных государственных органов; процессы, происходившие в бытовой жизни; циркулировавшие среди населения слухи. Значительный интерес представляют сопровождающие обзоры приложения: статистические данные о крестьянских восстаниях, забастовках, волынках и различных конфликтах на государственных и частных предприятиях, листовки, произведения народного творчества критического содержания (частушки, стихи). Базовым источником для составления обзоров являлись госинформсводки. В них использовались также информационные материалы, готовившиеся военным, секретным и контрразведывательным отделами ОГПУ. В отличие от узкого круга получателей спецполитсводок обзоры направлялись полномочным представителям и начальникам губотделов ОГПУ, а также во все губкомы партии. В свою очередь они использовались партийными органами в качестве источника для регулярного издания циркулярных писем. К весне 1924 г. тираж обзоров достиг 115 экз., из которых 92 экз. получали местные органы ОГПУ. Как показали ответы на циркулярное письмо информотдела, полученные в первой половине 1924 г., местное руководство ОГПУ проявляло значительный интерес к обзорам. Обзоры имели важное значение для инструктирования губотделов в работе по сбору информации. Они видели в них руководящие указания на те вопросы, которые выдвигаются логикой событий на первый план и на которые следует обратить внимание при сборе информации.

Вообще следует отметить наличие большого количества циркуляров по организации информационной работы, разрабатывавшихся для местных органов ОГПУ. Только за март—май 1924 г. было разослано 95 циркулярных распоряжений, направленных на улучшение работы по составлению сводок. «Приходилось изживать казенное отношение к работе по составлению сводок, трафаретность и бессодержательность сводок, неаккуратную присылку их и, главным образом, критиковать содержание сводки в смысле освещения действительного настроения широких масс рабочих и крестьянства», — так определял цель инструктирования начальник 2-го отделения ИНФО Б.Е. Наймон. Наряду с указанием перечня вопросов, информация по которым должна содержаться в сводке, циркуляры содержали разъяснения методического характера, нацеливали на проявление инициативы, на аналитический подход при оценке событий и явлений. «Начальник ГО ОГПУ, входя в исполком и губком, всегда в курсе жизни губернии, а потому может оттенять те моменты, которые являются особо значительными для жизни губернии, — отмечалось в циркуляре от 23 февраля 1924 г., адресованном лично начальникам губотделов. — Допустим, в деревне начинает развиваться хулиганство и достигает таких размеров, что это ставит вопрос о мерах борьбы с ним в губернских и уездных органах. Начальник ГО ОГПУ должен немедленно сообщать нам об этом, осветив детально как это явление, так и причины. Кроме того, начальник ГО ОГПУ в информационную работу должен всегда вносить известную инициативу. Выходит декрет о весеннем призыве в Красную Армию, надо, не дожидаясь особых указаний из центра, сейчас же дать задание информсети, осветить отношение к этой мере крестьянства и рабочих...

Необходимо отмечать те явления, которые, развиваясь в течение ближайших месяцев или лет, могут дать весьма отрицательные последствия для одной из жизненных задач советской власти в деревне — смычке, и будут служить тем началом, которое, развиваясь, может организовать крестьянство как противопоставляющее себя городу и пролетариату».

Изучение организационно-распорядительных документов имеет важное значение для исследователей, так как дает достаточное представление о требованиях к информационным материалам, а значит, позволяет судить о полноте и достоверности их как исторических источников. Кроме того, организационно-распорядительная документация является самостоятельным источником изучения официальных представлений о перспективах дальнейшего развития страны, оценок процессов и событий, роли, отводимой различным слоям населения в строительстве социализма.

К середине 1920-х годов происходят изменения в составе информационного комплекса документов. На первый план выходят тематические документы: сводки, доклады и докладные записки по конкретным вопросам. Вместо госинфсводок ведомства стали получать специальные тематические подборки, называвшиеся выписками из информационных материалов.

Изучение комплекса информационных материалов ВЧК—ОГПУ позволяет сделать вывод, что они имели далеко не ведомственный характер и являлись центром информации о работе местной сети для партийных органов, отраслевых наркоматов, органов кооперации, профсоюзов. Организация информационной работы была нацелена на получение полных и достоверных сведений по широкому и четко определенному кругу вопросов. Однако корпус документов ОГПУ—НКВД свидетельствует о том, что руководство этого ведомства чутко улавливало смену настроений в ЦК партии и в ряде случаев дозировало получаемую информацию.

Подводя итоги, следует выделить главные направления, определявшие особенности изучения делопроизводственных источников в последние годы: небывалое расширение круга документов, снятие идеологических ограничений и запретов, возможность соединения в исследовательской работе данных уже введенных в научный оборот документов и до недавнего времени секретных, интенсивная публикаторская работа.

Характерной особенностью современной ситуации является активизация взаимодействия источниковедов и архивистов по изучению особенностей архивных документов как исторических источников, изучению их социальных функций. Происходит переосмысление многих, считавшихся каноническими, положений таких дисциплин как архивоведение и археография.

В центре внимания историков находятся сегодня документы, образовавшиеся в результате деятельности партаппарата и карательных органов. Появилась возможность исследовать комплексы протокольной документации ЦК партии и информационных документов ВЧК—ОГПУ—НКВД. Были проанализированы методика сбора информации и принципы составления новых для историков документов, госинформсводок, обзоров. Практика их изучения показала эффективность использования методических приемов, разработанных для делопроизводственных источников как вида: междисциплинарный подход, комплексность изучения, информационная взаимосвязанность и взаимозаменямость, сравнительно-исторический анализ. Определение полноты и достоверности рассекреченных материалов проводилось в ходе подготовки научных публикаций документов, адекватно отражающих методы строительства социализма.

Пока освоение источников осуществляется вширь, следующим закономерным этапом этой работы должно стать осмысление роли и места новых источников в исторических знаниях.

Глава 3

← Предыдущая страница | Следующая страница →