Поделиться Поделиться

Теория познания современного материализма как теория деятельности

Главной заслугой диалектической философии в осмысле­нии проблемы познания является соединение в его анализе принципов отражения и деятельности, доказательство того, что отражение мира в сознании человека может быть осуще­ствлено только в деятельности, только опосредствованно через ее обобщенные алгоритмы, формирующиеся в процессе пре­образования мира (в материальной или идеальной форме).

На самом высоком уровне абстракции ясно, что позна­ние генетически формируется и функционирует в трудовой, практической деятельности человека как ее продукт и вме­сте с тем необходимое условие. Практическое преобразова­ние объектов действительности выступает основой получе­ния и развития знаний о них, в свою очередь эти знания выполняют функции планирования и управления практиче­ской деятельностью. Но совершенно недостаточно лишь за­фиксировать этот факт. Необходимо более подробно рас­смотреть сам механизм получения знаний о мире. Этот про­цесс можно представить, конкретизируя тезис К. Маркса о получении знания через обобщенные формы предметно-чувственной деятельности.

Чтобы облегчить понимание основной идеи деятельностной концепции, обратимся к гипотетической ситуации, когда появляется первая информация в рамках не биологического механизма ориентации приматов в природной среде. В про­цессе зарождающейся трудовой деятельности примат во­влекает в ее сферу различные явления и предметы действи­тельности (вода, дерево, камень, кожа и кости животных, различные растения и т.д.). Миллиардные удачные попытки воздействия на эти предметы закрепляются рефлексивно в рамках животной формы детерминации жизнедеятельности предлюдей. Накапливание положительного опыта на этой стадии приводит к формированию простейших алгоритмов деятельности, т.е. систем, связанных между собой трудовых операций. Очень важно подчеркнуть, что эти алгоритмы складываются как опыт совместной деятельности, а не как опыт индивидуальный. Такой опыт начинает функционировать вне генетических структур и передавать­ся из поколения в поколение через индивидуальное науче­ние в «досознательный» период зарождения человечества. Он являлся основой преодоления генетической формы пере­дачи видового опыта и формирования новой системы функционирования этого опыта в форме культуры вне ин­дивидуальных генетических программ.

Складывающиеся алгоритмы деятельности являлись «слепком» со свойств предметов действительности, в том смысле, что они им соответствовали, то есть, при воздействии на предметы, обладающие одинаковыми свойствами, формировались одинаковые приемы и дейст­вия. Накопление коллективного опыта и его функциониро­вание вне генетических программ явилось основанием фор­мирования сознания, а уже сформированные алгоритмы деятельности выступили первичной формой «знания» о дейст­вительности, функционирующего в форме деятельности.

Возникновение сознания конституирует также сущест­вование деятельности в идеальной форме, в форме идеаль­ного плана, предшествующего самой деятельности. Нарабо­танные тысячелетиями обобщенные алгоритмы начинают функционировать в сознании. Этот перевод и оперирование в сознании в идеальной форме алгоритмами деятельности позволял человеку сравнивать их и продолжать обобщение, т.е. выявлять их схожесть. Но поскольку схожесть алго­ритмов является «отражением» схожести предметов, процес­сов и явлений действительности, осознавая схожесть алго­ритмов, человек осознает и единство явлений действитель­ности, их свойств и отношений. Именно в понимании этого факта раскрывается содержание познания как деятельности.

Процесс обобщения в сознании формирующихся в прак­тике алгоритмов на основе вовлечения в практическую и познавательную деятельность все новых видов предметов и явлений природы и общества никогда не прекращался с момента генезиса идеальности сознания. Постепенно осуще­ствляющийся последние тысячелетия в рамках философского познания этот процесс привел к пониманию общности всех видов материальной деятельности. Такое по­нимание нашло отражение в представлении об общей структуре человеческой деятельности: цель - средство - ре­зультат, что в свою очередь привело к осознанию сущност­ной связи человека с миром (человек - материальное средст­во - материальный мир). Процесс обобщения форм деятель­ности позволил выявить сущностное звено, связывающее человека с миром. Этим звеном является материальное средство. Понимание данного факта оказалось основанием вывода о материальном единстве мира, ставшего теоретическим фундаментом материалистического мировоззрения.

Таким образом, сущностным источником позна­ния является практическая деятельность. Длительное время познание было побочным результатом практики. На достаточно высоком уровне развития общества человек начинает ставить собственно познавательные цели. Постепенно по­знавательная деятельность выделяется из практической, но по структуре и механизму остается тождественной ей. Их различие функционально. В практической деятельности целью является преобразование объектов природы, средст­вом - знания и материальные орудия труда. В познаватель­ной деятельности целью становится получение знания об объектах природы, а средствами - различные способы пре­образования предметов природы с помощью материальных орудий. Поэтому, в сущности, познавательная деятельность, как и материальная, есть процесс преобразования предмета познания, но в идеальной форме.

В дальнейшем познавательная деятельность полностью отделяется от практической, особенно в тех областях, где отсутствует экспериментальное преобразование предметов природы и других чувственных объектов, например в математике, философии, астрономии и др. В данном случае не только протопредметный, но и предметный уровни приобретают идеальный характер. Однако и здесь основным связующим звеном человека и объекта познания остается деятельность, ее алгоритмы, которые формируются в процессе преобразо­вания предмета познания в идеальной форме.

Таким образом, познавательная деятельность, отделяясь от практической, по структуре и механизму остается тождественной ей. Но, во-первых, сам объект познания переводится в идеальную форму, т.е. становится идеальной копией материального объ­екта, его моделью, с которой в идеальной форме можно про­изводить различные преобразования, оставляя материальный объект нетронутым. Во-вторых, действия и операции с иде­альными объектами осуществляются с помощью специальных познава­тельных средств (анализ, синтез, дедукция, сравнение, отождествление, различение, идеальный эксперимент и др.).

Очень важно обратить внимание на то, что в рамках деятельностного подхода познание на любом уровне рассматри­вается как предметная деятельность, т.е. деятельность, свя­занная с преобразованием объекта в материальной или иде­альной форме.

Отсюда следует, что как бы опосредованно та или иная область познания ни была связана с действительно­стью, как бы далеко она ни стояла от действительности, ме­ханизм получения нового знания остается одним и тем же. В процессе предметной деятельности с объектом в матери­альной или идеальной форме складываются ее алгоритмы, которые непосредственно «отражают» свойства этого объекта, то есть соответствуют им. В процессе осмысления этих алгоритмов человек формиру­ет знания о самих свойствах объекта. Непосредственным предметом человеческой мысли всегда является его дея­тельность, отраженная в сознании. Человек не может выйти за пределы форм своей деятельности и форм мышления, а мир воспринимает только через призму этих исторически складывающихся форм.

В связи с выделением форм познавательной деятельно­сти возникает вопрос о различении категорий «объективная реальность», «объект познания» и «предмет познания». Поня­тие «объективная реальность» отражает существующий вне сознания и независимо от сознания человека реальный мир. Объектом познания объективная реальность становится той частью, которая с помощью практики вовлекается в сферу человеческой деятельности (а не в результате независимого от деятельности человека воздействия мира на чувства че­ловека, как полагали сенсуалисты). Поэтому в отличие от материального мира объект познания не существует вне деятельности человека. Этот факт неоднозначно оценивался в различных философских системах и был объектом спеку­ляций, проявляющихся в подмене понятия «объективная ре­альность» понятием «объект познания». Данная операция приводила к выводу о зависимости объективной реальности от человеческого познания.

Теперь о понятии «предмет познания». Мы выяснили, что на высших этажах познавательная деятельность осуществляется в форме идеального процесса преобразования объекта познания, функционирующего в познавательной деятельности в идеальной форме. Такой процесс становится возможным, когда объект познания в идеальной форме (в качестве предмета познания) начинает функ­ционировать в познавательной деятельности, с помощью специфических знаковых средств (языковых, логических и др.). Благодаря этому он получает независимое от отдельных индивидов существование и приоб­ретает всеобщее социальное значение. Таким образом, объект познания функционирует в познавательной деятельности в качестве предмета познания в особой знаковой форме. Познавательный образ как идеальная модель объекта познания в качестве предмета познания выполняет функцию представле­ния этого объекта в познавательной деятельности. Поэтому познание всегда есть деятельность с объектом. Именно благодаря этому становится возможным получение и развитие знания об объ­екте, а сами знания приобретают предметный характер, т.е. могут быть применены к самому объекту.

Приведенные выводы современной теории познания подтверждают факт данности человеку мира в формах ви­довой деятельности (и, в этом смысле, субъективной, ограни­ченной), а не в чувственной форме. Этот факт раскрывает и составляет субъективную сторону процесса познания. Очень важно избегать абсолютизации данной стороны при анализе познания. Объективную сторону процесса познания состав­ляет тот факт, что в процессе воздействия на материальные объекты материальными средствами выявляются объектив­ные свойства и отношения самих объектов, существующих независимо от человеческого сознания. То есть, объективная сторона познания заключается в том, что в форме обобщенных алгоритмов, в форме видовой человеческой деятельности человеку дан сам объективный мир. Здесь нужно обра­тить внимание на важную роль учета диалектического соот­ношения объективной и субъективной сторон познания. Это позволяет избежать как субъективизма в понимании про­цессов познания, так и наивного реализма, полагающего, что мир абсолютно таков, каким он выступает в качестве объекта познавательной деятельности.

Вывод об обобщенных алгоритмах деятельности, как главном звене, опосредующем получение знаний о дейст­вительности, требует уточнения роли и места ощущений и органов чувств в деятельности. Аргументация, позволяющая выявить их место и роль в деятельности, может быть сведена к трем принципиальным моментам.

Во-первых, в рамках деятельностного подхода ощущения и органы чувств логичнее рассматривать в связи с матери­альной деятельностью, а не как самостоятельный элемент познания. Они являются элементом предметной деятельности и сформировались как одно из ее средств, с помощью которой человек ориентируется в пространстве и времени.

Во-вторых, ощущения и органы чувств человека принципиально отличают­ся от чувственности животного, так как они являются результатом исторического развития человеческой практики. И в каче­стве такого результата они действительно выступают кана­лом связи человека с миром, но не в том смысле, что чувственное восприятие - источник получения знания о нем, а в том, что чувственное восприятие сформировалось как сред­ство, обеспечивающее предметность мышления, позволяю­щее мыслить предметы вне сознания, относить их за преде­лы сознания. Естественно, что такое средство выработалось в результате формирования предметного отношения к миру, обеспечивающее его становление. Больше то­го, чувственное восприятие исторически возникло как сред­ство, обеспечивающее актуализацию сознания, мышления, идеального представления о мире, как средство, обеспечивающее процесс узнавания. Поэтому функция чувственного восприятия в человеческой деятельности вторична по от­ношению к знанию человека о мире. Чувственное воспри­ятие есть средство функционирования сознания и знания. Источником же знания является деятельность, ее формы и алгоритмы. Механизм «узнавания» предметов и явлений с помощью чувственного восприятия сформировался как средство ориентации в природной и социальной (в мире социальных значений предметов культуры) действительности.

В-третьих, необходимо разделить представления, осно­ванные на видимости, и представления, вскрывающие сущ­ностную связь человека с миром. Здравый смысл вроде бы нам подсказывает, что если мы сейчас видим, осязаем вещи и явления, если наши органы чувств дают нам информацию о них, то значит, органы чувств и являются каналом связи с внешним миром, основным источником познания. Но ведь в науке ориентация на видимость давно считается недостойной серьезного исследования. Так, смешно говорить о Земле как о центре Вселенной на том основании, что соотношение движения Земли и Солнца мы воспринимаем как вращение Солнца вокруг Земли. И так же несерьезно на том основании, что нам кажется, будто бы мир таков, каков он дан человеку через его органы чувств, делать вывод об органах чувств как основе по­знания и единственном канале связи человека с миром. Фи­лософия не имеет права ограничиваться видимостью. По­добные поверхностные подходы не раз заводили философов в тупик. Например, идеалисты на том основании, что в каж­дом конкретном акте деятельности цель как идеальное пред­восхищение результата деятельности предшествует самому результату, делали вывод о первичности идеального на уров­не философских обобщений. Историко-генетический анализ позволил выявить действительную связь целевой детерминации. Цель предвосхищает будущее, только будучи отражени­ем накопленного опыта предшествующих поколений.

Целесообразно еще раз подчеркнуть различие между представляемой в данной работе точкой зрения и сенсуали­стической, а также агностической концепциями. Это позво­лит более четко увидеть достижения современных материа­листических представлений о познании. Главный недоста­ток созерцательного материализма в том, что его предста­вители не видят роли человеческой предметной деятельно­сти в познании мира или признают её только на словах, а на деле абсолютизируют органы чувств, ощущения как единственный источник человеческих знаний. Но на этом пути появляются непреодолимые трудности. Например, Д. Локк видел про­цесс получения общих идей в выделении их из отдельных предметов, т.е. их абстрагирования и последующего скла­дывания. Но чтобы получить общую идею как результат сложения общих свойств, абстрагированных из представле­ний об отдельных предметах, необходимо уже знать это об­щее и отделить его от частного, отбрасываемого в анализе. Возникает вопрос: откуда может быть получено знание общего, которое мы должны выделить в анализе? На этот во­прос Д. Локк не может ответить. Он и его современные после­дователи не видят, что познание не есть зеркальное отра­жение объекта. Познание есть результат деятельности по преобразованию данного объекта (в материальной или иде­альной форме) и осмысление этой деятельности.

К тому же сенсуалисты не видят, что знание не зеркальное отражение объекта, а результат конструирующей деятельности - представление об объекте на основе достигнутого уровня по­знания, системы понятий и, в конечном счете, достигнутого уровня практики. Знание человека есть видовой (человече­ский, субъективный) способ отражения мира.

Успешная критика агностицизма, отрицающего возможность исчерпывающего познания мира, обеспечивается: во-первых, доказательством того, что знания человека обладают «объективной истинностью», так как они позволили ему выйти из первобытного состояния и достичь значительных ус­пехов в благосостоянии и высокого уровня технологий; во-вторых, доказательством существования объективного критерия истинности знаний человека (таким критерием является материальная деятельность, кото­рая и дает возможность отделить истинные знания от лож­ных); в-третьих, выявлением его гносеологических корней. Среди них можно выделить: абсолютизацию субъективной стороны познавательной деятельности, непонимание роли органов чувств в деятельности и принятие их за единственный канал связи человека с миром, непонимание роли практики как источника знаний о мире, основы и цели познания и т. д.

Таким образом, опосредованность человеческого познания проявляется в наличии двух звеньев, опосредующих связь человеческого сознания и объективного мира. Первое звено – это обобщенные алгоритмы, которые являются первичным «слепком» со свойств явлений и предметов природы. С появлением сознания обобщенные алгоритмы деятельности откладываются в мышлении фигурами логики как результат дальнейшего обобщения. Человеку непосредственно дано только его сознание. И лишь овладевая опытом человечества в форме логики мышления человек (например, философ) получает доступ к «отраженным» в логике мышления металогическим принципам мира, его всеобщим и универсальным законам.

Философ анализирует и выявляет наиболее часто используемые логико-грамматические языковые структуры. Например: «Солнце освещает камень и камень нагревается», «Камень нагревается потому, что он освещается солнцем», «Если солнце освещает камень, то камень нагревается» и т.д. Эти логико-грамматические формы могут быть наполнены любым содержанием, так как имеют универсальный характер. Осознание их универсальности позволяет философу сформировать понятие о всеобщей обусловленности явлений и предметов действительности. Это понятие и есть философская категория, «отражающая» всеобщую категориальную сторону действительности. В качестве материального носителя этой философской категории выделяется термин (слово) – causa (лат.) или в нашем языке - причина

Залогом возможности конструирования объективного знания о всеобщих свойствах и законах объективного мира является, накопленный в течение всего периода антропосоциогенеза (по некоторым данным от 2-х до 4-х млн. лет), опыт преобразования природы формирующимся человеком. Причем, главный механизм накопления этого опыта – стихийное формирование и стихийное обобщение алгоритмов деятельности, а также стихийное формирование универсальных логико-грамматических языковых структур.

← Предыдущая страница | Следующая страница →