Поделиться Поделиться

то управляет случайностями? 6 страница

С лёгкостью подхватив одной рукой тяжёлую корзину с яблоками, другой слегка хлопнув по шее своего гарцующего скакуна, молодая всадница стре­мительно помчалась к автобусу с детьми.

К тому времени рядом с детским, остановилось ещё несколько автобусов, их пассажиры с восторгом смотрели на мчавшуюся по лугу всадницу с корзиной яблок в руке. Она подлетела к высыпавшей из автобуса детворе, осадила коня, ловко наклонилась к земле, не слезая с седла, поставила перед восторженными детьми корзину с яблоками.

Ещё она успела погладить по головке какого-то смуглого мальчика, махнула приветственно всем рукой и устремила своего скакуна прямо по середине широкой автострады. Водитель автобуса, в котором ехали дети, передал по рации: «Она мчится прямо по разде­лительной полосе. Она прекрасна!»

Съехали на обочину автострады множество туристи­ческих автобусов и остановились. Быстро выходящие из автобусов люди выстраивались вдоль дороги и, затаив дыхание, смотрели на мчавшуюся в стремительном галопе молодую красавицу. Не возгласы, а шёпот восхищения вырывался из многих уст.

И было чем восхищаться. Горячий, мчавшийся в стремительном галопе скакун высекал копытами искры. Его никто не подгонял, у восседавшей на нём вообще не было хлыста или даже прутика, а конь всё ускорял свой стремительный бег, его копыта едва прикасались к дороге, а грива развевалась от встречного ветра.

Наверное, он очень гордился своей всадницей, а может быть, достойным быть хотел сидящей на нём красавицы.

Необычна была её внешняя красота. Конечно, можно было восхищаться и правильными чертами лица, и русой косой, и густыми ресницами. Конечно, под вышитой белой блузкой и юбкой в белых ромашках ясно можно было представить упругий точеный стан вели­колепной фигуры.

Плавные женственные линии всей фигуры, казалось, обрамляют какую-то неуёмную энергию. Играющий на щеках румянец выдавал величие и неукротимые возможности этой неведомой энергии. Каким-то необычным здоровым видом отличалась юная на вид всадница от стоящих на обочине дороги людей.

Она восседала на своём горячем скакуне без всякого напряжения. Она даже не держалась ни за луку седла, ни за поводья. И переброшенные на одну сторону крупа лошади ноги не вставила в стремена.

Опустив ресницы, она плавными движениями рук переплетала на ходу слегка растрепавшиеся волосы в тугую косу. Иногда красавица поднимала ресницы.

И тогда её взгляд словно опалял невидимым приятным огнём кого-нибудь из стоявших в толпе людей; человек, встретивший этот взгляд, словно выпрямлялся внешне, становился выше.

Казалось, люди ловили своими чувствами исходящие от всадницы свет и энергию и пытались хоть частично наполниться ею. Она понимала их желание, и щедро делилась, и мчалась вперёд, и была прекрасной.

Вдруг наперерез мчавшемуся коню, выбежал на дорогу темпераментный итальянец, раскинул в стороны руки и восторженно воскликнул: «Россия! Ай лав ю, Россия!» Не вздрогнула и не испугалась всадница от того, что встал на дыбы и загарцевал на месте её конь.

Она лишь схватилась одной рукой за луку седла, второй оторвала цветок из венка, украшавшего её голову, и бросила его итальянцу. Тот поймал подарок, бережно прижал к груди, как величайшую драгоценность, непрерывно повторяя: «мамма мия, мамма мия».

Но не на пылкого итальянца смотрела красавица, она тронула поводья своего скакуна, и лошадь шагом, слегка пританцовывая, пошла на стоявших у обочины людей. Толпа расступилась, молодая всадница легко спрыгнула с лошади и встала напротив женщины, по виду евро­пейки, с маленькой девочкой на руках. Девочка спала.

Слегка сутуловатая мать, с бледным лицом и усталыми глазами, с трудом держала её, стараясь не нарушить сон ребёнка. Всадница остановилась напротив женщины и улыбнулась ей. И встретились взгляды двух женщин, двух матерей.

И можно было видеть, на­сколько различно внутреннее состояние двух женщин. Понурость матери с ребёнком на руках придавала ей сходство с увядающим цветком рядом с подошедшей к ней молодой женщиной, вид которой ассоциировался с неуёмной буйностью цветения тысяч садов.

Две женщины молча смотрели в глаза друг другу. И вдруг, словно встрепенулась от какого-то осознания мать, державшая на руках спящую девочку, распря­милась, на лице появилась улыбка.

Плавными, какими-то необыкновенно грациозными, женственными движениями рук россиянка сняла со своей головы красивый венок и надела его на голову матери с ребёнком. Они так и не сказали ни одного слова друг другу.

Легко запрыгнув в седло смирно стоявшего рядом скакуна, понеслась снова вперёд красавица-всадница. Почему-то зааплодировали ей люди, и смотрела вслед теперь улыбающаяся стройная женщина с проснув­шейся улыбающейся маленькой дочуркой на руках, а пылкий итальянец, сорвав с руки дорогие часы, бежал и кричал: «Сувенира, мамма мия». Но красавица была уже далеко.

Лихой скакун свернул с дороги на площадку, где за длинными столами сидели туристы, пили квас и морсы, пробовали ещё какие-то яства, которые всё подносили им из красивого резного дома официанты.

Рядом до­страивался ещё один дом. Два человека прилаживали к окну нового дома, наверное, магазина или трапезной, красивый резной наличник. Услышав цокот копыт, один из мужчин повернулся в сторону приближающейся всадницы, что-то сказал своему товаришу и спрыгнул со строительных лесов.

Пылкая красавица-всадница осадила своего коня, спрыгнула на землю, быстро отвязала от седла холщовую сумку, подбежала к муж­чине и смущённо протянула ему сумку.

— Пирожки... С яблоками они, как ты любишь, ещё тёплые.

— Экая ты непоседа у меня, Екатеринка, — ласково сказал мужчина, достав из сумки пирожок, попробовал его, зажмурившись от удовольствия.

Сидевшие за столом туристы перестали есть и пить, они любовались влюблёнными. Как-то так стояли друг перед другом мужчина и спрыгнувшая с горячего скакуна молодая красавица, будто это вовсе и не муж с женой, уже имеющие детей, а пылкие влюблённые.

Только что, проскакав пятнадцать километров, под восхищёнными взглядами туристов, казавшаяся всемогущей и вольной, как ветер, красавица смиренно стояла перед своим любимым, то поднимая на него глаза, то опуская смущённо ресницы. Мужчина вдруг перестал есть и сказал:

— Екатеринушка, ты посмотри, пятнышко мокрое на кофточке твоей выступило, значит, Ванечку кормить пора.

Она закрыла ладонью маленькое мокрое пятнышко на переполненной молоком груди и смущённо ответила:

—Я успею. Он спит ещё. Я всё успею.

— Так спеши. Я тоже скоро дома буду. Мы закан­чиваем уже работу нашу. Посмотри, нравится тебе?

Она взглянула на окна, украшенные резными на­личниками.

— Да. Очень нравится. А ещё я сказать тебе хотела.

— Говори.

Она приблизилась вплотную к мужу, встала на цыпочки, дотягиваясь к уху. Он наклонился, прислу­шиваясь, а она быстро поцеловала его в щёку, не по­ворачиваясь, вскочила в седло рядом стоявшего коня. Счастливый раскатистый смех красавицы слился с цокотом копыт.

Не по асфальтовой дороге, по луговой траве помчалась она домой. Все туристы по-прежнему смотрели ей вслед. И что же такого особенного в этой скачущей по лугу на лихом скакуне молодой женщине, матери двоих детей? Да, красива. Да, энергия её плещет через край. Да, добра.

Но почему все люди так неотрывно смотрят ей вслед? Может быть, это не просто женщина по лугу мчится на коне? Может, это счастье материализованное спешит к себе домой, чтоб накор­мить младенца и мужа любимого встретить? И лю­буются люди домой к себе спешащим счастьем.

Город на Неве

— И в Петербурге такие же изменения, как в Москве, произошли? — спросил я Анастасию.

— Немножко по-другому, в городе, что на реке Неве воздвигнут, события происходили. В нём дети раньше взрослых ощутили потребность самим будущее по-иному строить. И сами дети стали город изменять, Указа власти не дождавшись.

— Ну надо же, снова дети. А с чего все началось?

— На углу набережной реки Фонтанки и Невского проспекта строители траншею выкопали, в нее не­чаянно свалился мальчик одиннадцати лет и ногу по­вредил. Пока ходить не мог, он подолгу у окна сидел в квартире дома номер 25, стоящего на набережной реки Фонтанки.

Окна квартиры не на реку выходили, а во двор. Перед окном облезлая кирпичная стена, к ней дом пристроенный с пятнами ржавчины на крыше. Однажды мальчик у отца спросил:

— Папа, наш город самым лучшим в стране счи­тается?

— Конечно, — сыну отвечал отец, — не из последних он и в мире.

— А почему он самый лучший?

— Как почему? В нём памятников разных много, музеев, архитектура в центре города восхищает всех.

— Но мы ведь тоже живем в центре, а из окна только стена облезлая видна да ржавая крыша дома.

— Стена... Ну да, нам с видом из окна не повезло немножко.

— Лишь только нам?

— Быть может, и ещё кому-то, но в основном...

Мальчик сфотографировал вид из окна своей квартиры, а когда в школу снова смог ходить, ту фо­тографию своим друзьям показал.

Вид из окна своих квартир снимали все дети его класса и сравнивали фотографии. Картина общая не радовала глаз. С друзьями мальчик и пошел в редакцию газеты с вопросом, что вначале задавал отцу:

— Почему город наш прекраснее других считается?

Ему пытались объяснить про столп Александрий­ский, про Эрмитаж, рассказывали о Казанском соборе, о легендарном проспекте Невском...

— Чем красив Невский? — допытывался мальчик. — Мне кажется, похож он на траншею каменную с краями облупившимися.

Ему пытались объяснить достоинства архитектуры, о лепке говорили на фасадах. О том, что нет пока у города достаточных средств, чтоб реставрировать все здания одновременно, но скоро будут деньги, и тогда увидят все, какой прекрасный Невский.

— Но разве может быть прекрасною траншея каменная, пусть даже с лепкой подновленной? К тому же вскоре вновь она облезет и снова кто-то будет дырочки замазывать и отвалившееся прикреплять.

Мальчик с друзьями по редакциям ходил, показывал уже огромную коллекцию из фотографий разных видов и все один и тот же задавал вопрос. Его назойливость сначала раздражала журналистов. И в коридоре репортер газеты молодежной ему сказал однажды:

— Ты снова к нам? Да еще и сподвижников своих с собой таскаешь, и их всё больше у тебя. Не нравится вам город, виды из окна, но сами вы хоть что-нибудь способны сделать? Критиковать без вас кому найдётся. Марш по домам, работать не мешайте!

Услышал строгий разговор с детьми и старый журналист. Он, глядя вслед идущей к выходу группе детей, сказал в раздумье молодому репортеру:

— А знаешь, почему-то назойливость их мне напо­минает одну сказку.

— Сказку? Какую? — репортер спросил.

— «Король-то голый!» — есть слова такие в этой сказке.

Редакции вопросами больше не беспокоил мальчик и не показывал, из ранца доставая, фотографий множество. Закончился учебный год, другой начался. По всем редакциям весть разнеслась: вновь появился мальчик в сопровождении своих друзей. Уже в который раз своим коллегам в Доме журналистов рассказывал редактор старый с восхищеньем:

— Он появился... Да-с... Представьте, пробился-таки на прием. И не один. Они в приемной вместе все часа примерно три сидели тихо. Я их принял. Предупредил, чтоб говорили быстро, в две минуты уложились.

Они вошли и на моем столе лист ватмана передо мною развернули. Взглянул я на шедевр и онемел. Смотрел, не отрываясь, и молчал. Так и прошло, наверно, две минуты, потому что мальчик всем сказал:

— Пора нам. Время здесь уже не наше.

— Что это? — крикнул я, когда они в дверь выходили. Он повернулся, взгляд другого времени я на себе почувствовал. — Да-с... нам осмыслить еще много предстоит... Да-с...

— Ну хоть что-нибудь сказал?

— Да не тяни, он собирается еще прийти? — собравшиеся вопрошали, и редактор старый отвечал:

— Он повернулся, на мой вопрос ответил: «Пред вами Невский наш. Пока он на рисунке только. Потом весь город таким будет», — и закрылась дверь.

В который раз склонялись над проектом журналисты и восхищались чудной красотой. Дома на Невском проспекте больше не примыкали друг к другу, образовывая сплошную каменную стену. Часть старых зданий осталась, каждое второе здание было убрано.

В пространствах, образовавшихся между домами — великолепные зеленые оазисы. На березах, и соснах, и кедрах гнездились птицы и, казалось, смотрящие на картину слышат их пение.

Под кронами на скамейках сидящих людей окружали красивые клумбы с цветами, кусты малины и смородины. Зе­леные оазисы немножко выступали на проспект, и Невский выглядел теперь не каменной траншеей, а чудесной живой зеленой аллеей.

В фасады домов было вмонтировано множество зеркал. Тысячи солнечных зайчиков отражались в них, играя с прохожими, ласкали лепестки цветов, играли в струйках маленьких фонтанчиков, устроенных в каждом зеленом оазисе. Люди пили воду с солнечными зайчиками и улыбались...

— Анастасия, а мальчик так больше никогда и не появился?

— Какой мальчик?

— Ну тот, что все ходил и ходил по редакциям со своим вопросом.

— Мальчик ушел навсегда. Великим зодчим стал он. Вместе со своими друзьями-сподвижниками творил прекрасные города будущего. Города и поселки, в которых стали жить счастливые люди. А его первым, прекрасным творением на Земле, стал сотворённый им город на Неве.

* * *

— Анастасия, скажи, а в каком году придёт в Россию её прекрасное будущее?

— Ты год, Владимир, можешь сам определить.

— Как это сам? Разве подвластно время человеку?

Деянья каждому во времени подвластны. Всё, что мечтой сотворено, уже в пространстве существует. Мечтанья многих душ людских — читателей твоих — мечту Божественную воплотят в материальном. Тобой увиденное воплотиться может через триста лет, но может и сейчас, в мгновенье это.

— В мгновенье?.. Но за мгновенье не построить дом и сад даже за год не вырастет.

— Но если ты там, где сейчас живёшь, в своей квартирке, в горшочек маленький с землёй посадишь семя, из которого взойдёт росточек родового дерева, что будет возвышаться в будущем поместье родовом...

— Сама же говоришь, что будет, а не есть. Значит не может во мгновение мечта материализоваться.

— Как же не может, ведь материально семечко посажено тобой, оно и есть начало воплощенья. С пространством всем взаимодействует росточек, твою мечту материализует, энергии прекрасные и светлые окутают тебя, ты станешь сам перед Отцом, как воплощённая Его мечта.

— Да, интересно. Значит надо действовать немед­ленно?

— Конечно.

— Вот только где слова найти, чтоб людям всё понятно объяснить?

— Слова найдутся, если сможешь перед людьми ты искренним, правдивым быть.

— Уж как получится, но действовать я буду. Запала в душу мне твоя мечта, Анастасия. И очень хочется увиденное будущее быстрее в реальность превратить.

Чтобы в реальность превратить

Прежде всего, необходимо было определить — найдутся ли желающие заняться строительством экопоселений, а впоследствии — жить и работать в них. Я попросил Владимирский Фонд культуры и поддержки творчества «Анастасия» распространить информацию о строительстве экопоселения по проекту Анастасии.

Уже через два месяца откликнулись и изъявили желание заняться строительством в будущем поселении 139 человек. Среди этих людей были и русские, эмигрировавшие за границу.

При распространении книги, рассказывающей о будущем России, и инфор­мации о новом образе жизни россиян, количество желающих может увеличиться в сотни и тысячи раз, и они будут из разных регионов.

Следовательно, органи­зация строительства посёлков должна начаться одновременно в разных регионах. В связи с чем, Владимирский Фонд, собирающий и обобщающий информацию, с учётом существующей юридической базы по данному вопросу, предложил читателям, разделяющим взгляды Анастасии, начать вот с чего.

Первое : Начать в своём регионе с организации инициативной группы для придания впоследствии ей соответствующего существующему законодательству юридического статуса.

Возможно, в каких-то регионах уже есть чита­тельские клубы или общественные организации, объединяющие читателей Анастасии, и они могли бы взять на себя организующее начало.

Но если в вашем регионе вы таковых не знаете, обратитесь во Влади­мирский Фонд «Анастасия», который получает много корреспонденции, и вам дадут адреса.

Вообще, у меня большая надежда на предпринимателей. У них больше опыта в оргвопросах и потому, если даже где-то существуют общественные объединения, всё равно попытайтесь связаться с предпринимателями.

Необходимо хотя бы временно или с испытательным сроком избрать своего полномочного представителя — председателя, который будет от вашего имени предста­вительствовать в органах власти (подавать заявления на выделение земли, собирать при необходимости соб­рания и т. д.).

Назначить своему председателю не­большую зарплату. Роль представителя может выпол­нять, как физическое лицо, так и юридическое.

В качестве юридического лица можно привлечь, например, какую-нибудь известную строительную компанию, которая впоследствии будет пользоваться приоритетным правом в получении подряда на строи­тельство, как отдельных частных жилых домов, так и инфраструктурных зданий.

Строительной компании такой масштабный подряд будет весьма выгоден, потому она и может согласиться взять на себя хлопоты по оформлению землеотвода и разработке проектно-сметной документации.

Второе : Обратитесь в местные административные органы и непосредственно к главе администрации своего региона с официальным заявлением о выде­лении земельного участка одним наделом, площадью не менее 150 гектаров.

Величина земельного участка зависит от того, сколько соберётся желающих получить землю и от возможностей вашего региона.

Необходимо учесть то, что в будущем посёлке будут проживать многие семьи постоянно, следовательно, там должны быть начальная школа, медпункт, клуб, строи­тельство которых легче поднять большим количеством людей. Маленькие поселения будут не в состоянии создать необходимую инфраструктуру.

Третье : При получении земли, необходимо обра­титься к специалистам-землеустроителям, архитек­торам и строителям для составления проекта поселения.

Это тоже важно, так как необходимо иметь инфор­мацию, на какой глубине находится вода на выделенном участке, чтобы определиться с возможностью бурения скважины для получения воды в каждом доме, определить, на какой глубине закладывать фундамент дома, есть ли возможность сделать небольшой пруд на каждом участке.

Общая планировка важна и для определения места строительства будущей школы, мест совместного отдыха, подъездных путей.

По заказу Владимирского Фонда компетентные специалисты уже работают над типовым проектом, и, если он будет готов к моменту организации вашей инициативной группы, вы можете запросить его в Фонде, так будет дешевле.

Потом, надо осуществить привязку типового проекта к своей местности, внести в него свои изменения, поделиться ими с другими инициативными группами. Удачные, понравившиеся другим предложения, будут приняты, и, в конце концов, мы сотворим общий проект.

Четвёртое : После завершения работы над проектом поселения, в котором могут принимать участие не только специалисты, но и будущие жители, вы получите подробный чертёж, общий рисунок, на котором будут значиться отдельные участки площадью не менее одного гектара.

Каждому должен быть официально выделен, возможно, с помощью жеребьёвки, участок земли. Пользование участком должно быть обязательно узаконено соответствующим юридическим документом и обязательно его оформление на имя владельца, а не на имя организации, как это сделали в индийском Ауровиле.

Итак, вы стоите на своём участке земли, на своём гектаре. Это ваше родовое поместье — место, где будут рождаться и жить ваши потомки, вспоминать добрым словом основателя, родоначальника, а может быть, и журить его за некоторые ошибки в обустройстве места.

Проект всего, что будет располагаться на данном участке, теперь зависит только от вас. Где вы посадите родовое дерево, например, дуб или кедр, который растёт до 550 лет, который будут лицезреть, может быть, девять поколений ваших потомков и вспоминать вас?

Где решите вырыть пруд, посадить сад, небольшую рощу из лесных деревьев, построить дом и разбить цве­точные клумбы? Какой вы сотворите живую изгородь вокруг своего родового поместья? Может быть, такой, какой описала её Анастасия, может быть, она получится более сказочной и функционально полезной, чем описана мной в предыдущей книге.

Строить её можно уже сейчас. Ещё до получения документов на землю, до организации инициативной группы из числа своих единомышленников. Начать строительство в своих мыслях с обдумывания каждого уголка своего будущего родового поместья.

Необходимо помнить: построенный вами дом, даже достаточно прочный, простоит сто лет и обветшает. Живое обустройство, заложенное вами, будет совер­шенствоваться, крепчать, разрастаться веками. В веках, а может, и в тысячелетиях передавая вашу живую мысль вашим потомкам.

Строить можно прямо сейчас, и не только в мыслях. Уже сейчас можно посеять в горшочке на подоконнике семена будущих величественных родовых деревьев вашего поместья.

Конечно, можно купить готовые саженцы для посадки в специальном питомнике или выкопать молодую поросль в лесу, без ущерба для леса, там, где требуется разрядить густорастущее.

Конечно можно, но думаю: права Анастасия — лучше вырастить саженец самому, особенно если это саженец будущего родового дерева. Саженец из питомника, как ребёнок из детдома.

И не один саженец надо вырастить, а несколько разных. Перед тем, как посадить семечко в горшочек с землёй, насытить маленькое зёрнышко информацией о себе.

Я понимаю, что для преодоления чиновничьих препон, которые могут возникнуть в некоторых регионах, необходима поддержка на государственном уровне. Если не поддержка, то хотя бы не проти­водействие. Необходима соответствующая политика законодательных органов.

Чтобы не сидеть сложа руки и не ждать, когда это случится само собой, когда хотя бы одна из существующих ныне политических структур созреет для оказания поддержки данному проекту, по моей просьбе Владимирский Фонд «Анастасия» разработал проект устава новой партии, партии землепользователей.

Назвали это зарождающееся новое общественное формирование «Сотворение». В его уставе, который ещё подлежит обсуждению и доработке, есть один, на мой взгляд, главный пункт: «Каждой желающей семье государство должно выде­лить в пожизненное пользование для организации соб­ственного родового поместья один гектар земли».

Это движение пока молодое, и им никто не руково­дит, но, я думаю, со временем, в нём появятся и грамотные политики, способные сформировать соот­ветствующее отношение к новому движению на уровне государственной политики.

Пока функции «Сотворе­ния» заключаются в организации информационного центра. По мере возникновения финансовой возмож­ности, начнёт работать юридический отдел. Пока работу по «Сотворению» выполняет секретариат Владимир­ского Фонда культуры и поддержки творчества.

Региональные инициативные группы по организации новых поселений смогут добиться больших успехов, получив поддержку местной администрации. Такое возможно в случае, если администрация увидит зна­чительные плюсы для региона. И надо уже сейчас пока­зать их. А они есть и они значимы.

Попробуйте орга­низовать обсуждение проекта в местной прессе, пусть специалисты — экологи, экономисты, социологи — выскажут своё мнение по поводу влияния данного проекта конкретно на ваш регион.

Чтобы со своей стороны хоть как-то помочь в выделении земли под обустройство родовых поместий, я решил написать и опубликовать в этой книге открытое письмо Президенту России.


Открытое обращение

Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину

От гражданина Российской Федерации Владимира Николаевича Мегре

Уважаемый Владимир Владимирович! Наверное, именно нашему поколению очень повезло. Нам представилась реальная возможность начать строи­тельство благополучного, процветающего государства, прочно защищённого от внешнего агрессора, внутрен­них конфликтов, преступности. Государства, в котором будут жить в достатке счастливые семьи.

Наше поко­ление не только может начать строительство прекрас­ной страны, но и само успеет пожить в ней, если будет добрая воля у власть имущих, на законодательном уровне выделить каждой желающей семье один гектар земли для обустройства на нём своего Родового Поместья.

Достаточно простое действие вызовет порыв большинства людей из разных слоев общества к созиданию, к творчеству.

Земля должна выделяться бесплатно, в пожизненное пользование, с правом передачи по наследству. Про­дукция, произведённая в родовых поместьях, не должна облагаться никакими налогами.

Согласитесь, Владимир Владимирович, ненор­мальная, нелогичная сейчас сложилась ситуация: у каждого россиянина вроде бы и есть Родина, а где лично его кусочек этой Родины, никто показать не может. Если каждая семья получит его и превратит в цветущий райский уголок, то и большая Родина станет прекрасной.

Сегодняшние планы развития страны не вдохно­вляют народ на созидание, ибо непонятно, куда, к какому будущему они приведут. Построение демокра­тического, экономически развитого государства по западному образцу большинством населения, может быть, даже интуитивно, отторгается. И думаю, что не зря отторгается.

Если здраво рассуждать, то зачем нам, каждому и всем вместе взятым, тратить усилия на то, чтобы, в конце концов построить государство, в котором будут процветать наркомания, проституция, бандитизм? А ведь всё это присутствует на Западе.

Раньше мы считали, что в так называемых высоко­развитых странах изобилие продуктов питания, но теперь выясняется, что это изобилие достигнуто за счёт применения всевозможных химических добавок в почву, ядохимикатов, а также за счёт генной инже­нерии.

Мы увидели, что импортные продукты питания проигрывают по вкусовым качествам нашим. На­пример, в Германии с удовольствием покупают кар­тошку, завезённую из России.

В ряде стран правительства, озабоченные таким положением с продуктами, уже издали постановления об их специальной маркировке. Употребление про­дуктов питания, полученных в результате генной инже­нерии, вызывает все большую настороженность и ученых.

Америка и Германия оказались в первых рядах по количеству раковых заболеваний на душу населения. Надо ли нам идти по их пути? Думаю, что такой путь мало кого вдохновит. Но мы смирились с тем, что пропагандируются импортные товары и западный образ жизни.

Смирились с тем, что появляются всё новые и новые заболевания, с тем, что воду можно пить только из бутылок, купленных в магазине, с тем, что население России ежегодно уменьшается на семьсот пятьдесят тысяч человек. Всё, как у них. Ведь и в высокоразвитых странах падает рождаемость.

Мы во многом стремимся походить на них. Но мне не раз приходилось слышать от людей, живущих в этих странах, об их надежде. Надежде на то, что Россия находится в поиске и непременно должна найти свой путь развития, показать всему миру более счастливый образ жизни.

Господин Президент, несомненно, Вам на рассмот­рение предлагались разные программы развития страны. Если, среди прочих, данное предложение по­кажется вам сомнительным, прошу вас апробировать его, в качестве эксперимента, в регионах, губернаторы которых смогут увидеть в нём рациональное зерно...

Более подробно об этом предложении говорится в книгах серии «Звенящие кедры России», автором которых я являюсь. Мне трудно представить, что, находясь в текучке государственных дел, Вы лично могли их прочитать.

Однако, соответствующие админи­стративные органы знакомы с ними и уже вынесли свой вердикт. Они определили, что эти книги породили в России новую религию, которая распространяется «с быстротой лесного пожара». Такое мнение высказы­вается и в ряде публикаций в прессе.

Для меня данное заключение явилось полной неожиданностью. Я вы­сказывал в книгах своё отношение к Богу, но не думал о создании какой-то религии. Просто писал книги о не­обычной красивой отшельнице сибирской тайги и её пылкой мечте о прекрасном.

Бурная реакция людей разного социального положения, популярность книг в России и за рубежом, возможно, и похожа на религиоз­ность. Но, я думаю, дело здесь совсем в другом. Идеи, фи­лософия, информированность сибирской отшельницы, язык, которым она общается, будоражат души людские.

Наверное, аналитики ещё долго не придут к единому мнению о том, кто такая Анастасия и что означают книги с её высказываниями, какое дать определение реакции на них, — пусть разбираются. Не потонули бы в этих разборках конкретные предложения, которые вносит Анастасия.

Владимир Владимирович, чтобы убедиться в эффек­тивности предлагаемого Анастасией относительно земли, можно провести эксперимент, невзирая на то, кто такие Анастасия и В. Мегре. Можно апробировать менее значимые её утверждения.

Первое : думаю, сотрудникам Вашего аппарата не составит большого труда дать поручение соответст­вующему научно-исследовательскому институту о проведении несложного анализа эффективности предложения Анастасии, касающегося очистки от вредоносной пыли воздуха в больших городах. Суть этого предложения изложена ещё в моей первой книге.

← Предыдущая страница | Следующая страница →