Поделиться Поделиться

У Заблужденья есть, как и у Истины, любовники 19 страница

религиозны они или нет? Это также решает

общество.

Вы были в ловушке. Вы жили в согласии со

стадом, вы жили в согласии с толпой, а толпа

означает низшее состояние сознания. Жить в

согласии с толпой означает жить по минимуму.

Толпу не интересует Бог. Ее мораль -

общественный порядок; это не настоящая мораль. Ее

мораль - просто вид смазки; она помогает людям

жить вместе. Ее честность - не истинная честность:

она не может быть истинной,

Вам знакома пословица: Честность -

лучшая политика? Но ведь думать о честности в

терминах политики - это начало вашей нечестности.

Честность - не политика; она не политична.

Честность означает, что вы живете свободно,

искренне, обнаженно; никогда не быть фальшивым и

никогда не притворяться - это честность. Каковы

бы ни были последствия - будут ли вас любить или

ненавидеть, будут ли вас уважать или не уважать,

не имеет значения. Честный человек - тот, кто

живет полностью обнаженным, таким, каким создал

его Бог. Он уважает себя настолько, что готов

рисковать ради этого всем.

Вы говорите, что ваша жизнь была очень

тяжелой - должно быть, честность была навязана

вам, поэтому жизнь кажется тяжелой. По-настоящему

честный человек никогда не чувствует ничего

подобного. Чем бы ни пришлось ему пожертвовать

ради честности, он жертвует, но она того стоит.

Его радость невероятна, его блаженство

бесконечно. И чем больше он жертвует, тем больше

радости он получает, тем больше он наслаждается.

Вы говорите: Я изо всех сил старался

жить честной, нравственной и религиозной жизнью.

Да, должно быть, ваша жизнь была трудна,

вы вели аскетический образ жизни. Должно быть, вы

изо всех сил старались. выработать в себе

определенный характер. Блаженство никогда не

рождается в искусственно выработанном

характере. Характер, который вы вырабатываете -

ложный, фальшивый, пластиковый; поэтому через

него к вам не придет блаженство. Пластиковый

цветок не может иметь никакого аромата - только

настоящая роза. Но у настоящей розы должны быть

корни в земле; настоящая роза должна

подвергнуться всему риску реальности.

Ложь очень надежно защищена. Реальное

открыто для солнца, ветра и дождя. Для того, чтобы

быть реальным, необходима эта открытость.

Пластиковый цветок не нужно подставлять под

дождь, солнце и ветер; вы можете держать его в

своей комнате. Ему не нужна земля, ему не нужны

корни - ему ничего не нужно, потому что он фальшив.

И он вечен. Настоящая роза рождается

под утренним солнцем, а к вечеру она уже исчезает.

Настоящая роза вечером начинает увядать, ее

лепестки опадают. Настоящая роза живет всего

мгновение, а потом она исчезает. Реальное знает

рождение и смерть; реальное живет в опасности.

Ваша нравственность, ваша честность, ваша

религия в действительности - не путь к опасной

жизни; наоборот, это защитные меры. Вы создали для

себя безопасную жизнь, надежную. Вот почему вы

упустили.

Жизнь становится небезопасной, если вы

хотите жить по-настоящему, если вы хотите, чтобы

ваша жизнь была наполнена истиной. И когда я

говорю об истинной жизни, я не имею в виду ту

истину, которой учат Веды, Коран или Библия - я

просто имею в виду: быть собой - это истинность,

кем бы вы ни были. Не прячьте это, не обманывайте.

Откройтесь дождю, ветру и солнцу. Это опасно,

но сама эта опасность радостна, и именно в этой

опасности рождается блаженство - аромат розы.

Наверное, вы жили согласно писаниям;

вот почему миллионы людей изо всех сил стараются

жить нравственной, религиозной жизнью, и тем не

менее никогда не узнают, что такое блаженство.

Они живут по книгам; они никогда не пытаются

расслышать свой собственный мягкий, тихий голос.

Они предали себя, они предали своего Бога.

Клем купил своему десятилетнему сыну

Гарви новый велосипед.

- Не волнуйся, Гарви, - сказал он с

уверенным видом, - я мигом его соберу. Гарви

терпеливо ждал, пока Клем вытаскивал

велосипедные части из огромной коробки. - Вот и

инструкция, - бормотал Клем. - "Возьмите колесо

А и соедините его с отверстиями Б и В. Затем

возьмите болт Г и вставьте его в отверстие Д".

- А ты уверен, папа, что ты справишься с

этим? - спросил Гарви, заметив, что его отец

доведен до холодного пота.

-Но я же не зря в армии был механиком, -

парировал Клем. Через пять часов Клем

торжествующе воскликнул: - Слава Богу! Я собрал

его!

Гарви сел на велосипед и сказал:

- Папа, а разве можно ездить на

велосипеде задом и вверх ногами?

Если вы собираете свою жизнь согласно

инструкции в какой-нибудь книге, у вас будут

неприятности. Живите так, как вам показывает ваш

собственный небольшой свет. Вам было дано

достаточно света. Вы принесли его с собой. Вам не

нужно жить, как Будда, как Махавира, как Кришна.

Они никогда не жили так, как другие, запомните

Я слышал это об одном мастере дзен,

Бокудзю - он праздновал день рождения своего

мастера, и кто-то спросил Бокудзю: - Но ведь ты не

следуешь ему - почему же ты отмечаешь день его

рождения? Ты - полная противоположность своего

мастера, почему же ты оказываешь ему уважение?

А Бокудзю ответил:

- Мой мастер никогда не следовал своему

мастеру, и я делаю то же самое. И мой мастер учил

меня никогда не следовать за ним - это была его

весть мне. И именно благодаря тому, что я не

следовал за ним, мне открылся великий свет.

Отсюда мое уважение и благодарность.

Но люди живут очень глупо. Они -

подражатели. После смерти Пифагора среди его

последователей распространилось суеверие, что

нельзя есть бобы. Бобы? Бедные бобы! И многие века

люди пытались понять, почему Пифагор не ел бобов.

Пифагор был вегетарианцем, но бобы - растительная

пища. Совершенно правильно, что Пифагор не ел

мяса и рыбы, но при чем здесь бобы? На самом деле,

они не подходили ему - это была единственная

причина. Когда он ел бобы, у него были неприятные

боли. Так вот, Пифагор болел, когда он ел бобы; он

перестал есть бобы - это совершенно правильно! Он

слушал свой голос. Он не беспокоился. Он был в

Индии; он научился там вегетарианству. Будда ел

бобы, и Махавира тоже - великие вегетарианцы.

Вегетарианство его не беспокоило. Он перестал

есть бобы потому, что они ему не подходили.

Но посмотрите на глупость учеников:

они веками не ели бобы, и они даже не могли

сказать, почему. Они думают: "Наверное, в этом

есть какой-то секрет, который мы забыли".

Пифагор обычно ходил босиком. Это

прекрасное средство общения с землей. Махавира

обычно ходил так же - босиком. Если вы идете по

мягкой земле, лучше всего ходить босиком, без

туфель. У вас будет замечательная связь с землей.

Мы принадлежим земле! Мы наполовину состоим из

земли и наполовину принадлежим небу. И когда вы

идете ранним утром в лучах солнца по влажной

земле, вы наслаждаетесь и небом, и землей. Это

было совершенно правильно! Но и сейчас джайнские

монахи продолжают ходить босиком по дорогам из

гудрона и шлака. Теперь это очень опасно, вредно,

вредно для нервной системы. Ходить по бетонной

или гудроновой дороге без всякой обуви очень

вредно для всей нервной системы, и в особенности

для мозговых клеток; это их раздражает. Ходить по

влажной земле - очень полезно для нервной

системы; это успокаивает.

Махавира ходил босиком; это было

абсолютно правильно. Заратустра ходил босиком -

все правильно. Пифагор ходил босиком - все

правильно. Но джайнские монахи до сих пор ходят

босиком - в Бомбее, в Дели. Это прокатилось в

глупость.

Всегда помните, что каждый должен жить

согласно своему свету. Мастеру нельзя подражать

буквально; он должен быть понят.

Должно быть, вы подчинялись мертвым

правилам и догмам. А поскольку они никогда

вам не подходили, в вашей жизни возникло большое

противоречие. А создать противоречие - значит

создать ад.

Дейв и Мейбл на своем тандеме

забирались на крутую горку. Когда они взобрались

на вершину, Дейв спрыгнул и повалился на траву:

- О Господи, это был трудный подъем!

Мейбл отозвался:

- Да, и если б я не давил на тормоза, мы

бы скатились вниз.

Такова история жизни миллионов людей.

Вы делаете гору ненужно крутой и трудной. А

тормоз включен: вы создаете противоречие в своей

жизненной энергии. Если вы начнете следовать

кому-нибудь буквально, вы создадите

противоречие. Вы можете быть только самим собой.

Если вы хотите быть единым, гармоничным -

стремитесь понять, но никогда не подражайте;

учитесь, но никогда не подражайте.

А люди так торопятся подражать. Почему

люди предпочитают подражать? - Потому, что так

легче. Для того, чтобы подражать, не нужно

разумности. Подражать может любой идиот. На самом

деле, подражают одни идиоты. Разумный человек

учится, понимает и следует за своим собственным

светом, который исходит из его понимания.

Отбросьте вашу так называемую

нравственную, честную и религиозную жизнь.

Пожалуйста, отбросьте ее - еще не поздно. Начните

с самого начала. И раз вы здесь, это может

случиться. Я разрешаю вам абсолютную свободу

быть самим собой. Я помогаю вам получить эту

свободу. Я не помогаю вам выработать характер: я

помогаю вам создать сознательность. А потом эта

сознательность принесет свой особенный

характер. Но этот характер - текучее явление; в

нем нет жесткости.

Последний вопрос:

Ошо, кок тебе удается говорить каждый

дет, год за годом, и так прекрасно? В чем твоя

тайна?

Здесь нет никакой тайны...

Была темная-темная бурная ночь,

Когда поразвлечься команда не прочь.

Всех созвал капитан и сказал:

- Расскажи нам историю, боцман.

И боцман поэтому начал рассказ:

"Была темная-темная бурная ночь,

Когда поразвлечься команда не прочь.

Всех созвал капитан и сказал:

- Расскажи нам историю, боцман.

И боцман поэтому начал рассказ:

"Была темная-темная бурная ночь..."

Мне приходится вновь и вновь повторять

одно и то же. Я не говорю каждый день новое.

Истина очень проста, и о ней можно сказать в

нескольких строках. Но если вы не слышите се, мне

приходится повторять ее снова и снова...

Низима выразила это в замечательном

стишке:

В Пуне будда один сумасшедший живет,

Как фанатик, он эго у вас отсечет.

Но чтоб вас не пугать,

Будет вас развлекать,

И поймает он всех, нужно лишь подождать.

Я продолжаю говорить с вами, потому что

однажды я смогу добиться, чтобы вы услышали ту

тишину, которая случилась со мной. И те, кто начал

понимать меня - они не больше не слушают мои

слова: они прислушиваются к моему присутствию.

Многие из вас уже вступили со мной в безмолвный

контакт. Если вы слушаете мои слова - это также

происходит оттого, что в этих словах содержится

нечто безмолвное.

Вот почему, когда приходят новые люди,

незнакомые со мной и моими методами, они не могут

понять, что здесь происходит. Это - тайная школа,

подобная пифагорейской школе в Греции. Здесь

происходит нечто, но оно очень неуловимо. Это

нельзя объяснить посторонним. Это любовные

отношения.

Я продолжаю говорить вам... одно и то же.

Вы продолжаете слушать меня... одно и то же. Я

говорю от любви, вы слушаете меня из любви. Слова

и слушание не важны - важно общение. Слова и

слушание - лишь повод для того, чтобы случилось

общение.

Вскоре придет день, когда я поймаю в

свою ловушку достаточно людей, которые могут

услышать мою тишину. Тогда я буду тихо сидеть с

вами, каждый день, год за годом. Поэтому пусть те,

кому нужны слова, удовлетворяют свое желание

насколько возможно. Вскоре слова исчезнут... но

тогда я буду только для тех, кто участвует. Тогда

уже не будет возможности для того, чтобы в это

вошли новые участники - потому что они могут

войти только через ворота слов. Я буду говорить

чуть дольше просто для того, чтобы могло прийти

немного больше людей.-

Когда я найду своих людей, всех

своих людей, говорить больше будет не нужно. Я

буду сидеть безмолвно, вы будете сидеть

безмолвно. Мы будем вместе и мы позволим Богу

случиться...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

На вас нет пятен

Декабря 1978 года

Первый вопрос:

Ошо, что вы думаете об изгнании из

индийского парламента Индиры Ганди и о том, что

правительство Морарджи Десаи заключило се в

тюрьму, что повергло всю страну в такой хаос?

Камаль Бхарти,

Индира Ганди получила не наказание, а

награду. Это судьба всех революционеров. Каждый в

этом мире, кто хочет сделать что-нибудь такое, что

противоречит статус-кво, будет вознаграждаться

таким же образом снова и снова.

Стадо, толпа никогда не прощает

человека, который пытается принести в

существование что-то новое. Толпа всегда

обращена в прошлое. Она живет тем, что уже мертво.

Она не видит будущего. А провидцы, утописты и

мечтатели обязательно наказываются или

вознаграждаются таким путем.

Я называю это наградой. Это упрочило

престиж Индиры Ганди и обнажило сущность

Морарджи Десаи. Его лицемерие, его так называемая

ненасильственность, его так называемое

махатмоподобие раскрылись через этот поступок.

Он подтвердил только одно: свой страх, свою

паранойю.

Ограниченный ум всегда боится

великого ума. Пигмеи всегда боятся гигантов,

неинтеллигентный человек всегда боится

интеллигентного. Но неинтеллигентных всегда

большинство. У них есть сила, на которую не может

рассчитывать интеллигент" их всегда

поддерживает стадо. Вот что случилось.

За Морарджи Десаи большинство

парламента. И вся его шайка очень боится Индиры,

поскольку, если она останется в парламенте, то

дни их власти ограничены, их можно сосчитать по

пальцам. Под любым предлогом ее нужно вышвырнуть

вон. И что бы они ни придумали, это не что иное, как

предлог.

Это свидетельство ревности

посредственности - посредственность всегда

ревнива. Они завидуют всему, чего не могут

добиться сами. У Морарджи Десаи нет личного

изящества, нет изысканности. Он завидует Индире

Ганди. Ему хотелось бы уничтожить ее. Это он и

пытается сделать.

И массы никогда не любили того, кто

по-настоящему изящен. Массам тоже нравится тот,

кто похож на них. Тот, в ком есть некое

аристократическое изящество, очень не нравится

массам. В глубине изящный человек не принадлежит

им.

И также это - уродливый акт

политической вендетты. Это просто попытка

наказать - наказать ее за то, что она пыталась

сделать нечто чрезвычайно важное. Она пыталась

привести эту страну в определенный порядок - в

этом ее вина. Она пыталась привести эту страну к

определенной дисциплине, пыталась уничтожить

контрабандистов, хулиганов, эксплуататоров, а

все они объединились за Морарджи Десаи. Все они

напуганы. Если она вернется к власти, снова

начнутся неприятности. Морарджи - их защита.

Реальная власть принадлежит не

Морарджи Десаи: реальная власть в руках

индийских фашистов. Морарджи Десаи сказал, когда

он наказывал Индиру Ганди, когда он изгонял ее из

парламента и сажал в тюрьму, он сказал: "Теперь

люди узнают, теперь я доказал, что я не бессилен. Я

кое-что могу".

Однако фактически он доказал как раз

обратное: он доказал только свое бессилие. Он

беспомощен перед фашистскими силами, которые

действуют за его спиной. Он - на поверхности;

реальная сила в руках индийских фашистов. Этот

поступок доказал лишь то, что он полностью

бессилен, что у власти не он, а те

несколько человек, которые стоят за ним - им

принадлежит реальная сила. Они хотят раздавить

Индиру Ганди, уничтожить ее. Они хотят уничтожить

все революционные и прогрессивные силы в этой

стране.

И еще этот поступок антидемократичен.

Это оскорбление для тех людей, которые выбрали

Индиру Ганди в парламент. Это абсолютно

антидемократично. Но когда люди приходят к

власти, они склонны становиться

антидемократичными. Люди пользуются демократией

лишь как лестницей, ведущей к власти; а раз уж они

оказались у власти, то кому нужна демократия?

Но я счастлив, что Морарджи Десаи

сделал это. Я счастлив потому, что это - начало

конца его власти. Я счастлив потому, что это

упрочило положение Индиры Ганди.

В истории есть тонкая логика, и эта

тонкая логика заключается вот в чем: когда

кого-то наказывают таким образом - безобразно,

антидемократично - массы начинают испытывать к

этому человеку определенное сочувствие. И вот

что произошло: люди больше сочувствуют Индире

Ганди, чем до наказания. Вот почему я говорю, что я

счастлив.

Это просто начало конца Морарджи Десаи

и его шайки.

Помните, эта страна живет в хаосе.

Здесь нет порядка, нет закона. Эта страна живет

почти без правительства. И естественно, те, кто

находится в меньшинстве, страдают. А то, что

сделал Морарджи Десаи за двадцать месяцев -

фиктивное правительство. Совершенно

беспомощное! - оно не сделало ничего. Оно

полностью зависело от прогнившей бюрократии, и

оно препятствовало всему прогрессивному,

всему, что могло возвестить начало нового, новое

будущее.

Как раз на днях я прочел в газете: он

говорил обо мне, что я пытаюсь уничтожить

религию, а он старается защитить ее. Какую

религию пытается он защитить? У него вообще нет

никакого представления о религии. Но я понимаю,

что он имеет в виду. Он имеет в виду все, что

сгнило, умерло, прошло. Он хочет защитить

традицию - он называет это религией.

Религия - это не традиция: религия

всегда - революция.

А он сказал, что он против меня потому,

что я разрушаю религию. Я даю рождение новой

религии. И религия всегда нуждается в обновлении.

Религия всегда нуждается в том, чтобы в нее

вливалась новая энергия, которая делает ее живой

и

текучей. религия должна рождаться

вновь и вновь в соответствии со временем и

обстоятельствами.

То, что было правильным пять тысяч лет

назад, совершенно не является правильным

сегодня, и то, что было нравственно в прошлом,

стало безнравственным сегодня. Например, во

времена Кришны война была моральным явлением:

сейчас война аморальна. Ведь во времена Кришны не

было атомных и водородных бомб. Сейчас война

означает всеобщую войну; сейчас война означает

всеобщее самоубийство.

Новая религия не может учить войне: она

может учить только любви. Все старые религии

основывались на расщепленном человеке. Новая

религия должна создать нового человека - Гомо

новус. Я провозглашаю нового человека! Я учу

новому человеку! И новый человек будет единым,

целым. Новый человек не будет разделен на тело и

душу, на низшее и высшее. Новый человек не будет

знать никаких разделений: новый человек будет

жить цельной жизнью.

Старые религии, все старые религии

создали на земле антижизненную атмосферу. Вот

почему жизнь стала такой уродливой, несчастной,

полной страдания. Новая религия не будет

антижизненной: она будет полностью за жизнь. Она

будет полна необычайного благоговения перед

жизнью. Для новой религии жизнь будет синонимом

Бога. В старых религиях Бог был против жизни; вы

должны были отречься от жизни, чтобы достичь

Бога. Я учу наслаждению, а не отречению.

Так что я могу понять, что он имеет в

виду, когда говорит, что я пытаюсь разрушить

религию. Конечно, я пытаюсь разрушить старую

концепцию религии - она должна быть

разрушена. Если человек вообще хочет жить, если

человек вообще хочет быть счастливым, старое

здание должно быть разрушено. Только после

смерти старого может родиться новое.

Но он - традиционалист, ортодокс. Он

может думать только в терминах прошлого. У него

нет представления о том, что мы живет в двадцатом

веке. Он вообще не современный человек; он

принадлежит к некоему прошлому веку, который

больше не существует. Но в Индии такие люди могут

получить большую силу, потому что подавляющее

большинство также живет в прошлом, они тоже

несовременны.

Эта ситуация полна иронии - потому что

массе можно помочь только через новое видение;

только новое видение может вдохновить их на

новые высоты. Но все они против нового видения.

Все они - за старые представления, а старое

видение совершенно неуместно. Он против всего

революционного и мятежного. Он представляет

прогнивший, тупой ум этой страны. Он - типичный

представитель. Но если эта страна будет

существовать, он должен уйти.

И все люди подобного рода должны

будут уйти, если эта страна достигнет неких новых

вершин радости, блаженства. Эта страна так долго

жила в антижизненном мраке, что разучилась

танцевать, петь, любить, жить. Эта страна всего

лишь произрастает!

В определенном смысле он прав: он

защищает религию, а я разрушаю религию. Я

действительно уничтожаю то, что более

неактуально - но то, что более неактуально, вообще

нельзя называть религией. Религия означает нечто

← Предыдущая страница | Следующая страница →