Поделиться Поделиться

У Заблужденья есть, как и у Истины, любовники 24 страница

Но я вообще не забочусь о счастье. Ведь

в основе своей оно должно зависеть от своей

противоположности - а все, что зависит от

противоположности, поддерживает ваше

разделение. А жить разделенным - значит жить в

аду.

Мне хотелось бы, чтобы вы достигли

такого состояния, которое не зависит от своей

противоположности - фактически, у него нет

противоположности. У блаженства нет никакой

противоположности. И достичь блаженства - значит

прийти домой: вы становитесь буддой -

безмятежным, спокойным, невозмутимым, тихим, и

тем не менее абсолютно блаженным.

Последний вопрос:

Вчера на лекции Вы сказали, что люди

слишком серьезны, и что слишком серьезные люди

больны. Я чувствую, что слишком серьезен. Много

раз я сидел в окружении людей, которые смеялись и

шутили, и не видел в этом ничего смешного. Это

приносит мне чувство отделенности и неудобства.

Я устал от своей серьезности и хотел бы стать

более свободным. Я очень болен?

Днугоша,

Серьезность - это принадлежность

эгоистического ума. Эго должно оставаться очень

серьезным; онодолжно притворяться: "Я не

обычный человек, я особенный. Эти заурядные люди

смеются и шутят; эти заурядные люди живут

заурядной жизнью, мирской. Я - святой. Меня не

интересует мирское - меня интересует истина. Бог,

просветление".

Все это - странствия эго. Эго

серьезно, и эго всегда копит побольше знаний,

чтобы казаться солидным. Эго всегда собирает все

больше и больше знаний. Эго неспособно

наслаждаться жизнью - ведь когда вы

наслаждаетесь, эго исчезает. Радость и эго не

могут существовать вместе. Эго может

существовать только тогда, когда вы ходите с

очень вытянутым лицом, без наслаждения, и

говорите: "Это недостойно. Эго ниже меня".

Вот что происходит с тобой, Анутоша. Ты

серьезно болен. Отбрось эту образованность и

перестань ходить с таким видом, как будто ты

праведнее всех. Пойди и смешайся с людьми,

наслаждайся мелочами. Смех, шутки, любовь -

мелочи! Но если вас не окружают эгоистические

надстройки, эти мелочи становятся великой

роскошью.

Если вы слишком наполнены знаниями,

слишком благочестивы, слишком праведны, слишком

религиозны, вы останетесь закрытыми. Тогда ничто

не сможет даже удивить вас, потому что вы не

можете позволить, чтобы что-то вас удивило. Как вы

можете допустить, чтобы вас что-то удивило? Это

будет свидетельством вашего невежества.

Посмотрите на маленьких детей: они

удивляются всему, они всем интересуются. Бабочка,

цветок, лист, упавший с дерева - и посмотрите на

детей, сколько в них интереса, каким

благоговением наполнены их глаза. И как они

невинны, прозрачны и открыты. Вот почему они все

время задают вопросы о том и о сем - они

спрашивают обо всем. Их вопросы необычайно

прекрасны. Они просто говорят: "Я не знаю, и я

хочу знать". Их жизнь - это вопрос.

Эгоистичный человек не может принять,

что он не знает.

Когда я был студентом, у нас в

университете был профессор. Вы упоминали любую

книгу, а он мог сказать: "Да, я читал ее". И вот

однажды я назвал три книги, которых не

существует; таких авторов никогда не было. А он

сказал:

- Да, я читал их, это замечательные

книги.

Затем я спросил:

- Где вы их брали?

Он ответил:

- В библиотеке.

Я сказал:

- Идите со мной.

Он спросил:

- Что вы имеете в виду?

Я сказал:

- Я хочу посмотреть на эти три книги.

Он немного забеспокоился. По пути в библиотеку он

сказал:

- С тех пор, как я читал их, прошло много лет.

Я сказал:

- Вы уверены, что читали их?

Он ответил:

-Да. - Но это "да" было не очень уверенным.

Когда мы подходили к библиотеке, он сказал:

- Послушайте, на самом деле я не читал их- я только

слышал о них.

Я сказал:

- Сделаем вот что. Пойдемте в библиотеку - мы

должны найти эти три книги.

Мы принялись искать, но естественно, не могли их

найти.

Библиотекарь сказал:

- Но здесь никогда не было таких книг, и я никогда

не слышал о таких авторах.

Я сказал профессору:

- Пожалуйста, запомните: никогда больше не

говорите "да", не говорите, что вы читали эти

книги, если вы их не читали - потому что эти три

книги придуманы, их не существует. Вы попались. Но

я слушал вас два года...

Что бы вы ни упомянули, он читал это. Он был

неспособен сказать: "Я не знаю".

Это серьезная болезнь.

Анугоша, смейся вместе с людьми - жизнь

полна сюрпризов. Так много нужно узнать. И всегда

останется множество вещей, которые нужно узнать -

никто не знает всего. Отбрось эту привязанность к

знаниям.

И не считай себя особенным. Никто не

является особенным, потому что все особенны.

Никто не экстраординарен, потому что все

экстраординарны. И каждый миг жизни так полон

неизвестного, что если вы открыты и внимательны,

вы будете удивляться на каждом шагу. И когда вас

удивляет каждый шаг в жизни, и когда каждый миг

приносит вам новое открытие, ваша жизнь

становится танцем, песней, празднованием.

Жена попросила своего мужа купить для

званого обеда живого цыпленка. Он купил цыпленка,

н на обратном пути вспомнил, что у него нет ключа

от дома, а его жена ушла на несколько часов.

Чтобы скоротать время, он пошел в кино. Чтобы

пройти в зал, он засунул цыпленка себе в брюки.

Он сел и начал смотреть. Фильм настолько захватил

его, что он не заметил, как цыпленок высунул

голову в ширинку его брюк.

Рядом с ним сидели две женщины. Одна из них

ткнула подругу:

- Смотри, - сказала она, - смотри на эту штуку,

которая торчит у него из штанов!

Та ответила:

- Да я сто раз видала это.

Первая сказала:

- Да, но она клюет мою кукурузу!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Просто

будьте такими, какие вы есть

Декабря 1978 года

Первый вопрос:

Ошо, я влюбился в тебя. Почему?

Ларри Обенфельд,

Прости, но на твой вопрос нет ответа.

Это единственный вопрос, на который нельзя

ответить - в этом его красота. Когда вы

сталкиваетесь с вопросом, на который нет ответа,

вы очень близки к Богу.

Любовь - тайна, а не проблема. Ее можно

пережить, но нельзя разрешить. На самом деле, это

не вопрос, вот почему на это нельзя ответить. Вы

можете сделать из этого вопрос, но ваш вопрос

будет просто словесной формулой того, что никак

нельзя свести к вопросу.

У любви нет причины, любовь просто

есть. Любовь нелепа, бессмысленна, бесцельна. И

именно поэтому она так прекрасна. Это не товар,

это не вещь мира сего. Это нечто из запредельного,

это гостья из запредельного. Поэтому мы не можем

найти для нее никакой причины.

Если вы можете наши для своей любви

какую-то причину, это не любовь; тогда это должно

быть что-то другое. Если вы можете объяснить

почему, это просто означает, что это что-то

другое, не любовь.

Любовь - это цель всего, поэтому у самой

любви не может быть никакой цели. Любовь - это

конец всего; все остальное - это орудия любви,

поэтому любовь не может быть орудием чего-то

другого. Это высшая ценность.

Но этот вопрос возникает потому, что ум

умеет только одно: создавать вопросы. Он не может

принять ничего таинственного. Таинственное

вызывает у него страх, поскольку ум не может

манипулировать им. Ум начинает ставить вопросы,

тысячу и один, и он не успокоится, пока на эти

вопросы нет ответа. Если эти вопросы не

разрешены, в уме возникает тенденция полностью

отвергнуть само это явление. Тогда ум скажет:

"Если нельзя узнать почему, то любви не может

быть".

Ум верит во что-либо только тогда,

когда может этим манипулировать. Вот почему ум

отрицает Бога - ведь Бог не что иное, как самое

существо любви. И ум продолжает отрицать любовь,

продолжает отрицать красоту, ум продолжает

отрицать все, что покрыто тайной. Или же ум должен

свести это к знанию... а если ум не способен свести

это к знанию, он отрицает: "Нет никакого Бога,

нет никакой любви, нет никакой тайны".

Таинственное пугает, потому что

таинственное огромно. И ум теряется в

таинственном.

Вот- почему во всех языках (кроме

русского - прим. переводчика) существует

выражение "пасть в любовь" (англ. fall in love). Это

- осуждение ума. Ум говорит: "Ты пал. Ты

опускаешься ниже себя. Ты идешь навстречу тому,

что неистинно, потому что это нельзя

сформулировать в ясных понятиях. Ты падаешь в

нечто неясное, нечто туманное; ты опускаешься в

хаос. Избегай этого".

Ум всегда говорит: "Избегай

любви". Вот почему вы найдете в мире так мало

любви - ведь мир полон ума. Мы учим ум. С самого

детства, с детского сада до университета мы все

учим и учим ум и избегаем сердца. Мы научились

полностью обходить сердце, поскольку сердце - это

дверь в таинственное, где нельзя ответить ни на

какие "почему".

А если человек обходил сердце

стороной, он лишился всех радостей жизни. Он

избегал своего сокровенного ядра, своего

внутреннего. Он упустил свою субъективность. Он

упустил величайший возможный в жизни опыт: опыт

любви.

Обенфельд, пожалуйста, отбрось

"почему". Если ты влюбился, продолжай

влюбляться все больше и больше. Этому нет конца;

это бездонная пропасть - чем больше ты любишь, тем

большей становится твоя способность к любви. И

чем ниже ты опускаешься в пропасть, тем все более

и более таинственное открывается тебе. Тогда

жизнь - поэзия, а не проза. Тогда жизнь - не шум, а

мелодия. Тогда жизнь - не материя, а Бог.

Но мало-помалу все "почему", все

"как" исчезнут. Вы будете жить в

существовании этого момента. В вашей жизни будет

необычайное присутствие, но никаких ответов. Вы

будете знать, что такое жизнь, но у вас совершенно

не будет никаких познаний.

Знание - это одно; эрудиция - другое.

Любовь - явление, которое можно пережить; знание

возможно, но эрудиция невозможна. Ее нельзя

передать словами. Она настолько глубоко внутри

вас, вы не можете выразить ее никакими словами.

Если кто-нибудь спросит вас

"почему", вы растеряетесь. Но вы можете

спросить - здесь так много любящих. Каждый мой

саньясин - любовник. Это не отношения между

преподавателем и студентом: это любовная связь с

мастером, и это означает: "безумная игра"

(англ. the mad game). Это - игра мастера и Ученика - (Master And

Disciple Game). Это безумная игра, абсолютно безумная.

Спросите у моих безумных людей. Вы

можете спросить Вивек - ведь она влюблена уже две

жизни; это ее вторая жизнь со мной. Спросите у нее,

почему - на это невозможно ответить. Она может

заплакать, засмеяться или начать танцевать, но

она не скажет, почему - ибо в этом нет никаких

"почему".

Любовь просто случается, это -

происшествие. Если вы делаете ее, вы можете

сказать, почему. Но вы не делающий. Вы просто

принимаете нечто из запредельного - с небес

приходит гость и стучит к вам в дверь: можете ли

вы ответить, почему? Вы никогда раньше не знали

его. И даже если теперь вы знаете, это настолько

сокрушительно, что все слова неадекватны. Может

быть, слезы могут что-то сказать, возможно - или

танец, песня или объятия. Но слова совершенно не

подходят.

Слова хороши в повседневной жизни, в

миру. Вы не можете пользоваться ими в любви и в

молитве, вы не сможете пользоваться ими там и

тогда, когда чувствуете запредельное. Когда вы

приходите на границу известного и неизвестного,

слова начинают от вас уходить, как осыпаются с

дерева мертвые листья. И происходит совершенно

новый опыт - бессловесный опыт.

Вы задаете вопрос должно быть потому,

что немного боитесь. Это пугает - ведь в любви вы

уходите из-под контроля. Это пугает, потому что в

любви эго исчезнет. Это пугает, потому что вы

должны умереть. Любовь требует этой большой

жертвы. Она стоит того, ибо за этой смертью -

воскресение.

Умрите в любви, и вы родитесь как

любовь. И вы никогда не будете прежним, и мир

станет совершенно иным. Этот самый мир может быть

наполнен Богом, если вы полны любовью.

Я учу любви: любовь - мое послание. Но

говорить о любви - не способ учить любви. Я

существую здесь как любовь, и это становится

катализатором; нечто в вас зашевелилось, и что-то

начинает расти: вы становитесь беременны.

А когда женщина беременна в первый раз,

она очень боится, ей больно, ей тяжело. И

происходит нечто настолько новое... она не знает,

что ее ждет и что будет дальше. Рождается новая

жизнь.

В любви вы становитесь беременны.

Рождается новый дух, и в начале это тяжело. И в

начале это настолько ново, что вам хочется

убежать. Но никогда не убегайте от любви, ибо

любовь - это храм Бога. Когда она приходит, дайте

ей случиться - помогите ей. Даже если вам придется

умереть и исчезнуть в ней, умрите и исчезните.

Примите вызов, возвысьтесь до вызова. И в вашей

жизни впервые появится нечто ценное, некий

божественный аромат.

Но я не могу ответить, почему вы

влюбились. Я в любви с существованием, я в

состоянии любви. Должно быть, это вызвало в вас

некое параллельное движение. Должно быть, это

нечто непохожее на причину и следствие - то, что

Карл Густав Юнг назвал "законом

соответствия".

Говорят, если вы играете на ситаре в

небольшой комнате, а другой ситар просто стоит в

углу, когда вы начинаете играть на одном ситаре,

другой начинает отвечать. Он будет вибрировать,

его струны начнут танцевать. Вы играете на одном

ситаре, другого вы даже не касаетесь, но вы

играете на сигаре... и нечто в другом ситаре

пришло в движение. Это не причинно-следственные

отношения, это соответствие.

Я есть любовь: если вы приближаетесь ко

мне, что-то в вашем сердце начинает танцевать.

Позвольте это. Ваше общество против, ваше

образование против, сама ваша жизнь до сих пор

была против этого. Будет трудно сделать первые

шаги - но эти шаги нужно сделать, иначе вы

упустите славу существования, великолепие

существования.

Великолепие открывается только

любящим. Настоящий ученик - влюбленный.

Обенфельд, вместо того, чтобы

спрашивать почему, влейтесь в мой цвет, в мою

растущую коммуну, прыгните в эту приливную волну,

и вам будет очень легко прийти к Богу. В одиночку

это трудно. Когда идут многие, это становится

легко - они поддерживают друг друга.

Саньяса - не что иное, как попытка

создать школу тайны, где люди могут поддержать

друг друга на пути. Дорога длинна и трудна, цель

далека, и на пути тысяча опасностей и ловушек, и в

любой момент можно сбиться с дороги. И чем выше вы

поднимаетесь, тем труднее становится. Даже

дышать становится трудно. И чем выше вы

поднимаетесь, тем больше опасность сорваться. Но

если идут многие, они могут держаться за руки, они

могут поддерживать друг друга.

Вы влюбились в меня: вместо того, чтобы

спрашивать почему, лучше пойдите вглубь.

Познайте глубины - они не ответят на ваш вопрос,

но они растворят его. Этот опыт не принесет

эрудиции, этот опыт сделает вас более невинным.

Настоящий опыт всегда делает вас более

невинным вместо того, чтобы пополнить вашу

эрудицию. Проблемы не решаются, а растворяются.

Второй вопрос:

Большинство из нас знает Пифагора

только в связи с его теоремой о прямоугольном

треугольнике: квадрат гипотенузы равен сумме

квадратов катетов. Есть ли в ней какое-нибудь

мистическое значение?

Анураг,

Из-за этой теоремы, и только из-за нее,

Пифагора не понимали веками. На Западе люди

совершенно забыли о том, что он был буддой. Они

считают его всего лишь великим математиком. В

учебниках истории он упоминается как математик.

В школах, колледжах и университетах о нем

вспоминают только в связи с этой теоремой.

Эта теорема оказалась роковой. Было бы

лучше, если бы он не доказал ее - возможно, он стал

бы известен как мистик. Что касается теоремы, ее

мог доказать кто-нибудь другой. Такие вещи не

ждут подолгу. Говорят, что любое научное открытие

не может не случиться - годом раньше или годом

позже,

Даже такое сложное явление, как теория

относительности Альберта Эйнштейна - в настоящее

время хорошо известно, что если бы Эйнштейн не

открыл ее, то кто-нибудь другой открыл бы ее в

течение двух или трех лет. Почему? Потому, что

наука - более или менее коллективное явление.

Религия индивидуальна, наука

общественна. В религии нет преемственности,

наука - это преемственность. Если есть Эдисон, то

обязательно будет что-то другое, что будет

развивать открытия Эдисона дальше. Если был

Ньютон, то должен быть Эйнштейн. Это мир причины и

следствия... одно приводит к другому.

Но в мире религии преемственность

невозможна. Если бы не было Будды, совершенно

необязательно, чтобы кто-то другой открыл то, что

открыл он. Если бы не было Иисуса, совершенно

необязательно, чтобы кто-то другой обнаружил ту

же дверь, которую обнаружил Иисус. Это

индивидуально, совершенно индивидуально - в этом

красота религии. Это не общественный труд.

Наука идет все дальше и дальше; она

зависит от прошлого. Религия не зависит от

прошлого. Без Ньютона не было бы Эйнштейна;

Ньютон - необходимое звено. Но Будда мог

существовать и без Кришны - здесь нет необходимых

звеньев. Даже если бы в прошлом не было Будды, я

мог бы появиться - здесь нег обязательных

звеньев.

Религия идет внутрь, к своей

сердцевине. Наука идет вовне, чтобы понять законы

природы;, они открыты для всех, так что это просто

вопрос времени. Любое научное открытие

непременно произойдет.

Но Пифагор из-за этой теоремы был

потерян - его стали слишком отождествлять с нею,

его стали принимать за математика. Но на самом

деле он не был математиком; это было просто хобби.

Математика для него была просто хобби, как

игра на флейте была хобби Кришны. Хорошо, что люди

не забыли о том, что он был мистиком; хорошо, что

люди не помнят его только как флейтиста.

Но именно это произошло с Пифагором.

Это случилось по вине Запада. Западный ум

обращает больше внимания на то, что можно

использовать во внешнем мире. Его теорема очень

значительна; без его теоремы в мире геометрии

было бы упущено нечто очень существенное. Он

заполнил пробел.

На Западе считается, что он был прежде

всего математиком, а мистика просто была его

причудой. На самом деле как раз наоборот: его

душой была мистика, а математика - всего лишь

хобби. И в этом нет никакого мистического

значения.

Кроме того, я не очень разбираюсь в

геометрии. Вот все, что я понял из теоремы

Пифагора:

У одного очень богатого индейского

вождя было три жены. По какому-то странному

совпадению все они забеременели одновременно.

Пришло время, когда плоды его трудов должны были

появиться на свет - и тогда он решил, что должно

произойти что-то особенное.

Он положил первую жену в первом вигваме на

львиной шкуре, вторую жену - во втором вигваме на

шкуре тигра, а третью жену - в третьем вигваме на

шкуре гиппопотама.

И вот первая жена родила маленького мальчика.

- Прекрасно! Он вырастет великим воином.

Вторая родила маленькую девочку.

- Ужасно! Вторая - женщина, хлопот не оберешься.

Третья родила двойню. Это просто доказывает, что

женщина на гиппопотаме равна сумме женщин на

двух других шкурах.

Кроме этого, я ничего не знаю о пифагорейской

геометрии и об этой теореме.

Третий вопрос:

Написано, что древо познания было

частью творения, и Адаму и Еве было запрещено

вкушать его плоды.

Что происходит, когда человек становится

просветленным?

Как он использует это древо и его плоды?

Мадхумаги,

В Эдемском саду было два дерева -

особых дерева. Одно считалось древом познания, и

Бог запретил Адаму и Еве это дерево - древо

познания. Они не должны были есть его плоды.

Было и второе особое дерево; это было

древо жизни. Бог запретил Адаму и Еве вкушать и

его плоды. Но они никогда не интересовались

древом жизни; их заинтересовало древо познания.

Эта притча прекрасна - запомните: это

только притча, очень многозначительная. Она не

имеет никакого отношения к Богу, Адаму и Еве. Она

относится к вам.

Мы уже в Эдемском саду, и здесь есть

два дерева: древо жизни и древо познания. И всех

интересует древо познания; очень редко бывает,

чтобы человека заинтересовало древо жизни. Когда

← Предыдущая страница | Следующая страница →